Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Problemy_zarubezhnoy_filologii.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
03.08.2019
Размер:
142.85 Кб
Скачать

Ольга Александровна Ананьина

17.09.11

Демон теории – прочитать наконец первую главу!!!

Структура курса:

  1. Мультикультура

  2. Технологии исследования

  3. Образцы перевода

  4. Экокритика

  5. Новые технологии в филологическом исследовании (когнитивистика и т .д)

  6. Проблемы изучения искусства цифровой эпохи

Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая природа. М, 2003.

Руднев – «Словарь культуры 20 века».

Выдержки из текстов –«Современная литературная теория» (Кабанина)

Немецкое философское литературоведение наших дней.

Терри Иглтон. «After theory».

Современная филология находится в стоянии после теории. Многие понятия поставлены под сомнение (ломка иерархии жанров, смерть автора и т.д.). После романтизма теория жанров размыта, начинается разрушение жанровой системы.

Литературный процесс – связанная системная жизнь. Происходит вторая революция в технике печати. Эпоха Гуттенберга считается эпоха печатной книги, законченной. По своему воздействию техническая революция (компьютеры) воспринимается как революция Гуттенберга. Как читать такую литературу? Все это выливается в современное постиндустриальное общество потребления. Массовая литература следует рецепту сознания. Сегодняшняя массовость – это общедоступность текстов. Махлюнин – что отличает книгу на электронном носителе от печатной? Это одноразовость. Моментальная литература не может обладать ценностью. Перенос задач литературного текста на средства массовой информации – этических, культурных, функция литературы как духовного наставника уходит. Журналисты переквалифицируется в писателей. Соединение фантазии и документального подхода. Главная проблема – что является объектом изучения? Книга или странные конструкты, которые создаются на грани жанра.

Компаньон:

  1. Любой текст – это вид литературного творчества. Филолог исследует текст вне зависимости от его происхождения. Значит ли это, что филологическое знание должно изучать любые знаки?

  2. Именно потребитель решает, что ему считать литературой.

  3. Не существует хорошо или плохо сделанных текстов.

  4. На смену языка как системы знаков приходит понятие дискурса. Оно определяет сумму текстов, связанных с то или иной областью деятельности.

  5. Феномен интертекстуальности, который заставил усомниться в тезисе о целостности литературного произведения. Текст не является изолированным. Первая задача – установить, с какими текстами связан изучаемый текст. Любой текст может быть прочитан как порождение других текстов.

  6. Невозможно однозначное толкование литературного произведения. Полностью уходит предположение о том, что можно раз и навсегда расшифровать текст.

Теория литературы – основа для того, чтобы понимать, как сделана литература. В западной филологии этого понятия нет, есть литературная теория. Литературная теория началась с сомнений:

  1. Категория автора. Он не является финальной инстанцией, определяющей смысл.

  2. Возможность объективной интерпретации.

  3. Недоверие к обоснованности эмпирических знании й об истории. Историческое знание невозможно, так как дается через посредника, посредник – это слабое звено.

  4. Авторитетность канона классики. Недоверие к эталонам литературного творчества, которые раньше считались образцами для подражания.

На смену литературной теории приходит критическая теория. Под критической теорией понимается вся подвергнутая сомнении сумма гуманитарного знания. Предпосылка для пересмотра гуманитарных открытий – сомнение в так называемых великих нарративах (больших повествованиях, любых мифов, условностях, которые долгое время воспринимались как данность). Эти понятия являются не более чем исторической традицией и условностью. Почему они воспринимаются как данность? Все это – конструкции. 20 век – это время смерти больших повествований. Развенчав их, нужно было предложить вариант замены.

Междисциплинарность. Многие методы применимы к другим наукам. Например, деконструкция Дерриды. Литературоведение как автономная дисциплина уходит. Естественно смотрятся литература и история. Почему такое смешение стало понятным именно для литературоведения?

Семиотика. Ф. де Соссюр излагает универсальную теорию о знаках (означающее и означаемое). Знаки организованы в систему. Теория стройная, близкая к математике, но постепенно обрастает интерпретации. Связь между означаемым и означающим теряется, знак интересен уже сам по себе. Теперь мы работаем с понятием следа. Означаемое в этом случае может теряться. В экстремальных школах: кроме языка нет ничего.

