Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Психологический журнал / 2004 / Психологический журнал за 2004 г. номер 4.doc
Скачиваний:
46
Добавлен:
24.04.2015
Размер:
1.31 Mб
Скачать

Научная жизнь. Юбилейные эльконинские чтения

Автор: А. А. ЛЕОНТЬЕВА, И. В. ПАСЕЧНИК, А. Г. РАДКОВСКАЯ

В нашей стране конец XX века стал не только хронологической сменой веков, но и сменой политической эпохи, повлекшей за собой изменения во многих сферах жизни. Российская психология пересматривает свои методологические основания, ищет новые направления, осваивает новые области практики. Именно на этот период пришлись столетние юбилеи наших учителей - тех, чьими усилиями психология в России прошла путь от своего зарождения до оформления в самостоятельную, целостную и многоплановую научную дисциплину. Что заставляет нас обращаться к тому блистательному поколению ученых? Почему именно сейчас так много психологов с воодушевлением съезжаются на юбилеи учителей?

В анализе материалов III съезда российских психологов популярность признанных ученых трактуется только как дань традиции и сводится к чисто формальной стороне. Авторы отказывают их научным трудам в актуальности по причине того, что "многие исследования выполнены... учителями более 50, а то и 80 лет назад... Теперь никого из них давно уже нет в живых. Советская психология тоже почила в бозе вместе со всеми своими методологическими основаниями"1. Полностью соглашаясь с мнением о том, что отечественной науке всегда было присуще переплетение личных и профессиональных отношений, тем не менее, попытаемся показать, что сегодняшний интерес к учителям имеет смысл, далеко выходящий за рамки ритуала.

Разделяемая большинством современных ученых модель науки предполагает отказ от убеждения в существовании единственной истины, которую возможно установить с помощью спора. В своих записных книжках Д. Б. Эльконин писал, что "диалог" нужно понимать не как спор, а как разъяснение с учетом точки зрения другого. При таком подходе важным становится не поиск соответствия своим идеям, а, напротив, поиск несоответствия, в котором таится внутренний источник любого развития2. Именно таким диалогом стали юбилейные V Эльконинские чтения, посвященные 100-летию со дня рождения Д. Б. Эльконина, организованные Российской Академией образования, Психологическим институтом РАО и Международной ассоциацией развивающего обучения. Чтения проходили 2 - 3 марта 2004 г. в Большой аудитории Психологического института РАО, которая не смогла вместить всех желающих. Программа включала 15 докладов и два "круглых стола", охвативших широкий круг тем: от общепсихологических и методологических вопросов до практических достижений развивающего обучения. Подробное и многоплановое их обсуждение позволило воссоздать живую систему идей самого Д. Б. Эльконина. И становится ясно, что эту систему никак нельзя назвать догмой, обращение к которой подобно обращению к цитатнику, скорее это размышления, порой противоречивые, вызванные проблемами, во многом сходными с теми, что и сейчас стоят перед психологией.

С самого начала чтений атмосфера присутствия Д. Б. Эльконина была создана выступлениями В. В. Рубцова, В. П. Зинченко, А. А. Леонтьева, Б. Д. Эльконина.Говоря о личных качествах Даниила Борисовича, все они отмечали его мужество и героизм, как на войне, так и в гражданской жизни (стал широко известным его ответ Жданову в период репрессий педологов о том, что он "...не привык менять убеждения за 24 часа"). Ему была свойственна удивительная независимость от внешних поощрений и наказаний при глубоком внутреннем ощущении долга: несмотря на то, что "своим делом" он занимался во многом вопреки условиям, которые ему создавались, сам он пишет, что "получил от науки полную порцию удовольствия". Правда, как стало ясно из комментариевБ. Д. Эльконинаво время показа фотоархива, получал он удовольствие не только от науки: Даниил Борисович также занимался живописью, резьбой по дереву и другими ремеслами.

Доклады первого дня вводили участников в широкий контекст научного творчества Д. Б. Эльконина и его значения для современной психологии. А. Г. Асмоловв докладе "Вперед к Эльконину: неклассическая психология будущего" сформулировал основные принципы Д. Б. Эльконина и всей отечественной школы последователей Л. С. Выготского (принцип диалога и внутреннего диалога с самим собой, научная школа как полифония, единство многообразия мысли). Представив панораму процессов в образовании и подходов к его модернизации, А. Г. Асмолов показал, что современный кризис в этой области порождается тем, что основные программы не обеспечивают работы с учеником как с личностью, не ставят главные вопросы: ради чего учить, каковы цели и идеалы образования. Именно в подходе, разработанном Д. Б. Элькониным и его коллегами, А. Г. Асмолов видит выход из современного кризиса образования.

