Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Замирайлов 2.0.docx
Скачиваний:
8
Добавлен:
03.03.2016
Размер:
242.32 Кб
Скачать

1.2 Ввп, как мера социального благополучия.

В качестве оценки экономической активности ВВП является хорошим индикатором потребительских возможностей, которыми обладают люди. Однако, в последнее время понятия понятие «потребление» часто заменяется понятиями благополучия или благосостояния. Таким образом, экономисты и люди, ответственные за принятие решений используют ВВП для измерения социального благополучия и для сравнения его в течении времени в разных странах.

Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц и многие другие учёные уверены, что ВВП не может служить мерой социального благополучия и подтверждают это рядом причиню.

Во-первых, состояние окружающей среды имеет огромное влияние на уровень благосостояния людей. Мы ценим чистую воду, устойчивый климат даже больше, чем материальные блага. ВВП не включает в себя никаких мер изменений природного капитала. Кроме этого, он игнорирует экологические экстерналии. На пример, во время катастрофы в Мексиканском заливе более 760 миллионов литров нефти попало в океан. Однако ВВП не принял во внимание непоправимый ущерб, нанесённый природе. Затем компания Бритиш Петролеум выплатила более 400 триллионов долларов штрафов, что частично возместило ущерб от трагедии. Это спровоцировало рост ВВП.

Во-вторых, ВВП не учитывает нефомальные виды деятельности, такие как приусадебное хозяйство, добровольная работа, забота о детях. Одним из наиболее значимых видов неформальной деятельности является работа по дому. В этом случае возникают культурные особенности. Например, США известна своей культурой «аутсорсинга» работы по дому, в то время как Европейцы стремятся выполнять эту часть работы самостоятельно. Это может дать частичное объяснение, почему американцы работают больше часов, а их уровень безработицы систематически ниже чем в Европе. Это делает ВВП выше, однако сложно интерпретировать, какое влияние оказывают данные отличия на благосостояние людей. Тенденция относительно неформальных видов деятельности может изменятся во времени. Таким образом практически невозможно оценить должным образом последующие изменения в ВВП.

Кроме того, если мы экстраполируем существующий темп роста реального ВВП на большой промежуток времени, очевидно, что какая-либо корреляция с уровнем социального благополучия пропадёт. Например, если экстраполировать 2% годового роста на 1000 лет, реальный ВВП увеличится в 400 миллионов раз [3].

Более того, американский экономист Ричард Истерлин исследовал cвязь между ВВП и уровнем удовлетворённости. Названный его именем парадокс заложил целое направление в экономике, называемое Экономика Счастья. Он утверждает, что между 1950 и 1970 годами реальное благополучие во многих европейских странах начало снижаться, несмотря на стабильно высокий темп роста ВВП. Была сформулирована гипотеза, которая утверждала, что существует определённый порог дохода, за которым издержки роста привышают выгоды [4].

Также, ВВП пренебрегает неравномерностью распредления богатства. Предметы первой необходимости, такие как вода, пища, кров, уважение, свобода не могут быть замещены на люксовые товары и услуги.

На сегоднешний день 20% самых богатых людей на планете получают доход в 80 раз больший, чем 20% самых бедных.

С психологической точки зрения люди привыкают к изменениям обстоятельств, поэтому изменения в благополучии временны. ВВП, к сожалению, не принимает во внимание этот адаптационный феномен, поэтому мы кажемся богаче, чем являемся на самом деле.

Также, люди оценивают свою жизнь не по абсолютным параметрам, а скорее в сравнении с теми, кто живёт вокруг. Это было доказано психологом и математиком Амосом Тверски. Он отмечает, что люди сравнивают себя друг с другом и склонны к покупке статусных вещей. Однако, как мы знаем, статус является ограниченным благом, поэтому может увеличить только индивидуальное благополучие, но никак не общее. Это походит на игру с нулевой суммой, где выигрыш одного человека равен проигрышу другого[5].

Наконец, масс-медиа, правительство и другие учреждения ежедневно информируют нас о состоянии ВВП. Это оказывает существенное влияние на потребление, инвестирование и принятие важных решений. Многие учёные отмечают, что рост ВВП становится самоцелью.

Конечная цель большинства людей не стать богатыми, а стать счастливыми. Применение ВВП как главного индикатора благополучия людей ведёт к стимулированию потребления.

Американский экономист и аналитик Виктор Лебоу заложил основные принципы потребительства в 1955 году. Он говорил» «Наша экономика … требует, чтобы мы сделали потребление образом жизни, чтобы мы превратили покупку и использование товаров в ритуалы, чтобы мы искали душевного удовлетворения, удовлетворения нашего эго в потреблении. Нам надо потреблять вещи, сжигать, замещать и отказываться от них с всевозрастающей скоростью.» [6].

Такой стиль жизни приводит к заболеванию, которое называется «аффлюэнца» (от англ. Affluence– богатство,influenza– грипп). Характерными чертами «больного» являются перенапряжение, тревога, расточительство, как результат постоянного стремления к новым покупкам.

Абсолютно природным считается состояние привязанности к кредитам, шопинга до банкротства, трудоголизма.

Британский психолог Оливер Джеймс отмечает, что жители англоговорящих стран в 2 раза больше склонны к психическим заболеваниям, чем люди, живущие в материковой Европе. В 2012 году США стали страной, с самым высоким уровнем психических заболеваний: 26,4%, что в 6 раз меньше чем в Шанхае и Нигерии.

По информации Всемирной Организации Здравоохранения в первую десятку рейтинга стран с самым высоким уровнем самоубийства попали такие обеспеченные страны, как Швейцария, Бельгия и Япония[7].