Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Глава 1

.docx
Скачиваний:
5
Добавлен:
23.02.2015
Размер:
175.73 Кб
Скачать

Шел Гарри так, словно каждый последующий шаг был труднее предыдущего, и он сейчас вообще упадет. Собственно и упал, вернее, стал медленно оседать на мостовую. Тогда, презрев собственную маскировку, Северус кинулся к Поттеру. Еще не хватало, чтобы мальчишка себе голову расшиб.

Чем ближе к дому приближался Гарри, тем отвратительнее становилось настроение, как раз соответственно самочувствию. Парень уже едва ли не последними словами корил себя за то, что вообще вышел из дому. Определенно, не стоило уходить так далеко. Теперь бы вот дойти обратно… Сил совсем не осталось, голова кружилась до тошноты, угрожая разразиться очередным приступом, в глазах периодически темнело. Гарри держался из последних сил, уговаривая себя сделать очередной шаг, но все-таки оступился и фактически упал, когда кто-то поддержал его. Но кто этот «добрый самаритянин» Поттер так и не смог узнать. Голова взорвалась болью, и сознание, не выдержав, стало ускользать от него, заставляя погружаться в липкую черноту.

Подхватив Поттера на руки, Снейп понял, что тот минимум в глубоком обмороке, и причина вряд ли в том, что он споткнулся. Нужно было что-то делать и быстро, но колдовать прямо на улице, равно как и аппарировать – безумие. Вдали уже показались какие-то люди. Решение пришло быстро, и лишь потом Северус осознал, насколько безумным оно было, - поудобнее перехватив парня, профессор ринулся в дом, до которого оказалось просто рукой подать, совершенно не подумав о его охранных чарах.

Как ни странно, они не сработали. Видимо их сбил с толку тот факт, что Снейп нес хозяина дома на руках. Но времени разбираться в магических причудах не было. Быстро изучив обстановку и определившись с направлением, профессор нашел спальню и положил свою ношу на кровать.

Одним взмахом палочки избавив Поттера от одежды, Северус склонился над ним, выискивая причину столь внезапно ухудшившегося самочувствия. Мерлин, как же мальчишка был изможден! Даже шавка Блэк, только что вылезший из Азкабана, в те времена выглядел лучше. И эти синяки на локтевых сгибах… Прям ни одного живого места. Видимо, из-за уколов маггловских медикаментов.

Не без труда подавив в себе эмоции, Снейп принялся считать пульс. Учащенный, неверный, да и дыхание едва ощутимое. И еще какое-то странное покалывание ощущается от соприкосновения с кожей. Осознав, с чем связан последний «симптом», Северус едва палочку не выронил. Мощь. Огромная магическая мощь, заключенная в этом измученном теле. Поттер всегда был не последним магом, но сейчас это казалось чем-то невероятным. Подобного потенциала с лихвой хватило бы на двух Дамблдоров. Неужели на мальчишку, нет, юношу так повлияла смерть Воландеморта?

Пока профессор пытался осознать свое открытие, Гарри начал приходить в себя, издав мученический стон. Боль все еще пульсировала, не давая сосредоточиться и даже открыть глаза. Благо, он, вроде, на собственной кровати, а значит можно нашарить лекарства.

Этим поискам на ощупь помешал до боли знакомый голос:

- Поттер! Поттер, вы слышите меня? Да отвечайте, черт вас побери! – и все то же нетерпение.

- Слышу, - скорее простонал, чем ответил Гарри. Горло сдавило, а искусанные губы пересохли, но все-таки он смог добавить: - Не орите!

- Поттер! – почти шипение.

Но грозные нотки не произвели на Гарри никакого впечатления. Полностью проигнорировав бывшего преподавателя, он как раз нащупал нужные таблетки и поспешно засунул в рот сразу две. В последнее время он съел их столько, что даже воды не потребовалось.

Буквально проглотив готовую сорваться гневную тираду, Снейп наблюдал, как юноша, приняв лекарство, застыл, весь вытянувшись. Напряженный, как струна, но больше даже стона не вырвалось. Медленно проползла минута, потом еще одна… На исходе девятой лицо Поттера разгладилось от облегчения. Он даже приоткрыл глаза, и тотчас зажмурился, неопределенно махнув рукой. Ответом стал порыв магии, пронесшийся по комнате. Он плотно зашторил единственное окно и приглушил свет. После подобных приступов всегда где-то с полчаса наблюдалась светобоязнь.

