Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
зарубежка.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
02.08.2019
Размер:
7.52 Mб
Скачать

88 Уголовное право и процесс.

Уголовное право, в наибольшей степени восприимчивое к поворотам политического курса, характеризуется чередованием прогрессивной и реакционной тенденций в своем развитии. Проявляясь неоднозначно и подчас разновременно в национальных законодательствах, эти тенденции, тем не менее, имеют и некоторые общие черты.

Наиболее резкие зигзаги отмечаются в уголовном праве Германии. Веймарская республика (1919-1933 гг.) сохранила действие Уголовного Кодекса 1871 г., воплотившего основные идеи школы классического уголовного права о соответствии между тяжестью преступления и тяжестью наказания, сокращении области применения смертной казни и т.п. Вместе с тем УК 1871 г. был заново отредактирован в духе республиканского строя, из него исключили пережитки прусского феодализма. Республика декларировала свою приверженность либерально-демократическим принципам в уголовном праве, которые, впрочем, не всегда соблюдались, например, в таких нормативных актах, как указы президента, вводившие смертную казнь за "антигосударственную деятельность" (1920 и 1923 гг.), а также указ, ужесточавший наказания за призыв к забастовке (1920 г.).

Нацистский рейх (1933-1945 гг.), установивший режим открытого террористического подавления, упразднил систему либерально-демократической законности. Разгром либерально-демократических институтов завершился с помощью чрезвычайного законодательства: "Об осуждении к смертной казни и о порядке приведения ее в исполнение" (1933 г.), "Против коварных посягательств на государство и партию..." (1934 г.), "О защите немецкой крови и немецкой чести" (1935 г.), "О конфискации имущества, предназначенного для целей, враждебных народу и государству" (1938 г.) и других подобных им актов. Широкое распространение получила внесудебная расправа. Нацистское законодательство послужило примером при разработке законов других фашистских и полуфашистских государств.

После разгрома фашизма была проведена отмена нацистского законодательства демократизация уголовного права. Была отменена смертная казнь, внедрялись либеральные принципы юстиции (наказание по закону, одно наказание за одно преступление и т.п.). В 1969-1975 гг. была проведена новая реформа УК 1871 г. В результате Уголовный кодекс получил более четкую структуру деления на общую и особенную части. Произошла гуманизация особенной части: исключены некоторые составы преступлений (религиозные преступления), сужена сфера хозяйственных преступлений, которые рассматриваются как административные или гражданско-правовые нарушения, расширились штрафные санкции и почти на 80% заменили более тяжкие наказания.

В уголовном праве США есть "каучуковые" формулировки, которые восполняют и уточняют суды, при этом нижестоящие суды следуют приговорам вышестоящих по аналогичным делам. Суды штатов, как правило, следуют указаниям вышестоящих судов своего штата, а федеральные суды - вышестоящим судам федерации. Верховные суды не считают себя связанными своими же решениями. Такая система показала себя достаточно гибкой; она позволяет в зависимости от конкретной политической и социально-психологической ситуации выносить не только жесткие, но и достаточно либеральные, гуманные приговоры.

В США в годы холодной войны были приняты законы, нарушавшие права человека (например, о контроле над подрывной деятельностью 1954 г.). однако с конца 1960-х гг. в уголовном законодательстве США усилились демократические начала. В 1962 г. был создан примерный Уголовный кодекс, составленный Институтом американского права, а в 1967 г. появился Уголовный кодекс Нью-Йорка - совершенный либеральный закон. Эти документы послужили образцами для отдельных штатов. В настоящее время в США параллельно функционируют федеральное уголовное законодательство (УК США 1909 г. с переработкой в 1948 г.) и УК штатов. Имеющая место некоторая конкуренция законодательств, а также уже отмеченные особенности американского уголовного законодательства стимулируют судебное правотворчество.

В Англии по-прежнему доминируют судебные прецеденты. Таковыми считаются правовые установления, сформулированные в приговорах хотя бы одного из высоких судов Великобритании и принимаемые за основу при разрешении других аналогичных дел судами нижней и равной им инстанции. Высокие суды, за исключением палаты лордов, связаны предыдущими приговорами и решениями. Прецедент может быть отменен или изменен парламентским актом. Общее право архаично, но судьи могут выбрать из множества прецедентов то, что отвечает моменту. Единого уголовного кодекса нет, хотя есть кодификации по отдельным видам преступлений ("консолидирующие законы"). Увеличилось количество парламентских актов по уголовному праву (закон о криминальном повреждении имущества 1971 г., об уголовно-наказуемом покушении 1981 г. и др.), что привело к сужению применения судебного прецедента.

