Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Психология семьи. Вопросы к экзамену.doc
Скачиваний:
3
Добавлен:
16.04.2019
Размер:
425.98 Кб
Скачать

40

Вопросы к экзамену по курсу «Психология семьи и семейное консультирование»

Преподаватель – Елизаров Андрей Николаевич.

  1. Структура семьи и системы ее поддержания.

Структура семьи — сеть требований и функций (соответст­вующих видам внутрисемейной деятельности), формирующая способы взаимодействия в семье, а также основанные на них постоянные, поддающиеся предсказанию типы (способы) пове­дения. Фактически, когда говорят о структуре семьи, имеют в виду те правила, которые существуют в семье, по которым се­мья функционирует.

Система поддержания структуры семьи состоит из двух частей:

1. Генетическая система поддержания структуры, се­мьи основана на некоем врожденном, генетически заданном ощущении относительно того, что будет правильным, верным применительно к семейной жизни, а что нет. В процессе жизни у человека могут сформироваться установки на семейную жизнь, противоречащие требованиям генетической системы поддержания структуры семьи. В таком случае говорят о необ­ходимости возрождения структуры семьи на основе требова­ний, заложенных в человека природой.

Считается, что генетическая система поддержания структу­ры семьи прежде всего определяет параметры внутрисемейной иерархии. Слово «иерархия» происходит от греч. hieros - свя­щенный и archeвласть. Речь здесь идет об отношениях к власти - подчинениях, но основанных не на насилии, а на идущем из глубины личности признании авторитета другого. Это же предполагает, что фигура, которой делегирована власть, берет на себя и тяготу ответственности, связанную с этой властью. Несколько более оспариваемой, но тем не менее также существующей в рамках данной модели является точка зрения, что нормаль­ной является ситуация, когда муж в семье обладает несколько большей властью и ответственностью, чем жена. Если этого нет, женщине приходится брать на себя мужские функции для того, чтобы семья нормально функционировала, что не может не вызывать у нее чувство дискомфорта, досады по от­ношению к мужу, мужчинам вообще.

2. Система комплиментарных (дополняющих друг друга) ролей (от англ. complement - дополнение, ком­плект). Слово «роль» в данном контексте обозначает опреде­ленный способ поведения человека в отношениях с другими людьми, сложившийся у него при жизни, наиболее предпо­читаемые формы взаимоотношений с другим человеком. Обычно мы склонны подстраиваться под ролевую позицию лица, с которым мы вынуждены взаимодействовать. Если роли двух взаимодействующих людей не будут дополнять друг друга (например, один более компетентный, другой бо­лее эмоциональный, увлекающийся), то их отношения лег­ко могут стать конфликтными, совместная деятельность не будет эффективной, совместное пребывание будет вызывать дискомфорт. Таким образом, сама логика взаимоотношений толкает двоих на то, чтобы их ролевые позиции дополняли друг друга.

  1. Работа психолога-консультанта с родительско-юношескими конфликтами.

Основной доминантой развития ребенка от раннего детства до юности является продвижение на пути к самостоятельности, независимости. Но самостоятельность и независимость были бы невозможны, если бы человек до достижения зрелости не ов­ладевал в той или иной степени достижениями культуры, соци­ально опосредованными формами поведения.

Далеко не все родители, окружающие ребенка взрослые на­делены в должной степени педагогическими способностями. Поэтому природа позаботилась о том, чтобы родители, взрос­лые персоны вообще были чрезвычайно значимы, авторитет­ны для маленьких детей. Ребенок до вступления в подростко­вый возраст ориентирован на родителей, их внимание, одобре­ние, поддержку, любовь. Он старается это заслужить, что по­буждает его к личностному росту, освоению образцов челове­ческой культуры.

Но если бы все мы до конца нашей жизни оставались на этом уровне, то на свете бы просто не было взрослых, т. е. са­мостоятельных и независимых людей. На каком-то этапе сво­его взросления подрастающий человек должен пережить кри­зис, ситуацию, когда локус его эмоциональной привязанности должен переместиться с родительских (и замещающих их) фигур на персоны противоположного пола за пределами семьи и/или идеалы, опосредованные социально выработанными формами активности.

Начиная с подросткового возраста и особенно приближа­ясь к юношескому возрасту, дети начинают демонстрировать все большее неприятие родителей, взрослых. У них наблюда­ется стремление спорить с родителями, противопоставлять себя им, что зачастую протекает на фоне парадоксального внутреннего стремления привлекать к себе родительское внимание, быть в его центре. Означает ли негативизм по отношению к родителям то, что дети отвергают их ценности? Данные эмпирических исследо­ваний по этому вопросу, представленные в обзоре под редак­цией Е.А. Dreyfus [1976], говорят о том, что дети юношеского возраста на словах действительно готовы заявлять об этом. Но по сути, как показывают исследования, они все равно предпо­читают развиваться в русле ценностных ориентации своих ро­дителей.