Снейп удивленно хмыкнул, подметив, что для такого волшебства Поттер и не подумал воспользоваться палочкой. И это при его-то состоянии! И, наверное, впервые Северус почувствовал восхищение бывшим учеником. Тогда, после битвы с Воландемортом, профессор начал его уважать, теперь еще и это…

Тем временем Гарри сделал еще одну попытку открыть глаза. На этот раз куда более осторожную. Но все оказалось лучше, чем он думал. Приступ не принес временной слепоты, как это иногда бывало, а светобоязнь понемногу сходила на нет. Да и боль уменьшилась до приемлемого уровня. Кажется, она теперь никогда не исчезала совсем. Ну, во всяком случае, снова можно думать о чем-то кроме боли. И сразу вспомнилось, что он вроде бы отрубился на улице.

Медленно оглядевшись, Гарри еще раз убедился, что находится у себя дома, а потом увидел и незваного гостя. Обреченно вздохнув, юноша выдавил:

- А, это все-таки вы, профессор.

- Вынужден вас огорчить, да, мистер Поттер.

- Да, огорчили, - хмыкнул Гарри, и это так походило на самого Снейпа, что последнего невольно передернуло, и по инерции вырвалось:

- Что за манеры, мистер Поттер!

- Ну, извините, я сейчас не расположен к великосветским беседам. Сами видите.

- Да уж вижу. Сложно не заметить, таща ваше бессознательное тело в дом.

- Могли бы и не тащить, - Гарри безразлично пожал плечами.

- Как же! Чтобы меня потом обвинили в гибели национального героя? – язвительно ответил Снейп, заломив бровь.

Поттер усмехнулся и, покачав головой, обронил:

- А вы ничуть не изменились, профессор!

- Не могу сказать того же о вас, - тотчас парировал Северус, предоставив мальчишке самому догадываться: комплимент это или оскорбление.

- Сам знаю. Чем обязан столь настойчивому желанию посетить бывшего ученика?

- Прикидываться дурачком вам не к лицу, мистер Поттер. После вашего столь стремительного исчезновения и некоторой, ставшей известной, информации… не удивительно, что господин директор вознамерился вас найти, - на протяжении всей этой тирады Снейпу даже удалось сохранить совершенно невозмутимое лицо.

- И он послал вас? – спросил Гарри, глядя куда-то в сторону.

- Отправить по следу Люпина оказалось затруднительно. До полнолуния еще две недели, - фыркнул зельевар, присаживаясь на край кровати, так как больше в спальне сесть было не на что.

- Слабоватое объяснение, - возразил Поттер, взглянув ему прямо в глаза. И от этого взгляда становилось немного не по себе.

Не ожидал Северус увидеть когда-либо у Гарри столь проницательного взгляда. Тут и засомневаешься, так ли уж бездарен был мальчишка в окклюменции.

Снейп собрался уже ответить очередной язвительной репликой, но Поттер как раз подавил зевок и виновато проговорил:

- Извините, но, боюсь, я не смогу продолжить нашу беседу. Очень спать хочется. Это от лекарств…

И прежде чем профессор успел что-либо ответить, герой магического мира уже сладко спал, свернувшись клубочком и, кажется, так и не заметив собственной наготы. Тяжело вздохнув и мысленно отругав себя за неуместные порывы, Северус накрыл парня одеялом и вышел из комнаты.

Определенно, первый «контакт» не задался. А ведь Снейп обещал себе быть сдержаннее и, учитывая плачевное состояние Поттера, в котором он имел «счастье» убедиться, быть повежливее! Но, видимо, за прошедшие годы сарказм и язвительность стали его броней, за которой надежно прятались истинные чувства. И все-таки, это ведь вовсе не мешает постараться помочь юноше! То, что Поттер один на один боролся с болезнью, да и сама эта болезнь казалась полнейшей несправедливостью. Как бы там ни было, но Северус считал, что юноша заслужил как минимум долгую и насыщенную жизнь.

С такими мыслями профессор направился к входной двери. Но стоило коснуться ручки, как не сработавшее прежде охранное заклинание отбросила его прочь. Только не вне, а внутрь дома, больно впечатав в стену коридора.

