Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лекция 4. Религии Юго-Восточной Азии.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
21.07.2019
Размер:
162.82 Кб
Скачать

12

Лекция 4 Религии Юго-восточной Азии

Вступление. Следуя логике генеалогической классификации, целесообразно выделить из восточных религий в одну группу такие религии, как буддизм, джайнизм, индуизм, парсизм и сикхизм. При всем своем нынешнем национальном своеобразии они имеют общие корни, что позволяет их рассматривать в одной группе с целью более глубокого понимания процессов их разъединения. Возникает вопрос, как быть с такими религиями как даосизм, конфуцианство и синтоизм, также распространенными в Азии. Даосизм и синтоизм могут быть интерпретированы в рамках общих архетипах Юго-восточного региона, к этому есть предпосылки и исследования в этой области. Вопрос требует, однако, более пристального рассмотрения. Что касается конфуцианства, то это в большей степени этическое учение с элементами культа (особенно в поздние периоды китайских династий, когда оно становится государственной).

Цель лекции:

•     познакомиться с древнейшими истоками религий Юго-восточной Азии;

•     рассмотреть особенности возникновения конкретных религий этого региона.

План

1.   Проблема индоарийского генезиса.

2.   Роль сакральных текстов в формировании ведийской культуры.

3.   Значение социальной стратификации индоарийского общества.

4.  Основные идеи индуизма.         

5.  Генезис религий этого региона.

 

  1. Проблема индоарийского генезиса

История индоариев претерпела большое количество интерпретаций. В XIX веке получила модель арийского вторжения («МАВ»), согласно которой аборигенное население долины Инда состояло из тёмнокожих, миролюбивых дравидийцев, следы которых запечатлены в останках Хараппской цивилизации. Предположительно, эти племена были неплохими строителями, как явствует из раскопок Мохенджо Даро, но в культурно-языковом плане дравидийцы, согласно «МАВ» были менее развиты, и поэтому не имели письменной культуры и литературы. Затем, около 1500 до н.э. Индия подверглась тому самому "вторжению" арийских племён, пришедших с северо-востока. Воинственные племена ариев. стали вторгаться через перевалы Гиндукуша в район современного Пенджаба. Их отличительные свойства — хорошее знание военного искусства и поэтическое мастерство. Белые кочевые племена принесли с собой характерную социальную стратификацию и ведическую литературу на санскрите. Завоеватели, владевшие лучшей военной техникой — боевыми колесницами, покорили коренное население, навязав покорённым народам свои "Законы Ману".

Основания "арийского вторжения" восходят к эпохе колониального захвата Индии Британской короной. Эта оккупация была не только военной, государственной, но и интеллектуальной, ибо за прибывшими лордами последовали европейские исследователи и миссионеры, которые стали в определённом ключе преподносить культурное наследие Индии. До сих пор мы имеем устоявшийся взгляд на то, что самое прогрессивное, к чему пришло за всю историю человечество — это концепция западного гражданского общества. В годы колониализма такая посылка вообще была неоспоримой и поэтому «спасать» аборигенов, не имеющих благ европейской цивилизации, представлялось честью для стран Европы (и до сих пор мы видим, как они не утратили своего влияния в своих бывших колониях; потеряв их, они настаивают, чтобы многонациональные государства также дали свободу мелким этническим группа в их составе).

«МАВ» выдержала два столетия и, очевидно, начинает медленно умирать. Причиной всё более осторожного отношения к этой концепции стал ряд открытий, осуществленный, как западными, так и индийскими учёными.

Сейчас последние открыто называют западную версию истории индоарийства «миссионерской», что, несомненно, верно указывает на то, что первые западные исследователи смотрели на мир через призму библейской истории. Им представлялось достаточным вывести все прочие народы из генеалогии Библии. Таким образом, все развитие древнеиндийской цивилизации должно было уложиться в срок, начавшийся 4005 до н.э. Рассмотрим, например, датировку индоарийской культуры, предложенную Аббе Дюбуа (Abbé Dubois (1770-1848)). Его пребывание в Индии с 1792 по 1823 позволило ему накопить массу материала и впоследствии изложить свои взгляды на историю Индии. В частности, он считает уже доказанным то, что Индия была населена уже после потопа, который от всего мира оставил просто пустыню. Однако уже тогда были ученые, выводившие традиции Индии из египетских или арабских земель. Аббе Дюбуа же доказывал, что население Индии происходит не от Хама, а от Иафета. Он объяснял, что предки индийцев двигались с севера и остановились рядом с горами Кавказа. Таким образом, была сформирована первая концепция миграции индоариев и построена она была на таком непрочном фундаменте.

