Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
15
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
137.83 Кб
Скачать

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

История 3-й городской психиатрической больницы им. И.И. Скворцова-Степанова Санкт-Петербурга: 1917—1940 гг.1

К.К. ПОППЕ

History of the Skvortsov-Stepanov Psychiatric City Hospital ¹3 in Saint-Petersburg: 1917—1940

K.K. POPPE

Рассматриваемый в этой статье период был на-

Воскресенский был директором «Дома призрения» до

сыщен социальными событиями. Кризис царского

1922 г., когда это учреждение и Пантелеймоновская

режима завершился Февральской революцией, кото-

больница были объединены в одну, 4-ю психиатри-

рая сменила царский строй. Потом был короткий на-

ческую больницу. В последующие годы М.К. Воскре-

пряженный период двоевластия: Временное прави-

сенский работал в клинике П.А. Останкова, которая

тельство с одной стороны и Советы рабочих и кре-

размещалась на базе бывшего «Дома призрения».

стьянских депутатов с другой. Затем были Октябрь-

Главным врачом Пантелеймоновской больницы

ская революция, гражданская война, военный ком-

с 1897 по 1922 г. был Николай Яковлевич Смелов,

мунизм, новая экономическая политика (НЭП), ин-

высококвалифицированный врач-психиатр, хороший

дустриализация и коллективизация и восстановление

организатор, сочувственно относившийся к положе-

экономики страны.

нию младшего персонала. В 1917—1922 гг. Пантелей-

Все сказанное не могло не отразиться на судьбе

моновская больница находилась в крайне тяжелом

больницы. Были уволены священники, дьяконы, ре-

положении из-за недостатков в снабжении; высокой

генты (учителя пения). Ухудшилось финансовое и

была смертность больных. Многих пациентов по со-

материальное снабжение больниц, не велись даже

гласованию с М.К. Воскресенским он старался пере-

самые необходимые ремонтные работы, не хватало

 

водить в «Дом призрения», тем более, что в освобо-

персонала, особенно мужчин, повысилась смертность

дившихся помещениях во время гражданской войны

больных. Врачи были вынуждены уговаривать родст-

был развернут госпиталь для сыпнотифозных крас-

венников брать «спокойных» больных домой.

ноармейцев, а когда эпидемия закончилась, в этих

В 1922 г. «Дом призрения» и Пантелеймоновская

бараках (после дезинфекции) развернули санаторий

больница продолжали существовать отдельно. Вместе

для больных туберкулезом солдат. Позднее Н.Я. Сме-

со всем народом персонал больниц пережил перечис-

лов был назначен главным врачом объединенной боль-

ленные события, отношение к которым было раз-

ницы, но пробыл им недолго, поскольку его переве-

личным: одни переживали их с тревогой и непони-

ли «для подкрепления» в больницу «Всех скорбящих»

манием, другие — с надеждой на улучшение жизни.

имени А. Фореля.

После исчезновения в период Февральской рево-

Впоследствии главным врачом стал Степан Ва-

люции исполняющего обязанности «Дома призре-

сильевич Петров, с 1893 г. работавший в «Доме при-

ния» И.С. Пироговского-Верисотского, о чем гово-

зрения». С.В. Петров был высококвалифицированный

рилось в первой статье, несколько месяцев этим уч-

врач-психиатр, хорошо знавший терапию, инфекци-

реждением руководил не имевший ни психиатриче-

 

онные болезни. Пробыв главным врачом несколько

ского, ни врачебного образования «Красный дирек-

месяцев, он подписал годовой отчет за 1922 г. и в

тор», который от своей должности отказался (в силу

конце этого года передал руководство больницей Б.Е.

указанных обстоятельств отчетов больницы за 1917 и

Максимову. Но в дальнейшем он многие годы оста-

1918 ãã. íåò).

 

вался не только заместителем главного врача, но и

В 1918 г. директором «Дома призрения» был на-

консультантом-терапевтом.

значен М.К. Воскресенский, работавший здесь с 1894 г.

