Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Otvety_k_ekzamenam_za_6_let / Отвееты по ПЕС(право Европейского Союза) нет 11.docx
Скачиваний:
100
Добавлен:
12.06.2015
Размер:
146.47 Кб
Скачать

14. Исчерпание внутренних средств правовой защиты как условие приемлемости индивидуальных жалоб.

В соответствии с ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации от 12.12.1993 г. каждый вправе в соответствии с международными договорами обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Данная формулировка основана на ст. 2 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, также требующего исчерпать все имеющиеся внутренние средства правовой защиты перед обращением в Комитет ООН по правам человека.

Иначе к исчерпанию средств внутригосударственной правовой защиты подходит Конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция). В ст. 35 § 1 Конвенции указывается, что Европейский Суд по правам человека (далее — Суд) может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты в соответствии с общепризнанными нормами международного права. «В настоящее время самыми важными правилами приемлемости являются требования об исчерпании средств внутренней правовой защиты и направлении жалобы в Суд в течение шести месяцев с момента принятия окончательного внутреннего решения… Правительства-ответчики будут насколько возможно часто поднимать возражения о том, что средства внутренней правовой защиты не были исчерпаны»1.

Суд отметил, что цель данного положения состоит в том, чтобы предоставить Договаривающимся Сторонам возможность предотвратить или исправить нарушения, в которых они, возможно, повинны, прежде чем обвинения в этих нарушениях станут предметом рассмотрения в Суде. Следовательно, Государства освобождаются от ответственности за свои действия перед международным органом, пока они имели возможность исправить ситуацию с помощью своих правовых систем2.

Это правило основано на предположении, отраженном в ст. 13 Конвенции («право на эффективное средство защиты»), с которой оно имеет тесную связь, о том, что в национальной правовой системе существует эффективное средство защиты отношении каждого предполагаемого нарушения Конвенции, вне зависимости от того, инкорпорирована она в национальное право или нет3.

Ст. 35 § 1 Конвенции требует от заявителя поставить вопрос о нарушении своих прав перед соответствующим государственным органом, по крайней мере, по существу и в соответствии с формальными требованиями и с соблюдением сроков, а затем должна быть использована любая процессуальная мера, которая может предотвратить нарушение Конвенции4.

Эффективным признается такое средство защиты, которое было доступно заявителю как в теории и на практике, было способно предоставить ему возмещение вреда в отношении его жалобы и имело разумные шансы на успех. (Разница между требованием исчерпать все имеющиеся и эффективные средства правовой защиты состоит, среди прочего, в том, что по общему правилу для обращения в Комитет ООН по правам человека заявитель, подающий жалобу против России, должен обратиться в российский суд надзорной инстанции, а для обращения в Европейский Суд по правам человека достаточно обращения в кассационную инстанцию.)

В отношении эффективности средств правовой защиты существует распределение бремени доказывания. Так, Правительство, возражающее против приемлемости жалобы на этом основании, должно представить доказательства существования эффективных средств правовой защиты в отношении жалобы заявителя. В случае, если Правительству удается это сделать, заявитель, в свою очередь, должен доказать, что такое средство было им на самом деле исчерпано, или было неадекватно и неэффективно в конкретном деле заявителя, или существовали особые условия, освобождающие заявителя от обязанности исчерпать его5.

Суд признал, что правило об исчерпании средств правовой защиты должно применяться с определенной степенью гибкости и без чрезмерного формализма6. Он далее указал, что это правило не абсолютно и не должно применяться автоматически, при рассмотрении вопроса о том, было ли оно соблюдено, необходимо исследовать особые обстоятельства каждого дела7. Это значит, среди прочего, что Суд должен отдавать себе реалистичный отчет не только о формальном существовании средств защиты в правовой системе Договаривающейся Стороны, но и об общеправовом и политическом контексте, в котором они действуют, а также о личных обстоятельствах заявителей8.

Требование об исчерпании внутренних средств правовой защиты тесно связано и с требованием направить жалобу в Суд в течение шести месяцев с того дня как эти средства были исчерпаны. При этом, если заявителю не доступны никакие средства защиты жалоба должна быть подана в течение шести месяцев с момента нарушения прав, гарантированных Конвенцией9. Если неэффективность того или иного средства защиты становится заявителю очевидной после обращения к нему, шестимесячный срок начинает течь с того момента, как заявителю стало известно о неэффективности такого средства10.

В соответствии с общими требованиями Конвенции, как они истолкованы Судом, мы рассмотрим эффективность тех или иных средств правовой защиты, предусмотренных в российской правовой системе. В связи с существованием в России трех «ветвей» судебной власти, следует по отдельности рассмотреть эффективность процедур в конституционной, общей и арбитражной юрисдикциях.

В российской правовой литературе утверждается, что обращение в Конституционный Суд Российской Федерации не является обязательным условием исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты11. Представляется, что такой вывод сделан на основании решения о неприемлемости жалобы Тумилович против России12, в котором Суд указал, что отказ Конституционного Суда РФ рассматривать жалобу заявительницы по существу как неподведомственную ему, не относится к вопросам, подлежащим разрешению.

Подобные утверждения, однако, опровержимы. «В правовых системах с писаной конституцией, для оспаривания закона или практики, предположительно нарушающих Конвенцию, должна быть подана конституционная жалоба. Так, в Германии или Испании, жалоба должна, насколько это возможно, быть подана в Конституционный Суд»13. Более того, в решении о неприемлемости жалобы Гришанкова и Гришанков против Латвии14Суд указал, что в тех случаях, когда оспаривается национальное законодательство в целом (а не какие-то конкретные меры, принятые в соответствии с ним или в нарушение его) и когда национальная правовая система допускает оспаривание таких норм в Конституционном Суде, конституционная жалоба является эффективным средством защиты.

Вопросы соответствия российского законодательства Конвенции вставали перед Судом в двух делах: Рябых против России15и Ракевич против России16. В первом случае Суд постановил, что посредством отмены вступившего в силу судебного решения в порядке надзора не был соблюден принцип правовой определенности и заявителю в нарушение ст. 6 § 1 Конвенции было отказано в доступе к суду. Во втором случае, заявительница не имела возможность самостоятельно оспорить правомерность помещения ее в психиатрический стационар, поскольку Закон РФ от 02.07.1992 г. № 3185–1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»17возлагал такое полномочие исключительно на медицинское учреждение, в чем противоречил ст. 5 § 4 Конвенции. Однако в обоих делах вопрос об обращении в Конституционный Суд РФ с требованием признания неконституционности соответствующих положений ГПК РСФСР и Закона о психиатрической помощи не был поднят Представителем РФ и, соответственно, Судом не рассматривался, поскольку в отношении заявителей были предприняты в соответствии с оспариваемым законодательством конкретные действия (отмена вступившего в силу судебного решения и помещение в психиатрический стационар), чем они и отличаются от жалобы Гришанкова и Гришанков против Латвии, в которой заявители оспаривали латвийское законодательство о языке среднего образования, еще к ним не примененное.

