Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Istoriya_politicheskih_i_pravovyh_ucheniy

.pdf
Скачиваний:
112
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
1.32 Mб
Скачать

161

Франкфуртской школы. Естественное право – исторически развивающаяся справедливость. Естественное право вытекает из идеи правовой справедливости. Справедливость – формальное равенство индивидов, их безопасность, отсутствие произвола и т.д. Идеи права и справедливости – процесс, в котором создаются позитивные правовые нормы. Это право формально-позитивное, значимое только для определенного отрезка времени. В этом процессе возникает и действует жизненное положение вещей. Правопонимание – ключевая категория в герменевтической теории. Это не только позитивное право, а процесс, в ходе которого на основе живого исторического языка происходит становление конкретного исторического права. Право – герменевтический продукт процесса его понимания, которое конкурирует с жизнью.

3.5. Неокантианское учение Р. Штаммлера

Рудольф Штаммлер (1856-1938) - немецкий представитель философии права, профессор в Берлине с 1916 г.

Социальным идеалом в философии права, по Штаммлеру, является общность людей, объединенных в нацию и свободно изъявляющих свою волю. С позиции юридического мировоззрения опровергал марксизм, отождествлявшийся им с экономическим детерминизмом. Он утверждает первичность права по отношению к экономике и государству.

Философская почва представлений Штаммлера о праве - некантианство. Приверженцы этого направления в философии полагали, что предмет познания тождественен понятию о предмете, а собственно бытие есть совокупность чисто понятийных отношений.

Цель философствования - творческая работа по созданию интеллектуальных объектов всякого рода и вместе с тем анализ такой работы. Предмет познания конструируется человеческим мышлением. Чистое познание на основе логических законов, в соответствии со своей внутренней природой конструирует мир нашего познания. Сознание оказывается первичным по отношению к бытию.

На основе подобной трактовки познания выделялись науки о природе и о духе или культуре. Явления природы человеческое сознание упорядочивает и конструирует с помощью мыслительной формы причинности. Природа предстает как совокупность причин и следствий. Напротив, мир человеческих поступков, общество есть проявление, реализация человеческих воль («хотений»), охватываемых с помощью категории цели. В результате общество представляет собой совокупность целей и средств.

Таким образом, науки о природе оперируют с помощью закона причинности, а науки о духе - с помощью закона целесообразности. Отсюда социальные явления, в том числе политика, государство и право, согласно его теории не подчиняются закону причинности, а охватываются категорией цели как свойства человеческого сознания и воли.

Поэтому он критикует монархизм, считающий причинно обусловленную замену капитализма социализмом и поясняет, что социализм - не причинно обусловленное явление, а относится к области целеполагания (поскольку закон причинности не применим к общественным явлениям).

Р. Штаммлер выдвинул прямо противоположное марксизму утверждение о соотношении права и экономики, отвергал краеугольный марксистский тезис о первичности экономики и вторичности права, политических учреждений, тезис о подчиненности права экономике. Он утверждал тезис о первичности права по отношению экономике, обществу, государству.

Фундамент государства он усматривает не в совокупности производственных отношений, экономическом базисе общества, а в праве. Право есть теологическое первоначало общественной жизни. Так, производство на различных стадиях изучению не

162

поддается. Изучению поддается право, т.к. хозяйственная деятельность упорядочивается правом. Отсюда право и есть история развития человечества.

Несколько уложенным и расплывчатым выглядит общее понятие права, предлагаемое Штаммлером: «ненарушимое самовластное регулирование социальной жизни людей». Практически тут имеется в виду: во-первых, ограничить «правовое» как «самовластное» от норм нравственности; во-вторых, размежевать «право» и «произвол»; в-третьих, выделить в качестве решающей особенности права его «ненарушимость». Наряду с понятием права, Р. Штаммлер выделил идею права, служащую масштабом справедливости, правильности права. Идея права означает, что людям в их совместной деятельности, регулируемой правом, свойственно справедливое «хотение», т.е. особое «правовое хотение» под углом зрения единства в рассматривании целей, безусловно одинакового способа оценки их содержания.