Борис Евгеньевич Максимов возглавлял больни-

В 1914 г. он был мобилизован в армию, вернулся к

цу с 1923 по 1931 г. Это был хороший организатор,

гражданской жизни в 1917 г. Он особенно известен

 

квалифицированный психиатр, ученый, гуманный и

тем, что уже в 1918 г. демонстрировал И.П. Павлову

общительный человек. За этот период был проведен

больных, находившихся в катоническом ступоре (это

ремонт всех корпусов (каменных и деревянных), где

были девушка 22—23 лет и больной Качалкин, 60 лет,

лечились больные и жил персонал, больница была

пролежавший в больнице «живым трупом» 22 года и

подключена к электрической и водопроводной сети,

вышедший из ступора в 1918 г.). Как известно, И.П.

 

территория была огорожена забором. Б.Е. Максимов

Павлов описал их в своей работе «Психиатрия как

организовал хорошо налаженную трудовую терапию,

пособница физиологии больших полушарий». М.К.

приобщив больных к внебольничным видам труда,

 

 

 

 

© К.К. Поппе, 2007

 

 

 

 

1 Продолжение статьи К.К. Поппе «История 3-й городской психиат-

 

 

рической больницы им. И.И. Скворцова-Степанова в Санкт-Петер-

Zh Nevrol Psikhiatr Im SS Korsakova 2007;107:11:60—62

бурге». Журн неврол и психиат 2007; 107: 5: 55—62.

60

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 11, 2007

ИСТОРИЯ БОЛЬНИЦЫ ИМ. И.И. СКВОРЦОВА-СТЕПАНОВА

общественной жизни (путем социотерапии) и привил им навыки культурных развлечений, которые были почти утрачены в предшествующие годы. По его инициативе на работу были приглашены профессора М.Э. Мендельштам (прозектор) и В.В. Срезневский (психиатр). На базе больницы стала работать клиника психиатрии Женского медицинского института, возглавляемая Н.А. Останкиным. В числе ведущих специалистов клиники были: Р.Я. Голант, Е.И. Воробьева, И.Ф. Случевский, А.С. Чистович, И.О. Нарбутович, М.К. Воскресенский. Благодаря участию перечисленных специалистов в клинических конференциях, они превращались в дискуссии весьма высокого уровня. При прозекторской открылась патогистологиче- ская лаборатория. На клинико-анатомических конференциях всегда демонстрировались макро- и микропрепараты. В дальнейшем клиника проф. Н.А. Останкина была переведена в психиатрическую больницу имени И.М. Балинского (напомним, что там проводились известные «Павловские среды»).

Â1930—1931 гг. по инициативе А.С. Спрингель, И.А. Архипова и коллектива сотрудников больницы в целом было возбуждено ходатайство о присвоении больнице имени И.И. Скворцова-Степанова. Реализовано это было уже тогда, когда главным врачом стал М.С. Левин. Таким образом, больница именуется Ленинградской 3-й психиатрической больницей имени И.И. Скворцова-Степанова с 1931 г.2

Моисей Соломонович Левин был главным вра- чом больницы с 1931 по 1934 г. До этого он работал заместителем заведующего Ленгорздравотделом. Он продолжил многие начинания Б.Е. Максимова. В 1932 г. были открыты рентгеновский и физиотерапевтический кабинеты, продолжалось широкое развитие трудовой терапии. Особенно им поощрялся творческий труд больных (вышивание, художественное плетение, выпиливание, рисование). Устраивались выставки-база- ры с распродажей работ больных. Трудовой терапией руководила Е.М. Ханукова, культурными развлечениями больных — М.И. Дуброва (в дальнейшем она стала главным врачом Ленинградской больницы имени П.П. Кащенко).

Â1934 г. была организована школа медицинских сестер, где в основном преподавали врачи больницы. Заведующим учебной частью был М.М. Шершень. Пять выпусков медсестер за 6 лет позволили заменить средних медработников, не имеющих законченного медицинского образования, на квалифицированных специалистов. Это было очень важно для повышения уровня терапии. Важно отметить, что в больнице в рассматриваемом периоде была особая атмосфера демократичности во взаимоотношениях врачей и среднего медицинского персонала (можно было видеть, например, как после окончания работы они вместе играли в волейбол). Несколько позднее были построены ясли для детей сотрудников больницы. Но в 1935 г.