Внешне, однако, старшие подростки (и особенно юноши) пы­таются всячески подчеркнуть свою самостоятельность и неза­висимость от родителей, подчас вообще от мира взрослых через особую форму одежды, прически, манеру себя вести, танце­вать. Смысл такого поведения - пережить внутренний разрыв с зависимостью от мира старших. Если родители тактично от­носятся к подобного рода особенностям поведения своего ребен­ка, признают его право самостоятельно выбирать формы пове­дения, жизненные цели (ничего другого, более лучшего им в этой ситуации, в сущности, и не остается), то кризис протека­ет относительно спокойно. Попробовав разные странные фор­мы одежды и причесок, побывав в различных «неформальных» компаниях, оттанцевав на дискотеках, ребенок со временем возвращается в русло, определенное ценностными ориентация-ми его родителей, т. е., как правило, получает то или иное обра­зование, заводит семью, начинает вести себя вполне прилично и зарабатывать деньги.

Проблемы возникают тогда, когда ребенок для родителей как-то по особенному значим (например, матери общение с сы­ном долгое время заменяло общение с супругом - ситуация се­мейного треугольника: ребенок встроен во взаимоотношения между матерью и отцом, и это стабилизирует отношения в ро­дительской диаде).

В таком случае родителю трудно отпустить ребенка в са­мостоятельную жизнь. Он стремится силой вернуть ребенка к, как ему кажется, социально одобряемому поведению. Приводит же это реально к эскалации конфликта, когда и родитель, и ребенок начинают совершать экстремальные действия, вредящие им обоим. Например, девушка, чтобы доказать своей матери, что она действительно будет жить так, как она хочет, может переспать с первым попавшимся человеком, начать потреблять алкоголь или наркотики, убежать из дома с желанием никогда не возвращаться. По­бег из дома зачастую ставит подростка или юношу (девуш­ку) в зависимость от криминальной среды. При более так­тичном поведении родителей этого чаще всего могло бы и не случиться.

Родители, как правило, изматывают здоровье в таких кон­фликтах, теряют социальный статус, высокооплачиваемую ра­боту. Зачастую при этом они становятся малоспособными ока­зать своим детям реальную помощь на пути к нормативно заданной социализации (например, оплатить учебу в вузе, ока­зать помощь в воспитании внуков).

Таким образом, некоторая доля бунта ребенка против ро­дительского влияния (и вообще влияния взрослых) в стар­шем подростковом и юношеском возрасте должна рассматри­ваться как нормальный и здоровый феномен, закономерный и даже необходимый этап в развитии человеческого сущест­ва. Скорее должна настораживать сильная эмоциональная привязанность ребенка к одному из родителей в юношеском возрасте и далее. Исследования показывают, что такая привязанность, как правило, связана с ощу­щением ребенка, что он не может, не способен жить само­стоятельно, страхом самостоятельности, независимости. Если эта ситуация закрепится надолго, в конечном счете это может закончиться невротическим развитием личности ре­бенка, патологической ненавистью к родителям и персонам, их олицетворяющим.

Возникает вопрос: если родители все-таки хотят активно помогать своим детям в старшем подростковом и юношеском возрастах в проблемах социализации последних, то в чем они могут им реально помочь? Ответить на этот вопрос можно, ис­следовав, какие, собственно, задачи молодой человек или де­вушка вынуждены решать в этом возрасте. Действительно, чем юношеский возраст отличается от ситуации окончатель­ной зрелости?

Согласно исследованиям Л.И. Божович ос­новной задачей, которую должен решить молодой человек в этом возрасте (15-17 лет), является формирование научного и мораль­ного мировоззрения, т. е. совокупности представлений о мире и о своем месте в нем. Человек решает для себя, кто он в этом мире и что он будет в этом мире делать, т.е. определяет себя самого, ищет смысл собственного существования и смысл различных реалий окружающего мира, связанных с его собственным су­ществованием .

Английское слово «adolescence» (юность) происходит от лат. adulescentia - возрастной период от 17 до 45 и далее до 50 лет. Пер­воначально имелась в виду способность носить оружие. Но, види­мо, со временем этот термин трансформировался и стал обозна­чать время поиска себя, выстраивания мировоззрения, в отли­чие от зрелости, олицетворяющей мудрость. Полагаем, что юность человека заканчивается формированием мировоззре­ния, которое делает человека по-настоящему независимым от различного рода обстоятельств и тем самым самостоятель­ным. Считаем проблемой несформированность некоторой за­конченной формы мировоззрения у физически зрелого челове­ка, что определяет его зависимость, незрелость. Нельзя дове­рять флюгеру права компаса.

На этом пути нас интересовало, насколько родители, кото­рые обращаются в психологическую консультацию по поводу проблем, связанных с деструктивными и затяжными родитель-ско-юношескими конфликтами, способны оказывать помощь своим детям в плане формирования у них мировоззрения. Под­робное описание всех реалий, связанных с этими конфликта­ми, можно найти в наших статьях [Елизаров, 1995а и Елиза­ров, 19956].

Для исследования социально-воспитательного потенциала родителей (т. е. того, насколько они способны оказывать по­мощь своим детям в формировании мировоззрения) мы исполь­зовали разные методики:

1. Методика предельных смыслов

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.