Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
13
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
143.75 Кб
Скачать

Особенности эмоционально-когнитивной оценки ощущений у больных с неврологическими заболеваниями

В.Н. ГРИГОРЬЕВА, А.Ш. ТХОСТОВ

Peculiarities of emotional-cognitive assessment of sensations by patients with neurological diseases

V.N. GRIGORIEVA, A.SH. TKHOSTOV

Нижегородская государственная медицинская академия, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Изучали особенности эмоционально-когнитивной оценки цветовых ощущений и обозначающих ощущения слов (дескрипторов ощущений) у больных с вегетативной дистонией и цереброваскулярной патологией. Обследовали 70 здоровых и 113 больных, из числа которых у 27 человек была диагностирована вегетативная дистония, у 48 человек — дисциркуляторная энцефалопатия I стадии и у 38 человек — ишемический инсульт в восстановительном периоде заболевания. Проводили клинико-неврологический осмотр, определение интенсивности головной боли по Визуальной аналоговой шкале, уровней тревоги и депрессии по Госпитальной шкале тревоги и депрессии, уровня психической дезадаптации по авторской шкале, а также изучение эмоционально-когнитивных оценок цветовых ощущений и дескрипторов ощущений. Оценки цветовых ощущений изучали с применением 20 цветовых эталонов: определялись показатели положительной и отрицательной оценки всех групп цветов и цветов определенных категорий. Отношение к дескрипторам ощущений изучали с предъявлением списка из 50 слов; определяли показатели положительной и отрицательной оценок разных категорий дескрипторов (в процентах к общему числу слов списка). Установлено, что система оценки цветовых ощущений существеннее всего изменяется у больных с вегетативной дистонией, что проявляется в более негативном, чем у здоровых людей, восприятии пациентами цветов холодных тонов, темных и хроматических ненасыщенных цветов. При развитии цереброваскулярной патологии указанные изменения оценки цветовых эталонов выражены меньше, и они исчезают после ишемического инсульта. Изменения в системе оценок дескрипторов ощущений равно выражены у больных как с вегетативной дистонией, так и с сосудистой патологией головного мозга: больные негативнее оценивают дескрипторы ощущений, чем здоровые люди. Эти изменения связаны с повышением уровней тревоги и депрессии и могут способствовать поддержанию психического неблагополучия пациентов.

Ключевые слова: неврологические заболевания, вегетативная дистония, дисциркуляторная энцефалопатия, ишемический

инсульт, психофизиология, стресс, эмоции.

To study peculiarities of emotional-cognitive assessment of color sensations and sensation descriptors in patients with autonomic dystonia and cerebrovascular diseases, 70 healthy subjects and 113 patients including 27 with autonomic dystonia, 48 — with discirculatory encephalopathy and 38 — with ischemic stroke have been studied in the rehabilitation period. Clinicalneurological examination, assessment of headache intensity on the Visual-Analogous scale, anxiety and depression levels on the Hospital anxiety and depression scale, the level of mental maladaptation on an author’s scale as well as a study of emotionalcognitive assessment of color sensations and sensation descriptors have been carried out. Assessments of color sensations were studied using 20 color standards, indices of positive and negative assessment of all groups of colors and colors of certain categories were determined. The relation to sensation descriptors was studied by showing a list of 50 words; indices of positive and negative ratings of different categories of descriptors (% to the total number of words listed) were determined. It has been shown that the system of assessment of color sensations is most substantially changed in patients with autonomic dystonia that appeared in the more negative, compared to healthy people, perception of cold color tones, dark tones and chromatically nonsaturated colors. These changes were less represented in patients with cerebrovascular diseases and disappear after stroke. Changes in the system of sensation descriptors rating are evenly expressed in patients with autonomic dystonia and cerebrovascular diseases: patients’ ratings of sensation descriptors are more negative compared to healthy people. These changes are related to the increase of anxiety and depression levels and may contribute to mental health problems of patients.

Key words: neurological diseases, autonomic dystonia, discirculatory encephalopathy, ischemic stroke, psychophysiology, emotions, stress.

Оценка ощущений больными с заболеваниями головного мозга влияет на поведение пациентов, что важно учитывать при их лечении. Внимания заслуживает также

© В.Н. Григорьева, А.Ш. Тхостов, 2009

Zh Nevrol Psikhiatr Im SS Korsakova 2009;109:3:15

сопоставление отношения пациентов собственно к ощущениям и обозначающим их словам, что может в некоторой степени прояснить степень того влияния, которое оказывает на состояние больных вербальное опосредование.

Особое внимание клиницистов привлекает цвет — субъективное зрительное ощущение, возникающее при попадании на сетчатку глаза электромагнитного излуче-

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

15

КЛИНИКА НЕРВНЫХ И ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

ния видимого (от 380 до 760 нм) диапазона длин волн [3]. Иногда цвет относят к феномену восприятия (следующему за ощущением этапу перцептивного процесса), указывая на то, что в формировании цвета соединяются три ощущения: оттенка, степени светлости (субъективной яркости) и насыщенности [5].

Эмоциональная оценка цвета чаще всего исследуется с помощью методики М. Люшера, включающей предъявление испытуемому ряда цветовых эталонов и инструкцию последовательно выбирать из них самый приятный. Указывается на существование корреляций между предпочтением определенных цветов и эмоциональным состоянием обследуемого [6]. В то же время метод М. Люшера предполагает лишь сравнительную оценку цветовых образцов (в сопоставлении их друг с другом) и не позволяет изучать отношение к цвету в зависимости от степени его светлости и насыщенности. Все это требует разработки новых подходов к диагностике системы оценки цветовых ощущений.

Целью исследования явилось изучение особенностей эмоционально-когнитивной оценки цветовых ощущений и обозначающих ощущения слов (дескрипторов ощущений) у больных с вегетативной дистонией (ВД), дисциркуляторной энцефалопатией (ДЭ) и ишемическим инсультом (ИИ).

Материал и методы

Обследовали 70 практически здоровых лиц и 113 больных, из числа которых у 27 человек выявлялся синдром ВД, у 48 — ДЭ I стадии, у 38 — ИИ.