2 И.И. Скворцов-Степанов был государственным и партийным деятелем, историком, экономистом. С 1896 г. — член коммунистиче- ской партии, позднее первый комиссар финансов, редактор «Известий ЦИК», газет «Правда», «Ленинградская правда», редактор русского перевода «Капитала» К. Маркса. И.И. Скворцов-Степанов скончался в 1928 г.

М.С. Левин был репрессирован (в дальнейшем он был реабилитирован).

Ñ1935 по 1936 г. больницу возглавлял Исаак Израилевич Розенблюм, в прошлом сотрудник Научноисследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева и ассистент клиники психиатрии Ленинградского педиатрического медицинского института (которую в то время возглавляла Р.Я. Голант). В эти годы особенно широко стала применяться инсулиношоковая терапия в отделениях. Первый доклад об инсулинокоматозной терапии психических больных по Закелю сделала в ленинградском обществе психиатров Е.И. Котовщикова. В дальнейшем Б.С. Гесельсон, М.М. Шершень, З.Р. Тюшкевич опубликовали работы, подытожившие результаты инсулинотерапии. После защиты докторской диссертации

È.È.Розенблюм возглавил кафедру психиатрии в Новосибирске.

Нельзя не отметить, что в эти годы Н.Д. Булкиным, Г.В. Зеневичем и Е.И. Котовщиковой был организован первый в Ленинграде Выборгский психоневрологический диспансер, в котором работали многие врачи больницы, а также Скорая психиатрическая помощь, в работе которой принимали участие врачи разных психиатрических больниц.

Ñ1936 по 1939 г. больницей руководил Иван Ефимович Кашкаров, ранее работавший главным врачом больницы им. П.П. Кащенко (там под руководством П.А. Останкова и И.Ф. Случевского он изучал патогенез эпилепсии). Это был высококвалифицированный врач-психиатр, хороший организатор и очень душевный человек. При нем был выстроен на фундаменте сгоревшего в царское время инфекционного барака «Дома призрения» большой двухэтажный каменный корпус. В каждом отделении имелась спокойная и беспокойная половины, в наблюдательных палатах окна с деревянными рамами имели корабельные стекла. Кроме того, был выстроен первый этаж здания лечебно-производственных мастерских. В 1937 г. в рентгеновском отделении стала проводиться пневмоэнцефалография. Помимо инсулинотерапии, стали применяться медикаментозная судорожная терапия, лечение сном, переливание крови, введение плацентарной крови, внутривенные вливания бромистого натрия, йодистого калия, маляриотерапия и т.п.

И.Е. Кашкаров уделял большое внимание развитию в больнице научных исследований в области судорожной терапии психозов. В научных исследованиях участвовали М.Э. Мандельштам, В.В. Срезневский, В.А. Глазов, Р.И. Меерович, К.М. Кандаратская, Э.Л. Кисилева, Д.И. Ефремов, А.Б. Амироджонян, В.К. Шелабутов, Б.С. Гесельсон, М.М. Шершень, З.Р. Тюшкевич и другие. Были выполнены такие работы, как «Уровень притязаний у детей-истериков» (Р.И. Меерович, К.М. Кандаратская), «Функциональный метод в психиатрии и алкоголь как функциональная проба при алкогольных психозах» (В.А. Глазов, Э.Л. Кисилева), «Некоторые патофизиологические обоснования раннего слабоумия» (В.А. Глазов, Г.С. Коландрозов, Д.И. Ефремов), «Ориентировочные опыты с электронаркозом» (В.А. Глазов, Д.И. Ефремов), «Ошибки в диагностике психических заболеваний в преклонном возрасте, вызванные гнойными заболе-

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 11, 2007

61

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ваниями внутреннего уха» (М.Э. Мандельштам, В.В. Срезневский).

