Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Общее языкознание и история языкознания

.pdf
Скачиваний:
251
Добавлен:
26.03.2016
Размер:
694.83 Кб
Скачать

Муломнг улва Глумов кул Амул ягул валгу За-ла-е

У гул волгала гыр Марча.

Более содержателен Игорь Северянин. Он был мастером словосложения. Вот только некоторые примеры созданных им сложных слов: женоклуб, грезофарс, электроробот, луносон, горлоспазмы, бронзольвы, сребротоны, белороза, бичелучье, цветоплеть, ветропросвист.

В основе лингвоэстетической теории М.М. Бахтина лежит учение о двух принципах — монологизме (монофонизме) и диалогизме (полифонизме) художественного слова. Художник, который отдает предпочтение первому из этих принципов, видит в слове одностороннюю сущность, а именно — лишь средство выразить ту или иную мысль или то или иное чувство. Он не учитывает диалогического компонента художественного слова, т.е. не предполагает в нем ответ слушающего. Монологизм в конечном счёте игнорирует «равноправность сознаний в отношении к истине» (Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979. С. 309).

Монологическое слово односторонне. Особенность художественного произведения, в котором на ведущее положение выдвигается монологический (или монофонический) принцип, состоит в том, что голос автора в нём в конечном счёте заглушает голоса его героев, поскольку автор в этом случае возвышается над своими героями как в интеллектуальном, так и в нравственном отношении. Он знает больше своих героев и лучше их. «Монологизм, — пишет М.М. Бахтин, — в пределе отрицает наличие вне себя другого равноправного и ответно-равноправного сознания, другого равноправного “Я” (ты). При монологическом подходе (в предельном или чистом виде) другой всецело остается только объектом сознания, а не другим сознанием. От него не ждут такого ответа, который мог бы все изменить в мире моего сознания. Монолог завершён и глух к чужому ответу, не ждет его и не признает за ним решающей силы. Монолог обходится без другого и потому в ка- кой-то мере овеществляет всю действительность (т.е. относится и к человеку как к неодушевленной вещи.— В.Д.). Монолог претендует быть последним словом» (там же. c. 318).

61

Монологический тип отношения к художественному слову преобладал в истории литературы. Более того, этот тип занимает господствующее положение в мировой литературе до сих пор, хотя ещё у Ф.М. Достоевского был реализован диалогический (полифонический) принцип отношения к языку. Он видел в художественном слове двустороннюю сущность, т.е. усматривал в нём средство, с помощью которого говорящий не только что-либо выражает, но и предполагает в нём возможный ответ слушающего. Подобным образом художник-полифонист относится и к своему слову в произведении, за которым стоит его собственная точка зрения. Она выступает в полифоническом произведении как одна из точек зрения, равноправная с точками зрения его героев.

М.М. Бахтин писал: «В его (Ф.М. Достоевского. — В.Д.) произведениях появляется герой, голос которого построен так, как строится голос самого автора в романе обычного типа. Слово героя о себе самом и о мире так же полновесно, как обычное авторское слово; оно не подчинено объектному образу героя как одна из его характеристик, но и не служит рупором авторского голоса. Ему принадлежит исключительная самостоятельность; в структуре произведения оно звучит как бы рядом с авторским словом и особым образом сочетается с ним и с полноценными же голосами других героев» (Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. —М., 1979. С. 7).

Автор полифонического произведения относится к своим героям как к равным. Не возвышается над ними ни в интеллектуальном, ни в нравственном отношении. Он признает самоценность любой точки зрения на мир. Вот почему М.М. Бахтин считал Ф.М. Достоевского «бескорыстным художником, который ничего не берёт от мира». И далее: «Такого последовательного антигедонизма нигде больше не найти» (Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979. С. 311).

15. Лингвоэтика. Основные признаки языковой нормы

Лингвоэтика (культура речи) изучает проблемы, связанные с отношением этики к языку. Этика — наука о правильном, нормативном, нравственном отношении человека к действительности.

62

Эта наука имеет очень долгую историю (см.: Гусейнов А.А., Иррлиц Г. Краткая история этики. — М., 1987).

В зависимости от того, по отношению к какому виду объектов рассматривают правильное обращение, различают разные этические дисциплины. Одним из разделов этики является экология, она связана с изучением правильного обращения с природой. Лингвоэтика — наука о правильном обращении с языком. В понятие правильности вообще входит целый комплекс норм, с помощью которых человек должен регулировать свои отношения с миром. При этом под нормой понимают такой способ обращения с тем или иным предметом, который приносит наибольший общественный эффект. Скажем, правильным, нормативным является такое обращение рабочего со станком, которое позволяет ему изготовлять максимальное количество деталей.