Диагностику ВД и цереброваскулярной патологии осуществляли в соответствии с принятыми в отечественной неврологии критериями [4]. Группу больных с ВД составили 5 мужчин и 22 женщины (средний возраст 26,3±4,2 года) с психовегетативным синдромом конституциональной природы. Из данной группы исключались больные, у которых синдром ВД развивался вследствие органических заболеваний нервной системы, интоксикаций или соматической патологии. В клинической картине ВД преобладали жалобы на головные боли, головокружение, повышенную утомляемость, ухудшение сна, раздражительность; объективно выявлялись вегетативные нарушения в сердечно-сосудистой, респираторной, гастроинтестинальной, терморегуляционной системах, а также эмоционально-аффективные расстройства тревожнодепрессивного ряда [12].

Диагноз ДЭ был установлен у 6 мужчин и 42 женщин (средний возраст 46,9±8,5 года), из них атеросклеротическая корковая ДЭ выявлялась у 28, подкорковая ДЭ — у 12 и смешанный тип ДЭ — у 8 человек. У этих больных в неврологическом статусе наряду с субъективными проявлениями (головные боли, головокружение, чувство неустойчивости при ходьбе, повышенная утомляемость, шум в ушах или голове, приступы «затуманивания» зрения, снижение памяти, раздражительность, расстройства сна и др.) определялись патологические кистевые знаки, торпидность сухожильных рефлексов или их асимметрия, изменения черепной иннервации в виде снижения реакций зрачков на свет, ослабления конвергенции, асимметрии носогубных складок и/или снижение слуха, неустойчивость в позе Ромберга, изменения трофики кожи, а также легкие когнитивные нарушения преимущественно нейродинамического характера.

Группу больных с ИИ составили 21 мужчина и 17 женщин (средний возраст 50,8±9,1 года), из них 16 человек находились в раннем, а 22 — позднем восстановительном периодах заболевания, при этом средняя давность инсульта составляла 10,4±9,2 мес. У всех пациентов по данным магнитно-резонансной томографии выявлялись очаги инфаркта в зонах васкуляризации правой или левой средней мозговой артерии, сочетавшиеся с такими признаками хронической цереброваскулярной недостаточности, как лейкоареоз и/или множественные мелкие лакунарные очаги ишемии в белом веществе и подкорковых узлах, и/или расширение субарахноидальных пространств и желудочковой системы головного мозга. В клинической картине у всех пациентов этой группы отмечалась отчетливая очаговая неврологическая симптоматика с преобладанием двигательных (моно- и гемипарезы) и чувствительных расстройств, сочетавшаяся с рассеянными микроочаговыми симптомами поражения нервной системы и/или легкими либо умеренными когнитивными расстройствами, характерными для хронической сосудистомозговой недостаточности.

Критериями исключения больных из исследования являлся возраст старше 65 лет, выраженные когнитивные расстройства, тяжелая соматическая патология, выраженное снижение остроты зрения и расстройства цветового зрения (ахроматопсия), выявляемые с помощью таблиц Е.Б. Рабкина.

В группу здоровых лиц вошли 32 мужчины и 38 женщин, средний возраст которых составил 35,1±11,2 года. В пределах этой группы были дополнительно выделены две возрастные подгруппы: 1-я — из 44 человек в возрасте 20—35 лет (средний возраст 27,3±3,2 года) и 2-я — из 26 человек в возрасте 36—60 лет (средний 47,8±7,1 года). Здоровыми считались трудоспособные лица без признаков острой или обострения хронической соматической или неврологической патологии, с нормальными показателями артериального давления, не предъявлявшие жалоб на головные боли, либо при активном расспросе указывавшие на эпизодические редкие (в среднем реже 1 раза в месяц) головные боли слабой (не более 2—3 баллов по визуальной аналоговой шкале — ВАШ) интенсивности. Подобные головные боли отмечались у 53 (76%) человек из группы здоровых лиц.

У всех здоровых и больных лиц наряду с клиниконеврологическим обследованием определялись интенсивность головной боли по ВАШ, уровни тревоги и депрессии по Госпитальной шкале тревоги и депрессии (ГШТД), уровень психической дезадаптации по разработанной нами шкале эмоциональной дезадаптации. Наряду с этим изучались эмоционально-когнитивные оценки цветовых ощущений и дескрипторов ощущений.

Для исследования эмоционально-когнитивной оценки цветовых ощущений использовали образцы 20 цветов, из которых 4 являлись ахроматическими (черный, темно- и светло-серый, белый) и 16 — хроматическими. Из 16 хроматических цветов 8 представляли собой спектральные (красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый, фиолетово-красный) и имели максимальную насыщенность, а остальные 8 соответствовали тем же тонам спектра, но отличались от них малой насыщенностью. Цветовые эталоны создавали с помощью компьютерной программы Adobe Photoshop 7.0 с применением установок, позволяющих получать образцы цветов разных тонов и насыщенности. При распечатке образцов использовались настройки, обеспечивающие минимальное искажение исходных параметров цвета.

16

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

ПРОЦЕСС ВОСПРИЯТИЯ ПРИ НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ

Цветовые эталоны были разделены нами на ряд групп (категорий). Согласно первому классификационному принципу, все хроматические цвета были разделены на насыщенные (8 образцов) и ненасыщенные (8) цвета. Согласно второму принципу, хроматические цвета были разделены по их тону на цвета красно- желто-зеленой гаммы, соответствующие длинно- и средневолновой частям спектра (8 образцов) и цвета голубо-сине-фиолетовой гаммы, относящиеся к коротковолновой части спектра (8 образцов). В соответствии с третьим принципом, все (и хроматические, и ахроматические) цвета были разделены на более светлые («светлые») и более темные («темные») в зависимости от их положения на шкале от белого до черного.

При тестировании каждому испытуемому последовательно предъявляли ряд цветовых эталонов и просили для каждого из них указать, вызывает ли соответствующий цвет положительные, отрицательные эмоции или эмоции неопределенного знака. Исследование проводили в утренние часы при дневном освещении.

Определяли показатели положительной (ППО) и отрицательной (ПОО) оценки цветов указанных групп, выражавшиеся в процентах по отношению к общему числу эталонов доли соответствующих цветов, воспринимавшихся испытуемым позитивно или негативно.

