Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Дипломная работа Кришталь А.В. 921-з.doc
Скачиваний:
48
Добавлен:
29.02.2016
Размер:
440.83 Кб
Скачать

2.3 Участие законного представителя, защитника, педагога или психолога в производстве по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних

Законными представителями подозреваемого, обвиняемого являются их родители, усыновители, опекуны или попечители, представляющие при производстве по уголовному делу интересы несовершеннолетних.

При отсутствии у несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого законного представителя из числа вышеуказанных лиц орган, ведущий уголовный процесс, признает их законным представителем орган опеки и попечительства (ч. 2 ст. 56 УПК) [28, с. 268]. В Республики Беларусь органами опеки и попечительства являются местные исполнительные и распорядительные органы. Осуществление функций по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних лиц возлагается на управления (отделы) образования [34].

Если в ходе предварительного расследования будет установлено, что действия законного представителя наносят ущерб представляемому несовершеннолетнему, он может быть отстранен от участия в деле, о чем следователь выносит мотивированное постановление. В таком случае к участию в деле может быть допущен другой законный представитель.

В законе сказано, что орган, ведущий уголовный процесс «признает» и «допускает» к участию в деле в качестве законного представителя одного из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей либо представителя организации, на попечении которой он находится. Поэтому следователь допускает к участию одного законного представителя после вынесения постановления о признания лица таковым с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого, при этом ему разъясняются его права и обязанности [4, с. 339].

Родители в силу ст. 73 Кодекса о браке и семье являются законными представителями, и поэтому якобы выносить постановление о признании их таковыми не требуется. Выносить специальное постановление о признании законным представителем и о допуске к участию в деле необходимо в отношении органа опеки и попечительства, когда у несовершеннолетнего отсутствуют лица, указанные в ч. 1 ст. 56 УПК.

Вместе с тем необходимо признать, что вынесение постановления о допуске к участию в производстве по уголовному делу законного представителя обязательно, так как в законе указан случай, когда к участию в деле в качестве законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого не может быть допущено лицо, которому вменяемым подозреваемому или обвиняемому деянием причинен вред (п. 2 ч. 4 ст. 56 УПК).

В законе (ст. 57 УПК) перечислены права и обязанности законного представителя. При этом права законного представителя производны от прав представляемого несовершеннолетнего. Так, он имеет право знать сущность подозрения, обвинения, содержание гражданского иска, знать о вызовах представляемого им лица, участвовать в следственных и других процессуальных действиях, производимых по его ходатайству или с участием несовершеннолетнего, знакомиться по окончании расследования с уголовным делом и выписывать из него необходимые сведения, копировать документы, получать от органа расследования уведомления о принятых решениях, существенно затрагивающих права представляемого им лица, а также его самого, бесплатно получать копии этих решений и др. [20, с. 236]. Законный представитель имеет право также беспрепятственно общаться с представляемым им участником уголовного процесса наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности бесед (п. 3 ч. 1 ст. 57 УПК).

Законный представитель может быть допрошен в качестве свидетеля (п. 4 ч. 2 ст. 60 УПК); может быть привлечен в качестве гражданского ответчика (ч. 1 ст. 54 УПК); может выступать в качестве лица, берущего под присмотр несовершеннолетнего (ст. 123 УПК).

Допуск законного представителя обвиняемого в процесс объявления несовершеннолетнему об окончании предварительного следствия и предъявления ему для ознакомления всех материалов дела может быть признан обязательным для органов предварительного следствия, только когда законный представитель ходатайствовал об этом [41, с. 584].

Таким образом, участвуя в производстве по уголовному делу в качестве законного представителя, родители или другие представители несовершеннолетнего осуществляют, с одной стороны, функцию защиты прав представляемого ими подростка, являются в определенной мере гарантом обеспечения его прав. С другой стороны, они могу выступать в качестве свидетеля и давать показания, касающиеся характеристики личности несовершеннолетнего, условий его жизни и воспитания, бытового окружения и по другим, подлежащим доказыванию, обстоятельствам. Однако, согласно п. 1 ч. 3 ст. 60 УПК, выступая в качестве свидетелей, они имеют право не давать показания против себя, членов своей семьи и близких родственником, а значит, и против сына или дочери, чьи интересы они представляют. Не желая воспользоваться указанным правом, законные представители несовершеннолетних имеют право на дачу любых показаний, в том числе и против представляемого ими лица. Последнее определено тем, например, что законный представитель нередко по делу выступает одновременно в качестве гражданского ответчика, что заставляет его давать показания в пользу своего имущественного или другого гражданского интереса, который часто не совпадает с интересом представляемого им лица. Закон не содержит прямого запрета признавать в этом случае лицо законным представителем [21, с. 237].