Устойчивые комбинации, связанные с определенными тематиками. Фука предлагает определенную область, регулируемую возможностями. Проявляет регулярность, закономерность – все вместе это дискурс (знаки, построенные по одной модели). Дискурс определяет любую систему высказывания – мы получаем разные возможности для интерретации (философский дискурс, например). Допускалось существования множественных смыслов – теперь допускается возможность противоположных прочтений, которые тоже будут верны.

Ряд методов, по-прежнему работающих:

  1. Пристальное прочтение. Текст изолируется от своего окружения и анализируется как самостоятельный объект, имеющий структуру и систему организации. Предполагается, что, несмотря на внешнюю хаотичность, в произведении есть целесообразность.

  2. Герменевтика. Процесс интерпретации текста. Меняются конкретные техники, но подход в целом остается. Главное – понимание и восприятие. Понимание не будет окончательным. Событие вникание в текст для читателя вполне возможно.

Постмодернизм проникает как в точные, так и в гуманитарные науки. Одно из центральных понятий – текстуальность. Все есть текст, вне текста нет ничего. Таким образом, постмодернизм, возникая как антитеория, снимает саму проблему реальности. Есть только текст, все остальное – симулякр. Нет единой картины мира. Нет авторитетов. Иглтон приходит к мнению, что мы находимся в состоянии «после теории».

Дальнейшее развитие, «после теории» - слово теория уходит вообще. То, что сейчас называется литературоведением, в английской терминологии называется «cultural studies». Культурные исследования опираются на метод сравнения, компаративистики. Предлагают сравнивать их как комплексное явление. Родоначальником культурных исследований является США. В американской критике появляются термины, связанные с культурными исследованиями. Критика культурных явлений, связанных с расой.

Выступает тенденция, связанная с политикой – стирание национальных границ. Метод изучения по странам – крайне искусственный и бесполезный. Культурные исследования решают проблемы – сохранение национальной самобытности каждой нации в мелочах, но с другой стороны, рассматривают возможности их слияния. Работают с оппозициями: инаковость – стремление сохранить инаковость и слияние, ассимиляция. Релятивизм и относительность, разнообразие приветствуется. Своя система должна быть сохранена. Один мировой язык, одна мировая литература.

Один из ключевых терминов – транснационализм, выход за пределы своих национальных границ. Очень сильный политический подтекст.

24.09.11

Логоцентризм – зацикленность на знаниях, навязчивый поиск смыслов; жажда обретения истинного смысла. Недостатком является то, что текст понимается как объект, как шифр, который необходимо расколоть, тексту присваивается свой смысл. Это ведет к созданию структуры. Современную философию интересует только одна часть этой структуры, называемая центром. Именно в этом центре заключено ядро власти. Деррида с яростью высказывается в адрес центра; оплот логоцентризма – это созданная им структура, которая расползается в форме метарассказов. Структура начинает объяснять сама себя, доказывать свое право на существование с помощью различных дискурсов. Все эти дискурсы принимаются на веру.

В современности предполагают, что метарассказы начинают распадаться – на частные рассказы (национальные, внутри этнической группы). Противовес метарассказам – эклектизм. Эклектизм в повседневности и в философии. Пример эклектизма, доведенного до завершения, - культурная критика. Формируется эпистерма – текущее состояние науки. Фуко называет эпистерму проблемным полем, созданным к моменту времени. Туда включается и культурное знание, каждый исследователь оказывается вписанным в рамки его эпистемологической системы. Помимо свода знаний эта система предлагает ряд правил и сомнений. С помощью этих норм мы определяем лженауку. Симптомом современности является эпистемологическая неуверенность. Явление получило название кризиса авторитетов. Тотальное недоверие к принципам позитивизма.

Ризома - структура, основанная на поперечных связях, а не на вертикальных. Все ответвления равноценны.

Постструктурализм – сумма методов, теорий и обоснований для конкретного изучения культурных явлений. Появляется как критика структурализма. Предлагает отказаться от следующих аксиом:

  1. Универсальная теория всего (метарассказ). На это работает деконструкция.

  2. Отказаться от понятий рост, прогресс, эволюция. Попытаться преодолеть в себе принцип рациональности, который достался в наследство от эпохи просвещения.

