Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Армения сегодня.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
08.09.2019
Размер:
134.66 Кб
Скачать

Чтобы вопрос не рассматривался, надо внушить, что это бесполезно. Обсуждать что-то, считавшегося обсуждению не подлежащим – это уже изменить реальность. Данная статья преследует именно эту цель.

 

Вот уже почти 20 лет, с чудовищными издержками, мы строим независимое Армянское государство. Тогда, 20 лет назад, в Армении экономические реформы были почти калькой с неудачных гайдаровских реформ. Эти реформы оказались не теми, на которые надеялись люди. В них было слишком много популизма, несправедливого и нечестного. Лишь в небольшой степени они были либеральными. Причем, либеральными, прежде всего для властей и бюрократии.

 

Не такое уж хитрое дело провести приватизацию. Другое дело – создание частной рыночной экономики. «Номенклатурная приватизация» исказила траекторию естественного развития рынка и породила номенклатурный капитализм и чиновничий феодализм. Приватизация в «нерегулируемой среде» создала «инструмент политического вторжения» в рыночные процессы.

 

Непрекращающиеся катаклизмы, с чудовищной инфляцией и спадом производства, с огромной безработицей во время войны в Карабахе, породили спрос на силовиков и вытащили их во власть. Логика и тип мышления вояк, за редким исключением, не пригодны для управления страной. Наши силовики блистательно подтвердили это правило – положение не улучшилось. Как неопытные управленцы, они вынуждены были разделить власть с прежней и новой номенклатурой. И вот тяжелой поступью пришла номенклатура и уселась во власть. Никакой особой пользы от них не было, только напряжение усилилось – стали стрелять в парламенте.

 

Бессмысленно возвращение бывших профессионалов. Все эти экс-секретари, экс-президенты, экс-министры, и другие бывшие профессионалы, люди с молодых ногтей пропитанные политической прагматикой. Весь их огромный жизненный опыт почерпнут исключительно в «искусстве возможного». Им и в голову не придёт мыслить в других категориях. В современном мире их ценность невелика. В равной степени это относится и к бизнесменам во власти. В стране много других важных задач, кроме максимизации прибыли.

 

В 90-е, в органах власти находилось небольшое число интеллектуально продуктивных людей. Но постепенно они были вытеснены «профессиональными властолюбцами». Последующие годы сопровождались отказом от любого использования интеллектуального потенциала. Судя по многим признакам, сегодня властям вся эта умственность ни к чему. Она свой кадровый состав подбирает по территориальному и коррупционному принципу и принципу личной преданности. Помимо этих схем «подбора и расстановки кадров» у нас ничего не действует. Даже в СССР не было столь катастрофических проблем с кадрами. Они понимали истинную цену настоящим специалистам, хоть и обращались с ними порой по-варварски.

 

Реформы не решили важнейшие задачи – разделение власти и собственности и системную борьбу с монополизмом. Собственно они никогда и не решались. У нас никогда не было настоящих рыночных реформ. То, что мы построили, оказалось слишком уродливым и уже давно дало трещину. Все недостатки капитализма и социализма соединились воедино, породив небывалую коррупцию, произвол властей и слабую экономику. Власть в Армении неизбежно приняла средневековые формы. Олигархическое политическое и экономическое устройство – по-семейному клановое, преследующие интересы конкретных людей и групп.

Сформировалась каста клептократов, которая за эти годы продемонстрировала свою бездарность и некомпетентность во всем, кроме одного, – воровства.

 

Власть пытается укрепиться в противостоянии с народом. Почти все население страны обречено на жизнь без результатов и надежд. Оно лишено возможности социального и личностного роста. Система разлагает, коррумпирует и государство, и общество, уничтожая в людях зачатки гражданского сознания, приучая снисходительно относиться к любой лжи, трусости, подлости. В людях скопилось столько злобы, зависти, ненависти, страха, разочарования, недоверчивого безразличия, тотальной неуверенности в завтрашнем дне и все это в такой степени, что иногда задумываешься о душевном здоровье народа. Армяне потеряли элементарное уважение к себе.

 

Политика властей направлена против истории и культуры Армении. Это путь к культурной и цивилизационной изоляции нации, к ее деградации. Это уже не деградация государства, а деградация общества, что не подлежит восстановлению. Нужно ясно понимать, что сохранение нынешнего положения – это не просто путь в никуда, а что это стратегия ликвидации армянского государства в среднесрочной перспективе. Через следующие 20 лет «Армения» сохранится только в диаспоре, и это кажется уже не слишком смелым прогнозом. Но может все произойти и раньше – одна большая и непобедоносная война.