Не без труда восстановив дыхание и убедившись, что удар не нанес никаких особых повреждений, за исключением ушибов, Снейп покосился на входную дверь. Взгляд не предвещал ничего хорошего, а последующее сорвавшееся заклинание – тем более. Правда, секундой позже пришлось уворачиваться от него самому. Снова пострадала многострадальная стена коридора. На сей раз на ней осталось большое горелое пятно. Убрать его при помощи волшебной палочки не составило труда. Северус сделал это чисто автоматически, думая уже совсем о другом.

Похоже, из дома ему не выйти, пока Поттер не выспится и не соизволит выпустить его. Иначе охранные заклятья не обойти. Можно, конечно, попробовать взломать, но последствия тогда могут быть еще печальнее, чем поцелуй со стеной. Уж больно мощная защита. Поэтому Снейп отбросил эту идею, как неконструктивную, и, рассудив, что свободного времени в связи с начавшимися каникулами у него много, решил обследовать жилище героя магического мира. Когда еще шанс представится?

Дом оказался весьма скромных размеров: четыре комнаты и кухня с ванной на первом этаже, а лестница, похоже, вела на чердак. Обстановка едва ли не спартанская, никакой лишней мебели, вещей тоже немного. Какое-то подобие уюта было лишь в спальне и в гостиной, где возле небольшого камина стояли два кресла. В одном так и остался клетчатый плед и раскрытая книга. Северусу не удалось прочитать название. Куда больше его привлекли безделушки и фотографии на каминной полке.

Всего четыре снимка: два магических и два обыкновенных. На первом Джеймс и Лили с маленьким Гарри на руках, время от времени робко улыбающимся, на втором Сириус Блэк. Еще до Азкабана. Конечно, после остался только один портрет с надписью «разыскивается». На одном из маггловских снимков застыл хмурый Гарри лет 16, может 17, а сзади его обнимал улыбающийся парень. Почему-то от вида этого снимка становилось неприятно.

На последней фотографии оказался изображен сам Снейп, выходящий из Хогвартса. Профессор не помнил, чтобы когда-либо позировал кому-либо для подобного снимка. Видимо, мальчишка Криви сумел его подловить. Этот гриффиндорец никогда не расставался с фотоаппаратом. Интересно, как попал снимок к Поттеру?

Остальные вещи не заслуживали особого внимания – обычные безделушки, привозимые из путешествий. Поэтому Снейп перешел к исследованию других комнат. Но беглый осмотр ничего не дал, только понимание, что Гарри осел в этом доме не так давно. Ну и еще постоянное напоминание о его болезни в виде многочисленных лекарств. Они были повсюду, в каждой комнате и на кухне. Расположены так, чтобы можно было легко найти. Северус навскидку насчитал не менее десятка различных пузырьков, упаковок и ампул. Попытался прочитать состав одного из них, но зубодробильные названия химических составов мало о чем говорили. Магглы умудрялись даже латынь использовать каким-то противоестественным способом.

Гарри проснулся лишь часа три спустя. Чувствовал он себя довольно неплохо, правда, немного замерз. Откинув одеяло, понял почему. Он спал совершенно голым, хотя вроде сам не раздевался. Сосредоточившись, юноша попытался восстановить события последнего дня. Точно, его же притащил домой Снейп! Наверное, он и раздел… При мысли об этом щеки Гарри залил румянец, а в горле пересохло.

Отогнав от себя неподобающие мысли, Поттер накинул халат и поспешил в ванную – привести себя в порядок. Хотя «поспешил» - это сильно сказано. Наверное, более всего, ну, помимо приступов, Гарри выводил из себя упадок сил. Кажется, для каждого движения приходилось прикладывать вдвое больше усилий, от этого он быстро уставал.

Как бы там ни было, через некоторое время Гарри вышел в пристойном виде, если таковым можно считать потертые джинсы и футболку, и направился на кухню. Причем сначала удивился, почему там горит свет, потом едва не споткнулся на ровном месте, когда увидел Снейпа, невозмутимо пьющего кофе за его столом. Такое же черное, словно подбирал напиток под цвет глаз.

- Здравствуйте, - все-таки, даже в экстремальных ситуациях Гарри старался оставаться вежливым юношей.