Для исследования системы эмоционально-когнитивной оценки дескрипторов ощущений обследуемому предъявляли список из 50 слов (существительных и прилагательных) и для каждого слова просили указать, вызывает ли оно у него положительный, отрицательный либо неопределенный эмоциональный отклик. В списке 34 слова обозначали модально-специфические ощущения (ощущения, связанные с деятельностью определенных анализаторов) и 16 слов описывали модально-неспеци- фические характеристики общего психофизиологического состояния человека. Из числа всех слов 5 имели относительно устойчивую общепринятую положительную окраску значения (эмоционально-позитивные слова), и 5 слов — относительно устойчивую общепринятую отрицательную окраску значения (эмоционально-негативные слова), в то время как 40 слов отличались эмоциональной неопределенностью смысла. Определяли общие показатели положительной и отрицательной оценки дескрипторов, представлявшие процентные выражения долей слов любых категорий, вызывавших эмоции соответствующего знака, а также показатели положительной и отрицательной оценки слов, описывающих только модально-специфические ощущения (в процентах к общему числу слов списка).

Статистическую обработку данных производили с помощью программы Statistica 6.0. Анализ различий между непарными выборками при нормальном распределении переменных осуществляли с применением t-критерия Стьюдента для несвязанных выборок. С учетом множественных парных сравнений групп вводилась поправка Бонферрони, и окончательная величина вероятности ошибочного отклонения нулевой гипотезы p определялась путем умножения ее исходно полученного значения на число сравнений [11]. Критический уровень значимости (максимально приемлемая вероятность ошибочного отклонения нулевой гипотезы) принимался р=0,05. Анализ различий между непарными выборками при распределении переменных, отличающемся от нормального, производили с применением U-критерия Манна— Уитни. При анализе связанных выборок использовали t-критерий Стьюдента для парных выборок при нормальном распределении вариант и критерий Вилкоксона в случае иных распределений. Взаимосвязь параметров изучали с помощью вычисления коэффициента ранговой корреляции Спирмена.

Результаты

Показатели оценки цветовых эталонов статистически значимо не различались между собой в разных возрастных подгруппах здоровых лиц, в связи с чем далее приводятся данные по группе здоровых лиц в целом. Положительная оценка здоровыми людьми чаще всего давалась насыщенным красному, фиолетово-красному и голубому цветам

(соответственно в 80, 74 и 71% случаев), а реже всего (в 19% случаев) — черному цвету. Так, например, частота позитивной оценки красного цвета в общей группе здоровых лиц статистически значимо (p<0,05) превышала частоту положительной оценки каждого из ахроматических цветов, ненасыщенных хроматических цветов (за исключением ненасыщенного красного) и таких насыщенных цветов, как синий, желтый, фиолетовый, зеленый и оранжевый. Отрицательно здоровыми людьми чаще всего (в 43% случаев) оценивался черный цвет, а реже всего — насыщенный красный, насыщенный голубой и белый цвета (соответственно в 11, 9 и 11% случаев). Обращало внимание, что в группах больных с ВД, ДЭ и ИИ частоты как положительного (соответственно 19, 17 и 21% случаев), так и отрицательного (44, 46 и 40%) восприятия черного цвета существенно не отличались от соответствующей частоты его положительного и отрицательного восприятия в группе здоровых лиц.

В целом здоровые лица равно положительно оценивали темные и светлые тона. ППО хроматических насыщенныхцветов,составившийвгруппездоровыхлюдей22,4±7,7, оказался статистически значимо более высоким, чем хроматических ненасыщенных цветов (17,8±8,4), p<0,001, в то время как показатели отрицательной оценки насыщенных

иненасыщенных хроматических цветов значимо между собой не различались. Наряду с этим у здоровых людей имелась склонность к более позитивному восприятию красно- желто-зеленой (более «теплой») по сравнению с голубо- сине-фиолетовой (более «холодной») гаммой, хотя после введения поправки Бонферрони различия между соответствующими оценками оказались недостоверными.

Больные с ВД отличались от здоровых лиц того же возраста (1-я подгруппа) статистически значимо более высокими уровнями тревоги, депрессии и психической дезадаптации (табл. 1), при этом средний уровень тревоги у больных соответствовал субклинически выраженной тревоге, а уровень депрессии находился в области нормальных значений [10].

Оценки более светлых и более темных цветов в группе больных с ВД значимо не различались между собой по положительной и отрицательной составляющим. Подобно здоровым лицам, пациенты с ВД более позитивно и менее негативно оценивали хроматические насыщенные цвета (ППО для этих цветов составил 20,0±7,2 и ПОО — 9,1±5,7), чем хроматические ненасыщенные цвета (ППО

иПОО — 12,4±6,6 и 14,6±7,1 соответственно), p<0,001. Наряду с этим пациенты с ВД более позитивно и менее негативно оценивали цвета более теплой гаммы (ППО и ПОО — 19,4±7,6 и 9,8±6,8 соответственно) по сравнению с цветами холодной гаммы (ППО и ПОО 13,0±5,8 и 13,9±7,5 соответственно), p<0,001.

По сравнению со здоровыми лицами соответствующего возраста (1-я подгруппа) у больных с ВД отмечались статистически значимо более низкие ППО и более высокие ПОО хроматических ненасыщенных цветов и цветов голубо-сине-фиолетовой гаммы (табл. 2 и 3).

Отличия больных с ВД от соответствующих по возрасту здоровых лиц по оценкам обозначающих ощущения слов проявились в более низких значениях показателей положительных оценок и более высоких значениях показателей негативных оценок дескрипторов как всех категорий, так и одних лишь модально-специфических ощущений (табл. 4).

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

17

КЛИНИКА НЕРВНЫХ И ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Таблица 1. Показатели психологического тестирования (в баллах) здоровых лиц и больных — медиана, значения 25—75-го перцентилей, баллы

Группа обследованных

n

Уровень тревоги

Уровень депрессии

Уровень психической

дезадаптации

 

 

 

 

 

1

Здоровые 20—35 лет (1-я под-

44

4,0 {3,0; 6,0}

2,0 {1,0; 4,0}

0,5 {0,25; 1,0}

 

группа)

 

 

 

 

2

Больные с ВД

27

7,0 {5,0; 10,0}

3,0 {2,0;5,0}

1,3 {0,5; 1,8}

3

Здоровые 36—60 лет (2-я под-

26

5,5 {4,0; 8,0}

4,5 {2,0; 5,0}

0,9 {0,5; 1,5}

 

группа)

 

 

 

 

4

Больные с ДЭ

48

9,0 {7,0; 13,0}

7,0 {3,5; 9,5}

1,5 {1,0; 2,0}

5

Больные с ИИ

38

8,0 {4,0; 10,0}

6,0 {4,0; 9,0}

1,8 {1,0;2,0}

 

p1–2

 

<0,001

<0,05

<0,05

 

p3–4

 

<0,001

<0,01

<0,05

 

p3–5

 

>0,05

<0,01

>0,05

Примечание. Здесь и далее во всех таблицах и тексте p — истинная вероятность ошибочного отклонения нулевой гипотезы, рассчитанная с использованием поправки Бонферрони. Указанное в табл. 1 число больных верно и для табл. 2 и 3.

