Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
игп.docx
Скачиваний:
32
Добавлен:
26.03.2016
Размер:
628.63 Кб
Скачать

Первый вопрос. Историю называют памятью народа. В силу своей познавательной ценности, информативности изучение истории государства и права — действенный инструмент формиро- вания исторического сознания. Эта учебная дисциплина предоставляет возможность не только глубже понять всеобщую историю, но и осоз- нать современные государственно-правовые реальности, на учиться прогнозировать дальнейшее развитие государ- ства и права. Она предоставляет студентам базу для позна- ния действующего государственного механизма, права, воо- ружает их необходимыми знаниями, которые помогут им в их дальнейшей практической деятельности. История государства и права зарубежных стран явля- ется необходимым элементом высшего юридического образования и относится к числу тех учебных дисциплин, которые принято называть историко-правовыми. В отли- чие от общей истории она не исследует общество в целом, а имеет предметом своего изучения процессы развития государства и права. История государства и права зарубежных стран опе- рирует множеством фактов, конкретных событий поли- тической жизни, примеров деятельности государств, пра- вительств, классов, партий и пр. Но история государства и права — это не просто набор знаний о прошлом государ- ства и права: данная дисциплина имеет своей целью выяв- ление исторических закономерностей развития государства и права, имеющих свою специфику по сравнению с законо- мерностями развития общества, ибо государство и право занимают в нем особое положение, обладают относитель- ной самостоятельностью. Таким образом, предметом истории государства и права зарубежных стран являются государство и право отдельных стран в процессе их становления и развития в определенной конкретно-исторической обстановке и хронологической последовательности, выявление их специфики и многооб- разия, с одной стороны, и общих закономерностей разви- тия — с другой. Основные цели курса: выявление исторических законо- мерностей в возникновении и развитии государства и права, изучение и анализ эволюции государственного и обществен- ного строя ведущих стран мира, формирование у студентов системы взглядов и представлений о всеобщей истории права и государства как основополагающей дисциплине в системе современного юридического образования. Проведение ком- плексного анализа основных направлений государственно- правового развития, изучение нормативно-правовых актов различных эпох, конституций и иных правовых источников. При этом предполагается не ограничиваться определенными методологическими рамками, а шире использовать весь научно-исследовательский потенциал, помогающий сделать процесс изучения истории государства и права зарубежных стран максимально эффективным. Задачами курса являются: изучение процесса возникно- вения и развития государства и права в тесной связи с раз- витием мировой цивилизации; ознакомление студентов с законодательным искусством и правовым творчеством выдающихся представителей правовой мысли и государ- ственных деятелей; выработка правильного понимания и восприятия права как неотъемлемого элемента культуры и социального общения; уяснение роли государства и права в регулировании внутригосударственного и межнациональ- ного общения и в утверждении принципов гуманизма во взаимоотношениях стран и народов; анализ правового положения классов, социальных групп; изучение меха- низмов правового регулирования общественных отноше- ний, возникновение и развитие основных правовых систем в различные исторические периоды; выявление историче- ской сущности государства и права с акцентом на различ- ные правовые системы и типологию государств. Курс исследует содержание государственно-правовых процессов преимущественно в странах, оказавших суще- ственное влияние на историю развития государственности. История государства и права зарубежных стран тесно связана с другой юридической наукой и учебной дисци- плиной — теорией государства и права, также изучающей закономерности развития государства и права. Но теория государства и права отражает исторический процесс в абстрактной форме, не учитывая исторические случайности. Она вырабатывает свою систему общеправо- вых понятий и категорий, которые широко используются в учебном курсе истории государства и права. Взаимодей- ствие этих наук способствует научно обоснованному рас- крытию сути государственно-правовых отношений. В отличие от теории государства и права историко- правовые науки изучают конкретные процессы развития государственно-правовых институтов и явлений, развива- ющихся в хронологической последовательности и проявля- ющихся в определенном историческом периоде. История государства и права зарубежных стран сопре- дельна и другим юридическим дисциплинам: историей отечественного государства и права (имеющей с