  3. Основа действия – методологическое сомнение в адрес «позитивно» доказанных универсальных истин. Взамен предлагается философский релятивизм. Официально одобренные термины – это знаки власти. То, что происходит сейчас – это борьба за власть в праве интерпретировать. Область борьбы – культура, которая понимается как вид индустрии. Культура действует через языковой код, она вырабатывает общий языковой код, которому обучают, это главный залог получения власти. Тот, кто контролирует создание кода, контролирует мышление подчиненного. Задача постструктуралиста – создать объяснение тех клише и шаблонов, с помощью которого происходит манипуляция.

  4. Как сумма этих страхов, идет комплекс разнообразных «смертей» - смерть субъекта, смерть автора, смерть романа.

Деконструктивизм – это практика постструктуралистов. Создатель – Деррида. Как программный манифест, «Елльский манифест» («Деконструкция и критика»). Смысл метода:

Выявить в тексте скрытые противоречия. Показывает, что текущий метарассказ несовершенен. Невозможна единственно правильная интерпретация текста. Ошибочность происходит в следствие того, что критик работает с помощью того же языка, что и писатель. В этом слкчае приблизиться к истинной интерпретации можно лишь развенчав веру в язык. Все знаки – это риторические фигуры. Все слова – это метафоры. В любом произведении заключено бесконечное количество смыслов, зависящих о позиции смотрящего.

Деконструктивисты герменевтики вводят понятие социального текста. Социальный текст – это текст в рамках общественного дискурса. Есть деконструктивисты, сторонник неомарксизма, полагающие, что главный враг – идеология, цель – свергнуть господствующую идеологию. Феминистическая деконструкция.

Текст может рассматриваться автономно. Произведение – это самоценный эстетический объект. Произведение – это не акт коммуникации, не сообщение. Главный метод исследования – пристальное прочтение, полностью замкнутое прочтение только текста – в отрыве от всех внешних проявлений. Сама личность писателя тоже не влияет на текст.

Неомарксизм. Не столько метод, сколько мировоззрение. Фромм, Вениамин – неомарксисты. Совершают радикальный поворот к гуманности. Интерес к человеку. Главная база – допущение прямейшей и неразрывной связи между культурой и политикой. Анализ произведения невозможен без идеологической составляющей. Главный объект исследования – капиталистическая модель, в которой произошла дегуманизация искусства в целом.

Рецептивная критика – критика читательского образа. Очень показательна как знак времени. Доверяет не автору, но читателю. Создание произведения – это процесс, выходящий за рамки создания собственно текста. Чтение завершает то, что начал автор. Произведение закончено тогда, когда оно обрастает читательскими откликами. Совпадение автора и читателя происходит только в общих местах; читатель дописывает произведение сам. Поиск внешних ассоциаций, которые заставляют отзываться на произведение так, а не иначе.

Мифологическая критика. Нет главного понятия, что считать мифом:

  1. Архетипная критика (есть общие мифы)

  2. Ритуальная критика (в каждой культуре свой набор мифологем; намеренная реконструкция мифологического мышления).

Цель мифологической критики – выявить мифологические структуры, какие являются созданными автором, какие существовали до того и привнесены. Терминология очень размыта, собственно метода нет.

Культурная критика – объединяет школы выделением особого объекта исследования. Выделяется текущее состояние культуры. Джеймсон, Скоулз. Главное достижение – переоценка канонов. Что считать каноническим? Что достойно изучения в высшей школе? В рамках культурной критики все произведения информативны и показательны. Релятивизм оценки литературы.

Новый историзм – полная противоположность критики. Текст – продукт текущей исторической эпохи. Все объяснения произведения лежат в исторических институтах, которые окружали автора. Предполагается двустороннее влияние. Произведение также определяет среду. Только исследователь определяет границы того явления, которое изучает. Выделения этапов – договоренность между исследователями. Стивен Гринблат. Главный результат – историю можно пересматривать и даже переписывать. Нет узаконенного однозначного прочтения истории. Зависит от контекста, в котором находится исследователь, интерпретация окрашена историческим временем.

01.10.11

Subaltern – все подчиненные группы. Смерть автора в некоторых зонах проявляется сильнее, чем в других.

