Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Tema_8.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
21.09.2019
Размер:
150.02 Кб
Скачать

ЛЕКЦИЯ 8: Азиатско-Тихоокеанский регион

Вопросы:

1. АТЭС: история развития.

2. АТЭС и главные экономические силы региона.

3. Таможенная деятельность в Японии.

4. Таможенная служба Китая.

Вопрос 1. Атэс: история развития

Азиатский сектор представляет собой часть мира с населением в 145 млн. человек. Его центром считается Япония (хотя территориально она находится на его периферии). В этот сектор входят быстроразвиваюшиеся страны, образующие район восточно-азиатских новых индустриальных стран (Гонконг, Сингапур, Южная Корея и Тайвань); сюда также желают войти КНР и другие соседние страны. Для этой части Азии характерно наличие стран с наиболее быстрыми темпами экономического развития. Например, до настоящего времени 6 из 10 крупнейших портов мира находятся в Азии. Многие эксперты полагают, что уже через 25 лет страны Восточной Азии по совокупному валовому национальному продукту превзойдут все европейские страны, вместе взятые и будут вдвое превосходить соответствующий показатель США. При этом существенную роль будут играть быстрые экономические темпы развития КНР и их воздействие на другие страны региона.

С 50-х годов XX в. мир стал свидетелем усиления регионального сотрудничества. По примеру, основанного в 1957 году Европейского экономического сообщества, в Африке, Латинской Америке, Карибском и Азиатско-Тихоокеанском регионах был заключен ряд региональных торговых соглашений и созданы структуры для их реализации.

К значительным явлениям последнего времени относится возникновение так называемых «треугольников экономического роста», сложившихся в приграничных районах трех-четырех стран, среди них:

1) сотрудничество между Гонконгом, Тайванем и Южным Китаем;

2) сотрудничество между Сингапуром, югом Малайзии (Джохор) и индонезийскими островами провинции Риау;

3) сотрудничество в устье р. Туманная (Туманьцзянь) в Северо-Восточной Азии: Китай (провинция Цзилинь), Россия, КНДР;

4) «треугольник экономического роста», включающий провинции Северная Суматра и Ачех (Индонезия), четыре штата северной Малайзии и пять провинций на юге Таиланда;

5) восточная зона государств АСЕАН (Бруней; Индонезия: Западный и Восточный Калимантан, Северный Сулавеси; Малайзия-Сабах и Саравак; Филиппины: Минданао и Палаван).

В 1989 г, было образовано Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество по инициативе Австралии, что явилось следствием растущей взаимозависимости экономики стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Форум АТЭС объединяющий 21 экономику (не страну, поскольку Тайвань и Гонконг не являются суверенными государствами), появился после десятилетий безуспешных попыток институализировать экономические процессы в АТР.

АТЭС взял своего рода фальстарт в 1980 г., когда страны АСЕАН не поддержали австралийскую и японскую идею о создании большой региональной организации в АТР. В качестве промежуточного шага был создан Совет по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (СТЭС), в который входили и входят представители правительств, деловых и академических кругов. Работа СТЭС способствовала росту интереса к идее создания азиатской межгосударственной организации со стороны региональных правительств. Среди последовавших затем разного рода предложений о создании региональной интеграционной организации в 1989 г. было воплощено в жизнь предложение австралийского премьера Р. Хоука об образовании АТЭС.

Главными причинами успеха австралийской инициативы, наряду с ростом экономического могущества азиатских государств и их взаимной зависимости, стали опасения протекционистских тенденций в АТР как «естественной» реакции на новые вызовы глобализации, а также отход мировых лидеров от дипломатических и политических приоритетов «холодной войны». Последнее обстоятельство позволило региональным политическим элитам отказаться от стереотипной трактовки любого экономического альянса той или иной азиатской страны с США в контексте конфронтации Москвы и Вашингтона и тем самым расширило поле для экономического маневра. После окончания «холодной войны» азиатские страны ощутили потребность в создании международных институтов, которые бы анализировали основные тенденции и острые проблемы современности, находили пути адаптации к ним и их решения, способствовали бы либерализации «закрытых» экономик и усилению открытости экономик, уже достаточно либерализованных.

При этом часть азиатских государств усматривала в АТЭС возможность как-то ослабить давление, оказывавшееся на них США в плане придания их экономикам большей открытости. Другие государства, напротив, рассматривали АТЭС как защиту от протекционистских устремлений ряда стран Азии, которые вступали в противоречие с интеграционными тенденциями в Западной Европе и Северной Америке. США и Канада, в свою очередь, связывали с созданием АТЭС надежды ускорить собственный экономический рост за счет более глубокого сотрудничества с быстро развивавшимися азиатскими экономиками - на фоне торговых трений с Западной Европой, а также рассчитывали добиться большей открытости японского рынка, используя для этого многостороннее давление на Токио. Кроме того, отдельные политические силы в США и Азии увидели в АТЭС возможность создания механизма особых отношений с США, которые способны были бы обеспечить их безопасность перед лицом новых угроз - этнических конфликтов, территориальных споров, китайского фактора и т.д.