Таким образом, если заявителем оспариваются конкретные действия, нарушающие Конвенцию, пусть даже и принятые в полном соответствии с законодательством, он должен прежде всего использовать как средство защиты гражданский иск, административную жалобу или заявление о возбуждении уголовного дела, а не обращение в Конституционный Суд. В любом случае, автор отнес бы конституционную жалобу к «сомнительным средствам защиты», которые могут быть признаны Судом неэффективными. Полагаясь на них, заявитель может пропустить шестимесячный срок подачи жалобы в Суд. Чтобы избежать неблагоприятного решения, следует подать как предварительное письмо в Суд, так и обратиться в национальный орган, указав в предварительном письме, какое именно средство защиты он в настоящее время использует18.

Для судов общей юрисдикции российское процессуальное законодательство предусматривает до четырех судебных стадий рассмотрения дела: первая инстанция, апелляционная и (или) кассационная инстанция, пересмотр дела в порядке надзора. Кассационное (где возможно — апелляционное) обжалование неблагоприятного для заявителя решения является обязательным19.

Надзорное производство, по крайней мере, в той форме, в которой оно существовало до принятия нового Гражданского процессуального и Уголовно-процессуального кодексов, признано неэффективной мерой правовой защиты, поскольку его возбуждение зависело исключительно от дискреционных полномочий должностных лиц указанных в законе20. Подобный порядок после реформы процессуального законодательства в 2001–2002 гг. сохранился лишь в Кодексе об административных правонарушениях21.

Новое регулирование надзорного производства, сокращающее полномочия должностных лиц и предоставляющее больше прав сторонам, пока не стало предметом рассмотрения Суда. На наш взгляд, надзорное производство в соответствии с подп. 2 п. 2 ст. 381 ГПК РФ и подп. 2 п. 3 ст. 406 УПК РФ все равно возбуждается определением судьи о передаче дела в суд надзорной инстанции, а не надзорной жалобой одной из сторон, а потому продолжает не соответствовать требованию к эффективности средства правовой защиты — возможности заявителя возбудить рассмотрение его дела самостоятельно.

В случаях, когда заявитель жалуется на неисполнение решения суда в его пользу, обжалование действий судебного пристава-исполнителя не требуется, если в неисполнении решения его вины нет22, но обязательно при наличии виновных действий (бездействия) пристава23.

Перед подачей жалобы на нарушение ст. 6 в тех случаях, когда другой стороной представляются в судебном разбирательстве подложные доказательства, необходимо поставить вопрос о подложности доказательств перед кассационной инстанцией24.

В отношении уголовного судопроизводства, решением о приемлемости жалобы Трубников против России25Суд признал неэффективным обжалование решений следователя прокурору, но отметил, что, несмотря на отсутствие у суда общей юрисдикции полномочия возбуждать уголовное дело, возможность судебной отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (по факту смерти сына заявителя) составляло эффективное средство защиты.

Кроме того, Суд проводит разграничение исчерпания средств правовой защиты по ст. 5 («право на свободу и личную неприкосновенность») и ст. 6 («право на справедливое судебное разбирательство»)26. Если для подачи жалобы на предполагаемые нарушения процессуальных гарантий по ст. 6 Конвенции необходимо обжалование приговора, то для подачи жалобы по ст. 5 необходимо обжалование лишь процессуальных решений о заключении под стражу (ст. 5 § 1(с)) и продлении сроков содержания под стражей (ст. 5 §§ 3 и (или) 4). Обжалование приговора в целом (хотя вместе с приговором обжалуются и все ранее вынесенные определения, в том числе о заключении под стражу и продлении сроков содержания под стражей) не является эффективным средством защиты для подачи жалобы на нарушение ст. 5 Конвенции.

Обращение в арбитражный суд за защитой своих прав является эффективным средством правовой защиты. Так, в решении по жалобе Козлов против России27Суд указал, что внутригосударственные средства правовой защиты не были исчерпаны, поскольку заявитель не обратился в арбитражный суд, хотя на необходимость обратиться в него было прямо указано судом общей юрисдикции.

Помимо рассмотрения дела арбитражным судом по первой инстанции Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает апелляционное и кассационное обжалование решений. Новая процедура рассмотрения дел Высшим Арбитражным Судом РФ в порядке надзора, так же как и в случае с ГПК РФ и УПК РФ, не стала предметом рассмотрения Суда, но в решении о неприемлемости жалобы АО «Уралмаш» против России28переходные положения о надзорном производстве29были признаны чрезвычайным, а потому неэффективным, средством правовой защиты.

В отношении России отдельной проблемой является исчерпание внутренних средств правовой защиты в условиях вооруженного конфликта в Чеченской республике. В деле Акдивар против Турции Суд указал, что одним из специальных условий, освобождающих заявителя от обязанности исчерпать средства защиты, может быть «полная пассивность национальных властей перед лицом серьезных обвинений в недолжном поведении или причинении вреда представителями государства, например, когда они были неспособны провести расследование или предложить помощь. В таких случаях можно сказать, что бремя доказывания перемещается еще раз, и на Правительство-ответчика возлагается обязанность показать, что именно они сделали в ответ на масштаб и серьезность проблем, в связи с которыми подается жалоба»30.

В настоящее время Судом признаны приемлемыми шесть жалоб31, объединенных в три дела, касающихся конфликта в Чеченской республике, но вопрос об исчерпании заявителями средств внутренней правовой защиты не разрешен Судом, а добавлен к вопросам, подлежащим рассмотрению по существу дела.