Таблица 2. Средние ППО цветов в группах здоровых лиц и больных — медиана, значения 25—75-го перцентилей, баллы

 

 

 

 

Общий

 

 

 

 

 

ППО цветов

ППО цветов

 

 

 

 

показатель

 

 

ППО

ППО

 

 

 

 

 

ППО

ППО

 

красно-желто-

голубо-сине-

 

 

Группа

позитивной

хроматических хроматических

 

 

обследованных

оценки цветов

темных

светлых

насыщенных

ненасыщенных

зеленой

фиолетовой

 

 

 

цветов

цветов

(«теплой»)

(«холодной»)

 

 

 

 

любых

цветов

цветов

 

 

 

 

 

 

 

 

гаммы

гаммы

 

 

 

 

категорий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

Здоровые 20—35 лет

50,0

25,0

20,0

20,0

17,5

 

20,0

20,0

 

 

 

(1-я подгруппа)

{37,5;55,0}

{20,0;30,0}

{20,0;30,0}

{17,5;27,5}

{15,0;25,0}

 

{15,0;25,0}

{15,0;25,0}

2

Больные с ВД

40,0

20,0

20,0

20,0

15,0

 

20,0

15,0

 

 

 

 

{35,0;50,0}

{15,0;25,0}

{20,0;25,0}

{15,0;25,0}

{10,0;15,0}

 

{15,0;25,0}

{10,0;15,0}

3

Здоровые 36—60 лет

45,0

25,0

20,0

25,0

15,0

 

22,5

17,5

 

 

 

(2-я подгруппа)

{35,0;55,0}

{15,0;30,0}

{20,0;30,0}

{20,0;30,0}

{10,0;25,0}

 

{15,0;30,0}

{10,0;25,0}

4

Больные с ДЭ

45,0

25,0

22,5

20,0

15,0

 

20,0

15,0

 

 

 

 

{32,5;55,0}

{20,0;30,0}

{15,0;30,0}

{15,0;27,5}

{10,0;20,0}

 

{15,0;27,5}

{10,0;22,5}

5

Больные с ИИ

52,5

25,0

25,0

25,0

20,0

 

25,0

20,0

 

 

 

 

{35,0;55,0}

{20,0;30,0}

{20,0;30,0}

{15,0;30,0}

{15,0;25,0}

 

{15,0;30,0}

{15,0;30,0}

 

 

 

p1–2

>0,05

<0,01

>0,05

>0,05

<0,01

 

>0,05

<0,001

 

 

 

p3–4

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

 

>0,05

>0,05

 

 

 

p3–5

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

 

>0,05

>0,05

Таблица 3. Средние ПОО цветов в группах здоровых лиц и больных — медиана, значения 25—75-го перцентилей, баллы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Общий

 

 

ПОО

ПОО

 

ПОО цветов

ПОО цветов

 

 

 

 

показатель

ПОО

ПОО

красно-желто-

голубо-сине-

 

 

Группа

хроматических

хроматических

 

 

 

негативной

темных

светлых

 

 

 

зеленой

фиолетовой

 

 

 

обследованных оценки цветов

цветов

цветов

насыщенных

ненасыщенных

 

(«теплой»)

(«холодной»)

 

 

 

любых категорий

 

 

цветов

цветов

 

гаммы

гаммы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

Здоровые

20,0

10,0

10,0

5,0

10,0

 

5,0

10,0

 

 

 

20—35 лет

{15,0;30,0}

{5,0;20,0}

{5,0;10,0}

{5;12,5}

{5,0;12,5}

 

{2,5;10,0}

{5,0;15,0}.

 

 

 

(1-я подгруппа)

 

 

 

 

 

 

 

 

2

Больные с ВД

25,0

15,0

10,0

10,0

15,0

 

10,0

15,0

 

 

 

 

{20,0;40,0}

{10,0;20,0}

{5,0;20,0}

{5,0;15,0}

{10,0;20,0}

 

{5,0;15,0}

{5,0;20,0}

3

Здоровые

22,5

10,0

10,0

5,0

10,0

 

5,0

10,0

 

 

 

36—60 лет

{10,0;30,0}

{5,0;15,0}

{0,0;15,0}

{0,0;10,0}

{0,0;15,0}

 

{0,0;10,0}

{0,0;10,0}

 

 

 

(2-я подгруппа)

 

 

 

 

 

 

 

 

4

Больные с ДЭ

27,5

15,0

10,0

10,0

10,0

 

10,0

12,5

 

 

 

 

{10,0;40,0}

{5,0;20,0}

{5,0;20,0}

{5,0;15,0}

{5,0;15,0}

 

{2,5;15,0}

{5,0;20,0}

5

Больные с ИИ

27,5

12,5

10,0

10,0

10,0

 

10,0

10,0

 

 

 

 

{15,0;35,0}

{5,0;20,0}

{5,0;20,0}

{5,0;15,0}

{5,0;15,0}

 

{5,0;10,0}

{5,0;15,0}

 

 

 

p1–2

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

<0,01

 

>0,05

<0,05

 

 

 

p3–4

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

 

>0,05

<0,05

 

 

 

p3–5

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

>0,05

 

>0,05

>0,05

18

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

ПРОЦЕСС ВОСПРИЯТИЯ ПРИ НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ

Таблица 4. Средние показатели (доли дескрипторов, выраженные в % по отношению к общему числу слов списка) позитивной и негативной оценки дескрипторов ощущений в группах здоровых лиц и больных

 

 

Общий показатель

Общий показатель

Показатель

Показатель

 

Группа

позитивной оценки де-

негативной оценки

позитивной оценки

негативной оценки

скрипторов

дескрипторов

дескрипторов

дескрипторов

обследованных

 

ощущений всех

ощущений всех

модально-специфических

модально-специфических

 