Развитие теории «арийского вторжения» принадлежит в большей степени Максу Мюллеру (Max Müller) — (1823-1903). Во вступительном примечании к книге «Традиции, обычаи и церемонии хинду» (HinduManners, CustomsandCeremonies, 1897) он называет Аббе Дюбуа «достоверным авторитетом… который всегда сохранит свою ценность».

Знаменитая кафедра санскритологии в Оксфорде была основана полковником Боденом в 1811 для того, чтобы способствовать переводу Библии на санскрит, что должно было способствовать обращению коренных народов в христианскую веру. В 1886 Макс Мюллер также отмечал в письме к своей жене, что в переводе вед он видит способ повлиять на будущее поколение, которому достаточно показать, что представляет собой корень их религии, чтобы «вырвать с корнем» все остальное, наросшее за 3000 лет. Другие пионеры-индологи, такие как У.Джоунз, Х.Уильямс, Т.Голдстакер, М.Монйер-Уильямс подходили к ведийской культуре с целью способствовать ее замене христианской.

Примерно в середине 19 века, когда была установлена близость европейских языков и санскрита, автоматически была принята версия, что предки ариев были расселены где-то между Индией и западной Европой. Назывались Скандинавия, Германия, южная Россия, и даже Памир (в то время мало кто представлял географические условия, которые должны были преодолеть арии чтобы осуществить вторжение на территорию индийского субконтинента). Тогда же сложился образ арийских племен — полукочевые племена, разводившие скот, поклоняющиеся богу Индре.

Если находились новые археологические объекты, то они также интерпретировались с точки зрения «арийского вторжения». Так, найденные Мохенджо Даро и Хараппа в бассейне Инда[1], отождествлялись с городами коренного населения, которые были разрешены завоевателями-ариями, насадившими свою религию и кастовую систему на них.

В это же время сложилась и хронология индоарийской цивилизации. При ее формировании отталкивались от событий, чья датировка обычно не подвергалась сомнению, например жизнь Гаутамы Будды, традиционно относимая к 6 веку до н.э. А на основе лингвистического анализа наиболее древним памятником индоариев была признана «Ригведа». Отведя на каждый раздел ведийской литературы по 200 лет, Макс Мюллер получил следующую хронологию:

«Ригведа» — 1200 до н.э. «Яджурведа», «Самаведа», «Атхарваведа» — 1000 до н.э. брахманы — 800 до н.э. араньяки, упанишады — 600 до н.э.

Понимая, что его датировка носит весьма умозрительный характер, Макс Мюллер пишет такие слова одной из своих последних книг, «Шесть философских систем»: «К какому времени бы не относились ведические гимны, 1500 или 15 000 до н.э., они занимают свое уникальное место в мировой литературе» (С.35). Уже во времена Макса Мюллера находились исследователи, указывавшие на более ранний срок написания «Ригведы» (Морис Винтерниц, Бал Гангадхар Тилак).

Со своей стороны, лучшие умы Индии говорили о том, в нигде ведах нет и ссылки на то, что арии осуществили миграцию из-за пределов Индии. Напротив, нашлись ссылки на астрономические наблюдения, которые можно было соотнести только с 4500 до н.э. («Ригведа») и 3200 до н.э. («Шатапатха брахмана»).

Сгруппируем аргументы современных ученых, которые считают, что арийского вторжения никогда не было?

1. Лингвистические подтверждения. Модель арийского вторжения («МАВ») основывается на лингвистических предположениях развития языка, которые полагаются недостаточными для построения такой грандиозной модели переселения народов. Сейчас уже подсчитано, что для развития языка требуется значительно больше времени, нежели считалось в 19 веке. Согласно Ренфрю, говорившие на индоевропейском языке могли жить в Анатолии еще в 7000 до н.э.

При сравнении морфологии отмечается наличие преемственности между хараппским письмом, брахми и деванагари. Письменность, использованная в Двараке, напоминает нечто среднее между брахми и хараппским письмом.

2. Исторические свидетельства. В ведах, текстах джаинов, буддистов, тамильской литературе не содержится свидетельств массовой миграции, что означает, что индоарии ведического периода забыли даже вскользь упомянуть эту миграцию, если принимать «МАВ» истинной[2]. Флора и фауна, география и климат «Ригведы» соответствуют североиндийским реалиям.

