Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Войтонис Н.Ю. - Предистория интеллекта. К проблеме антропогенеза (АН СССР, 1949, 269с).pdf
Скачиваний:
31
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
11.13 Mб
Скачать

Пользование предметами как «орудиями» у обезьян

в соответствии с ситуацией, куда бы мы эту палку ни помещали в пределах его двух клеток и в каком бы порядке мы ни меняли ситуацию. Так или иначе, мы видим, что благодаря достаточной устойчивости и в то же время пластичности установок определенный предмет, сам по себе не имеющий биологической значимости, получает для нашей обезьяны определенную и постоянную значимость в его отношении к другим потребляемым вещам. Это — существенный этап на пути к освоению орудия.

Параллельно с оформлением этих этапов освоения «орудия» идет развитие и формирование психического содержания орудийной деятельности, т. е. интеллекта. Когда мы видим обезьяну, разыскивающую нужную палку, при помощи которой она в следующий момент достанет приманку, мы склонны расценивать эти действия как предварительную ступень того поведения, которое впоследствии, в новой качественной форме, характеризует человека при намеренном достижении им определенной цели.

Выводы

Первой предпосылкой к наблюдаемому при некоторых условиях у обезьян пользованию вещами, как «орудиями», является сильно развитая «ориентировочно-исследовательская» деятельность, которая выражается в высокой приметливости этих животных к вещам и их элементам, в стремлении манипулировать любой вещью, имеющейся или появляющейся в ближайшем, окружении.

Вторым этапом усложнения поведения на пути к зарождению пользования «орудием» является, по нашим данным, дальнейшее развитие «ориентировочно-исследовательской» деятельности, в силу которой внимание направляется не на изолированные вещи, а на их пространственные соотношения, претворяясь в деятельность, вызывающую изменение или создание этих соотношений. Появление этой формы деятельности подготовлено первым этапом, а именно развитием внимания к деталям и частям сложных предметов и их расчленением.

У ныне живущих обезьян эта вторая фаза развития «ориентировочноисследовательской» деятельности слабо выражена; она наблюдается обычно в искусственно созданных, экспериментальных условиях, но чрезвычайно редко — в естественных. Пользование «орудием» обязательно включает в себя, как элемент, эту форму деятельности.

Исходя из такого понимания возникновения орудия, мы и строили свои эксперименты, которые, по нашему мнению, подтвердили правильность этого предположения.

Резюмируем кратко ход наших опытов. Обезьяне был предложен особый «экспериментальный колодец», в котором находился песок. Дотянуться до него рукой обезьяна не могла. Ей дано было маленькое ведерко, прикрепленное к железному пруту. Мы сами вставляли ведро в колодец. Обезьяна вытягивала его, доставала из него песок и возилась с ним. Она имела возможность заметить соотношение ведра и отверстия колодца и направить свою деятельность на восстановление этого соотношения. Это в итоге и произошло. После нескольких выниманий обезьяна вставила ведро, достала песок и стала повторять это действие много раз. После этого мы стали видоизменять условия опыта. Песок заменили водой, перенесли отверстие колодца на его боковую стенку, вынесли отверстие за пределы клетки, проделав его в стенке, изменили форму ведра, укрепили его на цепочке, заменили воду яблоками, а ведро вилкой-острогой, повалили колодец на бок, вынесли за пределы клетки. Наконец, положили яблоки просто на доске за решеткой, а вилку заменили палкой. Со всеми этими ситуациями наша основная подопытная обезьяна справилась (ма- как-лапундер Пат). При этих изменениях условий ей часто приходилось менять форму движения. Удачная форма движения закреплялась и, при изменении обстановки, неизбежно проявлялась, приводя нередко к нелепым действиям.

Если бы обезьяна не направляла своей деятельности на установление определенного соотношения между отверстием колодца и вилкой, она вряд ли преодолела бы автоматизм, вряд ли попала бы еще раз случайно при новой обстановке вилкой в отверстие колодца. Также отчетливо видно, что обезьяна руководствуется в своей деятельности восприятием соотношения предметов, когда она достает палкой приманку. Приманка лежит в разных местах доски, обезьяна просовывает палку в разные петли решетки, берет ее то одной, то другой рукой. Очевидно, что форма движения от случая к случаю меняется; но как только палка оказывалась позади куска, обезьяна ее подтягивала.

С другой стороны, необходимо подчеркнуть, что заметить простое пространственное соотношение предметов и направить деятельность на его создание является пределом достижения обезьяны. Нередко это до-

131

Пользование предметами как «орудиями» у обезьян

стижение проявляется лишь в результате долгой подготовки и относительно беспорядочного манипулирования. Если оно и поражает нас как первый проблеск «рассудочной» деятельности, то здесь еще не бросается в глаза то, сколь велик был путь, который должен был проделать наш животный предок, чтобы приблизиться к деятельности самого примитивного обезьяночеловека. Что́ для человека является совершенно элементарным актом, с которого он начинает свое развитие, то для обезьяны — предел достижения.

Пользование «орудием» всегда лежит в русле определенной целенаправленности. Особой серией экспериментов установлена высокая степень ригидности, но, в то же время, и лабильности и пластичности установок направленности у обезьян. Вследствие этого отдельные вещи выделяются и разыскиваются среди других, как необходимые для выполнения определенного действия, и используются с некоторым изменением приемов в ситуациях, сходных, но не тождественных с начальными. Вещь приобретает достаточно постоянное значение «орудия», конечно, в весьма условном смысле этого термина.

В наших опытах с обезьяной Паташоном (макак-лапундер) такой вещью стала палка с крюком для доставания приманки. Научившись орудовать ею, Паташон при наличии приманки ищет палку с крюком, если она спрятана, и, только не найдя ее, использует палку без крюка, которая лежит тут же под рукой. Если палку прятать у него на виду при наличии приманки, которую предстоит доставать, он хорошо запоминает, куда положили палку. Если палку прячут без приманки, то удержание в памяти хуже. В дальнейшем, при разных условиях опыта, когда приманка положена или подвешена, находится близко или далеко, Паташон использует палки разной длины. При той или другой установке он разыскивает нужную палку, оставляя без внимания другие. Наконец, наши опыты дали материал, показывающий, как формируются те или другие установки, какие образуются между ними связи и соотношения; эксперименты дали много подробностей, характеризующих возможные степени устойчивости и пластичности, инертности и лабильности установок.

Устойчивые, но в то же время и эволюционно пластичные установки направленности (мотивационные установки) рассматриваются нами как предпосылка зарождения и развития целенаправленной трудовой деятельности.

───────

132