 

 

 

категорий

категорий

ощущений

ощущений

 

 

 

 

 

 

1

Здоровые 20—35 лет

41,3±13,6

38,8±12,8

26,5±12,2

26,4±10,5

 

(1-я подгруппа)

 

 

 

 

2

Больные с ВД

27,5±11,4

48,5±17,1

17,8±10,8

33,8±12,5

3

Здоровые 36—60 лет

36,0±17,6

43,9±17,7

20,0±13,1

31,3±13,5

 

(2-я подгруппа)

 

 

 

 

4

Больные с ДЭ

22,3±10,2

59,3±15,0

11,3±7,6

42,9±11,4

5

Больные с ИИ

28,9±14,2

52,5±14,4

13,6±9,5

39,6±10,7

 

p1–2

<0,001

<0,01

<0,01

<0,05

 

p3–4

<0,001

<0,001

<0,001

<0,001

 

p3–5

>0,05

<0,05

<0,05

<0,05

Для больных с ДЭ были характерны более высокие показатели психической дезадаптации по сравнению с соответствующими им по возрасту (2-я подгруппа) здоровыми лицами; средний уровень тревоги пациентов находился на границе между «субклинически выраженной» и «клинически выраженной» тревогой, а уровень депрессии

— на границе между нормой и субклинически выраженной депрессией [10]. У этой категории больных показатели как положительной, так и отрицательной оценок темных и светлых цветов между собой существенно не различались. ППО хроматических насыщенных цветов (20,2±10,1) у больных с ДЭ оказался выше, чем ненасыщенных (16,7±8,7), p<0,02, однако негативные оценки насыщенных и ненасыщенных цветов между собой существенно не отличались. Наряду с этим пациенты с ДЭ оценивали более позитивно и менее негативно цвета красно- желто-зеленой по сравнению с голубо-сине-фиолетовой гаммы. Так, средние ППО для соответствующих категорий цветов у больных с ДЭ составили 20,8±9,4 и 16,3±9,7, p<0,005, а средние ПОО — 9,6±8,8 и 13,1±9,4, p<0,005.

От здоровых лиц по оценкам цветовых эталонов больные с ДЭ статистически значимо отличались лишь более негативной оценкой цветов «холодных» тонов (см. табл. 3).

У больных с ИИ так же, как у здоровых лиц и других больных, значимых различий в отношении их к более светлым и более темным тонам не отмечалось.

Как и другие обследованные лица, пациенты с ИИ более позитивно оценивали хроматические насыщенные цвета (средний ППО — 23,4±8,2), чем хроматические ненасыщенные цвета (средний ППО — 18,9±8,5, p<0,02, хотя отрицательные оценки указанных категорий цветов между собой существенно не различались. Не отмечалось также и существенных различий в отношении пациентов с ИИ к цветам более «теплой» и более «холодной» гаммы.

Значимых различий между группами больных с ИИ и здоровых лиц по оценкам цветовых эталонов не обнаружено.

В то же время больные с ДЭ и ИИ отличались от здоровых лиц по отношению к описывающим ощущения словам. В обеих этих группах больных отмечались более низкие показатели позитивных и более высокие показате-

ли негативных оценок дескрипторов как ощущений всех категорий, так и модально-специфических ощущений (см. табл. 4).

При корреляционном анализе результатов обследования всех групп больных и здоровых лиц были выявлены множественные связи умеренной силы между показателями оценок дескрипторов ощущений, интенсивностью головной боли напряжения и уровнями тревоги, депрессии и психической дезадаптации. Взаимосвязи между показателями оценок цветовых ощущений и перечисленными выше параметрами оказались слабыми и в большинстве случаев статистически незначимыми.

Обсуждение

Интерес клиницистов к эмоциональным и когнитивным оценкам ощущений определяется тем, что оценочная деятельность оказывает сильное влияние на поведение пациента и отношение его к болезням [29]. Однако исследование этих вопросов сопряжено с рядом проблем. Прежде всего достаточно неопределенны и размыты трактовки самого понятия «ощущение», под которым понимают как определенный этап обработки сенсорного сигнала, завершающийся формированием образа отдельного свойства объекта, так и личный опыт, возникающий в результате элементарной стимуляции органов чувств [11]. Существуют и методологические проблемы, связанные с разграничением эмоциональной и когнитивной составляющих оценочной деятельности (так, вербальная переоценка значимости воздействия или порождаемого им ощущения приводит к усилению либо ослаблению первоначально возникшего эмоционального ответа [21]), а также количественным описанием оценки внешних сигналов и ощущений.

В данной работе оценку ощущений измеряли с учетом выраженности ее положительного и отрицательного компонентов, что требует обращения к такой характеристике оценочной деятельности, как ее знак. Известно, что положительный или отрицательный знак оценки воздействия и порождаемого им ощущения, характеризующий состояние человека по параметру «удовольствиенеудовольствие», отражает значимость соответствующего

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

19

КЛИНИКА НЕРВНЫХ И ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

воздействия для удовлетворения актуальных потребностей человека [27]. Известно также, что этот знак зависит как от объективных характеристик ситуации, так и от индивидуальных особенностей человека — его прошлого опыта, прогноза последствий стимуляции, психофизиологического состояния [11]. В то же время данные о том, как именно влияет психическое состояние человека на знак оценки воздействий и вызываемых ими ощущений, противоречивы. С одной стороны, установлено, что оценка внешнего стимула в категориях «хороший—плохой» подвержена эффекту «аффективной грунтовки» («affective priming» effect), т.е. новому стимулу человек склонен давать такую же по знаку оценку, как и предшествовавшему ему сигналу [16, 28], и в состоянии тревоги усиливается склонность к отрицательному реагированию: «чем сильнее тревога, тем чаще субъект отвечает на нейтральный стимул как на аверсивный» [8]. Полагают, что подобное изменение характера реагирования в условиях низкой вероятности удовлетворения потребности биологически целесообразно, хотя механизмы его не вполне ясны. С другой стороны, приводятся данные о том, что развитие психофизиологического напряжения у здоровых лиц способствует «амортизации аффекта», т.е. более нейтральному отношению к возбуждающим стимулам и ощущениям. Так, например, по мере повышения уровня артериального давления у здоровых людей их оценка внешних воздействий и болевых ощущений становится более нейтральной [25], а пациенты с артериальной гипертензией по сравнению со здоровыми менее негативно оценивают стрессовые воздействия [23], хотя на физиологическом уровне реакция на стресс со стороны кардиоваскулярной и эндокринной систем у них достаточно выражена [24]. «Амортизации аффекта» придают защитный смысл, полагая, что усиление негативной или позитивной оценки воздействий на фоне перенапряжения регуляторных систем приводило бы к чрезмерному поведенческому ответу и ухудшению способности человека переносить стрессовую ситуацию [25].