Предания Индии (пураны) приводят список в 120 царей в одной лишь ведической династии, которые хорошо укладываются в новую хронологию, а это означает 3000 лет до н.э. Греческие хроники говорят о существовании списков индийских раджей, которые уходят до 7000 лет до н.э.

В древнегреческих источниках упоминается[3], что Аристобул видел тысячи оставленных городов и деревень из-за смены течения Инда.

Таким образом, исторические факты не оставляют сомнения в том, что индоарийская культура не была принесена кочевниками, а является плодом долгого локального развития.

3. Данные археологии. Артефакты с раскопок в Мохенджо Даро и Хараппы соответствуют ремеслам индоариев, наблюдается преемственность в религиозных представлениях, архитектуре, системе мер и весов. Археологические раскопки Мергара[4] дают основания считать, что обнаруженные там признаки использования меди, ячменя, выращивания скота, указывают на близость этой культуры к индоарийской. Планировка городов и архитектура этих мест требовала знания алгебры и геометрии, знаний, сохранившихся в ведических Шулвасутрах.

В этих же местах часто встречаются «ведические» огненные алтари, на что указывают найденные рядом осколки ритуальной утвари, украшения из ракушек и другие предметы, описанные в ведических брахманах.

Арии «Ригведы» изображены как сельскохозяйственная община, чья экономика зависела в основном от запасов сельскохозяйственных продуктов. Наличие колеса и лошади было особенно важным для их поселений. Эти признаки заставляют антрополога из Пуны М.К.Деваликара отождествлять поселения в долине реки Сарасвати с ариями «Ригведы». В Хараппе, например, к северу от возвышенной площадки с общественными постройками обнаружено зернохранилище. Оно находилось на платформе, площадь которой составляла 45х60 метров. Такое поднятие зернохранилища требовало, по-видимому, защита от наводнений. Складские помещения внутри разделялись на блоки по 15х6 м. В хранилище собиралось зерно с крестьян в качестве поземельного налога. Главным образом, возделывались пшеница, ячмень, горох и сезам (последний сохраняет статус важной культуры и в современной Индии, из семян сезама выжимают масло). Свидетельств возделывания риса не было найдено, но хлопок был индоариям Хараппской культуры известен. Аграрный характер Хараппы говорит о том, что это вполне могло быть поселение индоариев.

На территории раскопок в бассейне Инда и Сарасвати найдены скелеты, принадлежащие разным этническим группам, что не подтверждает вторжения новой расы на этой местности. Да и до сих пор, в этой местности встречаются представители разных рас. Краниологические исследования, проведенные в Мохенджо Даро, позволили говорить о том, что основной тип населения представлен европеоидными черепами, однако встречаются и монголоидный и другие, о которых еще нет окончательного вывода ученых (возможно: веддоидный, альпийский, арменоидный).

Стандартная планировка городов, строгое единообразие таких элементов, как единицы мери и весов, размер кирпичей говорят о том, что индская культура была единым централизованным государством с развитой экономикой, военной наукой, искусством, подобно тем, которые ярко описываются в пуранах. Яркая особенность этой культуры — чрезвычайный консерватизм. В Мохенджо Даро было раскопано, по крайней мере, девять слоев построек. Уровень воды, поднимавшийся время от времени, заставлял заново возводить здания[5]. За тысячи лет планировка улиц осталась неизменной. письменность индских городов также не менялась на протяжении тысячелетий. Несмотря на поддерживаемые связи с другими, более технически развитыми культурами, например Двуречьем, жители индоарии не были склонны заимствовать их новшества. Форма правления, тоже, как видимо, не менялась. Такой беспримерный консерватизм указывает на теократичность правления, когда порядок мыслится установленным свыше (как это было и в Древнем Египте, Шумере).

И Мохенджо Даро и Хараппа имеют сходную планировку. Города занимали площадь около 2 км2. Их центральные улицы были совершенно прямыми, до 9 метров шириной. Большие улицы делили город на кварталы, внутри которых была сеть переулков. В западной части города находилась защищенная зубчатыми стенами каменная площадка на высоте до 15 метров и шириной 365,6х 182,8 м. внутри ее располагались общественные здания.

Дома строились из стандартного обоженного кирпича высокого качества. План постройки был сходным: прямоугольный двор, вокруг которого располагались несколько комнат. Дома возводились на два этажа и выше. Войти в дом можно было с бокового переулка, окна выходили во внутренни двор.