В соответствии со ст. 26 Гражданского кодекса Республики Беларусь несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору или контракту или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) производится по решению органов опеки и попечительства с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия – по решению суда. Родители, усыновители и попечитель не несут ответственности по обязательствам эмансипированного несовершеннолетнего, в том числе вследствие причинения им вреда. Поэтому участие законного представителя в производстве по уголовному делу эмансипированного несовершеннолетнего не требуется.

Серьезной гарантией прав несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого является такая особенность производства по данной категории уголовных дел как обязательное участие защитника.

Это особая функция, значительно отличающая от функции защиты взрослых подозреваемых, обвиняемых. Адвокат, защищающий несовершеннолетнего, должен, помимо высокой юридической квалификации обладать, определенными педагогическими навыками, знать специфику психологии подростков. Практика показывает целесообразность участия одного и того же адвоката как на стадии предварительного расследования, так и в суде [40, с. 574].

Защитник допускается в процесс с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, если оно возбуждено в отношении конкретного несовершеннолетнего лица, а также с момента фактического задержания его, применения в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, признания подозреваемым или предъявления обвинения. Если подозреваемый или обвиняемый, их законные представители или другие лица по их поручению не заключили соглашения с адвокатом, участие защитника обеспечивается органом уголовного преследования или судом через территориальную коллегию адвокатов. Их постановление (определение) об участии в производстве по делу защитника является обязательным для территориальной коллегии адвокатов. Отказ несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого от защитника не принимается во внимание [20, с. 235]. Это требование закона обусловлено тем, что несовершеннолетний по своим возрастным и психическим особенностям не может в полной мере самостоятельно защитить свои права, и направлено на создание действительного процессуального равноправия между стороной защиты и стороной обвинения [24, с. 268].

Защитник оказывает несовершеннолетнему правовую помощь, а участие законных представителей оказывает общую психологическую и эмоциональную поддержку несовершеннолетнему. Для следователя, который стремится объективно расследовать дело, важно обеспечить права защитника и законных представителей обвиняемого.

С момента вступления в дело защитник вправе знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать в допросе подозреваемого или обвиняемого, а также иных следственных действиях, производимых с участием несовершеннолетнего правонарушителя. Участвуя в этих действиях, защитник может задавать вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу неправильности или неполноты записей в протоколе следственного действия. С момента допуска защитника к задержанному или находящемуся под стражей подозреваемому или обвиняемому он вправе иметь с ним свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности. Право на ознакомление со всеми материалами дела защитник приобретает с момента окончания предварительного следствия и предъявления их обвиняемому [20, с. 517].

В силу ч. 1 ст. 429 УПК положения гл. 45 УПК подлежат применению по делам лиц, не достигших на день совершения преступления восемнадцатилетнего возраста. Возникает вопрос: подлежат ли применению нормы указанной главы, если на момент расследования или рассмотрения дела в суде лицо достигло совершеннолетия?

В постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28.06.2002 № 3 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» отмечено что, участие защитника по уголовному делу о преступлении несовершеннолетнего обязательно, независимо от того, достиг ли последний совершеннолетия к моменту расследования и судебного разбирательства, а закон предусматривает обязательное участие и законного представителя. Рассуждая, таким образом, можно допустить применение меры пресечения в виде отдачи под присмотр в отношении лица, достигшего 25 лет (на момент совершения преступления ему было, например, 17 лет, срок давности привлечения к уголовной ответственности не истек). Возможно, к этому времени он работает адвокатом. Однако, несмотря на это,в случае достижения несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым восемнадцатилетнего возраста участие:

  • защитника подозреваемого или обвиняемого обязательно и продолжается до окончания производства по уголовному делу;

  • законных представителей подозреваемого или обвиняемого в предварительном расследовании или в судебном разбирательстве прекращается, о чем в соответствии с частью пятой статьи 56 настоящего Кодекса орган, ведущий уголовный процесс, выносит мотивированное постановление (определение);

  • педагога или психолога при допросе подозреваемого или обвиняемого необязательно.

При окончании предварительного следствия следователь вправе вынести постановление о не предъявлении несовершеннолетнему для ознакомления тех материалов уголовного дела, которые могут оказать на него отрицательное воздействие, а ознакомить с этими материалами его законного представителя (ч. 3 ст. 436 УПК) [28, с. 268-272].

