Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
13
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
129.81 Кб
Скачать

Клинико-социальные показатели у совершивших агрессивные деликты комбатантов

К.м.н., рук. отд. Г.А. ФАСТОВЦОВ1, д.м.н., проф. в.н.с. С.Н. ОСКОЛКОВА

Clinical and social indices in combatants committed aggressive delicts

G.A. FASTOVTSOV, S.N. OSKOLKOVA

Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Москва

Ключевые слова: военный стресс, комбатанты, адаптивное поведение, социальная адаптация.

Key words: militant stress, combatants, adaptive (coping) behaviour, social adaptation.

Военная обстановка, с точки зрения экстремальности, содержит в себе многие психотравмирующие факторы, присущие стихийным бедствиям и катастрофам. Вместе с тем она включает несопоставимый ни с одним экстраординарным событием психологический аспект — необходимость лишения жизни другого для сохранения собственной [1, 5]. R. Lazarus и S. Folkman [11] в свое время предложили деление стрессоров на три типа: катастрофические события, персональные стрессоры и ежедневные трудности (препятствия). Во время пребывания в районе боевых действий на военнослужащих влияют одновременно стрессоры всех типов. Однако в зависимости от индивидуальных особенностей, начиная от биологической уязвимости и заканчивая особенностями самосознания, адаптационные ресурсы у военнослужащих могут значительно варьировать. Кроме того, само участие в войне оказывает сильное воздействие на сознание человека, подвергая его серьезным качественным изменениям. В основе личностных трансформаций, по мнению большинства исследователей, лежат изменения смыслового ядра личности, развивающиеся после экстремальной ситуации [6, 8, 9]. Оценивая угрожающую и, порой выходящую из-под контроля, ситуацию человек переживает наиболее выраженные негативные физические и эмоциональные последствия стресса. Появляющиеся при этом симптомы могут представлять собой как потерю той или иной функциональной способности, так и отражать защитный или компенсаторный механизм, предотвращающий дальнейшую дезорганизацию психической деятельности. Боевой травматический стресс и его последствия являются одним из главных внутренних барьеров на пути социальной адаптации участников военных действий (комбатантов) в гражданском обществе.

После возвращения к мирной жизни комбатанты переживают стрессы, связанные с трудностями приспособления к новым условиям, могут сталкиваться с непониманием, осуждением, сложностями в общении и профессиональном самоопределении. На первичный стресс, полученный во время войны, накладывается вторичный, возникший после возвращения домой, что становится внутренней основой психологической и социальной дезадаптации человека в обществе.

В настоящем исследовании проблема социальной адаптации комбатантов рассматривается в контексте адаптивного поведения (coping behavior), т.е. той формы психической активности, которая направлена на преодоление стрессовых воздействий и овладение ситуацией [2, 10]. Речь идет как об ответе на внешнюю

© Г.А. Фастовцов, С.Н. Осколкова, 2009

Zh Nevrol Psikhiatr Im SS Korsakova 2009;109:4:63

ситуацию, представляющем собой сознательно избранные стратегии, так и адаптивных интрапсихических механизмах [3, 4]. Таким образом, эффективное преодолевающее поведение, позволяющее достичь изменения неудовлетворительных отношений в системе «человек—среда» и адекватного регулирования эмоций, может реализоваться в результате модификации внешней активности (поиск информации, позволяющей структурировать ситуацию; реализация определенных действий или их блокирование) или путем использования интрапсихических механизмов [7, 11, 12].

По данным Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, 63,4% правонарушений совершается комбатантами в первые 3 года после формирования у них посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Причем среди совершенных деликтов подавляющее большинство (93%) связаны с агрессией (убийства, попытки убийства, нанесение телесных повреждений различной степени тяжести). При этом обращает внимание слабая внешняя мотивированность агрессии, явное несоответствие реакции спровоцировавшему ее поводу, импульсивность, брутальность. В литературе освещены мало эти аспекты поведения комбатантов.

Целью настоящего исследования было определение социально-психологических предикторов нарушения социальной адаптации совершивших агрессивные деликты у комбатантов.

Материал и методы

Обследовали репрезентативную группу военнослужащих, ранее проходивших службу в районах локальных вооруженных конфликтов с клиническими признаками ПТСР (рубрика F43.1 по МКБ-10).