 

Есть ощущение, что страна болтается в каком-то болоте. Это состояние длится уже довольно долго. Может ли такая ситуация длиться бесконечно долго? Очевидно, что нет. Нет исторического времени дожидаться, пока из продуктов разложения системы само вырастет что-то новое и живое.

 

В целом развитие ситуации достаточно предсказуемо. Экономическая ситуация стремительно ухудшается. По данным Нацстатслужбы Армении ВВП (внутренний валовой продукт) с 11. 9 млрд. долл. в 2008г. сократился до 8.7 млрд. долл. в 2009г., минус 14.4%. При международных экономических сопоставлениях для более точных сравнений, ВВП рассчитывают не по рыночным обменным курсам, а по ППС (паритетам покупательской способности). По данным CIA ВВП Армении составлял 19.030 млрд. долл. в 2008г. и 16.180 млрд. долл. в 2009г., минус 15%. Это 211 место из всех 214 стран по темпам роста (4 место с конца, 4 место по темпам падения) экономики. Армения по темпам падения ВВП занимает первое место среди всех стран бывшего СССР (без прибалтийских стран). За тот же период ВВП на душу населения в Армении по данным Нацстатслужбы упал с 3685 долл. до 2686 долл., по данным CIA соответственно с 6400 долл. до 5900 долл. (101 место в 2008 г., 135 место в 2009 г.). Золотовалютные резервы сократились почти вдвое с 1.407 млрд. долл. до 885 миллионов долл. Экспорт упал с 1.124 млрд. долл. до 715 млн. долл., на треть сократился импорт с 3.763 млрд. долл. до 2.547 млрд. долл. (CIA – The World Factbook, ЦРУ - Книга фактов по странам мира). Декларируемое правительством рост экономики на 5.5% в первом квартале 2010 года не вызывают доверие и существенного значения не имеет. Нам все время пытаются внушить, что мы выходим из кризиса

 

Растет внешний долг Армении. Сейчас он составляет 3.5 млрд. долл., или около 40% ВВП, а к концу года по прогнозам МВФ составит половину ВВП - опасная граница.

 

Армения погружается в глубокий кризис и в ближайшее время может стать полным банкротом. Опасность банкротства заключается не только в размере внешнего государственного долга, но в первую очередь в доверии инвесторов к способности государства обслуживать этот долг. Если доверие падает, растут проценты, которые государство должно платить за свои займы. «Свежие» деньги становятся все дороже, и опасная спираль начинает закручиваться со стремительной скоростью.

 

Возможно, наши власти рассчитывают, что нам спишут долги, по крайнем мере Россия. Но так до сих пор не получалось. Мы уже отдали на невыгодных для нас условиях в счет покрытия долгов России все, что возможно и невозможно, и отдавать уже нечего. А может, расчет на то, что укрепление российской собственности в Армении гарантирует защиту этой собственности, а заодно и республики от «внешних врагов»? Очень сомнительно. Прагматичное и циничное российское правительство всегда готово рассмотреть более выгодные предложения. Оно все больше озабочено нефтегазовыми делами – маршрутами трубопроводов, покупкой-прадажей нефти, газа и т.п. Азербайджан и Турция здесь играют важную роль и торговля между ними и Москвой не закончилась.

 

Социальная ситуация тоже ухудшается. Несущественные индексации пенсий и зарплат бюджетников не поспевают за реально высокой инфляцией, увеличивается безработица, сократились международные частные трансферты в Армению и копится недовольство в обществе.

 

Кризис еще больше дестабилизировал экономическую и политическую основы режима. Такое устройство в 21 веке ни эффективно, ни устойчиво. Вопрос, когда же все это рухнет – это вопрос не теоретический, а практический. Чем дальше будут откладываться реальные реформы (если они в принципе возможны), тем выше шансы катастрофического обвала всей системы и реализации радикальных сценариев «перезагрузки» Армении.

 

Армения потеряла историческое чувство времени и темпа: вокруг все развиваются, а мы уходим назад. Мы оказались перед исключительно сложным вызовом. Развивающиеся страны – в нашем регионе Турция, Иран и Азербайджан, – обладая большими природными или людскими ресурсами, вошли в фазу бурной индустриализации. Мы не сможем конкурировать с этими странами, без роста производительности труда, чего не было даже в благоприятные годы.