При рассмотрении данных жалоб Представитель Правительства РФ предложил три средства защиты, не использованных заявителями: обращение в Верховный Суд РФ, который передал бы дело на рассмотрение по первой инстанции суду вне пределов Чеченской республики, обращение с иском о компенсации вреда в суд по месту жительства заявителей (поскольку не все они проживали на момент подачи жалоб в Чеченской республике), обращение в Главное управление Генеральной прокуратуры РФ по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях на Северном Кавказе в г. Ессентуки. Однако Правительство не представило ни одного судебного или прокурорского решения, которое бы было способно исправить ситуацию, аналогичную ситуации заявителей. Кроме того, заявители выдвинули аргументы о несоблюдении государством своих обязанностей по расследованию случаев предположительно противоправного лишения жизни32и применения пыток, иного жестокого и унижающего обращения33. Заявители обратили внимание Суда на административную практику нерасследования и безнаказанности преступлений, совершенных правоохранительными органами как во время конфликта, так и в мирное время, а также на неспособность предложенных Правительством средств исправить положение, в котором заявители оказались. Оценка аргументов сторон будет произведена Судом при решении вопросов существа жалобы.

Суд может постановить не только нарушение прав, гарантированных Конвенцией в Разделе I и Протоколами к ней, но и нарушение ст. 34 in fine, налагающей на государство обязанность никоим образом не препятствовать заявителю в эффективном осуществлении права на подачу индивидуальной жалобы в Суд. При этом, требование об исчерпании средств внутригосударственной правовой защиты неприменимо к жалобам на нарушение ст. 34 Конвенции. Суд в решении о приемлемости жалобы Кляхин против России34отметил, что «Статья 34 Конвенции налагает на Договаривающиеся Государства обязанность не вмешиваться в право лиц эффективно представлять и поддерживать их жалобы перед Судом. Такая обязанность предоставляет заявителю право, отличное о тех, что изложены в Конвенции или Протоколах к ней. Ввиду природы этого права, требование об исчерпании внутренних средств правовой защиты к нему неприменимо. В силу важности, придаваемой праву на индивидуальную жалобу, было бы неразумно требовать от заявителя прибегать к обычной судебной процедуре в национальной юрисдикции в каждом из случаев, когда тюремные власти вмешивались в его переписку с Судом».

Кроме того, существует и специальная процедура рассмотрения дела Судом. Ст. 39 Регламента Суда предусматривает, что Палата Суда или ее Председатель, там где это необходимо, может по требованию стороны или иного заинтересованного лица, или по своей инициативе указать сторонам любую временную меру, которая, по ее или его мнению, должна быть принята в интересах сторон или надлежащего ведения процедур. Как правило, на практике решение о временных мерах принимается в случаях, когда заявителю грозит экстрадиция или выдворение, и состоит в предложении государству-ответчику не экстрадировать или не выдворять заявителя35. Применение временных мер, как правило, требует от Суда немедленного решения по данному вопросу. Поэтому в Практическом указании36, изданном Председателем Суда на основании ст. 32 Регламента Суда, указано, что жалоба и документы по ней могут быть поданы за некоторое время до принятия окончательного решения в национальной системе в тех случаях, когда заявитель и (или) его представитель предполагают решение не в их пользу и это решение может быть исполнено в очень короткие сроки, чтобы у Суда было время рассмотреть просьбу о применении временной меры. Для России это актуально в делах об административном выдворении за пределы РФ иностранных граждан, решения по которым исполняются в течение нескольких дней с момента вступления их в силу.

  1. Эволюция контрольного механизма Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как уже подчеркивалось, Европейская   Комиссия   по   правам   человека,   так   же   как   и   Европейский   Суд   по   правам   человека,   являлась   органом,   созданным   специально   для   обеспечения   соблюдения   обязательств,   принятых   на   себя   государствами - участниками   Европейской   конвенции   о   защите   прав   человека   и   основных   свобод 1950 г. Таким образом, оба эти органа были институтами Европейской   конвенции, а не Совета Европы.

Согласно   части   1 бывшей статьи   20 Европейской конвенции, Комиссия состояла  из числа членов, равного числу государств-участников Конвенции.

              Комиссия   начала   свою   деятельность   с   июля   1955 г.,   когда   требуемое минимальное   число   государств   сделало   заявление   о   признании   ее   компетенции   по бывшей статье   25   рассматривать   жалобы   частных   лиц.

              Члены   Европейской   Комиссии   участвовали в ее работе в   личном   качестве.   В   течение   всего   срока   пребывания   в   должности   они   не   должны   были занимать   какого - либо   поста,   несовместимого   с   их   независимостью   и   беспристрастностью   как   членов   Комиссии   или   с   требованиями,   «предъявляемыми   к   членам   Комиссии».

              Независимость   положения   членов   Комиссии   по   отношению   к   правительствам   их   стран   также   вытекала   из   текста   присяги,   которую   они   принимали   при   вступлении   в   должность   (правило   3   Правил   процедуры   Европейской Комиссии). 69

Следствием   этого   был   тот   факт,   что   государственные   служащие   не   могли   быть   избраны   в состав  Европейской   Комиссии.   Никаких   других   требований   к   кандидатам   в   члены   Комиссии   текст   Конвенции   вплоть   до   1990   г.   не   содержал.   Однако,   в практике   выборов   были   выработаны   также дополнительные   критерии:

              а)   кандидаты   должны   были обладать   высокими   моральными   качествами;

б)   они   должны были обладать   компетенцией   в   вопросах   прав   человека;

в)   они   должны были обладать   значительным   юридическим   или   судебным   опытом.

Протокол   № 8   к   Конвенции,   вступивший   в   силу   1   января   1990 г., дополнил   Конвенцию,   в   частности,   следующим:

«Кандидаты   должны   обладать   высокими   моральными   качествами   и   удовлетворять   требованиям,   предъявляемым   при   назначении   на   высокие   судебные   должности,   или   иметь   признанный   авторитет   в   вопросах   внутреннего   или международного   права».   Подобное подробное перечисление требований, которым должны были удовлетворять члены Европейской Комиссии по правам человека, такое «пристальное» внимание к урегулированию этого вопроса неслучайно. Независимость, беспристрастность, объективность и высокий профессионализм в своей области – вот, пожалуй, те основные качества, которыми должны обладать члены любых международных экспертных органов по правам человека не только в рамках Совета Европы, но и Организации Объединенных Наций. Определению критериев для избрания в правозащитные экспертные органы, как правило, уделяется первостепенное внимание при разработке новых международных договоров в области прав человека. Кроме того, высокий авторитет членов экспертного контрольного органа – один из главных залогов его успешной работы. Опыт же Совета Европы в этом вопросе, как представляется, может быть весьма полезным.

Комиссия функционировала на непостоянной основе, поэтому важную  роль в   деятельности   всей   системы играл Секретариат. Слушание   дел   в   Комиссии   проходило   за   закрытыми   дверями. Конфиденциальный характер   данной   процедуры   имел   как   положительные,   так   и   отрицательные   моменты   для   эффективной защиты   прав   и   свобод   человека,   гарантированных   Европейской   Конвенцией.  

