Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Учебник Коргун Коррекционная педагогика.doc
Скачиваний:
249
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
1.8 Mб
Скачать

4.2. Психолого-педагогические подходы к проблеме обучения и воспитания слепоглухих детей

Выключение одного из главных дистантных анализаторов – зрения или слуха – оказывает существенное влияние на формирование познавательной деятельности человека. В том случае, когда выключены оба основных анализатора, условия формирования и развития познавательной деятельности меняются так значительно, что эта проблема начинает интересовать не только дефектологов, но и психологов, философов и вообще всех, кого интересует человек и проблемы его развития.

Причины слепоглухоты могут быть как эндогенными, так и экзогенными. Среди наследственных (эндогенных) заболеваний, вызывающий данное нарушение развития широко известен синдром «Ушера», при котором ребенок рождается с сохранным зрением, но с нарушенным слухом. В течение жизни он начинает слепнуть и терять слух, постепенно становясь слепым и глухим. Отличительной чертой глухих и слабослышащих детей с синдромом Ушера является седая прядь волос надо лбом.

Второй блок причин относится к экзогенным. Он включает в себя факторы, влияющие на развитие ребенка в пренатальный, интранатальный и постнатальный период. В пренатальном периоде это могут быть такие внутриутробные инфекции, как: краснуха, грипп, токсоплазмоз и сифилис. В интранатальном периоде особенно опасны родовые травмы. В постнатальном периоде развития слепоглухоту могут вызвать менингоэнцефалиты, тяжелые формы гриппа, дизентерии, пневмонии с тяжелым, вплоть до клинической смерти, течением.

Говоря о типологии слепоглухих детей необходимо отметить, что практически невозможно найти двух одинаковых слепоглухих детей. Взгляд на слепоглухоту заметно изменяется в последние 30-40 лет. Все больше появляется детей, дефекты зрения и слуха которых не столь уж значительны, но эти дети кажутся достаточно ущербными, так как совершенно не способны использовать свои остатки зрения и слуха без специально организованной педагогической помощи. Наряду с этой категорией, иногда встречаются дети «типа Эллен Келлер» – перспективные для обучения слепоглухие дети, которых удается подготовить к самостоятельной жизни в обществе. В то же время появились и типично «краснушные» дети, причиной слепоглухоты которых является пренатальная краснуха. Эти дети отличаются огромными медицинскими и поведенческими проблемами, особыми трудностями в установлении межличностных отношений, так как помимо нарушений зрения и слуха, страдают также и умственной отсталостью.

До сих пор в мире не существует приемлемой типологии слепоглухих. Принятая в настоящее время в США классификация слепоглухих выглядит следующим образом:

  1. Врожденная глухота и поздняя слепота. Самая большая группа слепоглухих в США. Причина потери зрения сидром Ушера, атрофия зрительных нервов, диабетическая ретинопатия и т.д.

  2. Врожденная слепота и приобретенная глухота. Вторая по численности группа слепоглухих в США.

  3. Поздняя слепоглухота.

  4. Врожденная слепоглухота.

В наблюдениях российских специалистов отмечены взрослые слепоглухие (с детства), которые могли часами относительно спокойно сидеть на одном месте, не употребляя никаких жестов, просто ждали, когда им дадут есть, уложат спать т.д.

Другая часть детей совершенно не вступают в контакт, агрессивны или чересчур пассивны, не ощупывают предложенные им игрушки, просто выпускают их из рук. Они не проявляют интереса к окружающему, не справляются с простейшими заданиями. Например, не могут самостоятельно сложить простейшую пирамидку конусом.

Третья категория детей владеет самосозданными жестами, общается с родителями. Такие дети достаточно быстро овладевают навыками самообслуживания и обладают значительным потенциалом интеллектуального развития.

К слепоглухим относят также детей с частичным, но препятствующим усвоению речи, поражением слуха при практической слепоте, и частичным, но препятствующим пространственной ориентировке, поражением зрения при глухоте. Некоторая часть слабослышащих детей с частичным нарушением зрения и слабовидящих детей с парциальным нарушением слуха также может быть отнесена к слепоглухим детям, особенно в том случае, если у них нарушен интеллект.

Особенностью всех этих детей является то, что в силу биологического дефекта, они практически полностью лишены возможности получать информацию об окружающем по естественным каналам и без специально организованного обучения не развиваются интеллектуально.

Первый в мире опыт обучения слепоглухих связан с обучением слепоглухой девочки в Америке. Девочку звали Лора Бриджмен, она потеряла зрение и слух в 2 года после болезни, и ее учителем был доктор Самуил Хоув. В октябре 1837 г. в возрасте около восьми лет слепоглухонемая девочка была принята в Перкинсовскую школу для слепых. Первые две недели дали девочке на адаптацию.

