Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
GL1-2..doc
Скачиваний:
4
Добавлен:
12.09.2019
Размер:
523.78 Кб
Скачать

Репродуктивный регистр Информативный регистр

Лошадь жует сено <---Лошадь ест сено---> Лошадь питается сеном

2) Если сравнить глаголы есть и жевать как средства номинации, заметим, что первый более обобщенно именует действие, состоящее из нескольких этапов, а второй, собственно, представляет один из конкретных этапов, предшествовавший, скажем, глотанию. Говорящего, ради изображения или информации, может интересовать именно этот этап, и тогда слово жевать употребляется в прямом номинативном значении (ср. Человек задумчиво жует травинку; Осел жует овес, Овес в кормушке тает).

Но жевать, глотать могут употребляться и в общем значении “есть” и “пить”, как синонимические заменители. Ср.: По утрам мы жуем бутерброды, глотаем наспех чай и бежим на работу.

С точки зрения способов номинации, перед нами заместительное употребление частно-конкретного глагола в значении более общего. С точки зрения стилистической характеристики, такой способ именования тяготеет к разговорно-фамильярной речи, в отличие от книжно-литературной.

3) Пара глаголов жевать-питаться демонстрирует и другой классификационный принцип, предопределяющий или ограничивающий еще в рамках лексики коммуникативные, текстовые функции глагольного слова. Это упоминавшаяся выше оппозиция наблюдаемости/ненаблюдаемости. Одни действия,свойства, состояния - преимущественно конкретно-физические - воспринимаются прямым наблюдением, сенсорно (говорит, гарцует, колется, вертится, гладит, блестит, голубеет, кричит, бежит, бледнеет, льется и т.д.), другие дают обобщенное наименование целому комплексу действий либо оценочно-характеризующую ретроспективную квалификацию поведения, деятельности, занятия (ленится, лечит, обижает, руководит, учит, сопоставляет, анализирует, экономит, заботится, оберегает, преуспевает, организует, соответствует...).

В этой оппозиции глаголам ненаблюдаемых действий недоступно функционирование в репродуктивных типах текста, глаголы же наблюдаемых действий употребляются в разных регистрах. Глаголы активных действий, проявляющихся в актуальной, конкретной длительности, отличаются более полной видо-временной парадигмой и более широкими функциональными возможностями. Глаголы действий неактивных, обычных, узуальных, постоянных так же как состояний и свойств располагают ограниченной функционально-синтаксической парадигмой.

4. Синтаксическое распространение глагольного слова (управление, валентность) в гораздо большей мере, чем это учитывается грамматиками, обусловлено принадлежностью глагола к тому или иному семантическому разряду. Меньшая часть глаголов отличается открытой семантикой, то есть нуждается в восполнении смысла именной синтаксемой в единственной, заданной глаголом падежной форме. Таковы переходные глаголы, семантика которых выражает действие, направленное на объект, и требует имени этого объекта в винительном падеже. Связанная синтаксема Вин.пад.объекта никакими синтаксическими возможностями, кроме приглагольной позиции, не располагает. А соответствующий переходный глагол во всех своих формах сопровождается именем в Вин.пад.: подписать договор, чинить сапоги, подписавшие договор, чинивший сапоги, подписывая договор, чиня сапоги, подпишите договор, почините сапоги и т.д. В этом случае можно говорить об управлении в собственном смысле и об организуемом им словосочетании как распространенном наименовании действия.

Большая же часть сочетаний глаголов с (предложно-)падежными формами имени возникает на иной основе:

а) на основе синсемичности, двусторонней добровольной (по мере смысловой необходимости) готовности к соединению при наличии общих сем. Так, естественно, глаголы перемещения могут конкретизировать заложенное в них значение направленности синтаксемами, называющими направление, путь движения и другие пространственные ориентиры, а также способ перемещения (ехать по тундре на оленях к побережью океана, лететь из Стамбула в Лондон через Рим). Естественно, что глаголы речемыслительного действия могут конкретизировать содержание процесса в делиберативных синтаксемах, глаголы речи еще и в синтаксемах адресата, а глаголы интерсубъектного действия - в синтаксемах со значением соучастника (рассказывать приятелям про путешествие, думать о доме, думать над задачей, размышлять по поводу программы, сообщить коллегам об открытии, советоваться с ними об эксперименте). Здесь существенно, в отличие от управления, что глаголом задается только типовое значение синтаксемы, а форма избирается из ряда свободных синтаксем, существующих в синтаксическом арсенале и располагающих, кроме приглагольной позиции, рядом не зависимых от данного глагола и глагола вообще конструктивных возможностей. Глагол же может употребляться и без этих синтаксем.