Такой   характер   рассмотрения   дел   в   Комиссии   приводил   к   тому,   что   не   все   подробности   функционирования   контрольного   механизма   становились   достоянием   гласности, что   не   способствовало   укреплению доверия   к   системе,   а   также   не   стимулировало   подачу   петиций.   Более   того, сам   по   себе   публичный   (открытый)   характер   слушаний   уже   являлся   бы   в   определенной   степени   санкцией,   так   как   таким   образом   государства   оказывались   бы   объектом   критики   со   стороны   других   государств   и   общественного   мнения.   Наконец,   рассмотрение   не   за   закрытыми   дверями   дел   о   нарушении   государством   своих   обязательств по Конвенции   имело   бы   превентивный эффект   в   отношении   других   потенциальных «стран – правонарушителей».

С   другой   стороны,   как   показывает   опыт,   государства   проявляют   большую   готовность   соглашаться   на   международный   контроль, когда   он   не   имеет   открытого   характера,   по   крайней   мере,   на   начальной   стадии.   Доказательством   этому   служит   тот   факт,   что   потребовалось   35 лет   для   того,   чтобы   все   государства – участники Европейской конвенции признали   процедуру   жалоб   частных   лиц.   Кроме   того,    для   успешного   выполнения   Комиссией   своих   функций   по   части   1 бывшей статьи   28 (обеспечение   дружественного   урегулирования)   элемент   конфиденциальности, как представляется, был незаменимым   условием.   В   таких   условиях   государства,   по   общему   правилу,   проявляют большую склонность   к   тому,   чтобы   пойти  на   определенные   уступки,   что   было бы значительно   затруднено,    если   бы они   уже   до   этого   сделали   открытое   заявление   о   своей   позиции   и участвовали бы в   обсуждении   дел,   получивших   общественный   резонанс.  

Европейская   Комиссия   по   правам   человека,   прежде   всего,   рассматривала   вопрос   о   приемлемости   поданных   петиций   в   контексте   бывших статей  26  и  27   Европейской   конвенции, содержавших требования для призниния жалов приемлемыми.   В   случае   принятия   петиции   Комиссия   совместно   с   представителями сторон   изучала   ее с   целью   установления   фактов.   Одновременно   она   представляла   себя «в   распоряжение   заинтересованных   сторон   с   целью обеспечения   дружественного   урегулирования вопроса   на   основе   уважения   прав   человека,   определенных   положениями ... Конвенции» (пункт   (в)   части   1   бывшей статьи   28   Европейской   конвенции).

В  случае  достижения   такого   урегулирования   Комиссия   подготавливала доклад  с   кратким   изложением фактов   и   согласованного   решения,   который   затем   она   направляла   «заинтересованным   государствам, Комитету   Министров   и   Генеральному секретарю   Совета   Европы   для   опубликования»    (часть   2   статьи   28).  В   случае,   если   дружественного   урегулирования   достичь   не   удавалось, Комиссия   подготавливала   доклад   с   изложением   фактов,   в   котором   она также   высказывала   свою   точку   зрения   относительно   того,   было   или   не   было   допущено нарушение   Конвенции.   Такой   доклад   направлялся   Комитету  Министров Совета   Европы   и   заинтересованным сторонам.   При   этом,   направляя   доклад   Комитету   Министров,   Комиссия   могла «вносить   такие   предложения,   которые   она сочтет   уместными»   (часть   3   статьи   31).

Основное   предназначение   Европейской   Комиссии   по   правам   человека   заключалось   в   отборе,   фильтрации   большого   числа   петиций,   которое,   как   предполагалось,   будет   поступать   в   адрес   страсбургских   контрольных   органов.   Таким   образом,   рассмотрение   вопроса   о   приемлемости   петиций   считалось   ключевым   в   будущей   работе   Комиссии.

При   поступлении   жалобы в   адрес   Европейской   Комиссии   она   проходила   процедуру   регистрации, что   означало,   что   жалоба отныне находилась   в   процессе   рассмотрения   в   Комиссии, из   чего   не   следовало   делать   никаких   выводов   о   признании   жалобы   приемлемой.

В   отношениях   с   Комиссией   государства   пользовались   услугами   своих представителей - агентов,   которым   могли   помогать   советники. 70Частные   лица,   неправительственные   организации   или   группы   частных   лиц   могли   подавать   жалобы   или   выступать   в   Комиссии   через   адвоката   или   любое   другое   лицо,   проживавшее   на   территории государства - участника   Конвенции,   если   Комиссия не принимала иного решения (правило   32   Правил   процедуры   Европейской   Комиссии).71Стороны   не несли   никаких   расходов   в   связи   с   процедурой   в   Комиссии   -   все   они   оплачивались   за счет   Совета   Европы.   Весьма   важным было положение   Правила   36   Правил   процедуры   Европейской   Комиссии,   устанавливавшее   следующее:

«Комиссия   или,   в   случае   если   она   в   данный   момент   не   заседает,   ее   Председатель   могут   указать сторонам   на   промежуточные   меры,   принятие   которых   представляется   желательным   в   интересах   сторон   или   надлежащего   рассмотрения   дела   в Комиссии» 72.

Из   текста   Правила   следует, что   речь   идет   о   рекомендациях   со   стороны   Комиссии,   которые   не   налагают   никаких   обязательств   юридического   характера   на   государства.   Это   вытекает   также   из   текста   самой   Конвенции,   которая   не   уполномочивала Комиссию   вводить   промежуточные   меры   обязывающей   силы.   Вместе   с   тем,   как   показывает   практика,   государства   чутко   прислушивались   к   таким рекомендациям   Европейской Комиссии.   Следует   также   учесть,   что   Комиссия   прибегала   к   подобным   действиям   лишь   в   самых   крайних   случаях,   когда   из   фактов,   представленных   автором   петиции,   определенно   следовало,   что   было   допущено   нарушение   Конвенции,   а   нежелание   принять   предложенные   меры   может   иметь   следствием   непоправимый   ущерб   интересам   сторон   или   ходу   рассмотрения   дела. По   мнению   автора   настоящей   работы,   в   некоторых   случаях   из   положения   бывшей статьи   25   Конвенции   о   том,   что   государства - участники,   признавшие   право   на индивидуальную   петицию,   «обязуются   никоим   образом   не   препятствовать   эффективному   осуществлению   этого   права»,   могло   также   вытекать   обязательство   следовать   промежуточным   мерам,   указанным   Комиссией.      