В 1939 г. И.Е. Кашкаров был избран председателем Ленинградского областного комитета профессионального союза медицинских работников, а после Великой Отечественной войны он возглавил кафедру психиатрии 1-го Ленинградского медицинского института3.

После ухода И.Е. Кашкарова исполняющим обязанности главного врача несколько месяцев был Михаил Сергеевич Лебедев. Он начал работать в больнице в 1930 г. заведующим приемным отделением, затем главным врачом и заместителем главного врача. М.С. Лебедева сменила Ольга Павловна Смирнова (главный врач больницы им. А. Фореля). Она проработала в больнице также только несколько месяцев. Тем не менее за короткое время ее работы были претворены в жизнь многие прогрессивные изменения. Так, по ее инициативе в беспокойных отделениях были установлены зеркала. С учетом особенностей этих отделений они были сделаны на основе корабельных стекол и наглухо прикреплены к стене. С постов строгого надзора были удалены утяжеленные кресла для персонала и создана более уютная обстановка в целом (после появления психофармакологической терапии все это было заменено обычной мебелью).

С конца 1939 г. до середины 1942 г. больницей руководила Елена Николаевна Гордеева. В больнице она работала с 1927 г.: была ординатором и заведующей беспокойным отделением. Годы работы Е.Н. Гордеевой главным врачом больницы были достаточно трудными для больницы в связи с общими событиями в стране: в 1938—1939 гг. были военные действия на озере Хасан и реке Халкин-Гол, уже нарастала напряженность, связанная с началом реализации захватнических планов Германии в отношении многих стран Европы, не говоря уже о советско-финской

3 Известными были также жена И.Е. Кашкарова — Т.К. Кашкарова

— сотрудница больницы, затем защитившая кандидатскую диссертацию и ставшая ассистентом И.Ф. Случевского. Позднее в больнице работал и его сын И.В. Кашкаров, ставший впоследствии доктором медицинских наук, работавший в Психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева.

войне 1939—1940 гг. Все это не могло не отразиться на работе больниц. Во время советско-финской войны часть сотрудников больницы им. И.И. СкворцоваСтепанова были мобилизованы и участвовали в боевых действиях. Больница жила по правилам военного времени: соблюдалась светомаскировка, проверялись пути внутрибольничной эвакуации пациентов, проводились репетиции противовоздушной и противохимической защит. Поэтому с большой радостью было воспринято заключение мирного договора с Финляндией (хотя далеко не все работники больницы вернулись в фронта).

С конца 1940 г. — начала 1941 г., когда Вторая мировая война уже была на пороге нашей страны, в больнице фактически шла подготовка к ней и тем не менее Великая Отечественная война наступила неожиданно.

Подводя итог изложенного выше, нужно сказать, что Октябрьская социалистическая революция, несмотря на все тяготы гражданской войны и восстановительного периода, существенно изменила жизнь больниц — родоначальниц современных психиатри- ческих стационаров. Были отменены сословные привилегии, классовое различие содержания больных, штрафные санкции. Отношения всех работников стали демократичными, начался ремонт всех зданий и сооружений больницы, постепенно улучшилось питание и материальное снабжение лечебных учреждений.

Âбольнице повысился уровень диагностической

èлечебной работы и более того стали проводиться научные исследования.

Если обратиться к движению больных с 1920 по 1940 г., то можно констатировать рост числа штатных коек (от 300 в 1920 г. до 1530 в 1940 г.) и коли- чества находившихся на лечении («пользованных») пациентов (с 501 в 1920 г. до 3702 в 1940 г.), а также увеличение числа соответствующих койко-дней. За счет проведения активных лечебных мероприятий снизилось пребывание больного на койке и увели- чился оборот койки. В больнице планировалось проведение мероприятий, направленных на дальнейшее улучшение оказания помощи психически больным, но им не суждено было реализоваться в связи с нача- лом Великой Отечественной войны.

62

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 11, 2007

Соседние файлы в папке 2007