б) На основе связей не присловного, а предложенческого уровня, которые возникают между предикатом и компонентом, выраженным обусловленной синтаксемой и не сохраняются в системе форм глагольного слова (ср.: Акт подписывается ревизорами, Акт подписывается чернилами - подписывать (подписывая, подпишите) чернилами, но не *подписывать (подписывая, подпишите) ревизорами; Татьяне снится сон - не *снясь Татьяне; Налетело ворон - не *налететь, налетев ворон).

По мере ослабления акциональности, направленности действия вовне процесс обнаруживает склонность к замыканию на самом субъекте, внутри субъекта, и потребности статуального глагола в распространении предметными именами сокращаются.

5.Кроме статуальных и функтивных, в подклассе неакциональных глаголов можно выделить еще несколько групп реляционных глаголов, выражающих не действия, а разного рода отношения между предметами: локативные, партитивные, компаративные, посессивные и др. Для предложений, организуемых с помощью этих глаголов, характерно, что ослабленный лексически глагол становится факультативным или избыточным элементом структуры. Он входит в состав предиката вместе с именным признаковым компонентом, поддерживая его грамматическими глагольными категориями и вербализуя типовое значение. Вместе с тем большинство таких предложений синонимично безглагольным конструкциям.

Глаголы локализующего значения участвуют в предложениях двух разновидностей, сообщающих о пространственной соотнесенности предметов:

а) в одних предмет характеризуется местонахождением;

б) в других предмет (лексически ограниченного круга) характеризуется ориентированностью в пространстве. См.примеры:

а) Цветы стоят в вазе; Шляпа лежит на вешалке; Школа помещается в старом флигеле; Ключи висят на гвоздике; Документы находятся в сейфе.

б) Дорога ведет к лесу; Лестница ведет на чердак; Окна выходят на террасу; Сад спускается к морю.

Необязательность глагола в большинстве подобных предложений подтверждается полноценностью безглагольных синонимов, где предикат выражен одной лишь локативной именной синтаксемой: Цветы - в вазе; Библиотека - во флигеле; Документы - в сейфе; Окна на площадь; Дорога - к лесу. Глаголы же с локативно-вспомогательным значением самостоятельным предикатом быть не могут: *Документы находятся; *Школа помещается; *Лестница ведет.

Сопоставим предложения близкой, на первый взгляд, структуры:

  1. Дети выходят на террасу

(2) Окна выходят на террасу.

Типовое значение (1) - одушевленный субъект и его действие, перемещение в названном направлении; (2) - пространственно ориентированный предмет и его расположение по отношению к месту. Различия в типовом значении вытекают из категориальных значений субъектного и предикатного компонентов.

Отметим несходства грамматические:

Дети, выходите на террасу - *Окна, выходите...

Дети вышли на террасу - *Окна вышли на террасу

Дети, выходя на террасу, смеются -*Окна, выходя на террасу...

Мы выходим, вы выходите... - 1 и 2 лица нет

В словообразовательном отношении акциональный глагол движения находится в ряду соотносительных префиксальных предикатов: Дети выходят в сад - уходят из сада - приходят - входят - проходят через сад - заходят - сходят и т.д. Выходят (2) в словообразовательном пространстве одиноко.

Возможность номинализации, образования девербатива:

Выход детей на террасу - *Выход окон на террасу.

Убедившись в неполноте грамматической парадигмы и словообразовательных ограничениях у неакционального глагола, посмотрим, какие последствия это имеет для текстового функционирования сопоставляемых предложений. Предложение (1), располагая полной видо-временной парадигмой, может участвовать во всех коммуникативных регистрах речи, предложению (2), не имеющему ни актуального, ни узуального видо-временных значений, предназначено место в описательно-характеризующем тексте, репродуктивном, если картина предстает взору наблюдателя, информативном - помимо наблюдателя.

Итак, проследив свойства акционального и неакционального глагола, выявляем общую закономерность: регулярность внутренней связи между значением глагольного слова, его грамматическими характеристиками, набором форм и возможностей и реализаций этих возможностей в речевой деятельности, в типах текста. Аналогичные соотношения можно обнаружить и в других подобных парах, реализующих значения полисемичных глаголов:

Деревню окружают враги - Деревню окружают леса

Пастух ведет коров к реке - Тропинка ведет к реке

Туристы пересекают площадь - Рельсы пересекают площадь

Гости спускаются к морю - Сады спускаются к морю и т.д.