Применительно к общению людей идея права дает социальный идеал. Р. Штаммлер видел в социальном идеале регулятивной, упорядоточивающий принцип единства всех целей и формулировал его как «общение свободно хотящих людей».

Идеи равенства, социальный идеал в теории Р. Штаммлера является лишь критерием оценки действующего права, и в этом качестве играет роль естественного права.

Право всегда было и остается несовершенным и изменчивым. Но в рамках этого исторически несовершенного права выделяется правильное право, т.е. такое, какое ориентируется на справедливость, на идею права, как на конечную цель. Это право и выступает как «естественное право с изменяющимся содержанием» Оно представляет собой не какое-либо конкретное право, а лишь «единый формальный метод суждения о праве». Исходя из этого, идеал права, социальный идеал, согласно теории Штаммлера, лишен исторической конкретности и содержательности и не является каким -либо действительным состоянием эмпирического права.

4.Политико-правовая идеология национал-социализма ХХ в.

Вначале 1920-х гг. в Германии, потерпевшей поражение в Первой мировой войне, обремененной множеством экономических и социальных трудностей, политических и идеологических конфликтов, возникло национал-социалистическое движение. Националсоциалистическое движение выступило с собственной программой преодоления трудного кризиса и развернуло борьбу за переустройство Германии на принципах националсоциализма.

С 1933 по 1945 г. немецкие национал-социалисты стояли у власти, непосредственно внедряя в государственно-правовую практику, в науку о государстве и праве исповедуемые ими принципы. Последние появились, конечно, не на пустом месте. Для них сложились известные социально-исторические предпосылки, уже имелся определенный идейный фундамент - экономические неурядицы, имевшие место в Германии 20-х — начала 30-х гг., дряблость тогдашних государственных структур, ожесточавшиеся политические конфликты и идеологические противоборства. У многих - стремление к спокойствию, устойчивости и порядку трансформировалось в требование создать «сильное государство», избавленное от таких «пороков», как «демократизм», «парламентаризм», «плюрализм»и т. п.

Спекулируя на жажде такой «справедливости», обещая ее, националсоциалистические, фашистские демагоги заработали изрядный политический капитал — доверие миллионов немцев.

Его они сумели обрести, в частности, путем настойчивого внедрения в общественное сознание духовных ценностей, которые страшно понижали политикоправовую культуру, нравственный и интеллектуальный уровень немецкого народа. У этих ценностей были свои соответствующие истоки.

Первый — немецкий национализм. Он включал в себя как признание этнического

163

(охотнее и чаще даже расового, т. е. прежде всего биологического) начала решающим фактором общественно-исторического процесса, так и идею превосходства немецкой нации над остальными нациями, народами. Этот национализм был насквозь пропитан антисемитизмом. Второй источник немецкого национал-социализма — вся доморощенная доктрина национального социализма. В 1919 г. вышла в свет книга Освальда Шпенглера (1880—1936) «Пруссачество и социализм». Шпенглер утверждал: «Старопрусский дух и социалистический образ мыслей, ненавидящие сегодня друг друга братской ненавистью, есть фактически одно и то же».

Отличительная черта немецкого, «прусского социализма» — торжество принципа чиновничества, согласно которому буквально каждый член немецкой народной общности независимо от рода его занятий обретает и реализует статус чиновника, находящегося на службе у государства; частнособственнический уклад жизни остается неколебимым, но производство и обращение организуются посредством государства. В нем царит порядок, базирующийся на казарменной дисциплине и строгой иерархической субординации. Цель немецкого социализма— ликвидация классовой борьбы, воцарение согласия между Капиталом и Трудом. Чтобы его достичь, надо всего лишь устранить отдельные дефекты в наличной экономической системе и искоренить в умах рабочих классовое мировоззрение, марксизм. Третий источник— традиция антилиберализма, издавна бытовавшая в Германии. Либеральное направление в политике и идейной жизни подвергалось там беспрерывным нападкам на протяжении всего XIX в. Сначала они шли со стороны феодальных критиков капитализма, затем их продолжили представители правоконсервативных кругов германской буржуазии. Им было неугодно превращение верноподданного обывателя в самостоятельную личность, которая обладает всеми необходимыми правами и свободами и потому уже более не является послушной марионеткой в руках всевластного государства. Для них свободная личность, к тому же имеющая надежные законные гарантии своей свободы, являлась подлинным бедствием Германии.