Решение   о   признании   петиции   неприемлемой было окончательным   и   обжалованию   не   подлежало.   В   то   время   как   решение   о   приемлемости   петиции   могло   быть   пересмотрено   в   любой   момент   в будущем.   Более   того,   право   признания   петиции   неприемлемой оставлял   за   собой   также   и   Европейский   Суд   по   правам   человека.

Бывшие статьи 26 и 27 Европейской конвенции содержали исчерпывающий перечень оснований для признания петиций неприемлемыми. Учитывая тот факт, что указанные положения практически в неизменном виде «перекочевали» в новый текст Европейской конвенции в соответствии с Протоколом №11, но уже в аспекте функционирования нового единого Европейского Суда по правам человека, представляется более целесообразным рассмотреть основания для объявления жалоб неприемлемыми ниже в разделе, посвященном функциям нынешнего Суда. Здесь же хотелось бы сделать лишь следующие замечания. При изучении вопроса о приемлемости-неприемлемости петиции Европейская Комиссия неизбежно сталкивалась с необходимостью изучения не только вопросов факта, но и вопросов права. Иными словами, на этой стадии Комиссия должна была рассматривать дело по существу, что, впрочем, не входило в ее компетенцию согласно Европейской конвенции. Однако в действительности Комиссии приходилось выполнять самую настоящую судебную функцию.

В   том   случае,   если   Комиссия   признавала   жалобу   приемлемой,   она   в   соответствии   с   пунктом (а)   части   1   бывшей статьи   28   проводила   «совместно   с   представителями   сторон   изучение   жалобы».   Одновременно   Комиссия   предоставляла «себя   в   распоряжение   заинтересованных   сторон   с   целью   обеспечения   дружественного   урегулирования   вопроса   на   основе   уважения   прав   человека,   определенных   положениями   ... Конвенции» (пункт (в) части 1 статьи 28).

             Во   время   такого   изучения   жалоба   все же   могла   быть   еще   признана неприемлемой   в   соответствии со   статьей   29,   если   «в   ходе   ее   рассмотрения   выяснится   наличие   одной   из   причин,   в   связи   с   которыми   согласно   положениям   статьи   27   упомянутая   жалоба   не   может   быть   принята».

             Надлежащее   понимание   Комиссией   всех   аспектов   дела   помогало   ей   достичь   дружественного   урегулирования,   а   также   сформировать   свое   мнение   относительно   того   было   или   не   было   допущено   нарушение   Конвенции.   В   этом   плане   было   недостаточно   того,   чтобы   Комиссия изучила лишь   факты   и   обстоятельства   дела;   она   в   равной   степени   должна была также   изучить   вопросы   права.

             Если   на   этапе   исследования   вопроса   о   приемлемости   жалобы   Европейская   Комиссия   выступала «в качестве   самого   настоящего   судебного   органа»   и   выносила «юридически   обязательные   решения» 73, то   изучение   жалобы   в   соответствии   с бывшей статьей   28   носило скорее   квазисудебный   характер.   При   этом   для   последней была характерна   значительная   свобода   при   проведении   изучения   со   стороны   Комиссии,   которая   приспосабливала   процедуру   изучения   к   обстоятельствам   каждого   конкретного   дела.

             Если   Комиссия   считала   это   необходимым,   она,   в   соответствии с пунктом (а) части 1 бывшей статьи   28   и   Правилом   34(2)   Правил   процедуры   Комиссии 74,   могла   провести   расследование,   в том   числе   посещение   территории   государства - участника   Конвенции.   При   этом   для   эффективного   ведения   такого   расследования   заинтересованные   государства   после   обмена   мнениями   с   Комиссией длжны были создать «необходимые   условия».

              В   Конвенции   отсутствовали, да и сейчас отсутствуют   какие - либо   положения,   допускающие   принуждение   государств - участников к сотрудничеству.   Более   того,   подобное   положение   дел   явно   противоречило   бы   принципу   суверенитета   государств.   Вместе   с   тем, представляется,   что   в   случае   отказа   государств   сотрудничать   в   посещении   страны,   когда   такое   посещение было абсолютно   необходимым,   возможно было бы обращение   к   Комитету   Министров.   Резолюция   Комитета   Министров   способна была бы оказать   существенное   воздействие   на   государство   с   тем,   чтобы   поспособствовать   его   сотрудничеству   с   Комиссией   и   выполнению   договорных   обязательств   по   статье   28.   Однако   на практике   таких случаев отмечено не было.   К   тому   же   в   случае   отказа   в   сотрудничестве   одним   из   возможных   вариантов   развития   ситуации   было   бы   направление   петиции   одним   из   государств - участников   Конвенции   на   другое   в   силу   бывшей статьи   24   Конвенции (право направления межгосударственных петиций в страсбургские контрольные органы),   предметом   которой   было   бы   нарушение   статьи   28    договора.  

Чтобы завершить краткий исторический экскурс в процесс функционирования Европейской Комиссии по правам человека следует упомянуть, что   в   соответствии   с   частью   1 бывшей статьи   30   Конвенции   Комиссия   могла «на   любой   стадии   разбирательства   принять   решение   об   исключении   жалобы   из   своего   списка   дел,   если   обстоятельства   приводят    к   выводу   о   том,   что:

             а.  заявитель   не   намерен   добиваться   рассмотрения   своей   жалобы,   или

             в.  вопрос   был   решен,   или

             с.  по   любой   другой   причине,   установленной   Комиссией,   было   не   оправдано   продолжать   рассмотрение   жалобы.     

             Однако   Комиссия   продолжает   рассматривать   жалобы,   если   этого   требует   уважение   прав   человека, определенных   в   ...   Конвенции».

             В   том   случае,   если   Комиссия   решала   исключить   какую - либо  жалобу из своего   списка   дел   уже   после   признания   ее   приемлемой, она   должна была составить   доклад,   в   котором   содержалось   бы   изложение фактов   и   решение   об   исключении   жалобы   вместе   с   основаниями   для   этого.   Такой   доклад   направлялся   сторонам,   а   также   в   порядке   информации   Комитету   Министров   Совету   Европы.   Кроме   того,   доклад   мог   быть   опубликован   Комиссией   (часть   2 бывшей статьи   30).