Интерес представляет процесс отмены смертной казни в Англии. В ноябре 1965 г. парламент принял акт об отсрочке приведения смертного приговора за убийство в исполнение на 5 лет, как эксперимент. Удовлетворенный результатами в декабре 1969 г. парламент проголосовал за то, чтобы сделать эту отсрочку постоянной. Тем не менее смертная казнь еще применялась в отношении воинских преступлений. В 1999 г. смертная казнь была полностью отменена в Великобритании, когда она присоединилась ко всем странам Европейского Союза, ратифицировавшим Европейскую конвенцию по правам человека. Теперь Великобритания входит в число 69 стран, полностью отменивших смертную казнь.

Во Франции до 1994 г. действовал Уголовный кодекс 1810 г. с дополнениями и изменениями. После второй мировой войны в уголовном праве наметилась демократическая тенденция. Законом 1981 г. была отменена смертная казнь, законом 1983 г. была предусмотрена возможность замены тюремного заключения общественно полезной работой. Наказания по многим преступлениям ограничены штрафами. С 1994 г. был введен в действие новый Уголовный кодекс, воплотивший современный уровень решения технико-юридических вопросов и, что еще более важно, современные ориентиры в уголовно-правовой политике. В нем представлена более четкая и развернутая защита прав человека и гражданина. Соответственно в УК 1994 г. наряду с традиционными составами преступлений (убийство, нанесение телесных повреждений, сексуальная агрессия и пр.) особое внимание уделяется таким получившим широкое распространение в XX в. преступлениям против человека, как похищение и задержание людей, взятие в заложники, посягательство на психическую неприкосновенность личности, проведение на человеке биомедицинских опытов без его свободно выраженного согласия, посягательство на права человека с использованием картотек и обработки данных на ЭВМ, опубликование письменных документов и снимков определенного человека, полученных без его разрешения и согласия, дискриминация по религиозным, национальным и другим признакам. Вместе с тем, наблюдается усиление уголовной ответственности за особо опасные преступления (по многим пожизненное заключение и на них не распространяются давностные сроки - терроризм, геноцид, депортация, производство и распространение наркотиков, захват транспортных средств, вымогательство (рэкет), различные виды мошенничества, включая компьютерное, и некоторые другие). Есть и тенденция гуманизации наказаний (замена смертной казни заключением, вместо тюрьмы - работы, конфискация всего или части личного имущества).

Процессуальное право в новейшее время тоже претерпело определенные изменения. В странах с фашистским и полуфашистским режимом были упразднены все демократические начала в судопроизводстве: исключалось участие общественности (присяжных заседателей, избранных на демократической основе) в суде, граждане лишались процессуальных прав в уголовном процессе, все наиболее важные дела передавались исключительно судам, состоящим из чиновников - сторонников режима. С наибольшей полнотой этот процесс был реализован в нацистской Германии.

В XX в. в странах западной демократии либеральные основы юстиции в главном сохранились. После второй мировой войны во всех экономически развитых странах наметилась демократизация судопроизводства. Однако этот процесс часто приостанавливался, наблюдалось движение вспять, причем в каждой стране все проявлялось по-разному.

В Великобритании по закону 1922 г. присяжными могли быть лица, владевшие недвижимостью с доходом не менее 20 фунтов стерлингов, или арендаторы квартиры. На основании закона 1925 г. большинство уголовных дел вместо суда с участием присяжных заседателей рассматривалось в порядке суммарного судопроизводства полицейскими или мировыми судьями, т.е. в упрощенном процессуальном порядке единоличным судьей, без предварительного расследования, без обвинительного акта и т.д. С одной стороны, это ускоряло судопроизводство, но с другой - ущемляло процессуальные права граждан. Акт "О подстрекательстве к неповиновению" 1934 г. еще более ограничил компетенцию суда присяжных. В 1967 г. в Великобритании отменяется принцип единогласия присяжных относительно вынесения вердикта по уголовным делам, а с 1971 г. и по гражданским делам.

Усиливается влияние прокуратуры в суде. Это особенно заметно во Франции, где прокуратура традиционно имеет чрезвычайно широкие полномочия. По закону 1931 г., даже дела частного обвинения не могли быть направлены в суд без санкции прокурора. Французский закон 1932 г. способствовал усилению влияния судей-профессионалов на присяжных заседателей, положив начало постепенному их объединению в единую коллегию.