Всего наблюдали 308 мужчин. Из них в основную группу (подэкспертные) вошли 174 человека, страдающих ПТСР и совершивших правонарушения против личности различной тяжести, прошедшие стационарную судебнопсихиатрическую экспертизу в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. Обследование в условиях стационара было проведено в 152 случаях, амбулаторно — в 22. В группу сравне-

1e-mail: fgrigo@yandex.ru

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 4, 2009

63

ОРГАНИЗАЦИЯ НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ И ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ. ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

ния (пациенты) были включены 134 человека, проходивших лечение в военных госпиталях по поводу ПТСР.

Указанные группы были сходными по среднему возрасту в периодах призыва (18,2±1,2 в обеих группах), прибытия в район боевых действий (в основной группе 22,1±4,5 года, в группе сравненея — 21,7±4,6 года), окончания службы в «горячей точке» (в основной группе 23,5±2,3 года, в группе сравнения — 22,9±2,7 года), и настоящего обследования (в основной группе — 27,4±6,1 года, в группе сравнения —26,9±5,6 года). Боевую психическую травму обследованные обеих групп также получили практически в одном возрасте: в основной группе 24,4±9,6 года и в группе сравнения 23,2±10,4 года.

В процессе обследования использовали клиникодинамический, психопатологический и эксперименталь- но-психологический методы. Анализировали субъективное содержание психотравмы, стратегии и формы реализации преодоления стресса. Данные клинических интервью и динамического наблюдения дополнялись результатами анкетного интервьюирования с помощью специально разработанного опросника.

Для анализа и верификации данных использовали математико-статистические методы с помощью стандартных пакетов статистических программ для персональных компьютеров. Использовали преимущественно непараметрические статистические критерии. Для оценки различий частот применяли критерий χ2 или двусторонний точный критерий Фишера. Принимали во внимание лишь те показатели, уровень значимости различия для которых оказался меньше 0,05.

Результаты и обсуждение

При сравнении между собой ветеранов разных групп было установлено, что в обеих выборках имеется близкое распределение между отдельными видами стратегий адаптации к условиям мирной жизни. Однако по некоторым параметрам выбор используемых механизмов преодоления стрессовых событий в группах был различным (табл. 1).

При анализе поведенческой сферы в целом у страдающих ПТСР лиц, с одной стороны было характерно стремление привлечь внимание к собственным проблемам и

трудностям (параметр «демонстративность»), что повидимому на начальных этапах заболевания является адаптивной стратегией поведения, а с другой стороны наблюдалась склонность к ограничению социальных контактов, реакции аутистического типа, препятствующие взаимодействию с социумом. При этом в группе сравнения отмеченная тенденция прослеживалась в большей степени (p<0,06).

Достоверные различия (p<0,001) были выявлены по двум стилям поведения. При этом наиболее адаптивные поведенческие стратегии преодоления социального стресса в виде активных аффилиативных тенденций наиболее присущи лицам из группы сравнения. Дезадаптивные формы поведения в виде оппозиционно-вызывающего реагирования встречались значительно чаще у лиц основной группы, вероятно из-за невозможности «разрядить патологические аффекты в социально приемлемой форме». Часто такое поведение выражалось в форме чрезмерных требований к окружающим, обвинения других людей в собственных неудачах и имело неконструктивный характер.

У лиц основной группы в когнитивной сфере преобладают стратегии с установкой на изменение ситуации. Однако при сопоставлении с другими данными приходится констатировать, что у этих лиц недостаточны иные ресурсы адаптации для изменения сложившейся ситуации. Среди когнитивных нарушений у обследованных основной группы наиболее отчетливо проявлялись признаки снижения антиципационной состоятельности (прогностической компетентности), которая является важным условием адаптационного поведения индивида.

При исследовании эмоциональной сферы между изученными группами. выявлялись достоверные различия в выборе преобладающих стратегий преодоления социального стресса. Так, для лиц основной группы менее приемлем импунитивный способ реагирования (отмечен лишь в 13,2%, в группе сравнения — в 29,8%). Можно сделать вывод, что подэкспертные в меньшей степени девальвируют возникающие фрустрирующие события. При этом для них более характерно (p<0,05) подавление эмоций. Обследуемые основной группы не стремятся к доверительным либо конструктивным взаимоотношениям. На этом фоне нередки реакции раздражения, оппозицион-

Таблица 1. Социально-психологические стратегии социальной адаптации комбатантов

Стратегия

Основная группа (n=174)

Группа сравнения (n=134)

p

абс.

%

абс.