Идейное ядро этих национал-социалистических представлений— проект тоталитарной политической власти. Тоталитарная политическая власть есть то единственное организационное устройство, которое одно интегрирует всю нацию в сплоченную целостность, наводит в ней порядок и полно представляет все ее интересы. Данная власть есть институциональная система, которая берет под свой абсолютной и непререкаемый идеологический, политический (а по возможности и экономический) контроль как все общество в целом, так и важнейшие сферы его жизнедеятельности.

Всистеме тоталитарной политической власти государству отводилось отнюдь не центральное, а куда более скромное место. По убеждению национал-социалистов, государство должно быть лишь одним из элементов (но вовсе не главным) германской политической общности. Она имеет тройственное членение. Ее образуют: 1) «движение» (т. е. национал-социалистическая немецкая рабочая партия); 2) «государство» (собственно государственный аппарат); 3) «народ» (т. е. немцы, сорганизованные в различные непартийные и негосударственные объединения).

Вструктуре германской политической общности безоговорочно приоритетной ее частью идеологами фашизма признавалась их партия — Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (немецкая аббревиатура — НСДАП). Они считали ее объединением, собравшим под свои знамена элиту, лучших людей нации, которые в силу свойственных им качеств одни имеют исключительное право руководить страной.

Специфика национал-социалистического правопонимания - признание правообразующим фактором, почвой права расы, национального духа. Заявление, что нет никакого индивидуального, принадлежащего личности «прирожденного права», а существует лишь народно-расовое, детерминируемое расой право. «Право есть то, что арийцы определяют как «право». Измышление зависимости природы права от биологической материи особого рода (расы), от воли людей («арийцев»), скроенных из

164

подобной материи, понадобилось «для научного» обоснования концепции «особого права», расхожей среди нацистских правоведов. Их рассуждения на эту тему, быть может, как никакие другие обнаруживают катастрофический (и страшный по своим практическим последствиям) разрыв нацистской юриспруденции с основополагающими началами права, в частности, с таким исходным, как правовое равенство, равенство всех перед законом.

Нацистские правоведы, взявшие на вооружение «фюрер-принцип», видели в вожде единоличного творца права. Потому они держались такой позиции: вопрос о том, что является правом либо неправом, зависит исключительно от ответа (решения) фюрера, ибо он— единственный источник права германской нации. По их мнению, фюрер, вынося соответствующие решения относительно права, формулирует «народные законы жизни», которые не подчиняются каким-либо абстрактным правовым постулатам. «Все, что полезно народу, есть право; все, что ему вредит,— не право»

5. Современная западная политическая наука

После Второй мировой войны получила международное признание политическая наука (политология), предметом которой являются политические отношения, субъекты политики, политическое сознание, их историческое развитие и др. Эта наука сложилась на стыке социологии, государствоведения, юриспруденции, психологии, антропологии и других наук еще во второй половине XIX в. Ее создание было вызвано рядом факторов.

5.1. Теории элит

Во второй половине XIX в. в связи с дальнейшей централизацией и бюрократизацией политической жизни наступил период критической переоценки опыта представительного правления и либерально-демократических ценностей. Это нашло свое отражение в теории элит Вильфредо Парето (1856 -1941) и в концепции политического класса Гаэтано Моска (1848-1923).

Оба итальянских мыслителя исходили из весьма близкой идеи о наличии в сфере управляющей деятельности каждого общества двух значительно обособленных групп— правящих и управляемых. Самое большое новшество, предложенное ими при обсуждении этого вопроса, состояло в утверждении, что в обществе всегда правит «ничтожное меньшинство» в виде «политического класса» (Г. Моска) или «правящей элиты» (В. Парето).

Согласно разъяснениям Моски, «во всех человеческих обществах, достигших известного уровня развития и культуры, политическое руководство в самом широком смысле слова, включающее административное, военное, религиозное и моральное руководство, осуществляется постоянно особым, т. е. организованным, меньшинством». Это меньшинство Моска, по всей видимости не без влияния Маркса, именовал также господствующим классом, руководящим классом, правящим классом.