             Если   же   рассмотрение   жалобы   не   было   завершено   по   какому - либо из   оснований,   перечисленных в   пункте   2   статьи   28,   статей   29   или 30,   то   Комиссия   в   соответствии   с   частью   1   статьи   31   составляла   «доклад,   содержащий   факты»,   и   высказывала «свое   мнение   о   том,   доказывают   ли   установленные   факты   нарушение   соответствующим   государством   его   обязательств   по   ...   Конвенции».   В   докладе   могли   «быть   изложены   индивидуальные   мнения   членов   Комиссии   по   этому   вопросу».   Данный   доклад   направлялся   Комитету   Министров   Совета   Европы,   а   также   заинтересованным   государствам,   которые   не имели   право   его   опубликовать   (часть 2   статьи 31).

            Доклад   Комиссии   не   являлся   юридически   обязывающим   решением,   так   как   полномочие   принимать   таковые   принадлежало   исключительно   Комитету   Министров   или   Европейскому   Суду   по   правам   человека.   Последние   два   органа   не были связаны   выводами   Комиссии,   содержащимися   в   ее   докладе,   хотя   он   и   являлся наиболее важным    документом   из   всех,   что   использовались   в   ходе   слушаний   перед   Комитетом   Министров   и   Судом.   Важно   отметить   и   тот   факт, что   Комиссия,   по   ее   мнению,   также   при   рассмотрении   последующих   дел   аналогичного   характера   не была связана   выводами   своих   предыдущих   докладов.   В   действительности же прецедентное   право   Комиссии   было   достаточно   устойчивым   как   по   вопросу   о   приемлемости   жалоб,   так   и   по   вопросу   о   толковании   прав   и   свобод,   перечисленных   в   Европейской   конвенции.

             Как уже указывалось выше, в соответствии с положениями Европейской конвенции Комиссия должна была также предоставить себя в распоряжение заинтересованных сторон «с целью обеспечения дружественного урегулирования» возникшего спора «на основе уважения прав человека, определенных положениями… Конвенции».

              Если   дружественного   урегулирования   достичь   не   удавалось,   Комиссия продолжала   рассмотрение   дела,   по   завершении   чего   в   соответствии   с бывшей статьей   31   составляла   доклад,   содержащий   факты,   и   в   котором   она   высказывала «свое   мнение   о   том,   доказывают   ли   установленные   факты   нарушение   соответствующим государством его обязательств по ... Конвенции». На   этом   процедура   разбирательства   в   Комиссии   завершалась,   однако   это   не   означает,   что   Европейская   Комиссия прекращала выполнять свои функции   по   примирению.   На   стадии   рассмотрения   дела   в   Комитете   Министров   или   в   Европейском   Суде   разбирательство   также   могло   быть   прекращено   в   связи   с   достижением   соглашения   между   сторонами.   Функцию   посредника   в   этом зачастую играла Комиссия.   Представляется,   что   в   случае,   если   государство - ответчик   не   выполняло условий   дружественного   урегулирования,   самым   подходящим   органом   для   принятия   мер являлся бы, по аналогии с положениями частей 2   и   3 бывшей статьи 32 и бывшей статьи 54,   Комитет   Министров   Совета   Европы. Вместе   с   тем,   Конвенция   не   содержала по   этому   поводу   никаких   уточнений. Таким   образом,   Европейская   Комиссия   по   правам человека   выполняла   функции   тройного   характера:   во - первых,   судебную   (на   стадии   рассмотрения   вопроса   о   приемлемости - неприемлемости   жалоб);   во - вторых, квазисудебную   (на   стадии   рассмотрения   жалобы   в   соответствии   со   статьями   28 и 31 Конвенции);   в - третьих,   политическую   (на   стадии   содействия   достижению   дружественного   урегулирования).

16.Структура Европейского Суда по правам человека и организация его деятельности.Европейский Суд по правам человека, не являющийся постоянным судом, имеет штаб-квартиру в Страсбурге. Как правило, он заседает в течение недели в каждом месяце. Суд состоит из такого числа судей, которое равно числу государств-членов Совета Европы, и не может иметь в своем составе более одного гражданина одного и того же государства-члена. Судьи избираются на девятилетний срок Парламентской Ассамблеей из списков, насчитывающих по три кандидата, представляемых государствами. В течение срока своих полномочий они не должны занимать должностей, не совместимых с независимостью, беспристрастностью и требованиями этого поста. Суд может рассматривать дела только в отношении государств, признавших его обязательную юрисдикцию или согласившихся на передачу конкретного дела в Суд. Дела может передавать в Суд государство. После 1 октября 1994 г., когда вступил в силу Протокол 9 к Конвенции, дело могут передавать в Суд также лицо, группа лиц или неправительственная организация. Если дело передает в Суд сам податель жалобы в соответствии с Протоколом 9, то группа в составе трех судей, включая судью, избранного от заинтересованного государства, может принять единогласное решение о том, что дело не будет рассматриваться Судом; в этом случае решение по делу принимает Комитет министров. Заявитель и его адвокат могут участвовать в разбирательстве, проводимом Судом, и представлять памятные записки и устные аргументы в ходе слушаний. Для рассмотрения дел Суд образует камеры из девяти судей. Членами камеры ex officio становятся председатель или заместитель председателя, а также судья - гражданин государства, являющегося стороной в споре. Если "национальный судья" не может заседать или берет самоотвод, то соответствующее государство может назначить специального судью. Имена остальных членов камеры определяются по жребию. Образованная таким образом камера может, а при некоторых обстоятельствах должна отказаться от своей юрисдикции в пользу Большой камеры в составе девятнадцати судей, которая в исключительных случаях, в свою очередь, может отказаться от своей юрисдикции в пользу пленарного заседания Суда. В. Г. Головин. Европейский Союз: новый этап интеграции.-М. ,,Эксмо,1996 г.; Суд рассматривает дело на основе письменных замечаний и устных заявлений участников процесса. Вначале процедура является письменной и предусматривает представление памятных записок и других документов; затем Суд обычно проводит слушания, которые, в принципе, являются открытыми. После слушаний судьи проводят прения за закрытыми дверями и решают большинством голосов, имело ли место нарушение Конвенции. Если нарушение выявлено, то Суд может также предоставить справедливое возмещение потерпевшей стороне, включая компенсацию за моральный и материальный ущерб и возмещение издержек и расходов. Судьи могут выражать особые мнения (с согласием или несогласием), которые прилагаются к решению. Решение обычно объявляется публично председателем Суда. Оно является окончательным и обжалованию не подлежит.