%

 

 

Поведенческие стратегии преодоления социального стресса

 

 

Поиск поддержки, сочувствия, жалости (аффилиация)

14

8,0

45

33,6

0,001

Демонстративное поведение

49

28,2

40

29,8

н/д

Реакции аутистического типа, избегания, уединения

60

34,5

33

24,6

н/д

Оппозиционно-вызывающее поведение

51

29,3

16

12,0

0,001

Когнитивные стратегии преодоления социального стресса

 

 

Установка на изменение ситуации

54

31,0

8

5,9

0,001

Отказ от преодоления трудностей

30

17,2

21

15,7

н/д

Мрачность прогноза, проекция тревоги в будущее

39

22,4

44

32,8

0,05

Эмоциональные стратегии преодоления социального стресса

 

 

Импунитивное

23

13,2

40

29,8

0,001

Интрапунитивные

52

29,9

38

28,4

н/д

Экстрапунитивные

65

37,4

43

32,1

н/д

Подавление эмоций

34

19,5

13

9,7

0,05

64

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 4, 2009

КЛИНИКО-СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ АГРЕССИВНОСТИ

ность, что в свою очередь приводит к нарушению коммуникативных связей и социальной изоляции.

Изучая особенности самосознания комбатантов, можно констатировать сходство большинства параметров (табл. 2). Среди лиц обеих групп наблюдалась склонность к излишнему анализу и оценке собственных мыслей, переживаний, поступков, приводящим к взаимоисключающим выводам, что препятствует пониманию сложившейся ситуации.

Морально-этические представления у ветеранов приобретали иное смысловое наполнение. Более того, в некоторых вопросах нравственные требования к себе и другим у ветеранов достигали моральной ригидности. Это проявлялось в поляризации оценок, жестком разделении различных жизненных ситуаций, конкретных людей и даже групп населения: на вызывающих позитивное или резко негативное отношение. Шкала нравственных оценок подчас приобретала дихотомичный характер: «наш — чужой», «друг — враг». Поэтому суждения и представления ветеранов имели категоричный, негибкий характер. Реалистичность и дифференцированность в оценке внешних обстоятельств снижались. Часто у них существенно изменялась способность к дифференциации как положительных, так и отрицательных эмоций. Изменялось осознание актов восприятия и собственной активности с депрессивными тенденциями по типу «пустота и я в ней», или: «все происходит само по себе, без моего участия», «не чувствую своих усилий, только констатирую». В подавляющем большинстве случаев указанные особенности достигали клинического уровня. Субдепрессивность проявлялась в утрате осознания собственной активности мышления («ни о чем не думаю», «только слушаю», «нет памяти», «сначала говорю не думая, потом доходит»), в утрате сознания индивидуальности («стал безликим», «растворился», «живу по привычке»), в своеобразной утрате восприятия внутренних ощущений («пустота внутри», «изнутри потух, затих, замер»). Многие ветераны предъявляли жалобы на то, что со времени поразивших их тяжелых событий стало намного труднее испытывать позитивные чувства, т.е. тенденция к ангедонии. Полностью или частично утрачивается способность к тонкой нюансировке эмоциональных проявлений. На интеллектуальном уровне особенности самоотношения проявляются в виде существенного сужения жизненной перспективы.

Рассмотрение мотивационно-ценностной системы у ветеранов войн, совершивших правонарушение, свидетельствует о деформации, нарушении структуры ведущих мотивов и ценностей. Морально-этические представления этой группы лиц приобретают иное смысловое напол-

нение, что приводит к конфликту между субъективной или общепринятой системой оценок и общепринятыми социально-нормативными требованиями. Это значительно облегчает проявление агрессивных тенденций в ситуации межличностного конфликта.

Отмечены достоверные различия (p<0,05) по параметру снижения эмоционального резонанса у комбатантов основной группы с более частым выпадением актов восприятия эмоционального отклика и разобщением с окружающим миром («даже среди людей в стороне от них», «жизнь идет мимо, и я в ней не участвую»).