Парето в своем обосновании концепции правящей элиты исходил из предположения, что каждое общество можно разделить на две страты, или слоя,— высшую страту, в которой обычно находятся правящие, и низшую страту, где находятся управляемые. Он усложняет привычную дихотомию классов (господствующий и подчиненный) и выделяет в высшем слое (элите) две подгруппы — правящую и неправящую элиты, а в низшей страте такое разделение считает неоправданным. Таким образом, фундаментальное различие у Парето выглядит как различие между элитой и массой.

Элита в широком смысле весьма сходна по значению с аристократией (власть лучших) или, в более современной формулировке, с меритократией (власть достойных). Такое понимание исходит из того представления, что узкий слой лучших из лучших всегда обнаруживает себя в каждой обособленной общественной деятельности или в иерархии профессионального престижа.

Все общества отличаются между собою во многом вследствие различий,

165

коренящихся в природе своих элит. Это связано также с тем, что ценности мира сего распределяются неравномерно, а вместе с ними столь же неравномерно распределены престиж, власть или почести, связанные с политическим соперничеством. В результате меньшинство управляет большинством, прибегая к двум разновидностям приемов и средств — силы и хитрости. С учетом такого толкования политические элиты подразделяются на два семейства, названия которых восходят к Макиавелли. Предпочитающие насилие именуются элитой львов, другие, тяготеющие к изворотливости,— элитой лис. Самым важным событием в истории Парето считает жизнь и смерть правящего меньшинства.

Правление элит из семейства львов — это правление радикальных меньшинств в условиях сильно бюрократизированной деятельности. Западноевропейские общества управляются, согласно Парето, плутократическими элитами («семейство лис»). «Проблема организации общества должна решаться не декларациями вокруг более или менее смутного идеала справедливости, — утверждал Парето,— а только научными исследованиями, задача которых найти способ соотнесения средств с целью, а для каждого человека — соотношения усилий и страданий с наслаждением, так чтобы минимум страданий и усилий обеспечивал как можно большему числу людей максимум благосостояния».

Вклад Моски и Парето в современную политическую теорию связан главным образом с определением структуры власти и сосредоточением внимания на групповом характере реализации власти в любой ее форме.

Роберт Михельс (1876-1936) разработал «железный закон олигархии», суть которого заключается в том, что формула необходимости смены одного господствующего слоя другим и производный от нее закон олигархии как необходимой формы существования коллективной жизни ни в коем случае не отбрасывает и не заменяет материалистическое понимание истории, но дополняет его. Не существует противоречия между тем, что история – процесс непрерывной классовой борьбы, и тем учением, по которому классовая борьба приводит к созданию новой олигархии. Сама олигархия порождена потребностью психологии масс и психологии организаций. При этом наблюдается несовместимость начал современных бюрократических организаций и демократии – по мере развития организации демократия приходит в упадок.

Артур Бентли (1870-1957) в теории заинтересованных групп утверждал, что деятельность людей всегда предопределена их интересами и направлена на обеспечение этих интересов. Эта деятельность осуществляется посредством групп, в которые люди объединены на основе общности интересов. Индивидуальные убеждения, отдельные идеи и идеология в целом, личностные характеристики индивидуального поведения имеют определяющее значение лишь в контексте деятельности группы и учитываются в той мере, в какой они помогают определению моделей группового поведения. Интерес группы для ее идентификации выявляется наблюдателем и исследователем не столько на основе устной риторики, программных и иных заявлений о своих целях, сколько по итогам фактически наблюдаемой деятельности и поведения членов данной группы. Деятельность заинтересованных групп в их отношениях друг с другом и их воздействии на государственное управление – динамический процесс с целью подчиниться влиянию группы. Феномен государственного управления – результат воздействия групп, давящих друг на друга и выделяющих новые группы для посредничества в обеспечении общественного согласия.