в США закон 1954 г. "О принуждении к даче свидетельских показаний" лишил свидетелей в делах о так называемом "подрыве национальной безопасности" права отказываться от дачи показании, которые могут быть использованы и против них (очевидное нарушение V поправки к конституции).

В последние десятилетия наметилось некоторое упрочение либеральных начал в процессе, наиболее распространенными формами которого продолжают оставаться состязательная и смешанная.

Состязательный процесс функционирует наиболее полно главным образом в странах англо-саксонской ветви права (Великобритании США и некоторых других). Он основывается на процессуальном равенстве сторон (обвинитель и обвиняемый) и формально ведется в виде состязания между ними. При этом "бремя доказывания" виновности обвиняемого лежит на обвинителе. Арбитром в споре выступает суд, который обычно является судом присяжных, оценивающим доказательства по внутреннему убеждению. Впрочем, состязательному процессу в его национально-государственной конкретизации присущи многие особенности.

В США, где вслед и под влиянием английского права утвердилась эта форма процесса, предварительное расследование осуществляют многие органы и должностные лица: полиция, атторнетура (структура, близкая к европейской прокуратуре), специальные следственные комиссии (постоянные и временные), коронеры (следователи по делам скоропостижной либо ненасильственной смерти), в определенных случаях большое жюри присяжных.

Следующее далее предварительное производство в суде предусматривает представление обвинителем и защитником собранных ими доказательств судье. На основании этого материала судья решает вопрос о привлечении к уголовной ответственности, мерах пресечения, возможности освобождения под залог и т.п. В зависимости от результатов предварительного производства решается вопрос о предании суду. Это компетенция атторнея, а по наиболее важным делам - большого жюри (т.е. присяжных заседателей). Судебное разбирательство в качестве основного предусматривает: объявление подсудимому обвинительного акта и выявление его отношения к нему (признание или отрицание подсудимым вины); формирование жюри присяжных; судебное следствие; прения сторон; принятие вердикта присяжными заседателями; в случае признания ими виновности подсудимого установление меры наказания и вынесение приговора. Впрочем судья может не признать вердикт и назначить новое судебное разбирательство. Относительно второстепенные уголовные дела рассматриваются судьей единолично в рамках суммарного судопроизводства (нередко в течение нескольких минут).

Поощряются так называемые "сделки о признании" - своеобразные предварительные, внесудебные соглашения сторон: обвинитель соглашается переквалифицировать преступное деяние на менее тяжкое, а обвиняемый это новое признать.

Смешанный процесс получил наибольшее распространение в странах континентальной ветви права (Франции, Германии, Италии и некоторых других). Ему свойственна неоднозначность принципов, положенных в основу досудебного и судебного следствия. В первой его части резко ограничены средства защиты обвиняемого; вторая основывается на принципах гласности, состязательности, устности, непосредственности.

Современный вариант смешанного процесса нашел свое достаточно полное воплощение во французском уголовно-процессуальном кодексе 1958 г. Подтверждается основополагающая, сформулированная в далеком прошлом, официальная цель уголовного процесса - "публичный", т.е. государственный, интерес. Отсюда исключительное право государства в лице прокуратуры предъявлять обвинение в совершенном преступлении, контролировать весь ход расследования. Соответственно прокуратура контролирует и полицейское дознание, возможности которого более чем значительны. Полиция может даже до возбуждения уголовного дела, а значит, и без строгой процессуальной формы проводить задержание подозреваемых и свидетелей, их допрос, обыски, выемки и т.д. Причем за собранными таким образом данными признается доказательная сила.

Если по делу требуется предварительное расследование, оно проводится следственным судьей под контролем и в пределах указаний прокурора. Следственный судья может использовать данные полиции, но не связан ими и проводит самостоятельно все необходимые следственные действия. Эти действия по своему усмотрению может взять на себя и прокурор. Столь очевидно выраженные инквизиционные начала несколько нейтрализуются установлением дополнительного контроля. С марта 1988 г. он возложен на следственные палаты в составе трех профессиональных судей.

Предание суду находится в ведении обвинительных камер (председатель и два члена), являющихся одновременно следственными органами вышестоящих апелляционных судов. Они осуществляют также надзор за деятельностью следственных судей и частично других должностных лиц, участвующих в предварительном расследовании. Им предоставлено право выносить постановление о дополнительном расследовании или, наоборот, о его завершении.

