Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Александр Князев..Основы тележурналистики и тел....doc
Скачиваний:
5
Добавлен:
16.11.2018
Размер:
652.8 Кб
Скачать

В начало анонимные источники информации

 

 

Нередкий случай в журналистской практике: по тем или иным соображения – личной безопасности, из-за опасения иметь какие-либо неудобства впоследствии и т.д. – человек очень часто отказывается давать ту или иную информацию перед объективом телекамеры.

Может быть и так, что он дает вам информацию по интересующей вас вопросу, но, как часто говорится в таких случаях, «не для печати». А информация такова, что вы не можете отказаться от ее использования в сюжете, особенно, если нет информации адекватной.

Как поступить в подобном случае? По мнению американского профессора Ирвинга Фэнга, использование анонимных источников информации – это, «возможно, наиболее распространенная порочная практика в современной журналистике». Может быть, с ним стоит согласиться, но согласиться нужно и с тем, что без подобной практики вообще в журналистской деятельности не обойтись. С точки зрения литературной формы решений здесь много: «по (не) официальным источникам», «по некоторым сведениям», «наши источники сообщают, что» и т.д. и т.п.

Конечно, во всех этих случаях очень многое зависит от личности репортера, использующего данный прием. Насколько взвешен и убедителен весь остальной материал, известность журналиста и доверие к нему аудитории – вот лишь два из множества факторов этого ряда.

И золотое правило: если есть информация, задача журналиста – найти человека, который согласился бы сказать обо всем в кадре – как максимум, дать разрешение сослаться на его фамилию, имя и должность – как минимум. И лишь в случае крайней невозможности доходит очередь до использования ссылок на «некоторые сведения».

В начало личная жизнь и общественный интерес

 

 

Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека. (См. выше: Кодекс профессиональной этики российского журналиста, п. 5).

Одной из ключевых идей, лежащих в основе конституционного строя большинства постсоветских стран, является признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. Провозглашение данного принципа предполагает отход от коллективистской идеологии в определении правового статуса гражданина, при которой государство заботилось о нем с рождения и на протяжении всей жизни.

В рамках социалистической идеологии такое положение дел было вполне естественным, поскольку ценность человека определялась его способностью участвовать в достижении светлого будущего. Поэтому и на государство как представителя общественных интересов ложилась забота о том, чтобы гражданин был: а) рожден, б) воспитан, в) обучен, г) трудоспособен, д) выполнил свой долг перед обществом, е) не умер раньше, чем этот долг выполнит.

Признание человека и его прав высшей ценностью диктует принципиально иной подход к определению его правового статуса. Человеку должна быть предоставлена достаточная свобода. А для этого он должен быть максимально огражден от вмешательства государства и, что не менее важно, – от вмешательства общества в его частную жизнь.

К настоящему моменту в законодательстве большинства государств сформировался комплекс норм, регламентирующих вопросы защиты информации о частной жизни лица. Это конституционные положения, законы «Об информации, информатизации и защите информации», «О средствах массовой информации», «О гарантиях доступа к информации», «О связи», «О коммуникациях», многие положения уголовных, гражданских, семейных кодексов и т.д.

В то же время, как показывает опыт практически всех стран, механизм достижения гармоничного сочетания общественного интереса к личной жизни того или иного индивида и стремления индивида сохранить в тайне какие-то стороны своей жизни, этот механизм пока еще не работает безупречно нигде. Ярким примером может служить вся избирательная кампания в России накануне выборов в Государственную Думу РФ в ноябре-декабре 1999 года.

Признание человека и его прав высшей ценностью не означает, что запрет на вмешательство в частную жизнь лица может быть абсолютным. Разумное государственное устройство должно предполагать возможность общества защититься от разрушительных устремлений отдельного индивида.

Эта идея находит отражение в действующих конституциях, предусматривающих возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Нарушает ли тайну частной жизни показ сюжета о том, как и с кем некий министр моется в бане? Оправдывается ли необходимостью защиты общественного интереса публикация записей телефонных переговоров или фотография строящейся дачи государственного чиновника? Для того чтобы ответить на эти и другие, возникающие в практике вопросы, необходимо: во-первых, провести границу между частной и общественной жизнью; во-вторых, – определить, как соотносятся понятия общественная жизнь и общественный интерес. В чем заключается общественный интерес? По мнению многих юристов, работающих, в частности, в сфере СМИ, решение проблемы определения общественного интереса может быть найдено в давно уже устоявшемся делении права на частное и публичное.

Наиболее популярна формулировка римского юриста Ульпиана: «Публичное право есть то, которое относится к положению государства» (ad statum rei publicae), «частное – которое относится к пользе отдельных лиц» (ad singulorum utilitatem).

Фактически, деление права на частное и публичное есть ни что иное, как оборотная сторона деления человеческой жизни на частную и общественную.

Там, где имеет место частный интерес, частная жизнь – формируется частное право; там же, где государство усматривает интерес общественный, государственный – формируется право публичное. А, следовательно, разграничение частной и общественной жизни должно рассматриваться правоприменителем как имеющее исключительно формальный характер. Все, что законодатель отнес к сфере действия частного права, автоматически должно быть отнесено к частной жизни. Соответственно, все те отношения, которые законодатель урегулировал нормами публичного права, автоматически считаются представляющими общественный интерес.

Традиционно к отраслям публичного права относятся такие базовые отрасли как уголовное и административное право, а также производные от них уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, финансовое право, ряд других комплексных и специализированных отраслей. Соответственно и все общественные отношения, урегулированные данными отраслями, предполагают наличие общественного интереса. Сюда входят отношения, вытекающие из совершения административного проступка или преступления, отношения по прохождению государственной и муниципальной службы и ряд других. Предположим, сообщение о возможной причастности лица к преступной деятельности должно рассматриваться как действие в общественном интересе, поскольку преступление по определению является общественно опасным, а защита общества от преступных посягательств урегулирована нормами публичного права.

Для окончательного отнесения отношений к сфере частного либо публичного права необходимо первоначально проанализировать их природу и метод регулирования. Для журналиста же правовое определение той или иной ситуации должно являться руководством к действию (или бездействию).

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.