Полученные данные подтверждают мнение психологов и психиатров о некоторых психических расстройствах как защитных проявлениях, способствующих уменьшению притока или дезактуализации поступающей в сознание негативной информации, частичной или полной блокаде ее эмоционального компонента [9]. На войне у молодых людей возникает конфликт между тем, что они делают (т.е. выполняют приказ стрелять по живым людям, убивать их, совершать поступки, которые противоречат их убеждениям и моральным ценностям) и их собственным мировоззрением. Психоповреждающее действие войны продолжает оказывать влияние на социальную реадаптацию участника боевых действий, лишая его одних из самых важных, определяющих поведение человека чувств

— безопасности и самоконтроля. Перед таким индивидом встает задача рационального «переосмысливания» жизни в связи с необходимостью преодоления последствий экстремальной ситуации. Переход от боевой обстановки к мирной жизни зачастую является очень быстрым, контрастным и нередко психологически болезненным, что влияет на потерю чувства социальной идентичности. Война непоправимо калечит психику прежде всего тех, кто имеет предрасположенность к долгосрочности полноценной адаптации в деструктивных условиях. Таким образом, дефицитарность навыков проявляется в личностной уязвимости и снижении порога агрессивности.

Важными факторами, повышающими социальную адаптацию у лиц группы сопоставления, выступают направленность на получение аффилиации (стремление человека быть в обществе других людей), поиск социальной поддержки (33,6%). Кроме того, они в достоверно меньшей степени прибегали к подавлению истощающих эмоций (9,7%). Тем самым, возможно, активное поведение, направленное на поиск социальной поддержки, обусловливает большую способность к рациональной и конструктивной адаптации, интеграции в социум. Для группы сравнения более характерно прогнозирование как отдаленных, так и актуальных событий, реальные взгляды на

Таблица 2. Особенности самосознания комбатантов

Особенность самосознания

Основная группа (n=174)

Группа сравнения (n=134)

p

абс.

%

абс.

%

 

 

Обостренная рефлексия

45

25,8

41

30,6

н/д

Снижение осознания актов восприятия и представлений о

8

4,6

12

9,0

н/д

внешнем мире

 

 

 

 

 

Снижение осознания собственной активности

31

17,8

23

17,2

н/д

Снижение осознания эмоций

30

17,2

20

14,9

н/д

Снижение осознания активности мышления

9

5,2

8

6,0

н/д

Снижение восприятия внутренних ощущений

4

2,3

8

6,0

0,1

Снижение осознания индивидуальности

19

11,0

15

11,1

н/д

Снижение эмоционального резонанса

28

16,1

7

5,2

0,01

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 4, 2009

65

ОРГАНИЗАЦИЯ НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ И ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ. ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

Таблица 3. Характеристика трудовой занятости

Режим и специфика работы

 

Основная группа (n=174)

Группа сравнения (n=134)

 

р

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

абс.

%

абс.

%

 

 

 

 

Постоянная, по специальности

66

37,9

75

56,0

 

<0,002

 

Постоянная непрофильная

53

30,5

42

31,4

 

 

н/д

 

Периодические заработки

33

19,0

14

10,4

 

<0,03

 

Безработный

22

12,6

3

2,2

 

<0,001

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 4. Характеристика жилищных условий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Жилищные условия

 

Основная группа (n=174)

Группа сравнения (n=134)

 

р

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

абс.

%

абс.

%

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Собственная квартира

33

18,9

50

37,3

 

<0,0004

 

Съемное жилье

21

12,1

23

17,2

 

 

н/д

 

Проживание у родственников

35

20,1

26

19,4

 

 

н/д

 

Комната в общежитии

58

33,3

35

26,1

 

 

н/д

 

«Дрейф» по знакомым

27

15,5

0

<0,000

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 5. Эмоционально-поведенческие внутрисемейные отношения

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Взаимоотношения в семье

 

Основная группа (n=174)

Группа сравнения (n=134)

 

р

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

абс.

%

абс.

%

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Доброжелательные

60

34,4

75

56,0

 

<0,0002

 

Холодно-равнодушные

34

19,6

28

20,9

 

 

н/д

 

Конфликтные

47

27,0

24

18,0

 

<0,06

 

Агрессия, насилие

33

19,0

7

5,1

 

<0,0004

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

будущее. Напротив, в основной группе с ростом неопре-

ной группы были реже обеспечены собственным жильем,

деленности ситуации уменьшается степень прогнозируе-

а в 15,5% они не имели даже временного пристанища.

мости события, и, как следствие, затрудняется планиро-

Вместе с тем установлено, что в обеих группах отсут-

вание своих действий по преодолению стрессового собы-

ствуют значимые статистические различия по параметрам

тия. Анализ показывает, что это в свою очередь может

материального положения, социальной поддержки, от-

обусловливать реализацию агрессивных побуждений в

сутствия ощущения субъективного благополучия либо

поведении.

