Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Билеты по философии (1).doc
Скачиваний:
249
Добавлен:
25.03.2016
Размер:
1.46 Mб
Скачать

18. Естественные науки классического периода и их философское обоснование

Классический период развития науки приходится на время зрелого капитализма. В промышленности наблю­дается переход к крупному машинному производству, сво­бодная конкуренция достигает апогея, растет пролетариат, обостряются классовые противоречия. Конец этого периода знаменуется установлением промышленных монополий и финансовой олигархии.

1. Наука превращается в идеологию. Наиболее отчетливо это выразилось в представлениях, сло­жившихся в XVIII столетии, в век Просвещения. В этот период ученые расстаются с романтическими иллюзиями бэконианской идеологии науки. Образ «плодо­носной» науки, сослуживший добрую службу на первых порах ее институционализации, стал в какой-то мере тормо­зом па пути развития теоретического знания. Поэтому уче­ные в этот период в большей мере пропагандируют образ «светоносной» науки и идею самоценности научной истины. В условиях нарастающей дифференциации науки ученые весьма озабочены поиском консенсуса для поддержания вы­сокого статуса научных исследований. Если прежде господствовал взгляд на научные знания как на то, что доступно только избранным и открывает им путь к благу, то просветители существенно раздвинули рамки социального воздействия науки. Видя в невежестве и суевериях основной источник всех пороков и зол в обществе, они считали распространение научных знаний среди широких слоев населения решающим средством достижения социальной справедливости и разумного общественного устройства.

В начале XIX века, в связи с общим разочарованием в ито­гах Великой Французской революции, идеи Просвещения стали терять свои позиции. Однако укоренившееся на их основе пони­мание научного знания как самоценного и общественно значи­мого блага надолго осталось широко разделяемой предпосылкой, исходя из которой обсуждалась социальная роль науки.

Иначе говоря, расширение объема научного знания пред­ставлялось целью, не требующей какого-либо внешнего оправда­ния. В качестве едва ли не бесспорной ценности выступал и прин­цип свободы научных исследований. Всякое выступление против этих установок воспринималось как голос обскурантизма.

Нередко дело доходило до абсолютизации культурно-мировоззренческих возможностей науки. Утверждалось, в частности, что только научное, а точнее — только естественнонаучное знание может служить надежным ори­ентиром в человеческой деятельности. Тем самым принижалась или вообще отрицалась мировоззренческая значимость религии, философии, искусства. Впоследствии на этой почве возник сциентизм — мировоззренческая позиция, считающая науку высшей формой культуры, своего рода сверхценностью, и третирующая все, что выходит за рамки научной строгости и рациональности.

С течением времени культурно-мировоззренческая роль нау­ки становится все более заметной, и сегодня она весьма и весьма внушительна. Вместе с тем сегодня с предельной ясностью обозначилась и ущербность односторонней ориентации на науку в мировоззренческом плане, необходимость единства науки с другими формами культуры, хотя реальное достижение такого единства — далеко не простая задача. Важно также иметь в виду и то, что в современных условиях

осуществление культурно-мировоззренческой функции — лишь один из каналов воздействия науки на общество.

Поэтому ориентация исключительно на эту функцию ведет к односторонности в понимании их взаимоотношений.

2. В этот период, как отмечал Ф. Энгельс, естествознание в целом переходит от фазы собирания, накопления отдель­ных фактов к созданию фундаментальных теорий, отражаю­щих процессы и связи в неживой и живой природе. Славу этого периода составляет классическая механика, получив­шая в трудах Эйлера, Лагранжа, Якоби филигранную от­делку. Больших успехов достигает математика, Фарадей и Максвелл создают классическую электродинамику, биоло­гия увенчивается теорией Дарвина, закладываются основы экспериментальной физиологии, химия после открытий Ла­вуазье расстается с последними остатками аристотелеанства.

3. На классическом этапе окончательно закрепляется орга­низация науки по дисциплинарному принципу. Вместо одной науки, названной Бэконом естественной философией, возни­кает множество специальных наук. Если романтический этап — время ученых-энциклопедистов, то XIX в. знаме­нует приход в науку ученых-специалистов.