- Доброе утро, мистер Поттер, - профессор даже отсалютовал ему чашкой. – Проснулись?

- Да, - Гарри тоже сел за стол и налил себе кофе. Свежесваренный. Он так чудесно пах. Отпил, потом, опомнившись, со вздохом отодвинул чашку подальше от себя.

- Не нравится?

Насмешка в голосе профессора сейчас стала как оплот нечто неизменного. Возможно, именно подобное постоянство и привлекло его… Фыркнув, Поттер постарался отогнать ненужные мысли и ответил:

- Нравится. Но нельзя.

- Тогда зачем было пить? – в голосе уже появилось раздражение.

- Захотелось, - Гарри виновато уставился на стол, но тот раскаянья не оценил, а профессор тем более:

- Вижу, мистер Поттер, вы так и не избавились от детской привычки тащить в рот что не попадя!

Юноша неопределенно пожал плечами, потом спросил:

- Чем, собственно, обязан вашему визиту, профессор Снейп?

- Боюсь, пока я не могу избавить вас от своего присутствия. У вас излишне надежные охранные чары.

- А, понятно. Ну, это не проблема. Не смею вас задерживать, профессор Снейп.

- Боюсь, теперь я уже никуда не тороплюсь. И если уж мои поиски завершились успехом…

- Я думал, вы тотчас поспешите с докладом к Дамблдору, - язвительно отозвался Гарри, стараясь не замечать усталости.

- Позвольте мне решать самому. Для начала я накормил бы вас завтраком, мистер Поттер. На вас смотреть страшно. Тестралы и то выглядят упитаннее.

- С чего вдруг такая забота? – подозрительно сощуренные глаза отметали всякое сходство с прежним беззаботным гриффиндорцем.

- Поверьте, травить вас я не собираюсь, - невозмутимо отозвался Снейп, ставя перед юношей тарелку каши с фруктами.

- И все-таки чем я заслужил такое повышенное внимание с вашей стороны? Вы меня всегда терпеть не могли. Даже… неважно! Чем вас подкупил этот бородатый манипулятор?

Слышать такие эпитеты в адрес директора из уст Гарри было странно. Нет, Снейп порой за глаза и сам так его называл, но все-таки… Мальчик изменился до неузнаваемости. И, будь оно проклято, этот новый Поттер нравился ему! Но вот цена, которую пришлось заплатить за подобные изменения.

- Вот уж даже не предполагал, что когда-нибудь увижу у вас такое выражение лица, профессор, - тем временем удивленно протянул Гарри.

- Какое? – Снейп всегда умел быстро справляться с собой.

- Будто вы меня одобряете.

- А почему, собственно и нет? – невозмутимо протянул профессор.

- Наверное, что-то большое в лесу сдохло, - вырвалось у Поттера.

- Не знаю – не знаю. Когда я покидал Хогвартс, с Хагридом было все в порядке, - хмыкнул зельевар.

Гарри не выдержал и рассмеялся. Смеялся долго, пока не закашлялся, а потом проговорил:

- Никогда не думал, что у вас имеется чувство юмора, профессор.

- Хм… - Снейп одарил бывшего ученика многозначительным взглядом, который можно было интерпретировать как угодно. А тот снова стал серьезен и напомнил:

- Вы снова ушли от ответа, профессор.

- Какого?

- С чего вдруг такие перемены к тому, кого вы всегда в гробу хотели видеть?

- В гробу я хотел видеть только одного, и вы его в этот гроб благополучно уложили, - едва ли не разгневанно возразил Северус.

- Тогда зачем? Отбросим всякие поручения. Зачем это именно вам? Позлорадствовать?

- Не ерничайте, Поттер! – зельевар со стуком поставил на стол чашку с остатками кофе.

- Жалость? Сочувствие? Помниться, вы весьма… доходчиво объяснили мне, что не нуждаетесь в моем обществе. Что же изменилось теперь? Решили скрасить мои последние деньки? Чтобы потом совесть не заела? Или угроза моей скорой кончины заставила вас воспылать чувствами? – эти хлесткие, язвительные фразы было очень странно слышать от Гарри. Кажется, от них у Снейпа даже скулы порозовели, хотя голос остался все таким же ровным:

- Цинизм вам не к лицу, мистер Поттер.