Как разновидность локативных конструкций могут рассматриваться и предложения с участием экзистенциальных лексически ослабленных глаголов, поддерживающих утверждение наличия, присутствия/отсутствия названных лиц или предметов в некотором пространстве или осуществления, восприятия явлений природы или каких-то состояний, характеризующих среду, место: За окном идет дождь; Кругом стоит (царит) тишина; Существует легенда...; Есть на Волге утес...;В лесу стоял золотистый туман (Ю.Казаков). Сравнение с синонимическими безглагольными моделями За окном дождь, Кругом тишина отчетливее выявляет роль локативной именной (или наречной) синтаксемы как предметно-пространственного субъекта, который и характеризуется признаком наличия/отсутствия названного состояния или предмета. Эти локативные предложения соотносятся с рассмотренными в предшествующем параграфе как модели (1) Цветы - на окне и (2) На окне цветы. Модель (1) принадлежит информативному регистру, как ответ на вопрос о местонахождении искомого предмета, модель (2) входит в репродуктивно-описательный фрагмент, как часть представляемой картины. Речевыми реализациями модели (2) служат и так называемые номинативные предложения, утверждающие наблюдаемый признак не именуемого или именованного в контексте пространства:

Хорошая была комната. Веселые обои, веселые вещи (В.Набоков); Всюду мрак и сон докучный (Пушкин); Над Москвой весенняя ночь (Бунин); Я - в раю. Здесь - цветы и улыбки (Окуджава)

Партитивные отношения (части и целого) выражаются с помощью неакциональных глаголов в моделях двух разновидностей:

а) со значением классификационным (вида и рода, предмета и класса): Дельфин относится к классу млекопитающих; Дельфин принадлежит к млекопитающим; Кабачки представляют семейство тыквенных;

б) со значением целого и составных частей: Основной этап создания фильма составляет киносъемка; В мессу входят циклы песнопений; Молекула состоит из атомов; Молекула содержит от двух до сотен тысяч атомов; Цикл делится на три части, состоит их трех частей.

Партитивные отношения выражаются и безглагольным соотнесением именных синтаксем: Дельфин - млекопитающее, Атом - составной элемент молекулы, В молекуле кислорода - два атома.

И глагольные и безглагольные предложения с партитивным значением выражают познавательно-логический акт мышления и употребляются в информативном типе речи.

Очевидны семантические и грамматические различия конструкций в случаях полисемии и омонимии глаголов: В комнату входят приглашенные; Мальчик составляет узор из цветных обрезков; Отец содержит большую семью.

Поссесивные отношения (принадлежности) выражаются в русском языке и безглагольной конструкцией, сопрягающей синтаксему субъекта владения У кого с синтаксемой объекта владения кто, что (У нее дочь; У вас товар, у нас купец; У Пети мотоцикл; У соседей дача), и с помощью посессивных глаголов: У нее есть дочь, Соседи имеют дачу, Соседи владеют дачей, Дача принадлежит соседям; Фирма располагает складскими помещениями; И ноты есть у нас, и инструменты есть (Крылов); У Вари был чиж (Л.Толстой); Что имеем - не храним (Пословица); Остров Сахалин располагает огромными природными богатствами ("Знание - сила" 1982, N 2).

Конструкции с глаголами компаративного значения содержат сравнение двух предметов, а также указание на основание сравнения: Сын не уступает отцу в росте и силе; Данилов превосходит других резчиков мастерством; Второй из близнецов обгоняет брата в развитии, но отстает от него в весе; Варшава превосходит Краков по численности населения; Крым своими прибрежными пейзажами напоминает Грецию.

Синонимичные адъективно-компаративные модели экономнее передают близкие значения: Варшава больше Кракова, Население Варшавы многочисленнее, чем население Кракова; Он крупнее своего брата; Крым похож на Грецию; Сын уже выше и сильнее отца. Глаголы компаративного значения более отвлеченно выражают идею сравнения, нуждаясь в уточнении признака, тогда как прилагательное в сравнительной степени синтетически выражает и признак и степень его.

Построенная с помощью глагола и безглагольно компаративная конструкция принадлежит информативному регистру речи.

6. Полновесные акциональные глаголы и глаголы неакциональные перечисленных групп, с облегченным в разной мере лексико-грамматическим весом, объединяются тем, что способны функционировать в основной глагольной роли - предиката предложения, самостоятельно или при поддержке именных синтаксем выражая предикативный признак субъекта. Этим глаголам противостоят неполнознаменательные, неспособные служить предикатом. В отличие от рассмотренных выше, они либо (а) выполняют чисто связочную, между субъектом и предикатом грамматическую функцию (быть, являться), либо (б) обозначают признак предиката, фазы его процессуального развития (фазисные глаголы - начать, стать, становиться, продолжать, кончать, прекращать) и тогда входят как вспомогательный элемент в состав предиката, либо (в) выражают модальное отношение между субъектом и предикативным признаком, и тогда тоже становятся вспомогательным элементом в составе предиката, или - вместе с тем - сигналом усложненности, полипредикативности конструкции, если выражают модальную волю другого субъекта (ср.хочу, стремлюсь пойти и должен, обязан пойти).