На практике имеют место случаи, когда извещенный надлежащим образом законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого не является для участия в следственном действии с участием несовершеннолетнего. Согласно ст. 436 УПК в таких случаях можно проводить следственное действие без законного представителя, но при отсутствии возражений со стороны несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого.

В соответствии с ч. 1 ст. 435 УПК в допросе несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого участие педагога или психолога обязательно. Несомненно, педагог или психолог являются соответственно специалистами в области педагогики или психологии. Они выступают в качестве специалистов, в силу чего на них распространяется предусмотренный ст. 62 УПК правовой статус специалиста. Перед началом допроса им разъясняется право с разрешения следователя, прокурора задавать вопросы допрашиваемому, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, о чем делается отметка в протоколе [20, с. 237].

Однако возникают два вопроса. Во-первых, чем обусловлена избирательность законодателя: почему их участие обязательно только в допросе? Следуя «букве» закона их участие не требуется при проверке показаний на месте, при опознании и т.д. Во-вторых, законодателю безразлично – на ком остановит свой выбор следователь: на психологе или на педагоге. Главное, чтобы кто-либо из них участвовал. Неважно, что психолог может быть специалистом в области космической психологии, а педагог – профессор какого-нибудь факультета повышения квалификации: закон не будет нарушен. Однако, если при допросе будут участвовать законный представитель, защитник, применена видео-, звукозапись, но без участия педагога или психолога, то налицо нарушение закона, а доказательства, полученные с нарушением порядка, установленного УПК, не имеют юридической силы, не могут являться основанием для привлечения в качестве обвиняемого и постановления приговора, и не могут использоваться для доказывания любого обстоятельства.

Решение о возбуждении уголовного дела, задержании, признании подозреваемым орган уголовного преследования принимает как в ночное время, так и в праздничные и выходные дни. «Дежурных» педагогов или психологов нет ни в одной службе (кстати, они и не должны быть штатными сотрудниками правоохранительных органов). Допрос же – неотложное следственное действие. Можно быть уверенным, что нарушения закона неизбежны. П. В. Мытник же считает, что обязательное участие защитника и законного представителя – достаточная гарантия законности действий следователя. Однако могут иметь место случаи, когда специалист в области подростковой психологии или педагог действительно необходимы [28, с. 272-273].

С учетом изложенного можно полагать, что в законе следовало бы закрепить правило, согласно которому вопрос об участии педагога или психолога должен решать следователь; ходатайство защитника или законного представителя об участии указанных лиц подлежит обязательному удовлетворению.

Подводя итог данной главе, хотелось бы еще раз отметить, что охраняя права несовершеннолетнего, законодатель предусматривает участие в уголовном процессе, помимо защитника несовершеннолетних подозреваемого, обвиняемого (чье участие обязательно по всем делам данной категории), их законных представителей, педагога или психолога, которые выступают в процессе в качестве специалистов.

Однако здесь есть свои проблемы, проявляющиеся на практике. Так, фактически несовершеннолетние претерпевают ограничение в праве на защиту в случае недобросовестного исполнения законным представителем своих обязанностей. А так как несовершеннолетний в силу своих социально-психологических и возрастных особенностей нуждается в поддержке со стороны близких ему людей, являющихся его законными представителями, то необходимо законодательно предоставить педагогу или психологу, участвующему в деле в качестве специалиста, все права по делу недобросовестных законных представителей. А также нужно повысить профессиональную этику данных лиц с тем, чтобы их участие в уголовном процессе не сводилось лишь к формальному присутствию. В этом случае несовершеннолетние смогут в полной мере осуществлять свои права, а также получить необходимую психологическую и нравственную поддержку.

Кроме того, как уже отмечалось, проблемным является вопрос и о заключении несовершеннолетнего под стражу. Данная мера пресечения отрицательно сказывается на его сознании, закрепляя в нем преступную направленность, неуважение к общепринятым правовым и моральным нормам. Поэтому необходимо более тщательно подходить к изучению личности несовершеннолетнего при применении меры пресечения в виде заключения под стражу.

При проведении следственных действий важной гарантией защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего лица является установления института двойного представительства, а также установление обязательного участия защитника при производстве всех следственных действий с участием несовершеннолетнего лица. На мой взгляд, необходимо закрепить аналогичное обязательное участие специалиста (педагога либо психолога) при проведении следственных и иных процессуальных действий с участием несовершеннолетнего подозреваемого либо обвиняемого, а также при даче объяснений несовершеннолетним лицом в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.