Мы полагаем, что при интерпретации полученных данных необходимо учитывать две такие относительно независимыехарактеристикиэмоционально-когнитивной оценки, как ее знак (валентность) и уровень психического напряжения, которому эта оценка соответствует на физиологическом уровне [17, 19]. Относительная независимость этих характеристик проявляется в том, что в разных ситуациях позитивно (или негативно) может восприниматься как возбуждающий, так и успокаивающий сигнал. При теоретическом осмыслении результатов данной работы мы исходили из представлений о том, что позитивно человек оценивает ощущения, соответствующие определенному оптимальному для его жизнедеятельности диапазону состояний физиологического возбуждения и релаксации, чередование которых в процессе личностносредового взаимодействия в норме обеспечивает успешную адаптацию к окружающей среде. Ощущения, соответствующие состояниям как чрезмерного, деструктивного, патологического перенапряжения, так и патологического, деструктивного спада напряжения («депрессинга»), оцениваются отрицательно.

Мы предлагаем также условно различать оценку ощущений, возникающих под влиянием внешних воздействий, и оценку ощущений, порождаемых прежде всего афферентацией из опорно-двигательного аппарата и вну-

тренней среды организма. Первая из них тесно связана с отношением человека к объектам-источникам внешних воздействий, вторая — с его самочувствием и восприятием своих возможностей. Так, в том случае, когда под влиянием внешней стимуляции (при ее интеграции с воспроизводимыми из памяти следами прежних сигналов) воспроизводится состояние продуктивного напряжения или продуктивной релаксации, то порождаемые внешним воздействием ощущения и объект-источник этого воздействия оцениваются позитивно, а когда состояние перенапряжения либо «депрессинга» — негативно. Первичная эмоционально-когнитивная оценка внешних объектов сопряжена с инициацией поведенческого ответа, направленного на разобщение с негативно и сближение с позитивно воспринимаемым объектом-источником соответствующего воздействия [14, 20, 27].

Состояние, возникающее при интеграции внешней афферентации с импульсацией от проприорецепторов и интерорецепторов в процессе взаимодействия человека с внешним объектом, соотносится с самооценкой человеком своего самочувствия. Согласно модели структуры поведения П.К. Анохина, предвидение будущих результатов целенаправленного действия, осуществляемое с учетом прежнего опыта, знаний и анализа своих возможностей, определяет выбор стиля реагирования [4], а в модели Р. Лазаруса [20] различается первичная оценка ситуации и вторичная оценка возможностей совладания с ней. Таким образом, знак оценки ощущений, возникающих под влиянием внешнего объекта, определяется реальным или прогнозируемым результатом контакта с ним и влияет на выбор исходной направленности реагирования.

Результаты работы свидетельствуют о том, что для больных как с ВД, так и с сосудистыми заболеваниями головного мозга характерны повышение уровней тревоги и депрессии и выраженные изменения эмоциональнокогнитивных оценок, обозначающих ощущения слов, в то время как степень изменения оценок собственно цветовых ощущений зависит от формы патологии. Так, больные с ВД отличаются от здоровых лиц менее позитивной (более негативной) оценкой цветов ненасыщенных, темных и голубо-сине-фиолетовой гаммы, в то время как у больных с сосудистой патологией головного мозга изменения оценок цветов по сравнению со здоровыми лицами выражены незначительно (при ДЭ) либо отсутствуют (при ИИ). Эти данные указывают, что рост уровня психической дезадаптации, отличающий обследованных больных разных групп, способствует нарастанию изменений прежде всего в системе оценок обозначений ощущений, но не реальных цветовых ощущений.

При обсуждении причин этого явления, на наш взгляд, важно учитывать условно-рефлекторный характер эмоциональной реакции на слова, которая относится не к самим звукам речи, а к ассоциированным с ними следам прошлых воздействий. Естественно предположить, что преобладающие у больных отрицательные реакции на слова вызываются воспроизводимыми из памяти следами негативных ситуаций. Таким образом, полученные результаты могут объясняться преобладанием негативного жизненного опыта у больных как с ВД, так и цереброваскулярной патологией [18, 22]. Действительно, чем чаще человек испытывает неудачи, тем большее число генетически «нейтральных» раздражителей оказываются в его памяти связанными с ситуациями, с которыми он не

20

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

ПРОЦЕСС ВОСПРИЯТИЯ ПРИ НЕВРОЛОГИЧЕСКОЙ ПАТОЛОГИИ

справлялся, и тем большее количество раздражителей и вызываемых ими ощущений оцениваются при их воспоминании негативно.

Возможно также, что негативные события вспоминаются легче, поскольку запоминаются лучше позитивных. Так, в литературе имеются данные, что пережитый стресс изменяет состояние структур амигдалярного комплекса, приводя к уменьшению ГАМК-ергического ингибиторного контроля и появлению гипервозбудимости нейронов данной области головного мозга, что способствует более сильной фиксации в памяти следов событий, вызывавших негативные эмоции [15, 26]. В таком случае отрицательные эмоции начинают легко воспроизводиться под влиянием любых новых воздействий, даже слабо напоминающих прежние.

Еще одно объяснение усилению негативного восприятия дескрипторов ощущений по мере нарастания тревоги и депрессии у больных можно дать исходя из представлений о более легком извлечении из памяти состояний, конгруэнтных актуальным переживаемым человеком чувствам [13, 30]. Иначе говоря, находящийся в состоянии тревоги и/или депрессии человек при чтении обозначающих ощущения слов быстрее вспоминает дискомфортные, нежели комфортные ситуации, что приводит к негативной оценке самих слов.