Значение фазисного признака предиката и модально-оценочное соединяются в особых группах вспомогательных глаголов:

  • модально-темповых (желательность/нежелательность действия для субъекта проявляется в убыстренности/замедленности темпа): медлил отвечать - спешил доесть, торопился рассказать, бросился помогать;

  • оценочно-темповых (темп действия оценивается с точки зрения результативности): успел собраться - опоздал выступить.

И фазисные и модальные глаголы не выполняют роли самостоятельных членов предложения, они служат модификаторами, усложнителями предиката. Вместе с модифицирующим значением они выражают и грамматические категории глагола (лицо, число, время, наклонение), а основной глагол при них принимает форму инфинитива:

Ребенок читает - Ребенок начал читать - Ребенок умеет читать - Дети начали читать - Дети любят читать и т.д.

Снабдим этот тезис несколькими расширительными примечаниями:

а) Модальные и фазисные глаголы модифицируют не только глагольные, но и именные предикаты, связочная часть которых вербализуется в форме инфинитива:

Он художник - Он стал художником - Он хочет стать художником - Он мечтает стать художником;

Она тренер - Она стремилась стать тренером - Она продолжает оставаться тренером;

Они бедны - Они не хотят быть бедными - Они стараются не быть бедными - Они продолжают оставаться бедными.

Как видим, фазисные и модальные модификаторы могут фигурировать совместно при одном предикате;

б) В осложненных, полипредикативных предложениях модальные и фазисные модификаторы в сочетании с глагольным или именным предикатом могут выступать в форме инфинитива (Продолжать молчать было невозможно; Стать клоуном - его мечта; Твое дело - стараться понять), в форме причастия или деепричастия (Пытаясь ускользнуть, он зацепился за гвоздь; Желающие получить работу толпились у дверей). При этом они образуют составные компоненты предложения, сохраняя внутреннюю структуру предикативного признака (здесь уже имплицитно, вторично предикативного) с соответствующим модификатором.

Ту же синтаксическую деривацию в разных конструктивных позициях могут претерпеть и предикативный компонент и его модификатор, заменяясь девербативом (или номинализуясь):

мечтает путешествовать - мечтает о путешествиях - мечты путешествовать - мечты о путешествиях;

надеется вернуться - надеется на возвращение - надежда вернуться - надежда на возвращение;

привык бездельничать -привык к безделью - привычка бездельничать - привычка к безделью и т.д.

При фазисных девербативах название действия может быть только в девербативе же:

начал репетировать - начало репетиций - начал репетиции - - *начало репетировать;

продолжать проверять - продолжение проверки -продолжал проверку - *продолжение проверять.

Традиционно-школьный "разбор" подобных сочетаний с помощью вопросов (продолжать что? молчать - дополнение; привык к чему? к безделью - дополнение; привычка какая? к безделью, бездельничать - определение и т.п.) являет обессмысливающе механическую процедуру. В рассмотренных конструкциях с модифицированными предикатами не выражается ни действия, направленного на предмет, ни качества предмета. Напомним справедливое суждение Л.В.Щербы: "Все глаголы при инфинитиве становятся более отвлеченными, приближаются к формальным словам. Ср.: он собирается охотиться и он собирается на охоту. По существу действие не может распространяться действием, и только при потере глаголом его активного и конкретного характера такое распространение возможно. В этих сочетаниях, в сущности, не инфинитив распространяет глагол, а наоборот, инфинитив распространяется глаголом" [Бархударов 1956].

Заметим еще, что круг глаголов с модальным значением гораздо шире привычного для грамматики перечня. Если исключить глаголы движения - полнознаменательные, сочетающиеся с инфинитивом цели как два самостоятельных компонента предложения, можно утверждать, что большинство глаголов (кроме значительного числа фазисных) в сочетании с инфинитивом - по данным, имеющимся в литературе, около 400 - реализуют или развивают модальное значение: семантико-грамматическое значение потенциальности, характеризующее инфинитив, координируется на синсемической основе с потенциальным значением в модальных глаголах (с разным соотношением лексического и модально-неполнознаменательного веса).