Важнейшее значение в жизни общества имеет внутренняя этика, занимающаяся вопросами нравственного отношения человека к человеку. Доброта, любовь здесь есть главная норма. Она составляет основу общественной нравственности. Вот почему я считаю лучшим учением о нравственности учение Л.Н. Толстого, которое главным образом изложено в дневниках великого писателя и учителя. В основе его этики — категория доброго отношения человека к человеку. «Смешно писать такую всем известную истину в конце жизни, — писал Л.Н. Толстой в 1907 г., — а истина эта для меня, как я её теперь понимаю, скорее, чувствую, представляется совершенно новой. Истина эта в том, что надо всех любить и всю жизнь строить так, чтобы можно было всех любить» (Толстой Л.Н. Собр. Соч.: В 20 т. Т. 20. — М., 1965. С. 261).

Дисциплинарную структуру лингвистической этики мы можем представить следующим образом:

ЛИНГВОЭТИКА

ЭТИКА УСТНОЙ РЕЧИ

ЭТИКА ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭТИКЕТ

 

ЭТИКЕТ

 

 

ГОВОРЯЩЕГО

 

ПИШУЩЕГО

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭТИКЕТ

 

 

ЭТИКЕТ

 

СЛУШАЮЩЕГО

 

ЧИТАЮЩЕГО

63

Каждый из указанных разделов лингвоэтики изучает соответственные речевые нормы — для говорящего, для слушающего, для пишущего и для читающего. Орфографические и пунктуационные правила относятся к правилам для пишущего, следовательно, они входят в этикет пишущего. А правила, связанные с логичностью, точностью, выразительностью речи относятся к этике устной речи. И т.д.

Лингвоэтика (или нормативная лингвистика) очень долго не отграничивалась от внутренней лингвистики. Вплоть до XVIII— XIX вв. грамматика определялась как искусство правильно пользоваться языком. В XIX—XX вв., прежде всего под влиянием срав- нительно-исторического языкознания, произошло отграничение нормативной лингвистики от описательной (внутренней). Следует, однако, отметить, что некоторые разделы лингвоэтики развивались более или менее самостоятельно с древних времен. Это относится к этикету говорящего (риторике) и этикету пишущего (орфографии и пунктуации).

Если культура письменной речи постоянно преподавалась в школе, то культура устной речи стала возрождаться лишь в последнее время. На филологических факультетах в 80-х годах ХХ столетия начали читать в обязательном порядке культуру устной речи. В связи с этим появились учебники Б.Н. Головина и Л.Н. Скворцова «Основы культуры речи» (М., 1980) и «Теоретические основы культуры речи» (М., 1980).

Среди новых учебников по культуре русской речи назову здесь лишь некоторые:

1.Голуб И.Б. Русский язык и культура речи. — М., 2005.

2.Ипполитова Н.А. Русский язык и культура речи. — М., 2006.

3.Дунев А.И. Русский язык и культура речи. — М., 2007.

4.Культура русской речи: Учебник для вузов / Под ред. Л.К. Граудиной, Е.Н. Ширяева. — М., 2008.

В центре внимания лингвоэтики находятся языковые нормы, т.е. такие варианты языковых форм, которые признаются правильными для данного языка, взятого в определённый период его существования. Важными для языковой нормы считаются свойства устойчивости (традиционности), вариативности и изменчивости. Рассмотрим их в отдельности.

64

Устойчивость языковой нормы состоит в регулярной воспроизводимости того или иного варианта, который признаётся в языке в определённый период времени за правильный (нормативный, образцовый). Этим вариантом обычно становится такая языковая форма, которая употребляется большинством говорящих на данном языке.

Лингвисты, занимающиеся узакониванием тех или иных норм языка, не могут не считаться со степенью распространенности кодифицируемых языковых форм. В противном случае их нормативным установлениям никто не будет следовать. Они могут поставить себя в положение императора Павла I, который высочайше повелел стражу называть караулом, отряд — деташементом, исполнение — экзекуциею, объявление — публикацией, а действие — акциею.

Ориентация языковедов, устанавливающих языковые нормы, на устойчивость тех или иных языковых вариантов не означает, что все носители языка в культурно-речевом плане абсолютно равны. Люди, обладающие низкой речевой культурой, конечно, могут создавать образцы ненормативной, а не литературной речи. Может ли претендовать, например, на положение образцовой речь абитуриентов в таких отрывках из их сочинений?

1. «Бюрократизм — это такое явление у людей, потому что эти люди заменяют свое дело словами».

2.«Маяковский не мечтал о галифе, он мечтал о Родине. Поэтому в стихотворении “О дряни” он создал портрет Маркса и канарейки».