Потом девочку начали учить. При обучении Лоры Хоув брал обычные предметы повседневного пользования: ключ, ложку, нож и др. и наклеивал на них этикетки с их названиями, составленными из рельефных букв, и давал их для ощупывания своей ученице. Первое время для нее слова на этикетках были ничего не значащими извилистыми линиями. Но вскоре она стала замечать, что извилистые линии на этикетке одного предмета не таковы, как те, что находятся на этикетке другого предмета. Иногда они отличались друг от друга по количеству элементов, а иногда количество значков было одинаковым, но они были разными по конфигурации. Отдельные значки на различных этикетках были также разные. Некоторые значки на разных этикетках были одинаковыми. Постепенно, в результате продуманного подбора предметов и их обозначений у ученицы сформировалось понимание принципа обозначения предметов определенными комбинациями небольшого количества значков.

Сначала извилистые линии на этикетках, наклеенных на предмет, были для девочки как бы частью самого ощупываемого предмета. Но как оказалось потом – своеобразной частью, которая может быть отделена от предмета. Но, и будучи отделенными от предмета, этикетки сохраняют связь с теми предметами, на которые они были наклеены.

В новых занятиях с учителем, когда давались предметы и ярлыки отдельно, определенные ярлыки могли быть наложены только на определенные предметы. И если положить его на другой предмет, то учитель даст знать, что это ошибка.

Далее оказалось, что каждая этикетка может быть разрезана на отдельные значки, и различных значков получилось не так уж много – 26 (букв в английском алфавите). Из этих значков оказалось возможным складывать разные этикетки, которыми можно обозначать показываемые предметы. Сначала все это делали руки учителя, а потом, постепенно, по отдельным элементам руки ученицы учились повторять все это самостоятельно.

Вскоре ученица выучилась составлять отдельные названия в отсутствие предметов, и ей сразу же подавался предмет, или она отыскивала сама тот предмет, название которого она составила.

Постепенно у нее было сформировано понимание того, что значками можно обозначать и представления о предмете и свое желание иметь какой-то определенный предмет.

В дальнейшем ее научили писать значки: буквы и слова. Показали, что известные ей буквы и слова можно обозначать по-другому – различными движениями пальцев руки. Так она усвоила дактильную азбуку, которая помогла упростить общение, ускорила обучение. Теперь педагог давал девочке ощупать какой-либо незнакомый предмет и на пальцах показывал, как он называется. Ученица держит учителя при этом за руку и ощупывает его руку во время дактилирования. Потом на своих пальчиках повторяет слово, потом берет шрифт, составляет слово из букв и располагает его рядом с предметом. Это был продолжительный, утомительный и очень медленный процесс, но продвижение вперед было отчетливо заметно.

Через четыре года после начала обучения, слепоглухонемую девочку посетил во время своего путешествия по Америке великий английский писатель Ч.Диккенс. Диккенс написал о Лоре: «она сидела передо мной, точно замурованная в мраморном склепе, куда не проникало ни малейшего звука или луча света, и только ее бледная белая ручка, просунувшись сквозь щель в стене, тянулась к добрым людям за помощью».

Вторым, еще более известным в истории психологии, случаем обучения слепоглухой было обучение непревзойденной до сих пор Эллен Келлер. Эта девочка потеряла зрение и слух в возрасте 1 год и семь месяцев. К этому возрасту у нее начала развиваться речь, но сохранить удалось только одно слово – «вода». Как только девочка почувствовала себя здоровой после длительной, вызвавшей слепоглухоту, болезни, она начала активно интересоваться миром вокруг себя. Она повсюду ходила за матерью, держась за ее юбку, ощупывала все предметы, которые ей попадались под руку. У нее появилась маленькая подружка, дочь служанки, с которой она не столько играла, сколько помогала той в выполнении хозяйственных обязанностей. А для того, чтобы дать инструкцию по работе, надо было придумать средство общения. Таким средством стала жестовая речь. Всего в словаре Эллен было около 60 самостоятельно придуманных жестов.

Систематическое обучение ребенка началось с 7 лет. Ее учителем была Анна Сулливан, которая сама была воспитанницей Перкинсовского института и долгое время считалась слепой. Свое обучение Сулливан начала с дактиля, использовав имеющееся слово «вода». Она обратила внимание на то, что нормально развивающиеся дети не овладевают речью сразу в правильной форме и фразу понимают раньше, чем отдельное слово, в нее входящее. Поэтому она начала все действия, производимые ею, сопровождать попутным дактилированием, а девочка при этом ощупывала ее руки. Если Анна видела, что Эллен что-то хочет сказать ей, но не может, то помогала ей, подсказывая дактилем нужное слово или фразу. Таким образом, речь формировалась не искусственно, а на базе потребности. В последствие А.Сулливан писала: « Я никогда не делала из языка цель учения, а неизменно употребляла язык только как орудие для собственной мысли».