Нижний этаж мог иметь размер до 182 м2, однако встречаются постройки и большего размера. Состояние и размеры построек говорят о том, что средний класс составлял значительную часть индоарийских городов, однако много было и зажиточных семей.

Найдены остатки домов бедных работников — двухкомнатные квартиры площадью 6х4 метров, расположенные в параллельные ряды. В Хараппе такие комнаты расположены рядом с с круглыми каменными платформами. Возможно, это были люди низшего сословия, моловшие зерно для жрецов.

Большое значение в древних городах индоарийцев отводилось омовению. В домах имелись комнаты для омовений, оснащенные водостоком. Очевидно, индоарии, как и современные индусы совершали омовение с помощью кувшина — лили воду себе стоя на голову. Водосточные трубы из домов направлялись в канализацию, проходившую под главными улицами и выходившими на окраинах в сточные ямы. На всем своем протяжении канализационные трубы были защищены каменными плитами. Даже римская цивилизация не имела такой детально разработанной системы водопровода. Очевидно, что за ней осуществлял надзор муниципальная власть.

В Мохенджо Даро одно из самых больших зданий — большой бассейн площадью 11х 6 метров и глубиной 2,5 метра. Он построен из красивого кирпича и облицован для непроницаемости составом, напоминающим битум. Через отверстие в углу спускалась вода. Водоем напоминает одетые камнем пруды рядом с индийскими храмами, вокруг него тоже располагается крытая аркада, на которую выходят комнаты.

Были открыты еще более крупные поселения, чем Мохенджо Даро, например Дварака (датируется 1500 лет до н.э). Дварака ассоциируется в пуранах с Кришной и с концом ведической эпохи. Затопленный океаном город свидетельствует о развитом градостроении и использовании железа в то время.

«Голова Васиштхи» — бронзовая голова, найденная недалеко от Дели была датирована 3700 лет до н.э.

4. Анализ текстов. «Ригведа» описывает городские поселения, а не кочевников, как считали ранее. Слово «пуруша» происходит от «пур васа» — житель города. Ведийское «аяс», ранее переводимое как «железо», видимо указывает на металл, возможно, медь или бронзу[6]. В любом случае, металлические изделия тоже были найдены при раскопках Двараки, а также в Кашмире.

Войны описанные в «Ригведе» происходили между людьми, принадлежавшими к одной культуре, а не между разными народами. Сейчас уже представляется недостаточным аргумент, предлагающий считать историю сражения Индры с Вритрой в «Ригведе» аллегорическим повествованием борьбы ариев с аборигенами. Также как и эпитет «разрушители городов» к ведийским богам не служит метафорическим объяснением того, будто арии разрушали города дравидийцев. Встречаются строки, где индоарии называются «защищенные сотнями городов», а также Индра, Агни, Сарасвати, Адитьи сравниваются с городом; однако преждевременно считать, что эпитет «разрушители городов» указывает на факт вторжения кочевых индоариев на территорию дравидийцев. Ведь известно, что правители Египта и Месопотамии имели титулы «завоеватель городов».

Другая поэтическая метафора вед — противостояние света и тьмы, также недостаточна для реконструкции того, будто светлые арии сражались с темным местным населением.

Ранее говорили, что культура индоариев основана на использовании «аяс», однако их враги также используют «аяс» и ничто не говорит об исключительности ариев в этом отношении.

«Ригведа» описывает реку Сарасвати, существовавшую, предположительно, 1900 лет до н.э. (а если говорить о реке Дришадвати, то 2600 до н.э.) На основании ведической литературы можно судить о перемещении индоариев с реки Сарасвати, которая воспевается в «Ригведе», к Ганге, главной реке брахманов и пуран.

В целом, можно отметить, что в вопросе обоснования индоарийского вторжения, авторы вынуждены обращаться к ограниченному числу источников, т.к. иного материала у них нет. К тому же, такие источники как “Ригведа”, и не предназначались для описания жизни ариев, они служили средством коммуникации с сакральным миром. Если раньше «Ригведа» считалась наиболее историчным документом, так как она более древняя по языку, то сейчас признано, что нельзя пренебрегать традицией, считающей пураны ведической историей[7]. Для древних обществ было характерно синкретичное восприятие «истории» и «историй» (такова, например, история Геродота). В пуранах как раз содержится подробная генеалогия царей ведического периода. На этом основании, мы можем произвести реконструкцию ведической истории, уходящей вглубь на 4500 лет до н.э.