 

Чтобы пробиться на мировые рынки, нужно строить уже не импортозамещающую, а инновационную экономику. Развитие инновационной промышленности – задача скорее не столько экономическая, сколько политическая. Для нас инновации – это вопрос не роскоши, а выживания. В эпоху глобализации курс на инновации, для стран с небольшой территорией и населением как Армения, безальтернативен. Суверенное государство в современном мире не может существовать без модернизированной экономики. Сейчас делаются робкие попытки в этом направлении. Однако можно ли сделать что-то эффективное в стране, где существует дефектный режим?

 

Инновационная экономика требует определенной среды. Деловой климат в Армении не располагает к тому, чтобы появились компании, занимающиеся коммерциализацией научных разработок. Для того чтобы подобный проект функционировал, нужна полноценная наука, нужно образование, необходимы серьезные институциональные изменения, которые позволят мобилизовать человеческие ресурсы.

Для создания нового требуются уже не станки и линии, а, в первую очередь, мозги высококлассных ученых. А такие мозги в наших условиях не выживают и не размножаются.

 

Инновационная экономика сама по себе нужна еще и потому, что она создает новую культурную среду.

 

Модернизация должна быть не только в сфере экономики, но и в политической, и в социальной сфере. У нас экономику и социальную сферу можно поправить, только начиная с политической модернизации. Без этого по-настоящему создать инновационную экономику невозможно. Политическая модернизация важна потому, что она помогает раскрепостить людей, дает им перспективу не только чисто технологическую, но перспективу развития всего общества, перспективу комфортной жизни для всех.

 

Элиты

 

Демократизация политических институтов невыгодна власти, незаинтересованной в развитии политической конкуренции. Так называемая «армянская элита» уже долгие годы формируется по принципу отрицательной селекции – в элите худшие, во власть попадают те, кто умеет энергично давить, кричать, шустрить и не «пущать». Возможно, в начале карьеры, кто-то действительно пытался сделать что-то полезное. Но в дальнейшем не хватало или воли, или веры или знаний, или всего сразу. Воровать оказалось более увлекательно, проще, а главное – прибыльно. Большинство нынешних лидеров и начальников должны испытывать жесточайший дефицит внутренней легитимности. Они если и не понимают, то должны понимать, что уйдут. Вопрос, в конце концов, не в том, когда они уйдут, а в том, что за люди придут им на смену.

 

У сегодняшней «элиты» нет идей, нет достаточных знаний. Выяснилось, что эта группа обладает ограниченными представлениями в области экономики, организации современного производства и управления страной в целом. Дефицит этих знаний отчасти компенсировался в течение многих лет кредитами, международной помощью и частными денежными трансфертами в Армению из-за рубежа. Сейчас, когда поток валюты поредел, проявились родовые слабости такого правления. И вопрос о привязке политики к этому процессу становится актуальным. Речь идет о том, чтобы люди, у которых есть альтернативная точка зрения на то, как должна развиваться экономика, общество, страна получили политическое признание. Демократия, механизм формирования смены элит, с практической точки зрения нужен для того, чтобы началась конкуренция, в том числе и идей. Последняя на самом деле преследует вполне утилитарную цель – повысить качество принимаемых решений, ускорить процесс выявления негодных решений.

 

У сегодняшней «элиты» нет никакого проекта будущего для страны. Она чересчур рациональна и пуглива за собственную жизнь и жизнь родственников, чтобы предпринять какие-то меры по изменению жизни всего общества – устоявшийся статус-кво ее вполне удовлетворяет. Поэтому надеяться на эволюцию сверху скорее не стоит. Нынешняя политическая элита препятствует и будет препятствовать армянскому нациогенезу. Ведь это «элита» несостоявшегося государства, национально-государственное развитие для нее смертельно опасно. На самом деле у нее совершенно другая задача: утрамбовать страну под себя, под свой уровень компетенции и удержаться в центре.

 

Очевидно, что без поддержки России политическая элита в Армении очень быстро потеряет власть. Она неспособна выдержать конкуренцию в открытом состязательном процессе, когда идет публичное обсуждение ее действий.

Чувство политического комфорта, которое позволяло «элите» безнаказанно ставить себя выше любых законов, будет утрачено безвозвратно. И они это прекрасно понимают. Несмотря на личные амбиции те, кто принадлежит к политической верхушке, зависимы друг от друга (круговая порука) и не пойдут на уступки обществу, так как потеря власти обернется для них и потерей собственности, а для кого-то и свободы. Добровольно отказываться от власти и привилегий они не горят желанием. Только очень сильные по-настоящему личности могут порвать с этой порочной системой.