- Простите, что отбираю ваш хлеб. Но некоторые события в моей жизни заставили более реально взглянуть на вещи.

- Вы уверены, что все так уж плохо? – Неужели в голосе профессора слышалось участие?

- Я умираю, куда уж хуже? Полгода, плюс-минус месяц, и я займу надлежащее место для героя – в могиле.

- Не ерничайте, Поттер, - скривился Северус, встав из-за стола. – Вы уверены в правильности постановки диагноза?

- Подтвержден тремя ведущими маггловскими клиниками в этой области и двумя магическими.

- Вам не предложили никакого лечения?

- Почему же, вариантов хоть отбавляй, но надежды на успех ничтожны, а последствия те еще. Я лучше доживу столько, сколько мне осталось, так, как мне хочется, чем проведу это время в больницах, прикованный к постели, чувствуя себя полным овощем.

- Значит, вы сдались? – спросил Снейп, прохаживаясь по кухне.

- Считайте, как хотите, - равнодушно пожал плечами юноша.

- Неужели вы даже не пытались найти… альтернативные способы излечения?

- Гермиона что-то там ищет, но… мне, по большому счету, все равно. Я не вижу в этом смысла, - глухо ответил Гарри, гипнотизируя взглядом чашку. – Может, оно и к лучшему, что все скоро закончится.

- Поттер! – Северус резко остановился посреди кухни. – Не говорите ерунды!

- Уж как есть, - ответил юноша и плотно сжал губы, так, что те аж побелели. Будто боялся, что вырвутся совсем ненужные слова. Он вовсе не собирался жаловаться, тем более Снейпу.

Зельевар тем временем разглядывал Поттера. Такая сила и такое отчаянье. Воистину удивительное сочетание. Возможно, то решение оттолкнуть было… опрометчивым. Хотелось хоть что-то сделать, помочь. Во что бы то ни стало. И, словно приняв для себя решение, Северус проговорил:

- Вы могли бы попросить помощи у меня.

- Нет, боюсь, что не мог, - горько усмехнулся Гарри. – Вы и так достаточно… возились со мной.

Намек оказался более чем понятным, но Снейп лишь вздохнул, ответив:

- Это неважно.

- Так хочется заполучить меня в качестве подопытной крысы?

- Боюсь, сарказмом вам от меня не отделаться, мистер Поттер.

- Порой вы просто невыносимы, профессор.

Посчитав этот обмен «любезностями», как знак согласия, Северус вновь сел за стол и попросил:

- Могу я ознакомиться с вашими медицинскими заключениями?

- Если вам так уж неймется, - вздохнул Гарри, прищелкнув пальцами. Тотчас на стол, прямо перед зельеваром, упала пухлая папка с бумагами. Оценив объем, профессор спросил:

- Позволите взять ее с собой?

- Ладно. Только прикоснитесь к папке прямо сейчас.

С подозрением зельевар выполнил просьбу, и тотчас ощутил покалывание в кончиках пальцев, а Поттер проговорил:

- Я вплел ваше имя в заклинание, теперь вы сможете прочесть содержимое. Для всех остальных это лишь пустые листы бумаги.

- По-моему, у вас паранойя, мистер Поттер, - буркнул Снейп.

- Просто предосторожность.

- И как мне покинуть ваш дом, а потом еще и суметь вернуться? Или документы просто вид ловушки, а стоит мне уйти, и вы наглухо забаррикадируете дом?

- И у кого из нас паранойя? – фыркнул Гарри, сдерживая смех. – Черт с вами, включу вас в список одобренных гостей.

- Благодарю за честь. Так как я могу выйти?

- Да хоть аппарировать.

- Вот как? Такое мощное охранное заклинание, и при этом нет аппарационного барьера?

- Я в таком состоянии, что иной раз приходится только аппарировать – иначе я свалюсь прямо на улице, - угрюмо ответил юноша. – Но если вы попытаетесь кого-то привести с собой – прокляну. И уж поверьте мне, в любом состоянии найду способ выставить раз и навсегда.

- Хорошо. Обещаю вам, мистер Поттер, что никого не попытаюсь привести с собой. Моего слова достаточно или принести магическую клятву?

На это герой магического мира лишь фыркнул.