5. Данные астрономии. В «Ригведе» даются ссылки на астрономические наблюдения, которые указывают на то, что там использовался календарь, основанный на созвездии Плеяды (Криттика). Они восходит к 2500 лет до н.э. и представляет собой признак высокоразвитой культуры. Календари не свойственны кочевникам, к тому же большинство календарей мира ведет отсчет от исторических событий, а исчисления индоариев базировались на представлении о цикличности времени. Вычисления и указания на наблюдение небесных феноменов (затмения, звездные соответствия началу времен года) не могли быть фальсифицированы в то время и говорят о существовании индоарийской цивилизации еще 3500 лет до н.э.

6. Аэрокосмическая съемка показала, что Сарасвати — не мифический объект, а реально существовавшая река, чье русло высохло приблизительно 1900 лет до н.э. Это как раз время переселения индоариев с междуречья Инд-Сарасвати в бассейн Ганги. Данные аэрофотосъемки подтверждают и геологические изыскания, согласно которым, в период 2300 по 2000 лет до н.э. непрекращающаяся засуха уничтожила плодородные земли на территории от Анатолии до Северной Индии.

6. Геологические исследования показали, что в Пенджабе и у подножия Гималаев произошли тектонические изменения, в результате которых некоторые области поднялись на 60 метров за последние 2000 лет (это также позволяет говорить об изменении характера течения рек).

 

Результатом пересмотра «МАВ» стало формирование новых хронологий, общим для которых является то, что индоарийская история на территории бассейна Инда и Сарасвати отодвигается в нижнем пределе до 7-8 тыс. лет до н.э. Подобного рода хронологии предложили такие исследователи как Джеймс Г.Шаффер, С.П.Гупта. Остановимся на более важной для нас в культурологическом смысле хронологии Раджарамы. Используя информацию, содержащуюся в пуранах он получил такую датировку:

4500 лет до н.э. — победа Мандхатри над Дрохйусом, о которой говорится в пуранах;

4000 лет до н.э. — составление «Ригведы», кроме книг 1 и 10;

3700 лет до н.э. — битва десяти царей, упоминаемая в «Ригведе»; начало пуранических списков царей; приход Агастьи с посланием вед в страну дравидийцев; время Васиштхи, его младшего брата; Рама и Рамайана;

3600 лет до н.э. — «Яджурведа», «Самаведа», «Атхарваведа», завершение ведического канона;

3100 лет до н.э. — время Кришны и Вьясы; война Махабхараты;

3000 лет до н.э. — «Шатапатха-брахмана», шулвасутры, «Ягьявалкйасутра»; Панини и «Аштадхьяйи»; Йаска и «Нирукта»;

2900 лет до н.э. — расцвет цивилизаций Древнего Египта, Месопотамии и бассейна Инд-Сарасвати;

2200 лет до н.э. — начало широкомасштабной засухи; упадок Хараппы;

2000 лет до н.э. — окончание ведической эпохи;

1900 лет до н.э. — полное высыхание Сарасвати и гибель Хараппы.

Сравнивая две модели генезиса индоариев, мы признаем, что современная имеет больше оснований. Если «МАВ» покоится исключительно на лингвистических доказательствах, то ныне мы имеем более прочный фундамент из данных археологии, геологии, астрономии, истории математики, аэрофотосъемки.

Свидетельства древности городской ведической культуры вписываются в общий план пересмотра взглядов на древнюю историю, который происходит под влиянием новых открытий. Так, в Сирии были найдены развалины города Хамукар, как минимум 6-тысячелетней давности. Среди руин сохранились некоторые артефакты, свидетельствующие о высоком уровне развития городской культуры в то время: сложные оборонительные и укрепительные устройства, огромные печи для приготовления пищи на большое количество людей, штампы, для проставления печатей на глине.

 

Исходя из нового подхода к происхождению индской цивилизации, получаем иные представления об этническом движении в регионе. Примерно 2500 лет до н.э. начинается миграция из бассейна Инда-Сарасвати. Выходцы из региона, обосновавшиеся в районе Ирана («Арйан» - земля ариев), эволюционируют в религиозном плане и приходят на почве своего пост-ведизма к идеям линейного времени, эсхатологии, мессианства, дуальности добра и зла что потом получает новое развитие в автраамических религиях. То население, которое обосновывается в бассейне Ганга-Джамны в значительно большей степени следует ведическим идеям и дает начало тому, что мы называем индуизмом. Фактически, в силу того, что ведизм не подлежит полной реконструкции, пост-буддийский ренессанс ведизма мы сейчас называем индуизмом.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.