О контексте методологических взглядов Д. Б. Эльконина, его понимании исходных категорий общей психологии и психологии развития в соотнесении со взглядами Л. С. Выготского рассказал в докладе "Выготский и Эльконин" А. А. Леонтьев.Он реконструировал основные

1 Аверин В А., Аллахвердов В. М., Семенов В. Е., Юрьев А. И. // Психологический журнал, 2004. N 1. С. 125 - 128.

2 Асмолов А. Г. Вперед к Эльконину: неклассическая психология будущего // Вопросы психологии. 2004. N 1. С. 4 - 9.

стр. 110

положения дискуссии этих двух авторов и одновременно проследил их преемственность на материале проблем детской игры, присвоения ролей, аффекта и интеллекта.

Подробный обзор третьей области научных интересов Д. Б. Эльконина - психологии развития и детской психологии - представила в докладе "Открытия Д. Б. Эльконина в психологии развития" Л. Ф. Обухова.Она не только отрефлексировала идеи самого Д. Б. Эльконина, но и рассказала о том, как именно они преобразовали всю эту область и по каким направлениям продолжается их разработка в современной возрастной психологии.

А. Л. Венгерв докладе "Д. Б. Эльконин и сегодняшняя российская психология" говорил об опасности прямого заимствования идей западных ученых. Он подчеркивал, что потеря своих корней губительна для науки, поскольку способ мышления, видения мира передается только через личное ученичество. В связи с этим докладчик призывал обратиться к анализу способа работы Д. Б. Эльконина, его методологическим принципам, методам построения теории, выдвижения гипотез, их проверки; к практическим достижениям Даниила Борисовича, его научному мышлению. Подводя итоги, докладчик подчеркнул, что, по его мнению, подход Эльконина не исчерпал своего потенциала для дальнейшего развития психологической теории и практики.

О продуктивности данного подхода говорил и В. И. Слободчиков.Он подчеркивал, что Д. Б. Эльконин строил именно психологию развития человека, а не теорию психического развития. Это, по мнению докладчика, послужило источником того, что сейчас можно назвать психологической антропологией (как гуманитарной области знаний, развивающейся в рамках наук о человеке, но не психологии, которая традиционно занимается изучением психики). Он также показал, что заложенные Д. Б. Элькониным основы понимания процесса развития человека, условий нормального развития и учебной деятельности сейчас находят свое воплощение в целом ряде психологических практик, в частности, в личностно центрированном образовании.

Свой анализ подхода Д. Б. Эльконина предложил А. А. Тюков,выделив те основные теоретические положения, которые впервые сформулировал классик, и которые впоследствии развивались его учениками, реализовывались ими в экспериментальной и практической работе. Так, тезис Эльконина о саморазвитии и самосовершенствовании человека в учебной деятельности, его понимание развития как формы реализации внутренней психической субъективной активности, различение операциональной и мотивационной сторон деятельности задали основной контекст для множества дальнейших исследований в области психологии развития.

Первый день чтений завершился заседанием "круглого стола" "Что такое неклассическая психология?" под председательством А. Г. Асмолова,отметившего "авторитарную квадратность", которую это мероприятие приобрело в условиях четкого разделения на слушающих и излагающих свои позиции участников. Термин "неклассическая психология", введенный Д. Б. Элькониным для анализа подхода Л. С. Выготского, уже давно стал популярным среди психологов, но до сих пор - и это подтвердило заседание - данный термин остается слишком расплывчатым, не дающим уверенности во взаимопонимании. Так, темой большинства выступлений было определение неклассической психологии и ее критериев.В. В. Рубцовпредложил в качестве критерия различения классической и неклассической психологических теорий учет влияния исследователя на получаемый психологический факт, заметив, что среди современных теорий, руководствуясь данным критерием, трудно выделить неклассические.

А. А. Леонтьевв качестве критерия сформулировал понимание предмета исследования: человек в его взаимосвязи с миром, а не в отрыве от него, что соответствует переходу от картезианской психологии с жесткой дихотомией субъекта и объекта к некартезианской. Также он отметил, что точнее говорить не о неклассической психологии, а скорее о неклассических тенденциях в нашей науке.Ф. Е. Василюк,обобщая предыдущие выступления, дал классификацию возможных критериев неклассической науки: критерии метода, типа детерминации, объекта изучения, культурного типа научности. Проанализировав последовательно все критерии, он особо отметил, что меняются не только принципы изучения человека, но и сам человек, а значит и объект исследования.