На начальной стадии создания АТЭС аналитики и политики остро дискутировали по поводу модели экономической интеграции в АТР. Их многообразие можно свести к трем концептуальным подходам.

Первая, своего рода «модель-минимум» вырисовывалась из опыта АСЕАН. Она нацеливала АТЭС на формирование скорее азиатского сообщества, нежели организации с жесткой структурой. Саммиты АТЭС, в этом контексте реализации данной модели, должны были служить лишь весьма ограниченной цели - «лучше узнавать друг друга». Наиболее последовательным сторонником этого подхода был, и в известной мере остается, премьер-министр Малайзии. С точки зрения «минималистов», создание этой организации - лучшее узнавание друг друга, что являются само по себе главной целью деятельности АТЭС.

Вторая модель, разработанная австралийцами, предполагала развитие АТЭС по образу ОЭСР (Организации по экономическому сотрудничеству и развитию). Первоначальное название АТЭС было задумано в варианте «Организация тихоокеанской торговли и развития» (ОТТР). Данная модель рассматривала АТЭС как своего рода площадку для выявления и обсуждения международных экономических проблем, тогда как их решение передавалось бы другим институтам. ОТТР должна была бы стать своего рода азиатским вариантом ОЭСР в условиях, когда не все азиатские страны являлись или могли в обозримой перспективе стать членами ОЭСР.

Третья модель исходила из необходимости превратить АТЭС в торговый блок, типа НАФТА, работающий в общем русле усилий ВТО по либерализации торговли на мировом уровне. Хотя сам термин «торговый блок», появившийся применительно к Азии в 1965 г., на практике не используется основателями АТЭС.

Первое десятилетие функционирования АТЭС показало, что все эти три модели в той или иной степени осуществлялись на практике. При этом противоречие между «минималистами» и сторонниками институализации АТЭС выступает сегодня одним из основных внутренних противоречий этой квази-организации при обсуждении вопросов либерализации торговли и развития региональной кооперации. Подводя итоги первому десятилетию развития АТЭС, можно выделить следующие основные тенденции или направления эволюции этого форума:

- расширение числа стран-членов АТЭС;

- проведение встреч высших руководителей стран-членов;

- создание институциональных образований с участием не обязательно всех стран-членов АТЭС;

- принятие так называемой «повестки действий» (action agenda), фокусирующей внимание на либерализации региональной торговли.

Другим направлением эволюции АТЭС стало сотрудничество между странами-членами и не членами АТЭС.

АТЭС и проблемы перемещения факторов производства.

Среди четырех факторов производства - товаров, капитала, «идей труда» и рабочий силы - страны АТЭС первостепенное внимание уделяют первым трем. Проблема формирования азиатско-тихоокеанского рынка труда пока лишь только начинает обсуждаться.

В центре внимания АТЭС проблемы торговли. Собственно, сама идея создания общерегиональной группировки стала следствием бурного роста внешней торговли азиатских государств в 70 90-е годы XX в. Торговля стала главным фактором роста и поддержания высоких темпов экономического развития Японии. НИДС, а за тем и пошедших по их стопам АСЕАН и Китая.

Доля стран Азии в мировом экспорте увеличилась с 11 % в начале 70-х годов XX в. до почти 30% (в конце 90-х), при этом в наибольшей степени возросла доля азиатских НИДС (Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур) - с 2 до 12%, Китая - с 0,5 до 3%, Японии - с 7 до 10%. Доля стран АСЕАН увеличилась с 1,5 до 4%. При этом возросло значение собственно азиатского рынка для азиатских экспортеров. Доля Азии составляет в начале нового тысячелетия более 50% в азиатском экспорте и импорте (против 30% в начале 70-х). Без учета Японии -около 40% (против 25%). На страны АТЭС приходится сегодня более трех четвертей внешнеторгового оборота азиатских государств. Усиление торговой взаимозависимости в АТР не могло не оказать воздействия на стратегии экономического роста стран региона, подталкивая их к более тесному взаимодействию, интеграции и институализации своей взаимозависимости - в виде АТЭС и субрегиональных группировок. Причем либерализация торговли стала сразу же главной темой обсуждений и главной сферой принимаемых решений. Однако до сих пор остается не ясным, по какому пути будет развиваться в дальнейшем торговая либерализация в рамках процессов институализации АТЭС. Здесь вырисовываются три сценария:

1. Изоляционистский, основанный на идее, что блок является самодостаточным для развития АТР, требует ограждения АТЭС от мировой экономики. Этот сценарий скорее гипотетический. Дело в том, что для ведущих экономик АТЭС - американской и японской, а также для таких стран, как НИДС, Россия, страны-члены АТЭС из Латинской Америки, огромное значение имеет торговля с другими мировыми рынками - европейским, американским и т.д. Поэтому замкнутость в рамках АТЭС, приобретение своего рода торговой исключительности, может серьезно повредить их долгосрочным и краткосрочным экономическим интересам.