Уголовные дела, по которым предусматривается лишение свободы на срок свыше 5 лет, рассматриваются в судах ассизов; малозначительные преступления и проступки - в исправительных трибуналах; дела о нарушениях - в полицейских трибуналах. В состав ассизов входят: три постоянных, профессиональных судьи и девять заседателей, образующих единую коллегию. Решение по вопросам, поставленным обвинением, принимается абсолютным большинством голосов. Судебное следствие в отличие от предварительного основывается на принципах гласности, устности, состязательности, непосредственности.

89 Уголовное право, в наибольшей степени восприимчивое к поворотам политического курса, характеризуется чередованием прогрессивной и реакционной тенденций в своем развитии. Проявляясь неоднозначно и подчас разновременно в национальных законодательствах, эти тенденции, тем не менее, имеют и некоторые общие черты.

Наиболее резкие зигзаги отмечаются в уголовном праве Германии. Веймарская республика (1919-1933 гг.) сохранила действие Уголовного Кодекса 1871 г., воплотившего основные идеи школы классического уголовного права о соответствии между тяжестью преступления и тяжестью наказания, сокращении области применения смертной казни и т.п. Вместе с тем УК 1871 г. был заново отредактирован в духе республиканского строя, из него исключили пережитки прусского феодализма. Республика декларировала свою приверженность либерально-демократическим принципам в уголовном праве, которые, впрочем, не всегда соблюдались, например, в таких нормативных актах, как указы президента, вводившие смертную казнь за "антигосударственную деятельность" (1920 и 1923 гг.), а также указ, ужесточавший наказания за призыв к забастовке (1920 г.).

Нацистский рейх (1933-1945 гг.), установивший режим открытого террористического подавления, упразднил систему либерально-демократической законности. Разгром либерально-демократических институтов завершился с помощью чрезвычайного законодательства: "Об осуждении к смертной казни и о порядке приведения ее в исполнение" (1933 г.), "Против коварных посягательств на государство и партию..." (1934 г.), "О защите немецкой крови и немецкой чести" (1935 г.), "О конфискации имущества, предназначенного для целей, враждебных народу и государству" (1938 г.) и других подобных им актов. Широкое распространение получила внесудебная расправа. Нацистское законодательство послужило примером при разработке законов других фашистских и полуфашистских государств.

После разгрома фашизма была проведена отмена нацистского законодательства демократизация уголовного права. Была отменена смертная казнь, внедрялись либеральные принципы юстиции (наказание по закону, одно наказание за одно преступление и т.п.). В 1969-1975 гг. была проведена новая реформа УК 1871 г. В результате Уголовный кодекс получил более четкую структуру деления на общую и особенную части. Произошла гуманизация особенной части: исключены некоторые составы преступлений (религиозные преступления), сужена сфера хозяйственных преступлений, которые рассматриваются как административные или гражданско-правовые нарушения, расширились штрафные санкции и почти на 80% заменили более тяжкие наказания.

В уголовном праве США есть "каучуковые" формулировки, которые восполняют и уточняют суды, при этом нижестоящие суды следуют приговорам вышестоящих по аналогичным делам. Суды штатов, как правило, следуют указаниям вышестоящих судов своего штата, а федеральные суды - вышестоящим судам федерации. Верховные суды не считают себя связанными своими же решениями. Такая система показала себя достаточно гибкой; она позволяет в зависимости от конкретной политической и социально-психологической ситуации выносить не только жесткие, но и достаточно либеральные, гуманные приговоры.

В США в годы холодной войны были приняты законы, нарушавшие права человека (например, о контроле над подрывной деятельностью 1954 г.). однако с конца 1960-х гг. в уголовном законодательстве США усилились демократические начала. В 1962 г. был создан примерный Уголовный кодекс, составленный Институтом американского права, а в 1967 г. появился Уголовный кодекс Нью-Йорка - совершенный либеральный закон. Эти документы послужили образцами для отдельных штатов. В настоящее время в США параллельно функционируют федеральное уголовное законодательство (УК США 1909 г. с переработкой в 1948 г.) и УК штатов. Имеющая место некоторая конкуренция законодательств, а также уже отмеченные особенности американского уголовного законодательства стимулируют судебное правотворчество.

В Англии по-прежнему доминируют судебные прецеденты. Таковыми считаются правовые установления, сформулированные в приговорах хотя бы одного из высоких судов Великобритании и принимаемые за основу при разрешении других аналогичных дел судами нижней и равной им инстанции. Высокие суды, за исключением палаты лордов, связаны предыдущими приговорами и решениями. Прецедент может быть отменен или изменен парламентским актом. Общее право архаично, но судьи могут выбрать из множества прецедентов то, что отвечает моменту. Единого уголовного кодекса нет, хотя есть кодификации по отдельным видам преступлений ("консолидирующие законы"). Увеличилось количество парламентских актов по уголовному праву (закон о криминальном повреждении имущества 1971 г., об уголовно-наказуемом покушении 1981 г. и др.), что привело к сужению применения судебного прецедента.