П. И. Щедровицкийпредложил иной взгляд на рассматриваемую проблему: так как у всей предшествующей психологии не было методологической общности, то и говорить о классической психологии трудно. Он также заявил об острой актуальности построения единого организационно-методологического проекта для современной науки.В. С. Собкинособо говорил о "Психологии искусства" Л. С. Выготского, сопоставляя ее, в частности, с "Остроумием и его отношением к бессознательному" З. Фрейда, как об опытах научного психологического анализа явлений культуры.В. А. Петровскийвыделил и проанализировал различные понимания того, что такое "неклассическая психология", и остроумно заметил, что "классическая психология - это классический

стр. 111

пример неклассической психологии" (имея в виду, прежде всего подход Л. С. Выготского).

Обсуждаемая проблема вызвала много споров. В. П. Зинченкопоставил под сомнение саму дихотомию классическая-неклассическая психология. Опираясь на историко-психологический материал, он указал на то, что привычное соотношение субъективного и объективного можно перевернуть. Так, допустимо говорить об объективном существовании аффективно-смысловых образований, мышления, сознания. А значит правомерно представить психологию как объективную науку о субъективном мире.В. И. Слободчиковтакже говорил о преодолении субъект-объектной парадигмы и о том, что при принятии позитивистских критериев научности понятие "гуманитарная наука" практически теряет смысл.Б. Д. Элъконинзаметил, что в случае классической и неклассической психологии имеет смысл выделять различные типы объектов и типы знания, которые дают разные возможности и несут в себе соответственно различные типы мышления и типы практик. Таким образом, на "круглом столе" были высказаны разные обоснованные мнения, и необходимость дальнейшей работы над этим загадочным и притягательным понятием - неклассическая психология - и интеграции его оригинальных пониманий стала очевидной.

Второй день чтений был целиком посвящен проблемам психологии развития. Первые три доклада касались фундаментальных основ этой области. В докладе "Психология функционального развития: теория и практика" на материале многочисленных (в том числе и своих) исследований А. И. Подольскийпоказал необходимость интегративной концепции развития, позволяющей учитывать взаимосвязь функциональной и возрастной его линий. Говоря о функциональном развитии необходимо понимать ориентировку не просто как относящуюся к средствам и целям, но и как смысловую ориентировку в проблемной ситуации.

Свой доклад "Развитие личности и личностное развитие" Д. А. Леонтьевначал с высказывания Д. Б. Эльконина о том, что личность - это, прежде всего преодоление всяких регуляций и самого себя. Докладчик предположил, что этот процесс можно описать как освоение более высокого уровня регуляции, построение индивидуальных, личных отношений с миром. Основываясь на данных онтогенеза и филогенеза, Д. А. Леонтьев определил основной вектор развития личности - к автономии.

Б. Д. Эльконинв докладе "Посредничество в акте развития" показал подробный анализ того, как происходит освоение ребенком действия в совместной деятельности с другим человеком. Развитие действия ребенка идет по двум линиям: его эмансипации и, напротив, подчинения общей системе отношений; были выделены и конкретные стадии этого развития. Отработка действия в другом пространстве происходит при помощи игры.

Проблеме игры были посвящены и следующие три доклада. Б. И. Хасанв докладе "Мир игры: от Д. Б. Эльконина до сегодняшнего дня" обратился к анализу современных социокультурных явлений. Так, объяснение популярности реалити-шоу он видит в том, что они моделируют состояния неуверенности ("смогу ли я?"), которые были недостаточно пережиты в подростковый период. Актуальной проблемой этого возраста он считает то, что в современных подростковых субкультурах ребенку не в полной мере представлен социальный образ взрослости, т. е. затруднено формирование образа своего будущего.

Продолжением анализа проблем детского развития в современной России стал доклад Е. О. Смирновой"Особенности сюжетно-ролевой игры современного дошкольника". Был представлен краткий обзор современных детских игр (их содержания и сюжетов) на основе эмпирических исследований. Подчеркивая важность игры в становлении произвольности ("правило, ставшее аффектом"), необходимо отметить опасность снижения уровня (по Эльконину) детской игры. Повторенный в современных условиях классический эксперимент З. В. Мануйленко подтвердил гипотезу о значительном снижении произвольного поведения (и в игровой, и в неигровой ситуации).