Но в то же время многократно повторенные фразы, смысл которых не всегда был ясен, запечатлевались в памяти слепоглухого ребенка и потом сложным образом отражались в последующем творчестве. Сама Эллен Келлер писала, что она удерживала в памяти целые слова и фразы, которых не понимала, но когда начинала писать, то эти самые фразы и слова совершенно естественно у нее появлялись, да так к месту, что ближние только дивились ее богатому запасу слов. Однажды она написала целую сказку, которая на самом деле принадлежала другому человеку, она написала ее, будучи уверена в собственном авторстве. Когда обнаружилось, что это не ее сказка, Эллен горько плакала и решила больше ничего не писать, так как все, что она может написать, уже известно людям.

Ей объяснили, что, если она будет писать о себе, то это будет совершенно оригинальным творчеством. Эллен Келлер восприняла это с энтузиазмом и вскоре стала широко известна. Всю свою последующую жизнь она писала и читала. Стала доктором философии и известным общественным деятелем.

Российский опыт обучения слепоглухих берет свое начало с 1909 г., когда в Санкт Петербурге, в детском саду для глухих начали обучать первых трех слепоглухих детей. Позже там же был создан отофонетический институт, в котором слепоглухие дети обучались вместе с глухими и по программам школ глухих. Во время Великой Отечественной войны при блокаде Ленинграда все дети погибли.

В Украине обучение велось с 1923 года при Харьковском Доме слепых. Впоследствии на его базе был создан институт экспериментальной медицины, в котором велись работы по слепоглухоте. Руководителем этих работ был профессор И.А. Соколянский. Наиболее известная его ученица – Ольга Ивановна Скороходова, которая потеряла зрение в возрасте восемь с половиной лет, а слух несколько позднее. О.И. Скороходова была кандидатом психологических наук, научным сотрудником лаборатории по изучению слепоглухих детей НИИ дефектологии АПН СССР, она внесла весомый вклад в изучение слепоглухоты. Ее книга «Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир» была дважды издана в Советском Союзе огромными тиражами и интересна не только специалистам, а и широкому кругу читателей.

Позже, под руководством А.И.Мещерякова был осуществлен успешный эксперимент по обучению четырех слепоглухих, имеющих разные сроки потери зрения и слуха, в Московском университете. Один из них, Александр Суворов, стал доктором психологических наук, действительным членом академии информатизации при ООН, известным исследователем слепоглухоты. Работал научным сотрудником в институте психологии АПН России, а также профессором в разных университетах Москвы. Часто публикуется в научных журналах, имеет свой сайт в Интернете (http//suvorov.reability.ru/).

В настоящее время, организованное обучение слепоглухих осуществляется в единственном на постсоветской территории учреждении – Сергиево-Посадском доме-интернате для слепоглухонемых детей. Туда принимаются слепоглухие дети и дети с незначительными остатками зрения и слуха, которые являются обучаемыми. Факт обучаемости бывает трудно установить при определении ребенка в учреждение, тогда ребенка пробуют учить в течение года, если продвижения нет, его отчисляют.

Обучение начинается с ориентировки в пространстве. У детей формируют осязательные представления об окружающих предметах, учат самообслуживанию на базе совместно-разделенной деятельности. Потом подключают речевое сопровождение в виде дактиля или жестовой речи. Следующий этап – знакомство с письменной речью в виде шрифта Брайля. Искусственным путем ставят звуки, опираясь на кинестетические и осязательные ощущения, соотнося их как с буквой Брайля, так и с дактильным знаком. Иногда используют обычные выпуклые буквы вместо шрифта Брайля. При этом используются не только сохранные анализаторы, но и сохранная часть пораженных: остаточное зрение или остаточный слух.

Советы специалистов родителям, имеющим слепоглухого ребенка:

  • ни в коем случае не изолировать ребенка;

  • всемерно поощрять активность в осязательном исследовании пространства;

  • осуществлять совместно-разделенную деятельность в самообслуживании;

  • применять импровизированные средства общения (жесты), обозначающие предметы, действия, связанные с удовлетворением естественных потребностей.

Дети с врожденной слепоглухотой, т.е. подлинно слепоглухие продолжают оставаться малоизученной группой аномальных детей. Слепоглухих без соответствующих нарушений интеллекта или нет совсем, или их очень мало. Как правило, возникновение такой сложной патологии обусловлено заболеванием матери во время беременности краснухой, которая вызывает сопутствующее нарушение интеллекта.

Слепоглухота, сочетающаяся с умственной отсталостью, характеризуется следующими признаками:

  • дети малоподвижны в раннем детстве;

  • наблюдаются стереотипные движения в виде раскачивания, вздрагивания, подпрыгивания, потряхивания рук перед глазами, надавливания пальцами на глазные яблоки, щелканье языком;

  • не проявляют интереса к игрушкам, не ощупывают их, бросают или стучат ими себе по голове, не могут долго удерживать предметы в руках;

  • равнодушны к ласке, одобрению;

  • не удается сформировать самых элементарных навыков самообслуживания;

  • не овладевают жестами в условиях домашнего воспитания.