 

Лояльная же олигархическая бизнес-элита не имеет никаких ценностей кроме денег, прагматично будет служить любой власти, но не защищать ее. Смена хозяев у нее не вызовет тревоги и сомнений. Однако близкие к власти предприниматели заинтересованы скорее в сохранении существующего политического аппарата, с которым органично срослись.

 

Партии и оппозиция

 

Партии и партийки нас разочаровали – много лет они действовали от нашего имени и не преуспели. В Армении фактически отсутствует действенная оппозиция. Партии «системной оппозиции», представленные в парламенте, условия своего контракта с властью заключили: в обмен на «лояльную критику» – гарантии прохода в парламент, должности, а значит и деньги. Иногда «системные оппозиционеры» как бы высказывают свою точку зрения по тем или иным вопросам. Но делается это лишь с целью, чтобы потом эту точку зрения вовремя сдать властям в обмен на политические и материальные льготы. Парламент для «системной оппозиции» давно стал просто хлебным местом. Смешно наблюдать, как армянские политики получают удовольствие от политической словесной возни, сотрясая воздух, и своей значимости и самоощущения себя в величии власти. В парламенте, в СМИ происходили горячие дебаты и ораторские турниры. Но крупные вопросы внутреннего быта страны в них почти не затрагиваются. Обсуждаются в основном вопросы внешней политики. Тут все специалисты – ошибиться трудно: мы все за признание Геноцида всеми и суверенитета Нагорного Карабаха. Складывается впечатление, что таким образом отвлекается внимание, забалтываются вопросы более важные, например экономика. А ведь именно сильная экономика способна оказаться более значимой во внешнеполитических успехах, чем чисто политические инициативы. Свежий пример – принятие резолюции о признании Геноцида армян комитетом Конгресса США. Эта резолюция, как и ее предшественницы, скорее всего, дальше в Конгресс не пойдет. Соображения выгоды перевесят совесть, так как важность Турции для стратегических интересов США слишком велика. Армения, с разоренной экономикой и растущим национальным долгом, не предлагает ничего, кроме морального удовлетворения.

 

Мало говорить красивые слова и выступать с нравоучениями. Мало даже раздавать деньги, повышать пенсии и зарплаты. Нужно менять страну. Нужен другой уровень политики, развития экономики, просвещения, образования и культуры.

 

Сейчас, в кризис, правящая олигархия посредством повышения налогов и тарифов, путем введения новых абсурдных налогов резко ужесточила социально-экономическую политику. Пресс налогового-тарифного давления будет только тяжелеть. У олигархии это единственный способ дальнейшего обогащения, что куда проще, чем внедрять инновации. Если сейчас повышение налогов и тарифов вызывает только возмущение людей, то в дальнейшем не исключено уже открытое сопротивление не только «простого» народа, но малого и среднего бизнеса и части элиты. Этот процесс будет нарастать.

В условиях еще большего обострения социальных противоречий олигархическое государство функционировать не сможет. Либо правящая олигархия будет отстранена от власти, либо, если окончательно победит олигархия, установится уже ее открытая диктатура.

 

Полнокровное развитие общества невозможно без радикальных социально-экономических перемен. Сегодня ликвидировать устоявшийся режим невозможно, не затронув систему господства сросшейся с бюрократией и силовиками олигархии, на которой этот режим завязан. Необходимо отделить собственность от власти. В этой связи центральный вопрос приватизировать ли олигархическую собственность по новой (в этот раз по прозрачным и честным правилам) или нет? Против подобных мер наиболее распространенный аргумент – что любое принудительное перераспределение собственности вредно для экономики. Вопрос очень спорный - не вижу эффективных собственников-олигархов без поддержки государства. Но даже если это так, подобная историческая цена за стабильную страну в будущем не представляется чрезмерной. Иногда моральная и материальная компенсация обществу важнее экономической эффективности, потому что это справедливо, а справедливость это «договор о коллективной безопасности». Несправедливое государство не может быть прочным и долговечным Жизнеспособная демократия невозможна без существенного перераспределения доходов в пользу наименее обеспеченных слоев. Разница между 10% самых богатых и 10% самых бедных – показатель температуры социального напряжения в обществе, – должна быть сокращена. Как это сделать? Эта тема отдельной статьи.