17.Процедура рассмотрения индивидуальных жалоб в Европейском Суде по правам человека. Стадии судопроизводства. Самое главное условие - нужно обращаться лишь после того, как дело рассмотрела высшая судебная инстанция в стране, то есть Пленум Верховного суда. Все расходы Европейского суда, согласно ст. 58, несет Совет Европы. Заявитель жалобы несет расходы только на оплату заказных писем с представляемыми документами. Юмашев Ю.М. Правовое регулирование прямых иностранных капиталовложений в ЕЭС.- М.:,, Юрист, 1988 г. 1. Европейский суд по правам человека является международным органом, который, при определенных условиях, может принимать жалобы, предоставленные лицами, которые жалуются на то, что в их отношении были нарушены права, предусмотренные Конвенцией. Эта конвенция является международным договором, на основании которого большая часть европейских государств обязывается соблюдать определенные основополагающие права человека. Эти права содержатся в Конвенции, а также в Протоколах 4 и 6, которые также подписаны некоторыми государствами. 2. Если заявитель считает, что какое-либо из перечисленных государств допустило в отношении него нарушение одного из этих основополагающих прав, то он имеет право обратиться в Европейский суд, который может рассматривать только те жалобы, которые относятся к правам, гарантированным Конвенцией и Протоколами, за исключением всех остальных. Европейский суд не является апеллятивным судом по отношению к национальным инстанциям и не может ни отменять, ни изменять их решения, он не может заступаться за вас перед национальной инстанцией, против которой направлена жалоба. 3. Европейский суд может рассматривать только те жалобы, которые направлены против государств, ратифицировавших Конвенцию, и относятся к событиям, наступившим после установленной даты ратификации Конвенции. Эта дата может варьироваться в зависимости от того, против какого государства направлена и касается ли она права, признанного Конвенцией или одним из Протоколов. 4. Заявитель может направлять жалобы только против действий или решений общественных властей одного из этих государств, парламента, администрации, суда и т.д. Европейский суд не может рассматривать жалобы, направленные против частных лиц или частных учреждений. 5. Перед тем как обратиться с жалобой в суд, заявитель должен будет использовать все возможные внутренние средства защиты в государстве, против которого он направляет жалобу. Например, он должен обратиться в вышестоящую судебную инстанцию, которая компетентна в отношении его дела, однако если он жалуется на несправедливое судебное решение или, точнее, на обвинительный приговор, попытка ревизии процесса не является необходимой, если уже были использованы обычные способы обжалования. При обжаловании он должен соблюдать все правила проведения процедуры, особенно предписанные законом сроки. Если ему было отказано в иске по причине несоблюдения сроков или соответствующих правил, суд, вероятно, не сможет рассмотреть его жалобу. 6. Когда высшая национальная инстанция вынесет свое решение, заявитель располагает сроком в шесть месяцев для того, чтобы подать жалобу в Европейский суд. Если его жалоба касается обвинительного приговора, срок отсчитывается с момента вынесения окончательного приговора в обычном порядке судопроизводства, а не с момента отказа в пересмотре процесса. Если по истечении этого срока заявитель не изложил свои притязания хотя бы в краткой форме, Суд не сможет рассмотреть его жалобу. 7. Если заявитель считает, что в отношении него были допущены нарушения прав, гарантированных Конвенцией или одним из Протоколов, и что все вышеупомянутые требования его выполнены, он должен послать в Секретариат письмо, содержащее нижеследующие разъяснения, по адресу: 8. Письмо должно содержать следующие сведения: а) короткое резюме жалобы; б) указание права или прав, гарантированных Конвенцией, которые нарушены в) средства правовой защиты, которые были использованы; г) список решений, вынесенных по делу со стороны официальных властей, с указанием их точной даты, краткого содержания и инстанции, их издавшей. К письму нужно приложить копии вышеупомянутых документов. 9. Секретариат ответит заявителю. Возможно, потребуются другие документы, сведения или разъяснения по поводу его жалобы. Секретарь может информировать его о применении Конвенции в случае, подобном указанному, и сообщит, если жалоба явно неприемлема. При этом Секретариат не может давать сведения относительно законодательства государства, против которого направлена жалоба. 10. Если из переписки со Секретариатом следует, что жалоба может быть зарегистрирована, и если заявитель этого пожелает, Секретариат направит формуляр для того, чтобы заявитель мог представить жалобу. После того как формуляр будет заполнен и отослан обратно в Секретариат, жалоба будет представлена на рассмотрение суду. 11. Секретариат будет информировать заявителя о ходе рассмотрения жалобы. Процедура в суде не является публичной и по меньшей мере вначале протекает в письменной форме. Следовательно, личное присутствие заявителя в Страсбурге не является необходимым. 12. Если это возможно, следует обратиться к адвокату, который представлял бы жалобу заявителя. Позднее, в течение процедуры, можно получить бесплатную юридическую помощь. Аметистов Э. М. Современные тенденции развития права Европейского Сообщества.//,, Сов. государство и право.”- 1985.- № 7;

18.Исполнение решений Европейского Суда по правам человека. 10 июня 2010 года Европейским Судом по правам человека было вынесено постановление по жалобе «Религиозная община свидетелей Иеговы в г. Москве против России»[29][30]. Европейский суд по правам человека признал нарушающим статьи 6, 9 и 11 Европейской конвенции решение российского суда о роспуске религиозной общины Свидетелей Иеговы в г. Москве и обязал Россию выплатить заявителям 70 000 евро. Суд пришёл к выводу, что вмешательство в права заявителей на свободу религии и объединений было необоснованным и постановил, что роспуск сообщества был «слишком строгой и непропорциональной мерой по отношению к законной цели, преследуемой властями», поскольку национальные суды за пять с половиной лет не представили оснований, свидетельствующих о том, что Община-заявитель принуждала к разрушению семьи, нарушала права и свободы своих членов и третьих лиц, склоняла своих последователей к самоубийству и отказу от медицинской помощи, посягала на права родителей не-Свидетелей и их детей, а также побуждала своих членов к отказу от исполнения установленных законом обязанностей[

  1. Влияние решений Европейского Суда по правам человека на внутреннее право государств-участников Европейской конвенции.

В процессе, происходящем в международном судебном органе, применяются нормы международного права, и на основе этих норм выносится решение. Исполняется же такое решение государством в соответствии с его национальным правом, нормы которого совпадают или приведены в соответствие с международно-правовыми нормами. В противном случае государство обязано привести данные нормы национального права в соответствии с международным правом либо законодательно признать приоритет международного права над национальным. Таким образом, судебные прецеденты Европейского суда по правам человека оказывают положительное воздействие на судебную практику, а порой и на законодательство государств, а также способствуют практической реализации прав и свобод человека.