5.2.Теории бюрократии

Вряду новейших модификаций классических моделей и теоретических конструкций политической власти особое место занимает типология власти Макса Вебера (1864—1920). Вслед за Моской и Парето он усматривал главную особенность функционирования парламентской демократии в способах отбора политических лидеров и

166

контроля над технически ориентированной административной бюрократией. Опираясь на опыт изучения всеобщей истории права, государства и власти, Вебер выдвинул концепцию идеальных типов власти, которые можно обнаружить у разных народов в ходе истории.

Исторически первой является власть патриархальная (власть главы рода, племени, ранних государственных образований).

Следующую разновидность образует власть харизматическая— она связана с наделением правителя сверхъестественными качествами и властными возможностями, что особенно типично для случаев обожествления правителя, создания его «культа личности». Самой современной и самой перспективной является рационально-легитимная власть. Основным и главным элементом этой власти, ее несущей конструкцией является профессиональная бюрократия.

Бюрократия (буквально «власть конторских служащих») ассоциировалась у Вебера с типом господства, основанного не на традиционном почитании, а на строгих и рациональных правилах легалистского (законом регулируемого и контролируемого) характера и назначения. Это господство включает следующие моменты и характеристики: 1. Существование обособленных служб и компетенции, строго определенных в законах и правилах в целях удобства для принятия решений и контроля; 2. Защита статуса и компетенции служащих (несменяемость судей, гарантированное продвижение по службе и пенсия за выслугу лет у чиновников и т. д.); 3. Четкая иерархизация в выполнении распорядительных управленческих функций и функций исполнительских; 4. Подбор кадров на конкурсной основе; 5. Полное обособление выполняемой служебной функции от личностных свойств и характеристик, поскольку служащий не может быть собственником своей должности или средств управления. И хотя перечисленные черты более всего характеризуют современный этап бюрократизации управления, сам феномен бюрократии имеет корни в далекой древности (достаточно вспомнить китайский опыт конкурсно-экзаменационного отбора чиновников на должности в государстве). Говоря о роли бюрократии в будущем, Вебер, в частности, прогнозировал, что неотвратимой перспективой всех современных демократий является тотальная бюрократизация общественной и государственной жизнедеятельности. Именно в силу такой перспективы на смену капитализму, согласно Веберу, придет не социализм, а бюрократизированное в целях рационального уприления общество. Эта мысль была подхвачена и развита современными теоретиками менеджериальной революции и постиндустриального общества.

5.3.Теории технократии.

Воснове технократических концепций властвования (от греч. «техне» и «кратос»— власть ремесла, умения, мастерства) лежит очень давняя идея особой роли людей знания в делах властвования и управления.

Формирование современных концепций технократического руководства восходит к Ф. Бэкону, Кондорсе и Сен-Симону. Приемы технократического руководства обществом весьма выразительно запечатлены в «Новой Атлантиде» Ф. Бэкона, где с большой симпатией повествуется о высокоавторитетном сословии ученых, которые совмещают свои научные занятия с участием в управлении островным государством.

Следующий подъем технократических умонастроений и ожиданий был связан с творчеством А. Сен-Симона. В «Письмах женевского обитателя к современникам» СенСимон заявил, что современная наука полезна именно тем, что она дает возможность предсказывать, и потому ученые стоят выше всех других людей и профессий. Вместе с промышленниками они составляют настоящий цвет общества, и если их лишиться, то нация в одно мгновение превратится в тело без души. Более всего полезны представители технических знаний — химики, физики, математики. Полезны и юристы, но их влияние составляет, по его оценке, всего 1/8 политического влияния в обществе.

167

В 20—30-х гг. в США в обстановке глубокой экономической депрессии приобрело известность движение технической интеллигенции, впервые назвавшее себя технократами. Наука, инженерное мышление и наличная технология, говорили технократы, располагают всем неообходимым для осуществления вековой «американской мечты» об изобилии и процветании. Однако человеческий труд и машинная техника используются в рамках устарелого экономического устройства, что, собственно, и привело к депрессии. Лидер движения Г. Скотт, незадолго до этого малоизвестный инженер-энергетик, выступил с предложением создать крупную профессиональную организацию, которая объединила бы усилия ученых, педагогов, архитекторов, инженеров с задачей рационализировать существующее промышленное производство. Движение технократов просуществовало недолго. (Рузвельт и его антикризиская программа)

Новый вариант технократических идей был выдвинут американским социологом Дж. Бернхемом в 1941 г. в книге «Революция менеджеров». Он заявил в ней, что технократия в лице управляющих (менеджеров, организаторов) стала социальной и политической реальностью в ряде крупнейших современных государств, таких как США, Германия и СССР. Таким образом, считал он, намечена тенденция к замене капитализма и социализма «обществом управляющих», в котором государственные функции станут функциями специально изобретенного менеджерами политического механизма.