ней общие задачи и различающейся по предмету изучения), историей политических и правовых учений. Проблематика послед- ней — возникновение, развитие и эффективность государ- ственных и правовых учений, их связь с определенными историческими периодами. Идеи, учения, господствующие в той или иной стране в определенное время, многообразны. В связи с этим важно выяснить, в какой степени и каким образом они оказали влияние на развитие государственно- сти, права в конкретной стране. В результате освоения дисциплины студент должен знать:  предмет истории государства и права зарубежных стран, основные составляющие государственности, катего- рии, значимые исторические факты, их содержание и взаи- мосвязи на протяжении всей истории человечества;  природу, сущность, исторические типы, этапы, основ- ные закономерности и особенности возникновения, функ- ционирования и развития государства и права с учетом формационного и цивилизационного подходов;  правовые системы, средства правового регулирова- ния в государствах Востока и Запада в разные исторические эпохи, базовые нормативные правовые акты, их структуру, правовую и политическую специфику, наиболее важные статьи (положения  механизм государственно-правового регулирова- ния, его структурные элементы, а также законодательную и правоприменительную практику, конкретные их при- меры в разные исторические эпохи;  мировоззренческие и методологические основы юри- дического мышления в Древнем мире, в Средние века, в Новое и Новейшее время;  роль философии права в формировании ценностных ориентаций в профессиональной деятельности государ- ственных деятелей, правоведов в различные периоды миро- вой истории;  лексико-грамматический минимум по юриспруден- ции в объеме, необходимом для уяснения некоторых иноя- зычных терминов, возникших в те или иные периоды исто- рии государства и права зарубежных стран;  понятийный аппарат (дефиниции) по изучаемому курсу, основные этические понятия и категории, связанные с юриспруденцией, появившиеся на тех или иных истори- ческих этапах; уметь:  ориентироваться в системе историко-философского знания как целостного представления об основах мирозда- ния и развития мира в разные исторические эпохи, приме- нять философские принципы и законы, формы и методы познания в процессе становлении государства и права в зарубежных странах;  использовать социально-экономические знания для по- нимания движущих сил и закономерностей исторического процесса;  оценивать различные факты и явления в истории государства и права зарубежных стран с этической точки зрения;  научно излагать свои взгляды на природу и сущность государства и права, аргументированно доказывать свою точку зрения;  свободно оперировать историко-правовыми фактами из государственно-правовой истории;  исследовать правовые норм и правовые отношения в ту или иную историческую эпоху;  толковать нормы права из нормативных правовых актов разных эпох, осуществлять правовую экспертизу нор- мативных правовых актов прошлого, проводить их сравни- тельный анализ; владеть навыками:  использования различных общих и конкретно-юри- дических методов для изучения тенденций развития госу- дарства и права в зарубежных странах в различные пери- оды истории;  самостоятельного анализа государственных и право- вых явлений, конституционных и законодательных основ государственного и общественного строя, конкретных реформ и актов;  сбора и обработки историко-правовой информации, имеющей значение для углубленного усвоения процессов государственно-правового развития зарубежных стран, применения современных информационных технологий для ее поиска и обработки;  применения юридической терминологии в историче- ском контексте;  реализации и применения на практике мировоззрен- ческих и практических знаний по курсу истории государ- ства и права зарубежных стран;  разрешения правовых проблем и коллизий с учетом полученных историко-юридических знаний; быть компетентным:  в нормотворческой деятельности: в разработке зако- нодательных инициатив и обсуждении нормативных пра- вовых актов с учетом полученных историко-юридических знаний;  в правоприменительной деятельности: профес- сиональном анализе и разрешении практических задач в учреждениях юридического профиля на основе развитого исторического сознания и правовой культуры;  в правоохранительной деятельности: выполнении должностных обязанностей по обеспечению законности и правопорядка, безопасности личности, общества и госу- дарства с учетом опыта решения этих задач в зарубежных странах в разные исторические эпохи;  в экспертно-консультационной деятельности: даче квалифицированных юридических заключений и консуль- таций в конкретных видах юридической деятельности, бази- руясь на накопленный зарубежный исторический опыт;  в педагогической деятельности: преподавании исто- рико-правовых дисциплин, осуществлении правового вос- питания.

