Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
gudin 1, 2.doc
Скачиваний:
5
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
724.48 Кб
Скачать
    1. В. Интегрализм и максимализм: антиплюрализм

    2. Теория и практика

Существует несколько школ, представители которых выступают против такого подхода к истории политической науки, отрицая возможность про­гресса в получении «объективных» знаний на основании того, что достичь объективности невозможно, а стремление к ней ведет лишь к «наукообразию» и топтанию на месте. Если следовать такой точке зрения, любые попытки достижения профессиональной объективности заранее обречены на неудачу. Поэтому ученый должен определить для себя ту политическую силу, на сто­роне которой он выступает, и осознанно использовать свои знания для слу­жения благим политическим целям. Для представителей различных неомарк­систских направлений это означает применение своих знаний в интересах со­циализма.

В истории марксизма был момент, когда сторонники одного из его направ­лений отвергли такой диалектический подход к научным исследованиям. В работе «Идеология и утопия» К. Маннгейм пришел к выводу о том, что в политической науке объективность возможна. «Учитывая все вышеизложен­ное, на вопрос о том, возможно ли существование науки о политике, и можно ли ей кого-то обучить, необходимо дать положительный ответ». Дока­зательство возможности существования объективной политической науки он приписывает М. Веберу (Mannheim, 1949, р. 146).Несмотря на то, что для Маннгейма объективность политического знания стала возможной, эта цель может быть достигнута лишь в том случае, когда исследования ведутся «пред­ставителями той социальной страты, которая не связана непосредственно с интересами какого-то определенного класса, и позиции ее в обществе не слишком прочны... Такой стратой, не имеющей прочных корней в обществе и не связанной обязательствами ни с каким классом, если использовать терми­нологию А. Вебера, является "социально неприкаянная интеллигенция"»(Mannheim, 1949, р. 171).В среде современных ученых гарантом поисков объек­тивности вместо маннгеймовской «неприкаянной интеллигенции» функции своего рода становится «профессионализм», понимаемый как принадлежность специалистов к профессиональному сообществу, взаимное доверие к работе друг друга, совместное наблюдение за деятельностью молодых ученых и т.п. В те годы, когда А. Вебер и Маннгейм выдвигали свои концепции, профессио­нальные ассоциации специалистов в области социальных наук в целом и поли­тической науки и социологии, в частности, еще только зарождались. В этой связи следует отметить, что именно поиск объективности в профессионализ­ме остается объектом нападок как со стороны современных неомарксистов, так и со стороны других «левых» критиков.

Полемика, направленная против «этической нейтральности» и «поиска объективности», ведется по нескольким направлениям. Представители Франк­фуртской школы, в рамках которой с подачи теоретика-марксиста Д. Лукача и при участии М. Хоркхаймера, Т. Адорно, Г. Маркузе, а позднее Ю. Хабермаса, сложилась «критическая теория» — рассматривают проведение политичес-

101

ких исследований, как одну из составляющих «общей ситуации, сложившей­ся в ходе социальных изменений... Позитивисты не смогли понять, что про­цесс познания нельзя отделить от исторической борьбы, которую род челове­ческий ведет с окружающим миром. Теория и теоретические изыскания со­ставляют неотъемлемую часть социальной жизни. Теоретик не может оставать­ся пассивным сторонним наблюдателем, лишь созерцающим, отражающим и описывающим "общество" или "природу"» (Held, 1980, р. 162 ff.).

В одной из своих недавних публикаций Хабермас подтвердил этот тезис о единстве теории и «практики» (Habermas, 1992, р. 439 ff.).В 70—80-е годы эта точка зрения нашла свое отражение в концептуальном осмыслении региональ­ных исследований, проводившихся в Латинской Америке, Африке и других районах мира, и получила название «теории зависимости»(Packenham, 1992).

Каким образом можно оценить марксистское и неомарксистские течения с позиций предложенного в этой главе прогрессистски-эклектичного подхода к истории политической науки? Работы представителей этих течений весьма многочисленны — сотни научных книг и статей. Некоторые из этих трудов, основанные на серьезных эмпирических исследованиях классовых и полити­ческих отношений (основополагающих для этого направления) внесли весо­мый вклад в историю политической науки. Тем не менее, обращая основное внимание на экономическое развитие и социальную структуру, ученые-марк­систы недостаточно учитывают другие весьма важные объяснительные пере­менные, в частности, такие, как политические институты, религиозные и этнические факторы, международное положение, роль отдельных руководи­телей, непредвиденных обстоятельств и случайностей. Марксистская концеп­ция экономического развития в свое время была чрезмерно упрощена и примитизирована. В связи с тем, что современная экономика значительно дивер­сифицировала и интернационализировала рабочую силу, способность маркси­стских теоретиков к осмыслению и убедительному объяснению экономических, социальных и политических изменений существенно ослабла. Таким образом, несмотря на то, что представители различных направлений марксистской мысли значительно расширили объем сведений, находящихся в научном обороте ис­ториков и специалистов других социальных наук, логика их выводов далеко не всегда была безупречной и нередко толкование полученных ими сведений извращалось. Э. Хобсбаум и другие историки-марксисты (Hobsbawm, 1962; 1987; 1994; Hill, 1982; Hilton, 1990; Thompson, 1963)внесли большой вклад в изучение научного наследия XIX и предыдущих столетий, однако при интер­претации и объяснении проблем XX в. они столкнулись с большими трудно­стями(Judt, 1995).

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]