Вернувшись в свои подземелья, Северус на самом деле и не подумал сообщать Дамблдору о своей находке. Куда больше профессора сейчас занимала простая папка с документами в его руках. Пренебрегая сном, он уселся за ее изучение.

Анализы, рентгенограммы, расшифровки исследований… Выводы маггловских врачей, перенасыщенные специальными терминами, мало что объясняли, но все равно становилось понятно, что опухоль у Поттера не одна. Их несколько, и, влияя на разные участки мозга, они приводят к разным последствиям.

Записи колдомедиков были куда понятнее и куда менее утешительны. Оба независимых исследования практически полностью подтверждали друг друга. Болезнь Поттера началась не вчера, возможно еще до школы, и постепенно прогрессировала. Когда ее диагностировали, то по сути оказалось, что сделать почти ничего нельзя. Вернее за призрачный шанс выздоровления можно расплатиться остатками здоровья. Сложность еще и в том, что в магическом мире еще не было случая лечения мага на столь запущенных стадиях болезни – лучше следили за здоровьем, видимо, а магглы столь запущенный случай вылечить уже практически не могли. Даже способом под названием «химиотерапия». Судя по записям, Поттер отказался от нее, пройдя лишь один курс. И поэтому он и принимал только маггловские лекарства.

Северус с горечью подумал, что фактически они все в какой-то мере виноваты, что герой магического мира довел себя до такого состояния. Проведи они элементарное исследование раньше… Ведь симптомы были, и не единичные. Но посчитали, что плохое зрение Поттеру просто досталось от отца, а головные боли и периодический упадок сил – так это из-за того, что Воландеморт пытался прорваться в его голову и из-за выпавших на долю мальчика переживаний. А сейчас уже слишком поздно.

Но Снейп не был бы Снейпом, если бы так просто сдался! Еще есть время для борьбы. Он столько раз спасал Поттеру жизнь, что и сейчас сможет. Должен! Северус никогда не считал себя чувствительным или заботливым человеком, но когда дело касалось Гарри… От одного воспоминания об изможденном виде юноши холодело сердце (хоть некоторые и сомневались в наличии этого органа у сурового преподавателя) и хотелось… Пришлось снова отгонять от себя ненужные сейчас мысли. Дело прежде всего.

- Значит, ты все-таки согласился принять его помощь? – Морт сидел на месте Снейпа, положив локти на стол и уперевшись подбородком в сцепленные руки.

- Да! Нет… Не знаю. Каким-то удивительным образом он уговорил меня… к сотрудничеству, что ли, - Гарри устало потер лицо. – Я не знаю, что ему от меня нужно.

- Он убедился в реальной возможности тебя потерять, и…

- Морт, я тебя умоляю! Это же все-таки Снейп, а не Джинни.

- И? Думаешь, он вынашивает относительно тебя жестокий план мести?

- Вряд ли, - нехотя признался Гарри. – Я бы почувствовал фальшь. Такое ощущение, что он… беспокоился обо мне.

- Так хорошо. Ты же хотел…

- Вот именно, хотел. Хотел до безумия, любил. Когда был здоров. Только тогда был ему нафиг не нужен. А вот теперь… Скажешь, что у него интерес только к смертельно больным?

- Не скажу. И с каких это пор ты стал говорить о своих чувствах в прошедшем времени? Я, может, и не бог любви, но чувствую… неправду.

- Сейчас это уже неважно. Полгода – и ты заберешь меня. Уже сейчас я тень самого себя. И зачем я кому-то?

- Я видел очень многое, Гарри, и могу с уверенностью заявить, что возможно все.

- Нет, не хочу. Лучше жить спокойно, чем…

Так и не договорив, юноша уткнулся лбом в скрещенные руки, на что Морт проворчал:

- Что для тебя сейчас действительно лучше, так это соблюдать режим и спать нормально.

Вечером следующего дня Снейп снова заявился к Гарри. Аппарировал зельевар с некоторым опасением, но все прошло благополучно. Уже знакомые камин и кресла возле него. Даже свет горит. А значит, сам хозяин не покинул дома, дабы оставить бывшего преподавателя с носом.

Поттер обнаружился все на той же кухне, и казался полностью поглощенным процессом приготовлением пищи. Но стоило Северусу переступить порог, как юноша обернулся и, поприветствовав кивком, сказал:

- Вы как раз к ужину, профессор. Присаживайтесь.