Интерес представляет процесс отмены смертной казни в Англии. В ноябре 1965 г. парламент принял акт об отсрочке приведения смертного приговора за убийство в исполнение на 5 лет, как эксперимент. Удовлетворенный результатами в декабре 1969 г. парламент проголосовал за то, чтобы сделать эту отсрочку постоянной. Тем не менее смертная казнь еще применялась в отношении воинских преступлений. В 1999 г. смертная казнь была полностью отменена в Великобритании, когда она присоединилась ко всем странам Европейского Союза, ратифицировавшим Европейскую конвенцию по правам человека. Теперь Великобритания входит в число 69 стран, полностью отменивших смертную казнь.

Во Франции до 1994 г. действовал Уголовный кодекс 1810 г. с дополнениями и изменениями. После второй мировой войны в уголовном праве наметилась демократическая тенденция. Законом 1981 г. была отменена смертная казнь, законом 1983 г. была предусмотрена возможность замены тюремного заключения общественно полезной работой. Наказания по многим преступлениям ограничены штрафами. С 1994 г. был введен в действие новый Уголовный кодекс, воплотивший современный уровень решения технико-юридических вопросов и, что еще более важно, современные ориентиры в уголовно-правовой политике. В нем представлена более четкая и развернутая защита прав человека и гражданина. Соответственно в УК 1994 г. наряду с традиционными составами преступлений (убийство, нанесение телесных повреждений, сексуальная агрессия и пр.) особое внимание уделяется таким получившим широкое распространение в XX в. преступлениям против человека, как похищение и задержание людей, взятие в заложники, посягательство на психическую неприкосновенность личности, проведение на человеке биомедицинских опытов без его свободно выраженного согласия, посягательство на права человека с использованием картотек и обработки данных на ЭВМ, опубликование письменных документов и снимков определенного человека, полученных без его разрешения и согласия, дискриминация по религиозным, национальным и другим признакам. Вместе с тем, наблюдается усиление уголовной ответственности за особо опасные преступления (по многим пожизненное заключение и на них не распространяются давностные сроки - терроризм, геноцид, депортация, производство и распространение наркотиков, захват транспортных средств, вымогательство (рэкет), различные виды мошенничества, включая компьютерное, и некоторые другие). Есть и тенденция гуманизации наказаний (замена смертной казни заключением, вместо тюрьмы - работы, конфискация всего или части личного имущества).

Процессуальное право в новейшее время тоже претерпело определенные изменения. В странах с фашистским и полуфашистским режимом были упразднены все демократические начала в судопроизводстве: исключалось участие общественности (присяжных заседателей, избранных на демократической основе) в суде, граждане лишались процессуальных прав в уголовном процессе, все наиболее важные дела передавались исключительно судам, состоящим из чиновников - сторонников режима. С наибольшей полнотой этот процесс был реализован в нацистской Германии.

В XX в. в странах западной демократии либеральные основы юстиции в главном сохранились. После второй мировой войны во всех экономически развитых странах наметилась демократизация судопроизводства. Однако этот процесс часто приостанавливался, наблюдалось движение вспять, причем в каждой стране все проявлялось по-разному.

В Великобритании по закону 1922 г. присяжными могли быть лица, владевшие недвижимостью с доходом не менее 20 фунтов стерлингов, или арендаторы квартиры. На основании закона 1925 г. большинство уголовных дел вместо суда с участием присяжных заседателей рассматривалось в порядке суммарного судопроизводства полицейскими или мировыми судьями, т.е. в упрощенном процессуальном порядке единоличным судьей, без предварительного расследования, без обвинительного акта и т.д. С одной стороны, это ускоряло судопроизводство, но с другой - ущемляло процессуальные права граждан. Акт "О подстрекательстве к неповиновению" 1934 г. еще более ограничил компетенцию суда присяжных. В 1967 г. в Великобритании отменяется принцип единогласия присяжных относительно вынесения вердикта по уголовным делам, а с 1971 г. и по гражданским делам.