удовлетворенности условиями жизни. Несмотря на это, в

Причины нарушения адаптации у комбатантов во

основной группе выявлен меньший показатель пессими-

многом обусловлены социальными проблемами, возни-

стичности прогноза и проекции тревоги на будущее

кающими в мирных условиях, что для них является до-

(22,4%), что может свидетельствовать о менее критичном

полнительным источником интеллектуального и эмоцио-

отношении к происходящим событиям, сложившемуся

нального напряжения. Так, при рассмотрении качества

социальному положению.

жизни в обследуемых группах имеются значимые (p<0,05)

При сравнении семейного положения достоверных

различия (табл. 3 и 4).

различий между группами выявлено не было. Так, в

Несмотря на примерно одинаковую занятость в сфере

основной группе женатыми были 89 (51,1%) человек, хо-

умственного труда (основная группа — 29, или 17,3% че-

лостыми либо разведенными — 72 (41,4%). В группе срав-

ловек; группа сравнения — 30, или 22,4%) и физического

нения женатыми были 91 (60,4%) человек, холостыми ли-

(основная группа — 126, или 75,0% человек; группа срав-

бо разведенными — 52 (38,7%). Однако при анализе вну-

нения — 102, или 76,1%) труда, в основной группе было

трисемейных отношений определяются различия в аспек-

меньше лиц, имеющих постоянную работу по специаль-

те эмоционально-поведенческих взаимоотношений су-

ности, достоверно чаще (p<0,05) они являлись безработ-

пругов были установлены некоторые различия (табл. 5).

ными либо имели нерегулярные заработки.

Гармоничное, доброжелательное построение семейных

Жилищные условия были достоверно (p<0,05) более

отношений достоверно чаще (p<0,0002) наблюдалось у

лучшими у комбатантов группы сравнения; лица из основ-

комбатантов из группы сравнения — 56,0%; лицам же

66

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 4, 2009

КЛИНИКО-СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ АГРЕССИВНОСТИ

основной группы были присущи конфликтные отношения в семьях, нередко с проявлениями агрессии по отношению к членам семьи.

В семьях, созданных комбатантами основной группы достоверно чаще (p<0,0001), не было детей — в 89 (51,1%) случаев, по сравнению с группой сравнения — 33 (24,6%).

Таким образом, полученные в настоящей работе данные, свидетельствующие о наличии особенностей стратегии преодоления стресса, уровня нарушения структуры

ведущих мотивов и ценностей, особенностей самосознания, эмоционального резонанса и аффилиативности в разных группах комбатантов необходимо учитывать при организации реабилитационной работы с ними. Первичная профилактика общественно-опасных действий участников войн в рамках комплексной общегосударственной системы должна способствовать более гармоничной социальной адаптации комбатантов и снижению риска криминальной активности данного контингента.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дмитриева Т.Б. и др. Транзиторные психотические состояния у ком-

7.

Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. М: Институт

батантов страдающих посттравматическим стрессовым расстрой-

 

прикладной психологии 1997; 480.

ством (судебно-психиатрический аспект). Рос психиат журн 2003; 3:

8.

Тарабрина И.В. Практикум по психологии посттравматического

38—42.

 

стресса. Ст-Петербург: Питер 2001.

2.Ениколопов С.А. Агрессивность как специфическая форма активно- 9. Crick N.R., Dodge K.A. A review and reformulation of social information

сти и возможности ее исследования на контингенте преступников. Психологическое изучение личности преступника (Методы исследования). М 1976; 83—114.

3.Зейгарник Б.В. Психология личности: норма и патология. М: Москва

— Воронеж 1998; 347.

4.Кудрявцев И.А., Ратинова Н.А. Криминальная агрессия. М: МГУ 2000; 189.

5.Снедков Е.В. Психогенные реакции боевой обстановки (клиникодинамическое исследование на материале афганской войны): Дис. ...

канд. мед. наук. Ст-Петербург 1992; 325.

6.Столин В.В., Пантелеев С.Р. Методика исследования самоотношения. М: Смысл 1993; 32.

processing mechanisms in children`s social adjustment. Psychopathol Bull 1994; 74—101.

10.Horowitz M.J., Weiss D.S., Marmar C. Diagnosis of posttraumatic stress disorder. J Nerv Ment Dis 1987; 175: 276—277.

11.Lazarus R.S., Folkman S. The concept of coping. In: Stress and Coping. New York 1991; 189—206.

12.Wagner E. The Hand Test. Projective test used as a predictor of overt aggression. Psychology Test. New York 1971.

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 4, 2009

67

Соседние файлы в папке 2009