 

Реальное развитие в стране возникает только тогда, когда появляется социальный слой, которому оно по-настоящему нужно. Этим слоем везде является средний класс, в первую очередь представители малого и среднего бизнеса и прогрессивная интеллигенция. Сегодня их безынициативность и растерянность не позволяет им стать влиятельным классом. Необходимо время для формировании политического самосознания нового «модернационного класса», заинтересованного в интеллектуальном развитии общества, в модернизации Армении, в масштабной переоценке ценностей. На новой ценностной базе должно быть построено новое государство с новой постиндустриальной экономикой.

 

Теоретически могут быть рассмотрены три варианта «проекта развития». Первый – разработка доктрины, концепции развития, которая могла бы быть воспринята властью. Но, кажется, иллюзорны надежды на то, что нынешние власти когда-либо будут готовы по собственной инициативе начать демонтаж системы. Хотя не исключено, что отдельные люди думают над этим. Власть в Армении с ее ненасытной жадностью, косностью, агрессивным жлобством не вписывается в образ будущего. Намерение правящего клана остаться у власти входит в противоречие с интересами нового «модернизационного класса».

 

Второй вариант – смена власти на выборах, в надежде на приход к государственному управлению людей, готовых реализовать «проект развития». Учитывая, что демократические традиции в армянском обществе не слишком сильны, изменить власть через выборы уже невозможно. Теперь, по истечении 20-лет, окончательно стало ясно, что в Республике Армения от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Причем никогда. Простая замена одних людей другими ничего не дало. Мы это не раз пробовали. Изменить нынешнею власть нельзя. Это может иметь эффект только вместе с изменением системы в целом. Это как советская власть, её нельзя было изменить, её нужно было отстранить.

 

Третий путь реализации «проекта развития» единственно возможный – это создание политического движения (партии), проталкивающего идею развития. Собственно говоря, смысл всех политических баталий сводится к борьбе за утверждение своего видения будущего страны. Новое политическое движение должна привести «модернизационный класс» к власти и расчистить для Армении путь прогресса. Усилия должны быть направлены на слом механизма, позволяющего власти манипулировать обществом, а не на овладение этим механизмом, на изменение «правил игры», а не на подстраивание под них, на отстранение от власти правящей клептократии, а не на попытки с ней ужиться и сделать ее более цивилизованной.

 

Оппозиция должна быть готова к тому, что «элита» будет консолидировано сопротивляться. Строить свои расчеты на расколе элит не стоит. В то же время нарастание кризиса системы, равно как и нарастание общественной активности снизу может заставить «системные» партии значительно радикализироваться и выйти из-под контроля центральной власти. От такой возможности не следует отказываться, их надо приветствовать и поощрять. Не исключена также поддержка нового движения и со стороны думающих и ответственных людей во власти.

 

На власть работают очень серьезные факторы – социальная инерция, отсутствие реальной политической конкуренции, деньги и административный ресурс. «Перебить» эти факторы, сможет, как вариант, «новая» коалиция почти всех оппозиционных сил. Коалиция (без «одиозных фигур»), включая либералов, социалистов, коммунистов, национал-патриотов, умеренных и радикальных, словом всех тех, кто хочет, чтобы власть находилась на службе обществу, а не общество находилось на службе власти. Как создать такую коалицию, как она должна выглядеть, какова должна быть ее стратегия и тактика – тема для обсуждения. По крайней мере, коалиция не должна быть сборищем беспринципных политиканов, объединенных лишь целью устранить власть. Она должна быть готова представить обществу согласованную программу и свою «команду», готовую эту программу осуществить. Это будет способствовать росту ее поддержки. Строительство подобной коалиции может стать не менее эффективным инструментом давления оппозиции на власть, чем ее критика.

 

С момента революции (1988-91 гг.) пассионарная энергия армянского народа переживала периоды взлета, затем постепенно затухала и почти обнулилась к настоящему времени. Обстоятельства требуют кардинальных перемен практически во всех областях жизни. Но народ к «модернизационному рывку» не готов: старый запал почти исчерпан, новый еще не возник. Но, зная армян, можно надеется, что фактор национального самолюбия должен наконец-то заиграть.

 

Несмотря на отдельные проявления гражданской активности, народ полностью обезоружен. У него нет легальных политических инструментов для того, чтобы влиять на ситуацию – выборы превращены в фарс. На фоне творящегося беззакония, раздражает пассивность нашей интеллигенции. Протест – это ведь ее обязанность. Однако значительная ее часть образовала молчаливую оппозицию. Страх и отсутствие истинного свободомыслия не позволяет им высказаться открыто во весь голос. Интеллигенция приспособилась к условиям, которые в других странах считаются неприемлемыми. Сегодня осталось гораздо меньше интеллектуалов, связывающих свою судьбу с решением стратегических проблем развития страны.