3.«А если человек будет одинок, то какая от него польза обществу? Что будет от него потом, когда он подрастет, выучится и станет инженером? Задача коллектива состоит в том, чтобы уберечь людей от такого одиночества. На различных предприятиях и учреждениях есть и развивается самодеятельность. Нужно создавать большую сеть кружков, спортивных комплексов, нужно понимать человека и помочь ему в трудную минуту».

Понятно, что кодификаторы языковых норм ориентируются в своей деятельности на речь лингвистически образованных людей и прежде всего — на речь выдающихся художников слова. «Ка-

65

рамзин сам был грамматика, — писал в связи с этим В.Г. Белинский. — Пушкин тоже стоит любой из ваших грамматик» (цит. по: Скворцов Л.Н. Теоретические основы культуры речи. — М., 1980. С. 4). На месте Карамзина и Пушкина могут стоять и другие выдающиеся писатели. Например, И.А. Бунин. Не относится ли к литературно-языковым образцам, например, такой отрывок из его «Позднего часа»: «А потом ты проводила меня до калитки, и я сказал: “Если есть будущая жизнь и мы встретимся в ней, я встану там на колени и поцелую твои ноги за все, что ты дала мне на земле”».

Вариативность языковой нормы состоит в неединственности того или иного варианта, с помощью которого выражается определённое содержание. Нормативно-языковая вариативность существует на всех уровнях языка. Приведу некоторые примеры:

lфонетическая (снег — [с’]нег; до[жд’]и — до[ж’]и; тво-ґ рог — творогґ );

lсловообразовательная (львовцы — львовяне — львовчане; полтавцы — полтавчане);

lлексическая (кино — кинематограф; лингвистика — языкознание);

lморфологическая (тракторы — трактора; в отпуске — в отпуску);

lсинтаксическая (замечания по адресу — замечания в адрес; ехать поездом — ехать в / на поезде).

Нормативно-языковую вариативность не следует смешивать с аномально-языковой вариативностью, при которой один из вариантов не признается нормативным. Это относится в русском языке к различным акцентологическим вариантам слов договор, квартал, обеспечение, цыган и т.п.

Наличие в языке нормативной вариативности позволяет ему со временем менять свои нормы. Изменчивость языковой нормы состоит в том, что в определённый период времени некоторые нелитературные языковые варианты могут становиться литературными и наоборот. Изменчивости языковых норм способствуют два закона, действующие в языке, — закон экономии и закон аналогии.

Закон экономии языковых средств состоит в стремлении говорящих сокращать речевую избыточность. Зачем иметь несколько

66

языковых вариантов для выражения одного и того же содержания? В начале XX в. в русском языке существовала литературноязыковая вариативность между словами самолёт и аэроплан. В результате действия закона экономии победил первый вариант. О мощности данного закона свидетельствуют наблюдения американского лингвиста Д. Ципфа. По его подсчётам, современный английский сохранил из древнеанглийского языка 50% односложных слов, 20% — двусложных, 3% — трехсложных и лишь 1% — четырехсложных. Эти данные убедительно показывают, что говорящие стремятся сохранять в языке в первую очередь более экономные языковые средства.

Изменение языковых норм происходит также и в результате действия закона языковой аналогии. Он состоит в том, что нелитературные языковые варианты могут переходить в литературные и наоборот по аналогии. Поясню это на следующем примере. В академическом словаре 1847 г. слова аккомпанировать, блокировать, буксировать, копировать, рецензировать, форсировать и

т.п. приведены с ударением на последнем слоге (на -Ать). Ударение -Ировать расценивалось, в отличие от современного русского языка, как ненормативное. Данные глаголы приобрели современное литературное звучание по аналогии с другими глаголами, которые имели литературное ударение на -Ировать (абстрагировать, автоматизировать, администрировать, агитировать, аргументировать и т.п.).

Закон экономии языковых средств и закон языковой аналогии могут вступать в союз друг с другом. Известно, например, что в праславянском языке действовал закон открытого слога. Благодаря действию этого закона слова в праславянском стали короче за счёт утраты согласных на конце слогов. Можно предположить, что открытие слогов в праславянском было вызвано, с одной стороны, стремлением говорящих к экономии языковых средств, а с другой, это происходило по аналогии с другими открытыми слогами в этом языке.

16. Типология литературных языков

Литературный язык — та часть национального языка, которая представляет собою результат культурно-речевой обработки наци-

67

онального языка в целом. Существуют разные типы литературных языков. Прежде всего они подразделяются на родные и чужие, которые, в свою очередь, делятся на живые и мёртвые. Покажем это на такой схеме:

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЯЗЫКИ

 

 

РОДНЫЕ

 

 

 

 

ЧУЖИЕ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЖИВЫЕ МЁРТВЫЕ

ЖИВЫЕ

МЁРТВЫЕ

Рассмотрим каждый из этих типов литературных языков в отдельности.