7. Как и глаголам-модификаторам, роль самостоятельных членов предложения несвойственна и глаголам-компенсаторам. Это разряд неполнознаменательных глаголов, которые образуют предикат вместе с отвлеченными именами действия, состояния, качества. На имени лежит основная категориально-семантическая нагрузка, глагол дополнительно вербализует значения процесса или признака и выражает формально-грамматические значения предиката:

Специалисты наблюдают за проснувшимся вулканом - Специалисты ведут наблюдения...;

Самолет садится - Самолет совершает посадку;

На малой сцене репетируют - На малой сцене происходит репетиция;

Профессор консультирует студентов - Профессор проводит консультацию, дает консультацию студентам;

Мальчик впечатлителен - Мальчик отличается впечатлительностью; Игра его четка и темпераментна - Игру его характеризует четкость и темпераментность.

Однословный глагольный или адъективный предикат соотносится с предикатом, образованным с помощью глагола-компенсатора, как средство прямой номинации с синонимическим средством косвенной номинации, как изосемическая конструкция с неизосемической, как стилистически нейтральный способ выражения со стилистическим вариантом книжной окраски, иногда связанным с профессионально-деловыми потребностями речи, часто утяжеляющим речь без надобности.

8. Картина мира предстает в речи либо в статическом, "готовом" виде, либо в движении, в процессе становления, во взаимодействии факторов, создающих то или иное положение дел. Если говорящий видит, что на вешалке висит пальто, в вазе стоят цветы, чайник на плите и хозяйка в волнении, констатации этих фактов достаточно для описания наблюдаемого положения дел. Если же его интересует динамика и причины событий, то он сообщит, что гость пришел, повесил пальто на вешалку, принес цветы, а хозяйка, взволнованная его приходом, поставила цветы в вазу, а чайник - на плиту. Любое положение дел есть результат действия каких-то причин, предшествующих обстоятельств, чьих-то поступков, иначе пальто не оказалось бы на вешалке, а чайник на плите.

Такое воздействие лиц, предметов, их признаков, событий, вызывающее изменения в предметах, в мире, реакцию и действия лиц, называют каузативным. В языке существует целая система средств, выражающих каузативное воздействие, каузативные отношения. Среди них - обширный подкласс каузативных глаголов, сам по себе неоднородный. Есть глаголы, лексическое значение которых содержит сему каузации, их называют лексическими каузативами [Апресян 1976]. Ср.:

есть (самому) - кормить ребенка (делать так, чтобы

пить (самому) - поить ребенок ел, пил)

пойти (самому) - послать сына (сделать так, чтобы сын пошел) выздороветь (самому) - вылечить больного.

Другие глаголы выражают то же соотношение при помощи словообразовательных средств:

радоваться (самому) - радовать друзей

огорчаться (самому) - огорчать родителей

броситься в воду - бросить камешек в воду.

Группа неполнознаменательных глаголов специализируется на выражении каузативных отношений при именах событий, явлений, состояний (вызывать, порождать, внушать, возбуждать и т.п. - всего около 50). Ср.:

сомневаться - вызывать в читателе сомнения

подозревать - внушать собеседнику подозрения

надеяться - возбуждать в матери надежду

верить (самому) - рождать веру в чьей-то душе.

Каузатором может быть и лицо, и явление, событие, действие, качество.

Большую группу каузативных средств составляют модальные и фазисные глаголы, значение которых связано с волевым воздействием на другое лицо, ср.:

хочет приехать - просит кого приехать

любит танцевать - заставляет, принуждает кого танцевать затягивает решение (свое) - тормозит решение (чье-то)

спешит уйти - торопит кого уйти.

С семантико-синтаксической точки зрения предложение, тем или иным способом выражающее каузативные отношения, становится осложненным, полисубъектным, полимодальным, полипредикативным. Очевидность этой усложненности различна. В таких простых на первый взгляд конструкциях, как Мать баюкает ребенка, Отец носит дрова значения каузации состояния и каузации перемещения выявляются только через соотносительность с синонимическими построениями типа Мать делает так, чтобы ребенок уснул, Отец делает так, чтобы дрова были на месте, в доме, у печи. В винительном прямого объекта скрыта роль потенциального субъекта каузируемого состояния, местоположения (Ребенок засыпает, спит; Дрова у печи).

Двойственное значение именного компонента как объекта каузативного воздействия и потенциального субъекта каузируемого действия характеризует и конструкции с каузативно-модальными глаголами:

Он советует родителям отдохнуть Он помогает сыну делать уроки Он уговаривает ее пойти в театр Он вынуждает сотрудницу уволиться.