Усиливается влияние прокуратуры в суде. Это особенно заметно во Франции, где прокуратура традиционно имеет чрезвычайно широкие полномочия. По закону 1931 г., даже дела частного обвинения не могли быть направлены в суд без санкции прокурора. Французский закон 1932 г. способствовал усилению влияния судей-профессионалов на присяжных заседателей, положив начало постепенному их объединению в единую коллегию.

в США закон 1954 г. "О принуждении к даче свидетельских показаний" лишил свидетелей в делах о так называемом "подрыве национальной безопасности" права отказываться от дачи показании, которые могут быть использованы и против них (очевидное нарушение V поправки к конституции).

В последние десятилетия наметилось некоторое упрочение либеральных начал в процессе, наиболее распространенными формами которого продолжают оставаться состязательная и смешанная.

Состязательный процесс функционирует наиболее полно главным образом в странах англо-саксонской ветви права (Великобритании США и некоторых других). Он основывается на процессуальном равенстве сторон (обвинитель и обвиняемый) и формально ведется в виде состязания между ними. При этом "бремя доказывания" виновности обвиняемого лежит на обвинителе. Арбитром в споре выступает суд, который обычно является судом присяжных, оценивающим доказательства по внутреннему убеждению. Впрочем, состязательному процессу в его национально-государственной конкретизации присущи многие особенности.

В США, где вслед и под влиянием английского права утвердилась эта форма процесса, предварительное расследование осуществляют многие органы и должностные лица: полиция, атторнетура (структура, близкая к европейской прокуратуре), специальные следственные комиссии (постоянные и временные), коронеры (следователи по делам скоропостижной либо ненасильственной смерти), в определенных случаях большое жюри присяжных.

Следующее далее предварительное производство в суде предусматривает представление обвинителем и защитником собранных ими доказательств судье. На основании этого материала судья решает вопрос о привлечении к уголовной ответственности, мерах пресечения, возможности освобождения под залог и т.п. В зависимости от результатов предварительного производства решается вопрос о предании суду. Это компетенция атторнея, а по наиболее важным делам - большого жюри (т.е. присяжных заседателей). Судебное разбирательство в качестве основного предусматривает: объявление подсудимому обвинительного акта и выявление его отношения к нему (признание или отрицание подсудимым вины); формирование жюри присяжных; судебное следствие; прения сторон; принятие вердикта присяжными заседателями; в случае признания ими виновности подсудимого установление меры наказания и вынесение приговора. Впрочем судья может не признать вердикт и назначить новое судебное разбирательство. Относительно второстепенные уголовные дела рассматриваются судьей единолично в рамках суммарного судопроизводства (нередко в течение нескольких минут).

Поощряются так называемые "сделки о признании" - своеобразные предварительные, внесудебные соглашения сторон: обвинитель соглашается переквалифицировать преступное деяние на менее тяжкое, а обвиняемый это новое признать.

Смешанный процесс получил наибольшее распространение в странах континентальной ветви права (Франции, Германии, Италии и некоторых других). Ему свойственна неоднозначность принципов, положенных в основу досудебного и судебного следствия. В первой его части резко ограничены средства защиты обвиняемого; вторая основывается на принципах гласности, состязательности, устности, непосредственности.

Современный вариант смешанного процесса нашел свое достаточно полное воплощение во французском уголовно-процессуальном кодексе 1958 г. Подтверждается основополагающая, сформулированная в далеком прошлом, официальная цель уголовного процесса - "публичный", т.е. государственный, интерес. Отсюда исключительное право государства в лице прокуратуры предъявлять обвинение в совершенном преступлении, контролировать весь ход расследования. Соответственно прокуратура контролирует и полицейское дознание, возможности которого более чем значительны. Полиция может даже до возбуждения уголовного дела, а значит, и без строгой процессуальной формы проводить задержание подозреваемых и свидетелей, их допрос, обыски, выемки и т.д. Причем за собранными таким образом данными признается доказательная сила.

Если по делу требуется предварительное расследование, оно проводится следственным судьей под контролем и в пределах указаний прокурора. Следственный судья может использовать данные полиции, но не связан ими и проводит самостоятельно все необходимые следственные действия. Эти действия по своему усмотрению может взять на себя и прокурор. Столь очевидно выраженные инквизиционные начала несколько нейтрализуются установлением дополнительного контроля. С марта 1988 г. он возложен на следственные палаты в составе трех профессиональных судей.

Предание суду находится в ведении обвинительных камер (председатель и два члена), являющихся одновременно следственными органами вышестоящих апелляционных судов. Они осуществляют также надзор за деятельностью следственных судей и частично других должностных лиц, участвующих в предварительном расследовании. Им предоставлено право выносить постановление о дополнительном расследовании или, наоборот, о его завершении.