Существование множественных взаимосвязей между оценками интенсивности головных болей, показателями психической дезадаптации и выраженностью негативного отношения к дескрипторам ощущений позволяет предположить, что изменения в системе эмоциональнокогнитивных оценок слов, обозначающих ощущения, могут поддерживать состояние психического неблагополучия пациентов. Тот факт, что уровни тревоги и депрессии взаимосвязаны с показателями оценки дескрипторов ощущений сильнее, чем с показателями оценки цветовых эталонов, указывает на важную роль вербального опосредования в стабилизации негативного эмоционального состояния больных.

Анализ результатов исследования оценки цветовых ощущений показал, что здоровые лица в среднем позитивнее оценивали хроматические насыщенные, чем ненасыщенные цвета. Этот факт, а также то, что положительные оценки реже всего давались здоровыми людьми черному цвету, может быть объяснен существенным влиянием генетических и/или культурально обусловленных факторов на оценку цветовых ощущений. Действительно, насыщенные цвета в природном окружении чаще всего ассоциируются в сознании людей с ясностью, чистотой, свежестью окружающей среды и с теми качествами объектов, которые считаются атрибутами их полезных для здоровья свойств. По всей видимости, это определяет более выраженную привлекательность для человека насыщенных цветов уже на уровне генетической памяти. Что касается черного цвета, то он традиционно связывается в отечественной культуре со смертью, и наименьшая частота его позитивных оценок также свидетельствует о существенном влиянии принятой в обществе символики цвета на характер его оценки здоровыми людьми.

Отсутствие существенных отличий больных всех групп от здоровых лиц по общим показателям оценки цветов любых категорий указывает на то, что развитие сосудистого поражения головного мозга не сопровождается нарастанием негативного отношения к элементарным

цветовым ощущениям в целом. В то же время у больных выявляются изменения оценок цветов определенных категорий. Такие изменения наиболее выражены у больных

сВД и заключаются в усугублении свойственной и здоровым людям тенденции к более негативному восприятию ненасыщенных, чем насыщенных цветов, а также в нарастании по сравнению со здоровыми лицами отрицательного отношения к цветам темным и «холодной», синеголубой гаммы. У больных с ДЭ изменения в системе оценок цветовых ощущений выражены в меньшей степени, чем у больных с ВД, и проявляются лишь в более негативном по сравнению со здоровыми лицами восприятии цветов «холодных» тонов, в то время как у больных с ИИ различия со здоровыми людьми в области оценки цветовых эталонов вообще исчезают.

Эти данные могут свидетельствовать о том, что изменения оценок цветовых ощущений в большей степени связаны с безусловнорефлекторным физиологическим действием света определенной длины волны на структуры центральной и вегетативной нервной системы [2], нежели

ссоциальным значением цвета или индивидуальным опытом человека, в котором цвет ранее ассоциировался с определенным позитивно или негативно оценивавшимся предметом и позднее сам стал вызывать те же эмоции [7]. Действительно, если бы изменение оценок цветовых эталонов у наблюдавшихся нами пациентов определялось повышением для них знаковой роли цвета, то логично было бы ожидать более негативного восприятия больными черного цвета, символизирующего смерть. Однако средние оценки черного цвета у больных всех групп не отличались от тех, которые наблюдались у здоровых лиц. Не отмечено и нарастания негативного восприятия определенных цветовых эталонов по мере повышения уровней тревоги и депрессии у больных с ДЭ по сравнению с больными с ВД, которое наблюдалось бы при решающем влиянии негативного личного опыта на изменения в системе цветовых оценок.

Вто же время вполне логично предположить, что изменения оценок цветов при ВД и регресс этих изменений при ДЭ и ИИ связан с повышением реактивности структур лимбико-гипоталамо-ретикулярного комплекса в первом случае и ее снижением — во втором [1, 9]. Так, повышение реактивности церебральных подкорковых структур у больных с психовегетативным синдромом может приводить к более выраженному, чем у здоровых лиц, психофизиологическому ответу на воздействие световых волн, соответствующих ненасыщенным цветам, усугублению уже имеющегося у этих пациентов психофизиологического дисбаланса и более негативной, чем у здоровых лиц, эмоциональной оценке этих цветов.

Тот факт, что больные с психовегетативным синдромом по сравнению со здоровыми лицами более отрицательно относятся к цветам темным и синих тонов, в некоторой степени согласуется с приводимыми в литературе [7] данными о том, что у больных неврозами цвета темных сине-зеленых тонов ассоциируются с состоянием неблагополучия, и именно эти цвета они выбирают для образного описания своего состояния.

Избирательное нарастание негативного отношения к цветам голубо-сине-фиолетовой гаммы у больных с ВД по сравнению со здоровыми лицами и то, что цвета этих тонов воспринимаются пациентами с ВД и ДЭ негативнее, чем цвета красно-желто-зеленой части спектра, по-

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

21

КЛИНИКА НЕРВНЫХ И ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

 

видимому, также связаны с решающим влиянием физио-

На основании сказанного выше можно сделать вы-

логических факторов на изменения характера оценки цве-

вод, что больные с ВД, развивающейся в рамках психове-

та при патологии. Так, согласно исследованиям предста-

гетативного синдрома, по сравнению со здоровыми лица-

вителей научной школы С.В. Кравкова (1935—1951 гг.) и

ми негативнее воспринимают цвета ненасыщенные, тем-

работам Л.А. Китаева-Смык (1983 г.) (цит. по [22]), свето-

ные и голубо-сине-фиолетовой гаммы, в то время как

вые волны красно-желтой и сине-зеленой частей спектра

больные с цереброваскулярной патологией мало отлича-

оказывают разнонаправленное влияние на надсегментар-

ются от здоровых лиц по оценкам реальных цветовых

ные отделы вегетативной нервной системы, приводя в ко-

ощущений. У больных с ДЭ I стадии отмечается лишь бо-

нечном итоге к усилению либо симпатикотонии (красно-

лее отрицательное отношение к цветам голубо-сине-

желтые цвета), либо парасимпатикотонии (сине-зеленые

фиолетовой гаммы, в то время как у пациентов с ИИ от-

цвета). По данным этих авторов, в состоянии стресса у че-

личия от здоровых лиц исчезают.