  1. Правовой статус Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

Российским судьёй в ЕСПЧ является Анатолий Ковлер.

Уполномоченным Российской Федерации (то есть адвокатом правительства) долгое время работал Павел Лаптев, в 2007 году на эту должность назначена Вероника Милинчук, в 2008 году — Георгий Матюшкин.

Уполномоченный РФ при Европейском Суде по правам человека - заместитель Министра юстиции Российской Федерации назначается Президентом РФ по представлению Председателя Правительства РФ из числа лиц, имеющих высшее юридическое образование и владеющих одним из официальных языков Совета Европы.

Уполномоченный в своей деятельности руководствуется обязательными для РФ нормами международного права, Конституцией РФ, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента РФ, постановлениями и распоряжениями Правительства РФ.

Уполномоченный работает во взаимодействии с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, а также с Межведомственной комиссией Российской Федерации по делам Совета Европы.

Функции и полномочия Уполномоченного

-защита интересов РФ при рассмотрении в ЕСПЧ жалоб, поданных РФ на основании Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

-изучение правовых последствий постановлений Суда, вынесенных в отношении государств - членов Совета Европы, и подготовка с учетом практики Суда и Комитета министров Совета Европы рекомендаций по совершенствованию законодательства РФ и правоприменительной практики, а также по участию РФ в международных договорах и по развитию норм международного права, отвечающих интересам РФ;

-обеспечение взаимодействия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления при исполнении ими постановлений Суда и решений Комитета министров Совета Европы в связи с жалобами о нарушении РФ положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, включая восстановление нарушенных прав заявителей, выплату им присужденной Судом денежной компенсации и принятие мер общего характера, направленных на устранение и (или) предотвращение нарушений РФ положений указанной Конвенции.

Уполномоченный в соответствии с возложенными на него функциями:

по получении нотификации по жалобе против РФ- незамедлительно информирует об этом заинтересованные федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления;

-запрашивает у федеральных органов государственной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления необходимую информацию о фактической и юридической стороне дела для эффективного представления интересов Российской Федерации в Суде и Комитете министров Совета Европы, в том числе копии всех необходимых документов, относящихся к делу; указанные органы обязаны представить Уполномоченному такую информацию не позднее чем через месяц после получения запроса; в исключительных случаях Уполномоченный вправе установить сокращенные сроки для исполнения своего запроса;

-формирует позицию РФ по делу, выступает в качестве представителя РФ при разбирательстве дел в Суде и при рассмотрении вопросов об исполнении постановлений Суда в Комитете министров Совета Европы, привлекает для этих целей представителей Генеральной прокуратуры Российской Федерации, соответствующих органов исполнительной власти, российских и иностранных адвокатов и экспертов, в том числе на договорной основе, согласовывает сформированную позицию с Министерством иностранных дел РФ, если дело затрагивает политические аспекты международных отношений, а также, в случае если дело связано с разбирательством иных дел в международных судебных инстанциях, - с федеральным органом исполнительной власти, ответственным за обеспечение представительства интересов РФ по таким делам;

-ведет по согласованию с заинтересованными федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления переговоры о досудебном урегулировании дел по жалобам, поданным против РФ, и при посредничестве Суда заключает с заявителями соответствующие мировые соглашения; информирует Суд о мировых соглашениях, достигнутых с заявителями Уполномоченным или заинтересованными федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, а также о готовности российских властей выплатить заявителям компенсацию за причиненный вред в одностороннем порядке; обеспечивает осуществление выплаты компенсации по подписанным Уполномоченным мировым соглашениям и односторонним заявлениям, а также контролирует осуществление необходимых выплат и (или) исполнение иных обязательств по компенсации за причиненный вред, принятых на себя федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления в соответствии с мировыми соглашениями, заключенными ими с заявителями;

-в случае вынесения Судом постановления о нарушении РФ положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод извещает об этом заинтересованные федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления, которые не позднее чем через один месяц после получения соответствующего извещения уведомляют Уполномоченного о мерах, принимаемых в целях обеспечения исполнения постановления Суда путем устранения допущенных нарушений положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, включая восстановление нарушенных прав заявителей, и (или) предотвращения таких нарушений, и направляют Уполномоченному подтверждающие это документы для их последующего представления в Комитет министров Совета Европы; информирует Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Генеральную прокуратуру Российской Федерации о вынесении Судом указанного постановления; в случае вынесения Судом постановления о присуждении заявителю компенсации за причиненный вред оформляет и направляет необходимые для осуществления выплаты компенсации документы в уполномоченный орган, который не позднее чем через 15 дней после их получения осуществляет соответствующую выплату заявителю и направляет Уполномоченному копии подтверждающих платежных документов;

-обеспечивает совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти разработку соответствующих законопроектов и представляет в установленном порядке предложения об использовании права законодательной инициативы, если исполнение решений Суда связано с внесением изменений и дополнений в федеральные законы;

-обеспечивает совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти подготовку проектов соответствующих нормативных правовых актов и вносит их на рассмотрение соответствующих органов государственной власти, если исполнение решений Суда связано с внесением изменений и дополнений в нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, иные нормативные правовые акты;

-информирует постоянного представителя Российской Федерации при Совете Европы об исполнении или ходе исполнения решений Суда и оказывает ему консультативное содействие при рассмотрении в Комитете министров Совета Европы вопросов о нарушениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

-создает по мере необходимости рабочие группы из представителей федеральных органов государственной власти.

  1. Права и свободы человека, гарантируемые Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод: общая характеристика.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основных документов Совета Европы. Этот международный договор подписан в 1950 году и вступил в силу 3 сентября 1953 года. Конвенция устанавливает неотъемлемые права и свободы для каждого и обязывает государства гарантировать эти права каждому человеку, который находится под их юрисдикцией. Главное отличие Конвенции от иных международных договоров в области прав человека — существование реально действующего механизма защиты декларируемых прав — Европейского суда по правам человека (сокр. ЕСПЧ), рассматривающего индивидуальные жалобы на нарушения конвенции. Любой гражданин страны Совета Европы, считающий, что его права и свободы, закрепленные какой-либо статьёй Конвенции, были нарушены, имеет возможность обращения в Европейский суд по правам человека, если соответствующая статья была его страной ратифицирована.

В Конвенции и Протоколах речь идет о следующих правах и свободах:

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.