Уголовные дела, по которым предусматривается лишение свободы на срок свыше 5 лет, рассматриваются в судах ассизов; малозначительные преступления и проступки - в исправительных трибуналах; дела о нарушениях - в полицейских трибуналах. В состав ассизов входят: три постоянных, профессиональных судьи и девять заседателей, образующих единую коллегию. Решение по вопросам, поставленным обвинением, принимается абсолютным большинством голосов. Судебное следствие в отличие от предварительного основывается на принципах гласности, устности, состязательности, непосредственности.

90 Основу социального права составляют законы о социальном обеспечении на случай болезни, утраты трудоспособности и т.д. Осуществляется поддержка семей с низкими доходами. Деньги на эти цели идут из фонда социального страхования, а также из государственных дотаций. В большинстве стран применяется социальное страхование, предусматривающее страховые взносы наемных работников (обычно в размере 1-1,5% заработной платы) и взносы предпринимателей (в среднем 1-1,5% общей суммы выплаченной зарплаты). Через определенное количество лет размер взносов увеличивается на 0,5-0,75%. В законодательствах предусматривается пенсия при наличии стажа работы и определенного возраста, а также пособия по безработице и инвалидности. В некоторых странах действует "универсальная" система: пенсионный фонд создается за счет особого налога со всех граждан, имеющих доходы, начиная с их совершеннолетия до достижения ими пенсионного возраста.

91 В семейном праве основными тенденциями в ХХ в. были гуманизация и демократизация. Утвердилось юридическое равенство супругов, включая имущественные отношения. Улучшено правовое положение внебрачных детей. В ряде стран произошел отказ от юридического понятия главы семьи (Германия, Италия, Швейцария). Признается право замужней женщины на самостоятельный выбор деятельности.

В имущественных отношениях существует два вида правового режима: договорный (на основе брачного контракта: определяется правовой режим имущества каждого из супругов, принадлежащего им до брака, и возможного будущего совместно приобретенного в браке, возможных будущих расчетов супругов в области имущества, а также многие другие вопросы аналогичного порядка) и легальный (на основе предписаний закона). Основными видами легального режима были:

Раздельное имущество (Англия, США, Германия).

Общее имущество (Франция, Швейцария, 8 штатов США) - все нажитое совместно общее, но в личной собственности остается добрачное имущество.

Отложенное общее имущество (Дания, Норвегия) - в случае расторжения брака нажитое в браке имущество делится поровну.

92

93

95 Современные правовые системы африканских стран

Третий этап развития африканского права связан с получением государствами Африки национальной независимости.[10] Здесь наблюдаются две тенденции. С одной стороны, сохранялись почти без изменений прежние принципы, законы и иные нормативные акты, привнесенные из других правовых семей. Устойчивость уклада жизни сказалась и в данной сфере. С другой стороны, интенсивно развивается национальная правовая система африканских государств.

Основные тенденции развития права африканских стран в условиях национальной независимости характеризуются, преодолением колониальных наслоений (хотя на первых этапах колониальные законы продолжали действовать), а также – ограничением регулирующего значения правового обычая по мере того, как расширялся круг отношений, охватываемых национальным законодательством. В бывших французских колониях после получения независимости принято более ста кодексов. Равным образом приняты крупные законы в англоязычных странах. В большинстве независимых государств Африки действуют новые конституции. Законодательная деятельность охватывает прежде всего такие отрасли современного права, как конституционное, обязательственное, уголовное, судоустройство.

Во многих государствах принят ряд прогрессивных норм, заимствованных из законодательства западных стран.[11] В частности, введен восьмичасовой рабочий день, установлены минимум зарплаты, в том числе и для работников частных предприятий, оплачиваемые отпуска, пенсионное обеспечение, бесплатное медицинское обслуживание. Осуществлены серьезные законодательные меры по эмансипации женщин.

В то же время деколонизация сопровождалась декларациями о большом значении обычного права, необходимости его сохранения. В Мадагаскаре, например, представительная ассамблея приняла в 1957 г. решение о кодификации обычаев, а в Нигерии региональные ассамблеи взяли на себя инициативу подготовки компиляций, придававших обычаям санкционированный властью характер.

К настоящему времени практически завершилась работа по унификации обычного права всех танганьикских племен. В некоторых африканских странах проводились реформы, ставившие целью создание единой кодификации и законодательных, и обычных норм. Они удались лишь применительно к отдельным отраслям права, например к уголовному.