1.Живые и родные. Данный тип литературного языка возникает в результате культурно-речевой обработки живых и родных национальных языков. В качестве образца при этом может выступать либо устный язык, либо письменный.

Создание литературного языка, ориентированного на устную речь, может производиться либо на базе диалекта, либо на основе смеси диалектов (койне). Примером литературного языка первой разновидности является эрзянский (один из мордовских) литературный язык. По инициативе Д.В. Бубриха он был создан на базе диалекта села Козловки. Примеров литературного языка, создававшегося на базе койне, значительно больше. Это и восточно-славянский литературный язык (который создавался на базе киевского койне), это и древнерусский литературный язык (который создавался на основе московского койне), это и японский литературный язык (который создавался на базе койне города Эдо) и т.д.

Литературных языков, ориентированных на письменную форму национального языка, еще больше. Сюда относятся современные языки Западной Европы — французский, немецкий и др. Сюда же можно отнести и современный русский литературный язык.

68

2.Мёртвые и родные. К данному типу литературного языка относятся те языки, литературная обработка которых осуществлялась на базе родного, но, к периоду их создания, мёртвого языка. Приведу некоторые примеры таких литературных языков:

вэньян в Китае, который служил литературным языком до недавнего времени, хотя живым этот язык был в VIII—XII вв.;

санскрит в Индии, который считается одним из литературных языков и в настоящее время. Он был живым ещё в I тысячелетии до н.э.;

бунго в Японии был живым в XIII—XIV вв. В качестве литературного языка использовался в недавнем прошлом;

грабар в Армении являлся литературным языком вплоть до XIX в., хотя живым он был в древности;

иврит в Израиле. Это возрождаемый древнееврейский язык — язык Библии.

3.Живые и чужие. Сюда относятся те литературные языки, которые могут рассматриваться как наследие колониального прошлого в странах Африки и Азии. В качестве литературного языка в Уганде, Кении, Танзании, Индии до сих пор используется английский, а в Заире, Камеруне и Мали — французский.

4.Мёртвые и чужие. К этому, последнему, типу литературного языка относятся те литературные языки, которые были для данного народа в данный период времени и чужими, и мёртвыми. Яркий пример этого типа литературного языка — латынь в западноевропейских странах в Средние века. Национальные языки в этих странах стали приобретать статус литературных лишь в эпоху Возрождения. Так, латынь была отменена Франциском I в 1539 г. В качестве литературного языка у южных и восточных славян в Средние века использовался старославянский язык, который был для них также мёртвым и чужим. Правда, сами славяне, по мнению Б.А. Успенского, не воспринимали его как неродной язык.

69

17. Лингвистическая политология. Виды языковой политики

Лингвистическая политология исследует вопросы, связанные с отношением политики к языку. Она находится на стыке науки о языке и науки о политике.

Что такое политика? Её можно определить как деятельность, которая направлена на защиту интересов тех или иных социальных групп, классов. Этой деятельностью занимаются в первую очередь политические партии и органы власти. Науку о политике у нас сравнительно недавно стали называть политологией. Она относится к числу древнейших, однако и до сих пор её, как правило, рассматривают как одну из философских дисциплин. Очевидно, её следует расценивать как относительно самостоятельную культурологическую дисциплину: политика — важнейший компонент культуры. Языковая политика — часть политики в целом.

Языковую политику обычно рассматривают в рамках так называемой социолингвистики (см.: Белл Р. Социолингвистика. — М., 1980; Швейцер А.Д., Никольский Л.Б. Введение в социолингвистику. — М., 1978). Однако предметная область социолингвистики чрезвычайно неопределённа. В неё включают не только лингвистическую политологию, но также лингвостилистику, лингвотехнику, диалектологию и т.п. (см.: Дешериев Ю.Д. Социальная лингвистика. — М., 1977, где в состав социолингвистики включены такие дисциплины, как проспективная социолингвистика, планирование языкового развития, ретроспективная социолингвистика, прикладная социолингвистика, интерлингвистика и др.). Обычно утверждается, что предмет социолингвистики — отношение «язык — общество», но что такое общество? Это слишком широкое понятие, в которое входят различные социумы, занимающиеся созданием материальных и духовных культурных ценностей. Если под социолингвистикой в таком случае понимать науку об отношении общества к языку, то эта наука сольется с лингвистической культурологией.

Нельзя расширять предметную область лингвокультурологии (социолингвистики) за счёт сужения аналогичной области внутренней лингвистики. Так, не следует, на мой взгляд, относить ко внешнелингвистическим дисциплинам диалектологию. Это внутрилингвистическая наука, поскольку диалекты входят в нацио-

70

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.