Вместительной областью для всевозможных технократических проектов стала современная политическая и социальная прогностика. Так, американский социолог Б. Беквит предсказывает, что на последних стадиях политической эволюции (включая постсоциализм) демократия будет заменена правлением экспертов, точнее, организациями экспертов. И это будет более эффективное правление, нежели правление при помощи избирателей и избранников народа, поскольку эксперты более талантливы, лучше образованы и более опытны в специальных вопросах.

5.4. Неолиберализм и консерватизм в XX веке.

Как идейные движения неолиберализм и современный консерватизм зародились на исходе XIX в., в условиях кризиса классической либеральной идеологии, вызванного расширением государственной деятельности по регулированию экономики в индустриально развитых странах. Со временем внутри каждого из этих направлений сложилось несколько течений и школ.

Идеологи неолиберализма (Дж. Кейнс, А. Хансен, Дж. Гэлбрейт и др.) выражают взгляды реформистски настроенных слоев общества – крупных промышленников, связанных с государственным сектором экономики, высшего чиновничества, а также значительной части интеллигенции. Неолибералы привержены идеям расширения государственного воздействия на общественные процессы для достижения бескризисного и стабильного развития производства. Требование активного вмешательства государства в сферу частнопредпринимательской деятельности является отличительной чертой всех неолиберальных программ и концепций.

Ведущим течением в неолиберализме первой половины и середины XX в. выступало кейнсианство. - Джон Мейнард Кейнс (1883–1946).

Практическое осуществление принципов неолиберализма поставило перед теоретиками государства ряд новых проблем. Реализация этих принципов сопровождалась усилением власти правительства в ущерб законодательным органам, ибо парламентская процедура нередко оказывалась слишком громоздкой для того, чтобы корректировать проводимые реформы в соответствии с изменениями экономической конъюнктуры. Опасаясь перевеса исполнительной ветви власти над законодательной, идеологи неолиберализма обратились к разработке вопросов функционирования демократии в условиях регулируемой экономики и контроля за деятельностью правящей элиты. Распространение идей кейнсианства достигло пика в 50–60-е гг. Они получили развитие в концепциях постиндустриального общества (Дж. Гэлбрейт), стадий экономического роста

168

(В. Ростоу), государства благоденствия (Г. Мюрдаль) и др. Идеология неолиберализма была подвергнута критике в учениях консерваторов.

Современные консерваторы (Ф. фон Хайек, И. Кристол, М. Фридман) выступают в защиту свободного предпринимательства. Социальную базу этого течения составляют бизнесмены, не заинтересованные в усилении правительства, финансовая олигархия, истэблишмент, зажиточное фермерство и определенные круги творческой интеллигенции. Не отвергая экономической деятельности государства полностью, консерваторы выдвигают проекты ее ограничения в интересах частного капитала. Роль государственной власти в экономике они стремятся свести к регулированию рынка.

В идеологии неоконсерватизма соединяются старые ценности доиндустриальной эпохи - семья, религия, мораль с ценностями постиндустриальной эры - творческий труд, уникальность каждой личности, ускоренное развитие нерыночной сферы (культура, образование как главные каналы вложения в так называемый «человеческий капитал»). Неоконсерваторы придают большое значение привлечению персонала к активному участию в управлении предприятиями, как средству преодоления отчуждения труда. Такова прогрессивная черта неоконсервативной идеологии.