Постколониальные исследования

Постколониальные исследования базируются на истории и экономике. Во многом опираются на марксизм и неомарксизм (теория культуры). Объект исследования – литературы бывших колоний. Литература Содружества (Канада, Америка, азиатская территория) – понимались как отдельное явление, по большей части европейское. Литература Америки как отдельной нации изучается только с 1930-х гг., ее не предполагают как вариант английской литературы. Сейчас изучается единой English literature, включающая Британию и США. Первое, что стали изучать – история и империализм. В России та теория только приходит, так как Россия – империя, распавшаяся недавно.

Империя. Трактовка постколониализма вкладывает в империю конкретный культурный смысл. Начинает с картографии. Первый симптом – изменение карт. Первый опыт – попытка составить карту всего. Это стало основой европоцентризма, гарантом того, что доминирующей культурой будет европейская. Имели место быть картографические проекции. По этим проекциям очень удобно плавать, стали воспринимать как инструмент, постколониальное исследование просчитывает это вплоть до мелких деталей. Все это – признаки будущей империалистической системы. Первое зло, учиненное европейцами – составление всемирной карты. Все нововведения только укрепляли доминирующую позицию Европы. Создание различных систем современного мира. Двуязычие начинается с называния (европейцы дают вторые названия, приплывая в чужие земли). Колонии начинают заселяться пришлыми – развивается двуязычие. Это подводит нас к феномену билингвизма. Планетарное сознание европейца (те, кто хочет вписаться, должны знать язык суперстрата). Явление получило названия мимикрии (стремление узнать правила игры заставляет прикидываться другим до потери собственного лица).

Теория перевода. Традиционно текст должен переводить или носитель языка или билингва, но автор переводит сам свои произведения. Что это – две авторские вариации или перевод? Постколониальные исследования подводят нас к тому, что надо всегда подозревать второй вариант.

Постколониальный критик. Он понимает себя как посредник, медиатор. По сути выступает именно в функции переводчика. Помимо своих частных критических задач пытается пояснить свою культуру на языке другого. Как донести свою систему ценностей до постороннего?

Классические империи мы находим в 19 веке. Это время «белого человека», когда европейское планетарное сознание стало основополагающим. Белый человек был привилегированным, должен был нести просвещение темным народам. Воспевается безмерный героизм европейца. Пытается осчастливить своей культурой. Белый человек является избранным. Идея того, что более просвещенные обязаны донести просвещение менее просвещенным, действует до сих пор.

Исследования связаны с агитацией. В них есть выход на какой-то резонный толчок. Империи в 20 веке – слово неприличное. На место концепции просвещения пришло гибкое понятие модернизации.

Традиционные и современные колонии. Более современные должны поделиться своими технологиями, заменяя определенные структуры более новыми.

Механизм взаимодействия не меняется. Замена знаний на ресурсы. Ресурсы, завезенные на основе определенной технологии. Тенденция, которая движется против насильственной колонизации – деколонизация. Цель – обрести независимую страну. В нашем случае мы понимаем деколонизацию как вытеснение всех следов суперстрата, чужой культуры и обретение своей. Для этого нужно умение воспринимать имперскую историю как эпизод, преодолеть этот уровень (альтернативная история, мода на переписывание истории).

Мы получим не ряд отдельных национальных литератур, но становление, спектр, где каждый автор сам принимает решение, куда ему склониться: стать героям интернациональной сцены или вернуться к корням. Главное свойство колониального дискурса – относительность. Получается размазанная система ценностей. Отсюда – литература изгнанников и экспатриантов.

Термины

Key Concept

Ashcroft

Griffits

Инакость. Использкется терия Бахтина о диалогичности романов. Инакость понимается как внешняя инстанция, возможность дистанцироваться от себя. Для сообщения о чем-то используется термин «другой». Другого нельзя понять, потому что мы говорим на разныз языках. В английском термины разнесены. В бахтинском понимании – other (не-я). Для иерархических отношений – alter (иной). Это препятствие для коммуникации. Исследователь вынужден примерять для себя другой мозг. Невозможность гладкого диалога чувствуется в зонах контакта. Разделение мира на свое и чужое. Зона контакта – это часть границы, где соприкасаются две культуры. На практике контакт всегда ассиметричен. Равноценным обмен не бывает. Зона контакта может стаь заной зарождения какой-либо культуры. Зона контакта сближается, если ей помочь в этом. Если не пытаться преодолеть разности, мы сталкиваемся в бинаризм (ключевое определение европейского сознания – признак и его отсутствие). Красивый – уродливый, врач – пациент, учитель – ученик.