Наиболее наглядна полипредикативная структура логических отношений причинения, обусловленности и обоснования между двумя пропозитивными компонентами, выражаемых с помощью глаголов- компликаторов определять, обусловливать, вести к, обеспечивать, зависеть от:

Бытие определяет сознание; Простуда провоцирует грипп; К беде неопытность ведет; Успех работы обеспечивает квалификация исполнителей; Цена товара зависит от его качества.

В целом, как говорится в начале этого параграфа, в пресуппозиции каждого изменения в окружающем мире, каждого события, каждого положения дел - реализация тех или иных каузативных отношений. Поэтому почти каждому подклассу или семантическому разряду глаголов можно поставить в соответствие каузативные средства. Ср. еще примеры:

лететь самолетом - отправить что-то самолетом

ехать в город - везти кого-то в город

передвигаться - передвигать шкаф

ссориться с кем - поссорить кого с кем

жениться - женить сына

Картина висит на стене - повесить картину на стену

Машина стоит у подъезда - поставить машину у подъезда

В доме царит беспорядок - навести, установить порядок

Иметь сад, владеть садом - приобрести, купить, продать, подарить сад

У него орден - Ему дали орден

Работа отвечает требованиям - подчинить работу требованиям Яблоня растет - вырастить яблоню

Дежурный проснулся - разбудить дежурного

Вода кипит - вскипятить воду

Фонарь горит - зажечь фонарь

Он министр - Его сделали, назначили министром и т.д.

Таким образом, в разряде каузативных глаголов оказываются акциональные и неакциональные, знаменательные и неполнознаменательные глаголы.

9. Деление высказывания на Диктум и Модус (введенное в научный обиход Ш.Балли) обусловливает деление предикатов на два класса: предикаты Диктума, выражающие объективную информацию, и предикаты Модуса, модусной рамки, "проявляющие" позицию субъекта речи. Первые представляют "отрезок" внеязыкового бытия, вторые, в отличие от первых, не являются самостоятельными, они функционируют как рамка объективной информации, предъявляют информацию о ситуации речи, интерпретируют Диктум.

Глаголы речемыслительного действия могут фигурировать в предложениях в двух функциях: в сообщении о действии в диктумной части (Татьяна в тишине не спит И тихо с няней говорит - Пушкин) и в модусной рамке сообщения (Сказал, что у меня соперниц нет - Ахматова) Глаголами модусной рамки здесь называются лишь те, при помощи которых говорящий обнаруживает характер ментальных и/или речевых действий субъекта речи по отношению к содержанию Диктума.

Рамочные глаголы в форме 1 лица выражают прямое слово говорящего, в формах 2-3 лиц - чужое слово, даже если при этом использован не глагол речи (Она думает, что брат приедет вовремя - т.е. она мне об этом сказала).

По способу восприятия, способу получения информации различают три модусных рамки: Я видел (мне видно), как .., Я думаю, что... и Он сказал мне, что... - новая информация может быть получена посредством прямого наблюдения самого говорящего, посредством логической операции (умозаключения) над имеющимися в его сознании фактами и, наконец, в процессе речевого общения. Все три модусных рамки обнаруживают (констатируют) способ восприятия информации. Рамочные предикаты типа уверен/не уверен, сомневаюсь/не сомневаюсь выражают отношение говорящего к содержанию Диктума, в соединении с местоимением первого лица - констатируют отношение говорящего, в соединении же с зоной 3 лица - либо передают чужое слово, либо интерпретируют чужое высказывание: Он уверен, что (в том, что)... Он не сомневается в том, что... = Он говорил уверенно/ Он выразил уверенность в том, что...

При совпадении субъекта Диктума и субъекта Модуса, как в пространстве, так и во времени, прямое произнесение некоторых глаголов речи оказывается осуществлением данного речевого действия (для подобных глаголов принят термин "перформатив"): Благодарю тебя; Клянусь; Прошу... [Остин, Серль 1986]

Соединение в предложении указания на акт речи (мысли, мнения, знания, оценки и ее субъекта, "автора") с диктумным содержанием этого акта порождает полипредикативную авторизованную конструкцию, в которой можно видеть взаимодействие моделей. Это взаимодействие осуществляется в разных конструктивных вариантах, в зависимости от характера модуса и от потребности конкретизировать его "автора". Ср.:

Подруги говорят, что она жадная; О ней говорят, что она жадная; Все считают, что она жадная; Ее считают жадной; Она считается жадной; По мнению многих, она жадная; Я подозреваю, что она просто жадная;

Журналисты расценивают это заявление как сенсацию; Журналисты полагают, что это заявление сенсационно; Считают, что это заявление сенсационно; Это заявление воспринято как сенсация; В этом заявлении журналисты видят сенсацию; Это заявление рассматривается как сенсация; На взгляд журналистов, в оценке журналистов, с точки зрения журналистов, это заявление сенсационно; Я нахожу это заявление сенсационным и т.д.

