Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
текст 3.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
13.08.2019
Размер:
74.75 Кб
Скачать

Владимир Дворкин, Алексей Арбатов

Новый договор по снв — один шаг в правильном направлении

Брифинг Московского Центра Карнеги. – Том 12, выпуск 2. – июнь 2010

Успешное подписание в апреле 2010 г. в Праге президентами России и США нового Договора по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ) — это важнейший шаг в контролируемом сокращении ядерных вооружений после почти двадцатилетнего перерыва, наступившего вслед за заключением Договора СНВ-1 в 1991 г.

Напомним, что Договор СНВ-2 (1993 г.), Рамочное соглашение СНВ-3 (1997 г.) и Договор по стратегическим наступательным потенциалам (СНП) от 2002 г. либо были ратифицированы сторонами в разное время и в разных видах, а потом денонсированы, либо не были воплощены в форму юридически обязывающих договоров с правилами засчета и режимами контроля.

В течение восьми лет пребывания у власти в США администрации президента Дж. Буша стратегический диалог между Россией и США отошел на второй план американской политики. США не считали целесообразным обсуждать дальнейшие шаги в этой области (после завершения в 2012 г. срока действия Московского договора по СНП) и вышли из Договора по ПРО от 1972 г., по существу подорвав весь режим ограничения и сокращения ядерных вооружений.

Пражский договор по снв: стратегические аспекты

Подписанное в июле 2009 г. на саммите в Москве «Совместное понимание по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений» свидетельствовало как об определенном прогрессе в начавшемся стратегическом диалоге России и США, так и о значительных проблемах, которые предстояло решить. Эти проблемы были связаны с известными разногласиями между Россией и США по вопросам ПРО, по оснащению стратегических носителей обычными высокоточными зарядами, с наличием возвратного потенциала американских стратегических наступательных сил после выполнения условий нового Договора. Именно эти разногласия привели к широкому расхождению позиций по потолкам на стратегические носители (500—1100 единиц) и боезаряды (1500—1675 единиц).

Однако в результате значительных усилий сторон отмеченные препятствия на пути к новому Договору по СНВ удалось преодолеть. Его полное название — «Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений». В отличие от своего предшественника — Договора СНВ-1 — новый Договор в соответствии со ст. II в качестве основных ограничений содержит только допустимые пределы по боезарядам на развернутых носителях (1550 единиц), по количеству развернутых носителей (700 единиц) и суммарному количеству развернутых и неразвернутых пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ) (800 единиц).

Нет никаких ограничений на структуры и нет подуровней стратегических ядерных сил (СЯС). Существенные изменения (ст. III) по сравнению с Договором СНВ-1 претерпели правила засчета боезарядов: их количество определяется по реальному оснащению МБР и БРПЛ независимо от числа «посадочных мест» на платформах разведения, а ядерные вооружения на ТБ считаются за один боезаряд. Для вывода из числа развернутых подводных ракетоносцев нет необходимости не только полностью вырезать ракетные отсеки, но и изымать из них пусковые установки, что было определено условиями предыдущего Договора. Достаточно удалить крышки пусковых установок, связанные с ними обтекатели и, если возможно, газогенераторы (Протокол к Договору, глава III, раздел IV, п. 1).

Для исключения из засчета СНВ подводной лодки, если все ее пусковые установки переоборудованы таким образом, что из них не могут запускаться БРПЛ (например, при переоборудовании их для запуска крылатых ракет), достаточно продемонстрировать факт переоборудования способом, который может быть избран стороной, осуществляющей переоборудование (Протокол, глава III, раздел IV, п. 7).

Новый Договор по СНВ не накладывает никаких ограничений на модернизацию и замену стратегических наступательных вооружений. Необходимо лишь уведомить о новом типе МБР и БРПЛ, который отличается от ранее заявленного техническими характеристиками хотя бы по одному признаку: количеству ступеней, типу топлива, длине ракеты (без головной части), длине первой ступени, диаметру первой ступени более чем на 3% (Протокол, глава I, п. 42). Это дает значительно бóльшую свободу для модернизации и изменения боевого оснащения ракет по сравнению с условиями Договора СНВ-1.

Сняты почти все прежние ограничения на пространственно-временные параметры и условия базирования и развертывания наземно-мобильных МБР, чему Россия придавала на переговорах большое значение.

Одна из проблем еще до начала и в процессе переговоров заключалась в американских планах по оснащению БРПЛ и МБР высокоточными неядерными боезарядами. Как следует из текста Договора, США согласились включать ракеты с таким оснащением в суммарное допустимое количество стратегических вооружений. Это означает, что в планы США не входит развертывание неядерных БРПЛ и МБР в таком количестве, которое могло бы заметно снизить ядерный потенциал СНВ.

Вместе с тем Вашингтон не пошел ни на какие ограничения или методы включения в засчет стратегических подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков (В-1 и дополнительного числа В-52), переоборудуемых соответственно под крылатые ракеты морского и воздушного базирования с обычными боевыми частями. Значительные изменения произошли в согласованных сторонами системах инспекций и уведомлений. Интенсивность инспекций снизилась с 28 до 18 в год. В соответствии с гл. IV Протокола значительно сокращен объем уведомлений относительно текущих исходных данных о состоянии стратегических вооружений, об их передвижениях, об инспекционной деятельности: 42 вида уведомлений вместо 152 по Договору СНВ-1.

Длительные дискуссии о необходимости обменов телеметрической информацией завершились тем, что стороны согласились предоставлять магнитные ленты с записями измеряемых в полете параметров не менее чем при пяти пусках ракет ежегодно, притом что каждая сторона сама выбирает конкретные пуски, по результатам которых предоставляет данные. Это позволило полностью снять озабоченность Москвы, связанную с тем, что только в России проводятся летные испытания новых МБР и БРПЛ, данные по которым необходимо передавать другой стороне, в то время как в США новых разработок в ближайшей перспективе не ожидается.

Представляется, однако, что такая позиция российской стороны была не очень дальновидна. С одной стороны, в США планируются летные испытания БРПЛ и МБР с неядерными высокоточными боезарядами, и информация по характеристикам такого типа боевого оснащения могла бы оказаться полезной для России. С другой стороны, летные испытания новых российских БРПЛ «Булава» и МБР «Ярс» проводились до настоящего времени еще в условиях действия Договора СНВ-1 с передачей результатов телеметрических данных американской стороне. Поэтому ссылка на возможность раскрытия каких-то новых данных вряд ли состоятельна.

Если в соответствии с Договором СНВ-1 действовало 39 согласованных заявлений, то в новом Договоре их осталось только 10 (Протокол, глава IX), и связаны они в основном с инспекционной деятельностью, процедурами показов вооружений включая осмотры пусковых установок БРПЛ, переоборудованных под крылатые ракеты, а также с традиционным запретом на скоростное перезаряжание пусковых установок (пятое заявление).

«Облегченный» режим ограничений и контроля во многом объясняется огромным накопленным опытом мониторинга и оценки стратегических сил друг друга в рамках СНВ-1, который позволил значительно уменьшить число запретов и ограничений на стратегические вооружения, сократить инспекционную деятельность, предписанные меры доверия и транспарентности, упростить правила засчета. Кроме того, на характер нового Договора повлияли и политические обстоятельства.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]