Однако существует и другая сторона этого социального феномена. Неоконсерваторы выступают в защиту крупного бизнеса, в т.ч. и транс-национальных корпораций от «посягательств государства», в т.ч., за снижение налогов на крупный капитал. Иначе говоря, антигосударственная направленность политическиих воззрений неоконсерваторов является определяющей чертой их идейно-политических воззрений, а также их программы в целом. Другой характерной чертой неоконсерватизма является антиэгалитаризм. Он выступает против «эксцессов демократии», за сокращение государственных социальных программ, за «равенство возможностей», против «равенства результатов». Широкую известность приобрела неоконсервативная концепция «общества двух третей» (прежде всего, в США).

6. Интегративная юриспруденция

Термин «интегративная юриспруденция»принадлежит Джерому Холлу. Он считал, что стремление к интеграции обусловлено ростом и дифференциацией современного научного знания, которое в результате детализации и специализации усиливает позитивизм. Не имея пределов, такой процесс угрожает целостному видению комплекса проблем, взаимосвязи факторов. Наука противопоставляет этой угрозе движение к новому упорядочению знаний.

Джером Холл (1901-1992), американский философ права считал, что естественноправовая традиция может быть обновлена за счет ее сочетания с аксиологическим (ценностным) подходом в праве. Ценности должны при этом рассматриваться как непременный атрибут правовой нормы, а нормы должны восприниматься как «защитные ценностные суждения». Признавая, что естественно-правовая теория мало интересовалась разработкой основных юридических понятий, составляющих исходную базу всякой юридической теории, он обратил свой взор к нормативизму Кельзена, к его концепции основной нормы, а также к компромиссу Харта, писавшего о продолжающейся эволюции естественного права. Акцент на ценностном начале в правоведении позволяет назвать интегративную юриспруденцию правовой аксиологией.

7. Юридическая антропология

Юридическая антропология рассматривает право как инструмент, способный быть оригинальным в силу содержания и своеобразия его применения в различных обществах. Важно не замыкаться в круг общих устоявшихся понятий и традиций юридического мышления, а видеть, кроме универсального, и своеобразие, имеющее право на существование.

169

Во второй половине XX в. юридическая антропология представлена именами этнографов и социологов Леви-Стросса, А. Леви-Брюля, юристов Жана Карбонье, Норбера Рулана, Ж.-Л. Комарова и С. Робертса. Являясь относительно эклектичным направлением в юриспруденции, юридическая антропология все же приобретает постепенно статус правового учения.

Исходный постулат во взглядах всех представителей юридической антропологии – внимание к самобытной культуре, не столько к общему, сколько к особенному в правовых явлениях, к особенностям правовых систем и явлений в традиционных и современных обществах с позиций плюрализма культурных традиций.

Выделение всеобщих антропологических констант (сходных обстоятельств жизни), определяющих культурные универсалии (представления о добродетели и пороке, о смысле жизни, неприкосновенности человеческой жизни в определенных обстоятельствах, запрет кровосмешения, права индивидов на определенные предметы хозяйственного и культурного обихода). На этой основе возникают минимальные стандарты, структуры внешнего поведения, знания, дающие возможность выживать членам общества. Так формируется определенный конформизм в поведении и возникает мораль, включающая общие механизмы согласия, а с ними и право, конкретизирующее мораль.

Плюрализм в отношении источников власти и источников права. Не только государство, но и различные большие и малые коллективы участвуют в процессе формирования права и нормотворчестве.

Широкое применение сравнительного анализа правовых явлений, причем с преодолением европоцентризма. Современные и традиционные, западные и восточные общества менее отдалены друг от друга, чем это принято утверждать в современной науке. Не западные общества заслуживают внимания ученых-правоведов для понимания общей теории права.

Необходимо исследование права не только как нормы, но и как процесса. Правовой процесс должен анализироваться и в стадии разрешения конфликта, определения вины, санкции, и как процесс общения, поведения, движения интересов, взаимных обязательств, договоров, обмена, управления, воспитания, правового сознания.

Особое внимание обращается на содержание права как на систему взаимных обязательств – семейных, территориальных, трудовых, спортивных и др. Право определяется функцией, а не внешней формой проявления. Главная функция права – функция взаимности, которая связывает между собой индивидов и группы. Именно такая функция, а не принуждение со стороны центральной власти государства, в основном, позволяет интегрировать общество.