Глаголы речи, мысли, мнения в модусной части выполняют авторизующую роль, вместе с тем, как и каузативные глаголы, они служат компликаторами, усложнителями элементарных моделей предложения.

10. Подведем итоги систематизации русских глаголов, основанной на сходстве и различиях в их лексико-семантическом значении, в их морфологической парадигме, в способах их синтаксического распространения и в их семантико-синтаксической роли в структуре предложения. Как отмечалось по ходу анализа и будет показано ниже, набор этих характеристик получает соответствие и в коммуникативно-функциональной парадигме каждой из групп глаголов. В несколько укрупненном виде система глаголов может быть представлена следующим перечнем.

I. Первичное деление глаголов - на знаменательные и неполнознаменательные.

Анализ материала, подтверждающий сущностный характер этого деления, позволяет уточнить предложенную В.В.Виноградовым картину основных структурно-семантических типов слов. На фоне главной оппозиции "частей речи" (знаменательных, "лексических", "полных" слов) и "частиц речи" (незнаменательных, служебных слов) вырисовывается промежуточная категория глаголов (а также существительных и прилагательных, но гораздо малочисленнее), неполнознаменательного характера.

1. Неполнознаменательные глаголы:

  1. Модификаторы:

1.1.1. Фазисные

1.1.2. Модальные

  1. Компенсаторы

2. Знаменательные глаголы делятся прежде всего на акциональные и неакциональные.

  1. Акциональные:

  2. Физического действия

  3. Ментального действия

  4. Неакциональные:

  5. Статуальные

  6. Функтивные

  7. Реляционные (неизосемичность и конструктивная факультативность многих глаголов этого разряда делает его переходным между 1. и 2.):

  8. Локализующие

  9. Партитивные

  10. Посессивные

  11. Сопоставительные

  12. Компликаторы:

  13. Каузативные

  14. Авторизующие

Выделение последнего разряда нарушает последовательность классификации, так как в большинстве компликаторов соединяются признаки одного из ранее названных разрядов и особая семантико-синтаксическая функция усложнителя простого предложения, преобразователя элементарной модели в полипредикативную. Эта их смысловая и конструктивная роль, отличающая их от других глаголов, и должна быть фиксирована в последней рубрике.

11. В истории взаимоотношений синтаксиса и лексики были разные этапы. Прошло время, когда синтаксис пытался строить свои сооружения на лесах опустошенной абстракции. Интерес к категориальной семантике вернул синтаксис на плодотворный путь. Эффективность изучения грамматики с точки зрения взаимодействия лексики и синтаксиса становится все более очевидной. Но некоторые результаты синтаксических исследований могут теперь благодарно возвращаться лексике и лексикографии - в частности, в виде критериев словарного членения, идентификации и исчисления семантической структуры полисемичных и омонимичных глаголов.

Так, например, в многозначном глаголе вести встречаются и различаются значения нескольких семантических разрядов:

1) Пастух ведет стадо к реке - акциональный глагол движения (каузация перемещения);

2) Учитель ведет опрос учеников - неакциональный глагол-компенсатор;

  1. Дорога ведет к реке - неакциональный глагол локализующий;

  2. К беде неопытность ведет - неакциональный глагол каузативный.

Естественно, различными будут коммуникативно-текстовые возможности каждого предложения, представляющего эти разряды.

В глаголе бросать:

1) Он бросил мяч - акциональное значение каузации перемещения;

2) Он бросил упрек кому - неакциональное значение компенсатора;

3) Он бросил курить - неакциональное значение фазисного модификатора.

В глаголе говорить Словарь Ожегова выделяет 7 значений, два последних фразеологизованные, первые четыре фактически представляют разновидности одного значения "выражать мысли с помощью языка" (Ребенок говорит, Говорить правду, Говорить медленно, Говорить с товарищем, Об успехах техники говорит весь народ). Все эти оттенки или употребления (в том числе регулярное абсолютивное употребление переходного глагола для обозначения узуального или потенциального действия, умения) в рамках этого общего значения речевого действия лица противостоят 5-му значению, которое названо переносным, передается синонимом свидетельствовать и иллюстрируется примером Этот факт о многом говорит.

1-4-е, с одной стороны, и 5-е значение, с другой, настолько отличаются по семантическому и синтаксическому характеру, что есть основания видеть в них два качественно различных значения глагола говорить.