 

Приходит время самим заняться своей судьбой. Толпа должна самоорганизоваться в общество и быть готова выдвигать требования вне существующего «общественного договора». Пора создавать широкое движение, чтобы участвовала интеллигенция, бизнес, молодежь. Особенно должна быть заинтересована молодежь – ей жить в будущем, ей как никому нужна свобода. Необходима творческая атмосфера для обсуждения актуальных проблем политики и экономики, в форме дискуссий, «круглых столов», просветительских лекций и т.д. Ситуация в стране должна быть такой, чтобы люди поверили – смена лиц во власти, смена политической системы возможны.

 

Конечно, задача намного масштабнее – демонтировать систему мирным путём, создать общество европейского образца и т.д. Всё это задачи, которые могут решить только сами граждане. И здесь значение личной активности огромно. Но гражданский протест это командная игра, а лидерство в ней условно. Будут реальные успехи – будут и реальные лидеры в политике особенно в молодежной среде. Митинги и демонстрации надоели, их КПД (коэффициент полезного действия) низкий, а последствия печальные. Нужны новые формы гражданского протеста. Для молодежи это флеш-мобы, арт-акции и др. Участие в этих акциях должны стать особенно престижным, если хотите, «модным». Новые формы протеста могут дать качественный эффект. Это будет политический результат, завоеванный средой, а не одним каким-то лидером и не одной партией.

 

Грань между экономическими и политическими требованиями тонка, поэтому от выхода на улицу десятков тысяч людей с экономическими лозунгами до смены власти один шаг. Но экономические требования не должны ограничиваться тарифами и налогами, они должны быть шире, например, – «верните нашу собственность». Последние события в Киргизии подтверждают этот тезис. Беспорядки в киргизском Таласе начались с требований отменить новые тарифы на электричество и тепло и вернуть государству Кыргызтелеком и Северэлектро. Протесты приняли политический характер, потому что таково свойство существующей власти: хочешь изменить тарифную или налоговую политику – требуй отставки руководства.

 

Киргизские события должны стать уроком для нашей власти: не помогли ни попытки смягчить социальное напряжение отдельными социальными подачками, ни жесткие меры по подавлению протестов, ни объявление чрезвычайного положения, ни пропагандистские попытки объявить народное выступление государственным переворотом и происками враждебных внешних и внутренних сил. Вроде лояльные властям силовые структуры оказались бессильны перед массовыми акциями. Режим пал за два дня.

 

Риск политического действия кажется непомерным и неоправданным. Однако, если оглянуться на 20 лет назад, то можно вспомнить, что от разговоров к действию люди перешли только тогда, когда страна не просто зашла в тупик, а приблизилась к краю пропасти. Бездействие показалось более опасным, чем попытка взять дело в свои руки. Мы сейчас приближаемся к пропасти. В точности предсказать, как будут развиваться события, сложно, но ясно, что сценарии будущего будут связаны, в основном, с внутренними социально-экономическими причинами.

 

Когда «так дальше жить нельзя» – начинает складываться «революционная ситуация». Конечно, революции – вещь непредсказуемая и опасная. Но может случиться, что риски, связанные с революцией, окажутся предпочтительнее «железной пяты олигархии» на долгие годы. Для ответственных политических сил основная задача успеть за оставшееся до возможного социального взрыва время попытаться создать политические механизмы цивилизованной смены власти. Это шанс предотвратить обрушение армянской государственности. Любая попытка закручивания гаек сможет лишь оттянуть час погрома, но зато сделает его еще более катастрофичным.

 

Следует не вздыхать по поводу рисков, связанных с революционными процессами, а озаботиться вопросом, что можно сделать, чтобы эти процессы не оказались катастрофическими. «Революционное» не значит «кровавое». Оно может быть и бескровным – как в Ереване в 1988-91 гг., как в Москве в 1990-91 гг., как в Тбилиси в 2003 г. или как в Киеве в 2005 г. Революция без крови и есть эволюция.

 

Антидемократический режим нельзя ни реформировать, ни модернизировать, его можно только демонтировать. Все надежды, связанные с реформированием или усовершенствованием нынешней системы, тщетны. Это невозможно, потому что суть системы будет оставаться той же самой – «это власть и собственность в одном флаконе». Для упразднения олигархической модели управления государством необходимо решить главный вопрос – разделения власти и собственности. А его решение может быть только политическим. Другого способа не существует.

 

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.