4. Происходит ре­форма образования в университетах, возникают политехни­ческие институты. Уже в XVIII в. возникли новые формы организации научной деятельности в области техники — прежде всего инженерные общества и высшие технические школы, а академии наук сконцентрировались на фундаментальных научных проблемах. Технические школы, предназначенные для подготовки инжене­ров по разным специальностям, почти одновременно возникают во Франции, Германии и России. Появляются и первые учебники для этих школ. Однако преподавание научных дисциплин в них было еще весьма элементарным. В 1720 г. во Франции был открыт ряд военно-инженерных учебных заведений для подготовки специалистов по фортификации и артиллерии, а также Корпус инженеров путей сообщения, а в 1747 г. - Школа мостов и дорог. Важную роль играла основанная в 1748 г. Мезьерская военно-инженерная школа, отделение кондукторов в которой закончил известный французский ученый и инженер Гаспар Монж, сыгравший огромную роль в развитии высшего технического образования. Это отделение готовило мастеров и производителей работ, его ученики изучали элементы алгебры и геометрии, черчение, изготовляли модели различных систем сводов, нужные для создания прочных фортификационных сооружений. Позже Монж сам стал профессором этой школы и преподавал математику, механику, физику. В Германии инженерные школы возникли несколько позже: в Берлине в 1799 г. основана Строительная академия, в 182) г. - Ремесленный институт; политехнические школы появляются одна за другой в Карлсруэ, Мюнхене, Дрездене, Ганновере и Штутгарте. В 1815 г. основан Политехнический институт в Вене. Открытие военно-инженерных учебных заведений оказало сильное воздействие на развитие промышленности, подгото­вив новые высококвалифицированные и научно образованные инженерные кадры, что позволило Германии к концу XIX в. стать одной из наиболее развитых в промышленном отношении стран. Английские же инженеры в то время не интересовались теоретическими проблемами и игнорировали занятия математикой. В Англии в течение первых двух десятилетий XIX в. еще не было специальных технических учебных заведений, и хотя в течение долгого времени Англия считалась самой передовой в промышленном отноше­нии страной, отставание в области высшего технического образования обусловило, в конечном счете, и отставание в практической сфере. В результате английские инженеры вынуждены были признать, что Германия опередила их, и произошло это вследствие высокой научной подготовки немецких инженеров. Английские же инженеры были в это время самоучками, не обладавшими широкими научными знаниями. Лишь в 1841 г. в Лондонском университетском колледже были организованы три технические кафедры: по гражданскому строительству, механике и машиностроению.

В США первым техническим учебным заведением была Вест-Пойнтская военная академия, основанная в 1802 г, по решению Конгресса США. Бруклинский политехнический институт был открыт в 1854 г., Массачусетский технологический институт - в 1861 г.

Первой высшей технической школой, ориентированной на высо­кую научно-теоретическую подготовку студентов, стала Парижская политехническая школа, которая была основана в 1794 г. Гаспаром Монжем, создателем начертательной геометрии. Здесь будущим инже­нерам начали систематически преподавать математику и теоретичес­кие основы естествознания. Первыми учениками этой школы были ставшие впоследствии известными учеными Пуансо, Био, Пуассон, Коши, Навье, Гей-Люссак. Парижская политехническая школа «стала центром развития математики и математического естествознания, заменив в этом отношении университеты. Она сумела сохранит!, ведущее место едва ли не до нашего времени, во всяком случае все крупные математики Франции XIX в. или окончили Политехническую школу. или принадлежали к корпорации ее преподавателей. В этом — большая заслуга Монжа, который основал школу на строгом фундаменте теории, и притом самой современной». Это тем более показательно и демонстрирует обратное плодотворное воздействие техники на раз­витие фундаментальной науки, что, по «идее Монжа, Политехничес­кая школа должна была готовить не профессоров математики, а инженеров различных специальностей, которые имели бы солидную научную и практическую подготовку».

Парижская политехническая школа скоро стала центром разви­тия математики и математического естествознания, а затем и при­кладной механики, а также образцом для создания таких высших технических школ в других странах — Германии, Испании, Швеции, США. Эти высшие учебные заведения постепенно зарекомендовали себя и как центры проведения научных исследований в области тех­нических наук. В России по образцу Парижской политехнической школы в 1809 г. был создан Институт корпуса инженеров путей сооб­щения, инициатором и начальником которого был ученик Г. Монжа, бывший профессор Парижской политехнической школы испанец А.А. Бетанкур. В 20—30-х гг. XIX в. Институт становится ведущим научным центром в области строительного искусства и науки.

К концу XIX в. научная подготовка инженеров, их специальное, именно высшее техническое, образование становится настоятельной необходимостью. Появляются и такие области инженерной деятель­ности, которые вообще немыслимы без глубоких научных исследова­ний. Да и от самих научных исследований общество начинает все более настоятельно требовать прикладных технических результатов. Возникла даже идея организации при физико-математических отде­лениях университетов технических отделений. Однако цели универ­ситетского и цели инженерного образования тогда резко различались: университеты должны были готовить ученых, преподавание же и тех­нических школах носило совсем иной, более практический характер. В то же время в важности теоретических исследований для инженер­ной практики были убеждены многие ученые и инженеры конца XIX в. Кроме того, творения инженера не должны противоречить законам природы, знание которых дает наука. Но это должны быть уже не­сколько иные научные исследования, которые проводятся в интересах техники, оставаясь в то же время теоретическими, и иные науки — технические, появившиеся именно в конце XIX — начале XX вв. Именно такого рода науки и исследования начинают развиваться в высших технических школах, которые становятся постепенно цент­рами не только научного образования инженеров, но и научного исследования в различных областях техники.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]