Стремление синтезировать нормативистский и процессуальный подходы проявляются во внимании к конфликтам, их регулирующей роли, ко всем фазам конфликта, к способам принятия решения и его выполнения. Процессуальный анализ больше приспособлен к исследованию динамики изменений, сравнения правовых явлений, изучению явления аккультурации.

Тема 15. Политико-правовые идеи в России в конце XIX-XX вв.

1. Либеральные учения о государстве и праве

Либеральная мысль зарождалась в постоянном противостоянии и преодолении традиций самодержавного и крепостнического произвола, бюрократической безответственности. Она была направлена на поддержку и обоснование дальнейших реформ, на признание за индивидом права на достойное существование. Одной из центральных тем либеральной правовой публицистики стало воспитание уважения к праву.

170

После либеральных начинаний Александра II и обсуждения этой темы в литературе малочисленная группа российских либералов последующих периодов сочетала свои либеральные устремления с большой дозой просвещенного консерватизма. Эта группа может быть представлена, прежде всего, именами Муромцева, Коркунова, Ковалевского.

1.1. Социологическая теория права в России

Сергей Андреевич Муромцев (1850–1910) – профессор юридического факультета Московского университета, лидер конституционно-демократической партии, председатель I Государственной думы. Он испытал значительное влияние концепции своего учителя Иеринга, однако создал собственное оригинальное учение о праве. Муромцев считал право отношением, сложившимся между людьми на основе интереса. Правовые отношения, по его концепции, существуют не разрозненно, а группируются в определенную систему. «Вся совокупность прав, существующих в данное время в данном обществе, образует правовой порядок». Исходя из единства фактического и юридического отношений, Муромцев определял право как порядок отношений, защищенных организованным (юридическим) способом. Поскольку одно и то же фактическое отношение может быть предметом не только юридической, но и иных санкций (моральной и др.), постольку правовой порядок «не существует отдельно как конкретное целое, но составляет элемент одного общественного порядка... Правовой порядок есть элемент общественного порядка, произведенный юридической защитой». Будучи приверженцем социологической концепции права, Муромцев считал, что юриспруденция не может ограничиться изучением только догмы права (технико-прикладной дисциплины, занятой описанием, систематизацией, классификацией и комментированием действующего права). Теория права, писал Муромцев, должна стремиться открыть социологические законы развития и преемственности права как определенной части социальных явлений. Задача юриста, по его мнению, состоит не только в обобщении действующего, но и в «реформе существующего и создании нового права». Поэтому, кроме догмы права, он выделяет как часть юриспруденции объективно-научное исследование права (право «как оно есть») и политику права – отрасль, изучающую право с точки зрения определенного идеала (право «как оно должно быть»).

Николай Михайлович Коркунов (1853-1904), преподававший в Петербургском университете, Военно-юридической академии и других учебных заведениях теорию и энциклопедию права, государственное право российское и зарубежное.

Коркунов по-своему стремился раскрыть понятие права в связи с социальными интересами. Он отвергал определение права как «защищенного интереса», утверждая, что охраняться может и отдельный интерес; право же предполагает не менее двух лиц с встречными интересами. Кроме того, поскольку охрана интересов включает контроль за выбором наилучшего способа его реализации, концепция Иеринга ведет к оправданию «безграничной правительственной опеки» над личностью. По мнению Коркунова, право не охраняет и не оценивает, а разграничивает интересы, не вмешиваясь в выбор наилучших средств осуществления каждого интереса. Следуя Дж. Остину, он утверждал, что право, в отличие от нравственности, не дает оценок интересов с точки зрения добра и зла; «нравственность дает оценкуинтересов, право – их разграничение».

Учение Коркунова о праве сложилось под сильным влиянием социологических концепций, трактующих право как средство достижения согласованности интересов общества и личности. Определенное влияние на это учение оказали и модные в то время идеи социальной психологии. Коркунов рассматривал право как «взаимное психическое воздействие людей», связывал общеобязательную силу закона с авторитетом велений органов власти, вызывающих «почти инстинктивное к себе повиновение».

Он отвергал общепринятое понимание разделения властей как обособление законодательной, исполнительной и судебной власти. Сущность разделения властей, - “в обеспечении свободы надлежащим распределением функций властвования”. В таком

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]