ловека возрастает чувствительность к коротковолновой

Больные и с ВД, и с сосудистыми заболеваниями го-

(синей) части спектра, а чувствительность к средней и

ловного мозга негативнее оценивают описывающие ощу-

длинноволновой (зеленому, желтому, красному) снижа-

щения слова, чем здоровые люди. Усиление отрицатель-

ется. У переживающих состояние психофизиологическо-

ного восприятия дескрипторов ощущений сопряжено с

го напряжения здоровых лиц это способствует восстанов-

повышением уровней тревоги и депрессии, что свидетель-

лению баланса между симпатическим и парасимпатиче-

ствует о важной роли вербального опосредования в под-

ским отделами вегетативной нервной системы. Однако,

держании состояния эмоциональной дезадаптации боль-

по-видимому, у больных, у которых в результате длитель-

ных.

ного перенапряжения структур лимбико-ретикулярного

В процессе психотерапии больных с психовегетатив-

комплекса развивается чрезмерное, патологическое сни-

ным синдромом и сосудистыми заболеваниями головного

жение уровня физиологической активации, цвета синих

мозга целесообразно обучать способам переключения

тонов усугубляют это состояние, поэтому вызывают дис-

внимания на комфортные ощущения, вербальному обо-

комфортные ощущения.

значению таких ощущений и их запоминанию.

ЛИТЕРАТУРА

1.Алдунгарова Р.К. Состояние физической терморегуляции при цере17. Fox L.S., Knight B.G. The effects of anxiety on attentional processes in older

бральном атеросклерозе: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. Минск 1978; 24.

2.Базыма Б.А. Психология цвета: теория и практика. Ст-Петербург: Речь 2005; 205.

3.Бреслав Г.Э. Цветопсихология и цветолечение для всех. Ст-Петербург: Б&К 2000; 212.

4.Гусев Е.И., Коновалов А.Н., Бурд Г.С. Неврология и нейрохирургия: Учебник. М: Медицина 2000; 656.

5.Данилова Н.Н. Психофизиология: Учебник для вузов. М: Аспект Пресс 2001; 373.

6.Кузнецов О.Н., Егоров В.А., Францен Б.С. Особенности цветового выбора в тесте Люшера как показатели типичного эмоционального состояния летного состава. Космическая биология и авиакосмическая медицина 1990; 24: 2: 15—18.

7.Никитина Н.В., Урванцев Л.П. Использование методики цветовой оценки состояний для изучения эмоциональной сферы больных неврозами. Журн невропатол и психиат 1988; 12: 82—85.

8.Основы психофизиологии: Учебник. Под ред. Ю.И. Александрова. М: ИНФРА-М 1998; 432.

9.Сидельников Ю.Т., Агеева Т.С. Терморегуляционный рефлекс при острых нарушениях мозгового кровообращения. Актуальные вопросы нейрохирургии и невропатологии. Изд-во Саратовского университета 1977; 189—191.

10.Смулевич А.Б. Депрессии в общемедицинской практике. М: Берег 2000; 160.

11.Солсо Р. Когнитивная психология. Ст-Петербург: Питер 2002; 592.

12.Чуркин А.А., Мартюшов А.Н. Краткое руководство по использованию МКБ-10 в психиатрии и наркологии. М: ТРИАДА-Х 2000; 232.

13.Andrasik F., Lipchik G.L., McCrory D.C., Wittrock D.A. Outcome measurement in behavioral research: headache parameters and psychosocial outcomes. Headache 2005; 45: 429—437.

14.Brouillet T., Syssau A. Connection between the evaluation of positive or negative valence and verbal responses to a lexical decision making task. Can J Exp Psychol 2005; 59: 4: 255—261 (MedLine).

15.Centonze D., Palmieri M.G., Boffa L. et al. Cortical hyperexcitability in posttraumatic stress disorder secondary to minor accidental head trauma: a neurophysiologic study. J Psychiat Neurosci 2005; 30: 2: 127—132.

16.Dannlowski U., Ohrmann P., Bauer J. et al. Amygdala reactivity predicts automatic negative evaluations for facial emotions. Psychiat Res 2007; 154: 1: 13—20 (MedLine).

adults. Aging Ment Health 2005; 9: 6: 585—593.

18.Gunthert K.C., Cohen L.H., Armeli S. The role of neuroticism in daily stress and coping. J Pers Soc Psychol 1999; 77: 5: 1087—1100 (MedLine).

19.Junghofer M., Bradley M.M., Elbert T.R., Lang P.J. Fleeting images: a new look at early emotion discrimination. Psychophysiology 2001; 38: 2: 175— 178.

20.Lazarus R.S. Progress on a cognitive-motivational-relational theory of emotion. American Psychologist 1991; 46: Issue 8: 819—834.

21.Liddle P.F. Disorded mind and brain. The neural basis of mental symptoms. Great Britain: Cromwell Press Ltd 2001; 307.

22.Mroczek D.K., Almeida D.M. The effect of daily stress, personality, and age on daily negative affect. J Pers 2004; 72: 2: 355—378.

23.Nyklicek I., Vingerhoets A.J., Van Heck G.L. Hypertension and appraisal of physical and psychological stressors. J Psychosom Res 2001; 50: 5: 237—244 (MedLine).

24.Nyklicek I., Bosch J.A., Amerongen A.V. A generalized physiological hyperreactivity to acute stressors in hypertensives.. Biol Psychol 2005; 70: 1: 44—51 (MedLine).

25.Pury C.L.S., McCubbin J.A., Helfer S.G. et al. Elevated Resting Blood Pressure and Dampened Emotional Response. Psychosomatic Med 2004; 66: 583—587.

26.Rodríguez Manzanares P.A., Isoardi N.A., Carrer H.F., Molina V.A. Previous Stress Facilitates Fear Memory, Attenuates GABAergic Inhibition, and Increases Synaptic Plasticity in the Rat Basolateral Amygdala. J Neuroscience 2005; 25: 38: 8725—8734.

27.Rolls E.T. A theory of emotion and consciousness, and its application to understanding the neural basis of emotion. The cognitive neurosciences. A Bradford Book. The MIT PRESS Cambridge, Massachusetts, London, England 1996; 1091—1106.

28.Spruyt A., Hermans D., Pandelaere M. et al. On the replicability of the affective priming effect in the pronunciation task. Exp Psychol 2004; 51: 2: 109—115 (MedLine).

29.Van Egeren L.F. Stress and Coping and Behavioral Organization. Psychosomatic Med 2000; 62: 451—460.

30.Wittrock D.A., Foraker S.L. Tension-type headache and stressful events: the role of selective memory in the reporting of stressors. Headache 2001; 41: 482—493.

22

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 3, 2009

Соседние файлы в папке 2009