2. Сценарий, активно поддерживаемый США, предполагает формализацию переговорного процесса в рамках АТЭС и превращение АТЭС в форум со строгими торговыми правилами и жесткими взаимно обязывающими процедурами. Данный сценарий институализации АТЭС может превратить эту организацию в мощный торговый блок, с долгосрочной повесткой переговоров о всеобъемлющей торговой либерализации на азиатско-тихоокеанском рынке. Критики данного варианта институализации АТЭС указывают на то, что, идя таким путем, АТЭС может «сползти» до дискриминационных мер в отношении других государств, находящихся вне данной группировки, и тем самым создать серьезную угрозу глобальным торговым переговорам в рамках ВТО.

3. Наиболее вероятным представляется третий сценарий развития торговой институализации АТЭС. Он исходит из того, что в Азии еще долго будут сохраняться различия между странами как с точки зрения динамизма их экономического развития и роста экспорта, так и с точки зрения особенностей национальных торговых режимов, Особенностей - не преодолимых в одночасье. Эти различия будут препятствовать быстрой институализации АТЭС. Эволюция АТЭС в направлении принятия обязывающих торговых режимов будет по данному сценарию проходить медленно. Его сторонники подчеркивают, что он не соответствует еще слишком большой межстрановой разобщенности Азии - реальности сегодняшнего дня. При этом можно предположить, что еще долгое время двусторонние торговые связи стран АТЭС, прежде всего с мировыми лидерами - США и Японией, будут играть ключевую роль в формировании азиатско-тихоокеанского общего рынка.

Полагают, что многосторонняя или региональная либерализация прямых иностранных инвестиций имеет больше преимуществ, чем индивидуальная. Действуя в духе многостороннего, но не жестко обязывающего сотрудничества, страны АТЭС заключили в 1994 г. соглашение о «Несвязывающих принципах инвестирования» (Non-Binding Investment Principles Agreement). Свою роль здесь сыграло и то обстоятельство, что многие страны региона, прежде всего НИДС, к этому моменту превратились из чистых импортеров в одновременно импортеров и экспортеров капитала и, следовательно, нуждались в либерализации инвестиционных режимов в менее развитых экономиках АТР.

Данное соглашение провозглашает своей задачей либерализацию политики по привлечению прямых иностранных инвестиций в целях ускорения экономического развития АТР. Соглашение состоит из четырех частей:

- принципы управления международными отношениями, которые подразумевают открытость и недискриминационность;

- кодекс поведения правительств, включающий меры по стимулированию притока иностранных инвестиций, преференции иностранным инвесторам, обслуживанию движения капитала, компенсации потерь в случае экспроприации и т.п.;

- кодекс поведения инвесторов, призванный уравновесить кодекс поведения правительств и обязывающий инвесторов уважать законы страны-реципиента, ее политику, бюрократические правила и т.п., как это делают национальные инвесторы данной страны;

- система разрешения споров, которая, однако, сформулирована лишь в самом общем виде и предлагает урегулировать споры через переговоры и консультации между конфликтующими сторонами либо через арбитражные органы, с выбором которых согласны обе стороны. Система разрешения споров указывает на необходимость соблюдения действующих двусторонних и многосторонних договоров и соглашений, в том числе в рамках ВТО.

Конечной целью институализации и либерализации режима прямых иностранных инвестиций является встраивание этого процесса в аналогичные процессы в рамках ВТО. Причем наиболее жесткие сторонники либерализации инвестиционной деятельности в рамках АТЭС настаивают на принятии со временем более жестких и обязывающих правил. Они мотивирует это тем, что хотя в условиях экономического подъема иностранные инвесторы и так, без единых и жестких правил, «приходят» в АТР, тем не менее, подобные правила предотвратили бы появление протекционистских настроений и действий, вероятных в случае экономического кризиса в Азии, что он не соответствует еще слишком большой межстрановой разобщенности Азии реальности сегодняшнего дня. При этом можно предположить, еще долгое время двусторонние торговые связи стран АТЭС, прежде всего с мировыми лидерами - США и Японией, будут играть ключевую роль в формировании азиатско-тихоокеанского общего рынка. Л субрегиональная интеграция будет строиться, и вырастать из именно этих двусторонних отношений.

Впрочем, ситуация может развиваться и более стремительно. Условием для этого может быть появление, примерно в одно и то же «экономическое время», нового для стран АТЭС явления. Таковым представляется электронная торговля. Нося по сути своей трансграничный характер, электронная торговля требует и трансграничного тарифного и правового регулирования. Тем самым ход экономической истории стран АТЭС, в которых электронная торговля быстро завоевывает свое вполне различимое место (в США - 10%, в Японии - 5%, в НИДС - 1-2% общего объема торговли), подталкивает АТЭС к форсированию формализации и институализации данного, пусть хотя и не ведущего, но быстро развивающегося, сегмента азиатско-тихоокеанского рынка.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]