В колониальный период в британских колониях (за исключением Сьерра-Леоне) действовал уголовный кодекс, основанный на английском общем праве. Наряду с этим местные суды рассматривали деяния как уголовные, руководствуясь сложившимися обычаями. После получения независимости некоторые страны включили составы, основанные на обычае, в уголовный кодекс. Большинство стран посту пило еще проще, отменив основанное на обычае уголовное право и провозгласив уголовный кодекс единственным актом, который определяет, какие действия считаются преступными, и устанавливает вид и размер наказания за них. Таким образом, обычное уголовное право как бы прекратило здесь свое существование.

Значительно сложнее оказалось проведение реформ в области брачно-семейного и наследственного права. Хотя такие попытки и делались, дуализм законодательного и обычного права в этих сферам не был преодолен.

В 1962 г. в Гане был опубликован проект закона о браке, разводе и наследовании. Однако судьба этого законопроекта оказалась неудачной. Трижды предпринимались попытки претворить его в жизнь, но безуспешно. В Кении для поставленной задачи были учреждены две комиссии. Одна занималась вопросами заключения и расторжения брака, другая – вопросами наследования. Комиссии в сентябре 1968 г. представили итоговые отчеты. В них содержался перечень рекомендаций (и законопроектов), целью которых становилась замена разнообразных и по-разному применявшихся норм брачного и наследственного права – обычно-правовых, законодательных, английских прецедентов, исламских и индусских норм – одним кодексом, применимым ко всем кенийцам независимо от расовой и племенной принадлежности, вероисповедания.

Сказанное дает основание утверждать, что традиционное африканское обычное право бесспорно утрачивает, а в некоторых случаях уже утратило многие свои первоначальные черты. Оно в значительной своей части стало объектом систематизации и кодификации.

Хотя арбитраж, свойственный обычному праву, все еще практикуется и даже косвенно признается в некоторых странах, он испытывает неизбежное влияние идей о праве и судебных процедурах, которыми руководствуются современные официальные суды. В целом же он в значительной мере уступил место формализованной судебной системе, оснащенной детальными правилами разбирательства дел.

Основные тенденции развития права в условиях национальной независимости характеризуются, с одной стороны, преодолением колониальных наслоений, а с другой – ограничением регулирующего значения правового обычая по мере того, как расширяется круг общественных отношений, охватываемых действием национального законодательства.[12]

Что касается возможностей учета элементов обычного права в процессе законодательной деятельности, то ученые справедливо говорят, что использование освободившимися государствами обычного права не может не носить ограниченного характера. Обычное право, по-видимому, может сохраниться лишь в той части, которая, получив в модифицированном виде законодательное закрепление, станет составной частью единой правовой системы, отражая особенности исторического развития народов Тропической Африки. Особенно важным здесь представляется сохранение и превращение в закон тех обычаев, которые издавна использовались общинным крестьянством для отстаивания коллективных начал производства в борьбе с феодально-племенной знатью, стремившейся подчинить общину своим интересам. Как показывает опыт правового строительства независимых государств Африки, национальное законодательство на первых порах сохраняет нить «преемственности» с исторически сложившимися нормами обычного права. Процесс вытеснения норм обычного права из сферы правового регулирования в африканских странах весьма сложен и длителен по своему характеру. В целом же главная тенденция развития обычного права в молодых государствах характеризуется ограничением регулирующего значения правового обычая и расширением круга общественных отношений, охватываемых действием национального законодательства.

Современный этап развития африканской правовой семьи характеризуется правовой многослойностью, но с более отчетливой тенденцией к оригинальным юридическим конструкциям и способам правовой регламентации. Сильнее сказывается и воздействие норм африканских межгосударственных объединений и институтов, а также общих норм международного права. Общей тенденцией многих африканских стран является также постепенное формирование общетерриториальной правовой системы. С усилением роли конституционного права как юридического фундамента государственной независимости нормы обычного, колониального и английского права преобразуются в нормы общетерриториального права. Его источники еще находятся на этапе становления.

Таким образом, традиционное африканское право, бесспорно, постепенно утрачивает, а в некоторых случаях уже утратило свое регулирующее значение. Его нормы по своему социальному содержанию плохо согласуются с тенденциями развития молодых развивающихся государств, стремящихся идти по пути цивилизации и прогресса. Но все же еще многие миллионы африканцев, особенно в сельской местности, продолжают жить по старым обычаям, избегают обращаться в государственные суды, предпочитая арбитраж и стремясь прийти к примирению в соответствии с традициями.

96

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.