В докладе "Единица сюжетно-ролевой игры" Л. И. Эльконинова,опираясь на свои наблюдения за сюжетно-ролевой игрой в детском саду, отметила, что знание о принимаемой ребенком роли не всегда позволяет понять детскую игру. Автор рассматривает игру как двухактный процесс: сюжет развивается от провокации играющего к его ответному действию на этот вызов. Содержанием ролевой игры становится ситуация из опыта ребенка, смысл которой остается им не понят. Моделируя в игре такую коллизию, играющий движется к освоению ее смысла, подбирая действенные ответы.

Три последних доклада чтений были целиком посвящены подросткам. Эта триада началась с доклада Е. В. Чудиновой"Моделирование в учебной деятельности подростка", в котором на примере образовательных разработок в рамках школы Эльконина - Давыдова обосновывалась необходимость широкого введения моделирования в работу с подростками. Были выделены основные принципы и особенности такого моделирования (в том числе - в сопоставлении с моделированием в учебной деятельности младших школьников), выделены разные виды моделей.

В. С. Собкинв докладе "Подростковый возраст и подростковая субкультура" показал не-

стр. 112

сколько социологических сюжетов из мира современного подростка. Представленные им материалы по: проблемам вхождения подростков в социальный и этнический мир, особенностям школы и неформальных групп как сред развития подростков, проблеме компьютеризации позволили ему сформулировать ряд психологических гипотез.

К. Н. Поливановапосвятила свой доклад "Введение в психологию проектной деятельности" проблеме ведущей деятельности на примере подросткового возраста. Рассматривая ведущую деятельность не как готовую структуру, а как способ понимания возраста, автор предлагает ввести понятие "проектная деятельность". Центральным для подростка становится воплощение в реальность представления о самостоятельном действии. Такое представление целостно и идеализировано, и когда подросток воплощает его, предъявляя взрослому (как жест), то ему открываются новые состояния. Именно поиск новых состояний мотивирует подростка, предметностью возраста становится связь замысла и его реализации, а новообразованием - ответственное решение.

Второй день чтений также завершился "круглым столом" по столь же увлекательной теме: "Проблемы, задачи и средства современной выготскианской психологии развития", его ведущим был Б. Д. Эльконин.Заседание открылось проблемным выступлениемП. Г. Нежнова,в котором рассматривался цикл развития. Понимая развитие как процесс окультуривания, автор обратил внимание на его начало: развитие функции не может исходить из уровня абсолютной натуральности. Однако можно обозначить начальный этап цикла развития функции как спонтанный - к этому же психическая функция приходит и в его конце. Это ведет к необходимости усложнить наше понимание природы развития.Г. Г. Кравцовсвязал тематику двух круглых столов, сделав основной акцент на понимании категории развития в неклассической психологии (Л. С. Выготским). Он обозначил новую позицию человека в психологии - как развивающегося субъекта, раскрыв ее при анализе возрастов.Б. И Хасанрассмотрел некоторые аспекты психологии развития, слои социализации (идеология, институция, технология), изменение взрослости в связи со сменой эпох в России и др.В. И. Слободчиковочертил понимание развития в генетической логике и поставил в этой связи ряд фундаментальных вопросов.

Вопросы, обсуждавшиеся на "круглом столе", вызывали оживленные и интересные дискуссии.

Многие участники юбилейных Эльконинских чтений отмечали содержательность и высокий научный уровень представленных материалов. Прозвучали не только идеи самого Д. Б. Эльконина, но и разработки его учеников и молодых ученых, было рассказано о практическом применении методологических принципов Д. Б. Эльконина и его последователей.

Хронику юбилейных V Эльконинских чтений, посвященных памяти Даниила Борисовича Эль-конина, хочется закончить цитатой из его фронтового письма А. Н. Леонтьеву: "... В сердце воспоминания, именно в сердце. Кто выдумал, что память - это функция коры? Ерунда, это функция сердца, нет, души, именно души, а ведь душа - это не мозг. Правда?"3.

А. А. Леонтьева, И. В. Пасечник, А. Г. Радковская,ф-т психологии МГУ им. М. В. Ломоносова

3 Эльконин Д. Б. "...Нет меры, могущей измерить чувство дружбы моей" (фронтовые письма А. Н. Леонтьеву) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1989. N 4. С. 10 - 20.

стр. 113

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.