В первом значении глагол говорить - акциональный, называет речевое действие лица, соответственно организует модели, состоящие из компонентов: имя лица-агенса, обозначение действия и, при надобности, имена адресата (кому, с кем) и делиберата (о чем, что, насчет чего и т.д.).

Во втором значении глагол говорить - неакциональный, не обозначает действия, производимого с помощью языка, символизирует логическое отношение типа умозаключения между фактами, событиями, пропозициями (позиции личного имени в конструкции нет). Этот глагол представляет разряд компликаторов.

Сопоставление (или противопоставление) значений такого типа в системе русского глагола - явление довольно регулярное. Ср. пары примеров:

Лектор говорит об эксперименте - Эксперимент говорит о высоком уровне лабораторных исследований;

Хозяин показывает диапозитивы - Диапозитивы показывают беспомощность фотографа;

Ассистент демонстрирует результаты опыта - Результаты опыта демонстрируют эффективность замысла.

В Словаре Ожегова соответствующие два значения глагола показать разграничены, но в аналогичном случае с демонстрировать - нет.

Свидетель подтвердил свои показания - Успех дела подтвердил правоту истца. (В Словаре Ожегова не разграничены).

Он объясняется с другом после размолвки - Появление трещин объясняется резким похолоданием.

Так же регулярна оппозиция ряда акциональных глаголов с неакциональными компенсаторами:

Тетушка делает пирог - Тетушка делает прыжок;

Инженер испытывает прибор - Инженер испытывает грусть и т.д.

Кроме названных, еще ряд признаков разграничивает эти конструкции с акциональными и неакциональными глаголами:

1) Конструкции с неакциональными глаголами, в отличие от конструкций с акциональными глаголами, часто не поддаются номинализации. Ср.:

Показ диапозитивов хозяином -*показ беспомощности фотографа диапозитивами;

Испытание прибора инженером -*испытание, испытывание грусти инженером.

2) Многие из неакциональных конструкций не поддаются пассивизации, хотя глагол формально принадлежит к переходным, ср.: *Грусть испытывается инженером, *Прыжок делается тетушкой, *Беспомощность показывается диапозитивами.

Объясняя это явление, уместно вспомнить замечание Э.Бенвениста о глаголе иметь: "Иметь обладает конструкцией транзитивного глагола и тем не менее таковым не является. Это глагол псевдотранзитивный" [Э.Бенвенист 1974, 210-211].

3) Утрачивая акциональное значение (об утрате можно говорить, если считать второе, более отвлеченное значение, исторически производным от первого), глаголы отрываются от своей семантической группы и вступают в новые синонимические связи. Так, говорить, подтверждать, свидетельствовать, объясняться и некот. др. теряют связь с глаголами речевого действия и вступают в синонимический ряд с глаголами показывать, демонстрировать, выявлять, обнаруживать и т.п.

Проанализированный комплекс признаков показывает, что в смысловой структуре многих русских глаголов регулярно прослеживается, но не регулярно отмечается словарями оппозиция акциональность/неакциональность, которая может служить объективной основой для разграничения и исчисления значений глагола.

Наблюдаемое явление находится в фокусе непрерывного взаимодействия синтаксиса и семантики: либо глагол реализует свои разные значения в соответствующих конструкциях, либо, напротив, соответствующие конструкции обусловливают различные значения глагола. Опора на это взаимодействие служит, с одной стороны, гарантией надежности структурирования глагольного пространства, с другой - позволяет найти тот уровень абстракции от уникального частного значения глагола как лексической единицы, на котором глагольное слово, глагольная форма становится единицей синтаксиса.

Структурно-семантическая классификация глаголов содействует и выявлению их собственно синтаксических возможностей и реализаций. Глаголы оказываются распределенными по зонам синтаксического поля русского предложения. Одни глаголы участвуют в организации базовых моделей - глаголы акциональные; другие глаголы являются предикатами структурно-семантических модификаций базовых моделей - глаголы с фазисными приставками (забе'гать - отбе'гать, заговорить - отговорить), глаголы инволюнтивные с постфиксом -СЯ (Мне сегодня не работается, не спится, не читается), третьи - предикатами осложненных моделей, например, каузативные глаголы (Колеса прогнали сон - А.Макаревич). Словообразовательные и словоизменительные аффиксы позволяют большинству глагольных корней переходить из одной зоны синтаксической системы в другую, позволяют именным корням участвовать в организации не только статических, но и динамических моделей.

Лексико-семантическая классификация слов внутри определенной части речи связана с синтаксическими различиями между определенными группами слов, с их предназначенностью для функционирования как в определенной зоне синтаксической системы русского языка, так и в определенных коммуникативных регистрах речи.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]