- Благодарю. Возможно, мне стоило предупредить о своем визите.

- Чего уж теперь? – отмахнулся Гарри, снова поворачиваясь к плите.

- Да, вот ваша папка, мистер Поттер.

- А, хорошо. Положите куда-нибудь. Рагу будете?

- Нет. Если можно, просто чай.

- Запросто.

Тотчас к Снейпу подлетели чашка с блюдцем и пыхающий паром пузатый чайник, за ними подтянулись чайная ложечка, сахарница и сливочник. Причем палочка Поттера опять осталась невостребованной.

- Может, не стоит злоупотреблять беспалочковой магией в вашем состоянии? – заметил зельевар, размешивая чай.

- Ни магия на мое состояние, ни состояние на магию не оказывают никакого влияния, - возразил Гарри, присаживаясь за стол напротив гостя.

- Насколько же возросла ваша магия, с тех пор как вы покинули Хогвартс?

- Ну, не столько после Хогвартса, сколько после битвы. Насколько – не знаю, не проверял.

- Вы хоть понимаете, что, судя по ощущениям, ваша магическая сила увеличилась минимум вдвое. Фактически вы являетесь сильнейшим магом современности? – как-то уж очень осторожно спросил Снейп.

- А толку-то? Красивая строчка в будущей эпитафии, - безразлично отозвался Поттер, приступая к трапезе.

- Но это может значительно помочь вашему выздоровлению.

- Это вряд ли. Моим лекарствам это все равно.

- Можно попробовать заменить их соответствующими зельями и, возможно, эффект будет больше. Не стоит сбрасывать со счетов и альтернативные способы излечения, - сухо проговорил Северус.

- Предлагаете мне пойти по стопам Воландеморта и, пока есть время, создать несколько Кресстражей? – хмыкнул Гарри. – Лысым я уже побывал, мне не идет.

- Какой-то у вас кладбищенский юмор, мистер Поттер.

- Видимо, привыкаю.

- Что-то рано вы сдались.

- Лучше принимать вещи такими, какие они есть

- Мы с вами это уже обсуждали. Не вижу смысла делать это снова, - в голосе зельевара послышалось раздражение. – Я постараюсь подобрать вам соответствующие зелья или другой приемлемый способ лечения. Но для начала нужно вас обследовать.

- Вы ведь от меня не отстанете, да? – обреченно простонал Гарри.

- Можете считать меня вашей личной Немезидой. Да, еще мне нужна ваша кровь для исследования.

- Мало вы ее у меня в школе выпили!

- Дерзость вас не спасет, мистер Поттер, - непреклонно ответил Снейп. – Вы сами согласились на мое предложение.

- Что-то не припомню.

- И тем не менее. Можете закончить ужин и приступим.

Тяжко вздохнув, Гарри вернулся к своей трапезе. Если честно, возмущение было по большей части наигранным, но он не привык так просто сдаваться. А вот есть как раз не хотелось. Просто кусок в горло не лез. Не впервой, конечно, но неприятно. Поттер уже не помнил, когда ел с аппетитом. Чувство голода присутствовало, а вот от одного вида еды начинало мутить. Порой желудок не мог удержать полученное, что тоже хорошему питанию не способствовало. Ему говорили, что от лекарств возможны такие побочные эффекты, но, несмотря на это, есть нужно.

С четверть часа Снейп наблюдал, как Поттер ковыряется в тарелке, потом не выдержал и поинтересовался:

- Любопытно узнать, вы эту еду все-таки едите или изощренно пытаете?

- Вам не все равно? – фыркнул Гарри, все-таки отодвигая тарелку.

- Просто интересно, неужели вы настолько ужасно готовите?

- Простите, но…

Договорить Поттеру так и не удалось. Прижав руку ко рту, он поспешно унесся в ванную. Видимо, сегодня неудачный день, и пища в организме задерживаться не хотела. Гарри едва наизнанку не вывернуло. Когда, наконец, попустило, он прополоскал рот, умылся и только развернулся, чтобы выйти, но тут столкнулся со Снейпом, едва не сбив его с ног.

- И часто это с вами происходит? – голос профессора серьезен, так что всякое лукавство казалось бессмысленным.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.