Пограничье. Граница, которая расширяется от центра к периферии. Как географический пример это Швейцария. Пограничье создает отношения подчинения. Граница расширяется. Бинарная оппозиция – центр и граница. Центра нет.

Хроматизм. Практическая реализация оппозиции по цвету тела (белое и «цветное»). Это не только дискриминация по расовому признаку, но еще и любая рефлексия по поводу расового признака. Исследование стереотипов.

Деколонизация. Процесс обнаружения и опровержения колониальных метарассказов. Задача – развенчать как стереотип. Деколонизация или помогает справиться или подталкивает к дислокации (смена места жительства). Возможны два радикальных варианта: 1) колонизация, перераспределение карты, написание новой географии, либо беженцы, высланные правительством эмигранты (дислокация – вынужденная, при деколонизации – возврат к родным местам); 2) добровольное изгнание: субъект сам отправляет себя в ссылку. Две модели – стремление вернуться, восстановить то, что было утрачено. Во втором случае пишется новая история на новом месте. Общее – состояние бездомности, отрыва от своей культуры. Изменится язык, которые вынужден учитывать новое лингвистическое окружение, изменятся содержание текстов, которые может написать автор.

Возникает новое понимание империи. Империя – лишенный центра и территории аппарат управления, который управляет гибкими иерархиями посредством модулирования командных систем. Та же ризома. Глобализация – построение тотальной империи.

Как понимать свою национальную принадлежность? Этот концепт исследует этничность.

Этничность – это социальный выбор, который делается добровольно, он не наследуется; собственное желание приписать себя к данному народу. Нет необходимости проживать на одной территорию. Могут быть объединены представители разных рас (Америка).

Современная культура не воспринимает себя как цепочку изолированных автономных культур.

Европоцентризм.

Экзотика. Экзотическое появляется в эпоху географических открытий. Особая эстетическая категория. Предметы привозились и выставлялись как нечто особенное. Важное свойство, позволяющее наслаждаться. Предметы безопасны, когда вывезены из контекста, можно ими наслаждаться. Несистемность.

Филиация и афилиация. Филиация – культурная принадлежность, унаследованная в рамках традиции или этноса. Гражданство, унаследованное от предков. Она или есть или была раньше. Афилиация – возможность принять на себя новую культуру, начав себя с ней отождествлять. Противопоставление этих терминов показывают, насколько размыты границы.

Локализация. «Мысли глобально – действуй локально». Выражается в том, что локальный оттенок придается глобальному явлению.

Гибридность. Развитие событий в контактных зонах взаимодействуют перекрестно. Возникают гибриды. Особые языки – «пиджин». Язык, возникающий между участниками, не имеющими общего языка. Крайне упрощенная грамматика, предельно схематизированная, упрощенная фонетика. Как только пиджин становится родным для нескольких поколений, он переходит в новый статус креольского языка. Все носители этих языков воплощают в языковой практике метонимический разрыв, который возникает тогда, когда говорящий использует те же слова, но подчеркнуто иначе. Отсюда различные явления национальных диалектов. Если довести разрыв до предела, языки станут автономными.

15.10.11

Практическое

Бахтин

Диалог между я и я. Я и другой.

Культурный диалог. Канал для культурной коммуникации.

Диалог внутри одной культуры.

Постколониальные исследования. Суб-альтерн – 1) угнетенный, 2) подчиненный. Может ли подчиненный говорить? (версия Спивак – не может). К ним относят рабочий класс, страны 3 мира, женщин, пожилые, дети. Религия – инструмент порождения суб-альтерном, плюс любая идеология. Суб-альтерны не могут бороться за власть. Самоидентификация суб-альтернов происходит путем отношения к традиции как к правильному поведению.

Представление о стране извне и изнутри

Мимикрия – явление, возникающее в постколониальном пространстве путем столкновения культур и традиций. Объединение культур и интересов, на выходе имеем третье.

Гибридность. Главное свойстводвусторонняя вовлеченность в процесс.

Роль критика. Всемирный критик.

Направления критики. Междисциплинарные связи постколониальной критики.

Проблемное поле: межкультурные коммуникации (перевод), переписывание истории.

29.10.11

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]