Второй вопрос. Источники и методы. В качестве рабочего определения можно предложить следу­ющее: история права и государства зарубежных стран изучает в избранных образцах возникновение, оформление и функционирование правовых обы­чаев и законов, а также их последующие изменения у разных народов мира в отдельные периоды от древности и средних ве­ков до современной эпохи.

Это обособленное направление изуче­ния и преподавания, имеющее свои предмет — историю правовых правил и процедур в их взаимосвязи с властными учреждениями государства, общества или цивилизационной культуры (язык, об­ряды, мировосприятие, а также одежда, жилище, технические знания и умения, произведения искусства).

С момента появления государства история права предстает историей национального законодательства в его взаимосвязи и взаимозависимости с управляющей и регулирующей деятельнос­тью государства — его административными и судебными учреж­дениями, а также с организацией и деятельностью армии, по­лиции, тюремных учреждений и т.д. Изучение истории права со­действует более четкому уяснению наиболее типичных и, сле­довательно, наиболее общих для многих народов обстоятельств и факторов возникновения и эволюции правовых и политических идей и институтов, позволяющих им жить мирно и плодотвор­но, избегая произвола и обеспечивая закон и порядок путем добровольного и устойчивого подчинения своим законам и обычаям.

Общественные союзы возникли еще в глубокой древности — родовые, племенные, а с появлением земледелия — территориаль­ные (община, государство). Все эти союзы на протяжении тысяче­летий наделялись совокупностью общих признаков: определенны­ми интересами, наличием объединяющего общественного начала (ему подчинены личные интересы), неких норм, указывающих приемы и средства поддержания внутреннего порядка в рамках общественного союза, и, наконец, наличием власти, которая при­меняет эти нормы и средства. И хотя государство представляет собой общественное явление, оно в то же время включает три не­обходимейших элемента — властьтерриторию и население. По­скольку политика государства в той или иной степени руководству­ется общественным мнением страны, последнее становится также представителем или выразителем единства и индивидуальности народа, населяющего данную территорию.

Государственная власть простирается в пределах территории данного государства, а также в отношении некоторых лиц, пользу­ющихся в иностранном государстве правом экстерриториальности (посольства, военные отряды и др.). Вместе с тем государственная власть в отличие от власти семейной или общинной, а также цер­ковной чаще всего опирается на принуждение, включающее силу, волю и принуждение. Государственная власть в отличие от простых властей в семье или общине действует постоянно даже в случае смены лиц, ее осуществляющих. Кроме того, государственная власть является неотчуждаемой — ее нельзя, к примеру, продать или заложить. Известная безответственность государственной вла­сти фиксируется в понятии суверенитета власти (монархический, народный, национальный и др.).

История государства и права относится к разряду фундаментальных обще­образовательных дисциплин в юридическом обучении и просвеще­нии, она содействует правильному юридическому мышлению и выработке профессионального кругозора.

Право ис­торически предстает в нескольких разновидностях своей внешней фиксации (источники права) или областей регулирования (отрасли права). Источник права в данном случае следует понимать и как способ возникновения (формообразования) права (из обычая, из установлении верховного правителя), и как совокупность требо­ваний правового характера, обнаруживаемых в текстах законов или в правилах и процедурах, отвечающих требованиям давней об­щепризнанной традиции.

Право в его реальном, практическом проявлении предстает прежде всего как определенное требование или правило полезного и справедливого разрешения конфликта двух или больше­го числа заинтересованных в его разрешении сторон.  Закон в отличие от права есть письменно фиксируемое формальное предписание (правило, приказ) верховной власти в государстве, которое применимо лишь в пределах этого государства и подвластных ему территорий. Все лица (подданные, граждане) государства, подпадающие под формальные и абстрактные требо­вания закона, становятся связанными его требованиями. Государ­ственный аппарат власти и управления располагает возможностями для принудительного исполнения требований закона, если одного убеждения становится недостаточно,

Однако сам закон может быть справедливым или несправед­ливым, что тем не менее не является формальным препятствием для его исполнения. Его исправление или отмена традиционно является делом самого законодателя (монарха, парламента) или, в иных и более редких случаях, полномочием высшей (конститу­ционной) судебно-надзорной инстанции.

Обычное право (правовые обычаи) — это основанные на ча­стом употреблении широко известные правила правового назна­чения, регулирующие в догосударственном (родо-племенном) об­ществе такие типичные отношения, как бракосочетание, обязан­ности мужчины и женщины, стариков и детей, главы рода и жре­цов, права и обязанности родственников по линии мужа и жены, а также кары за обиды и причиненный вред. На ранних стадиях первобытное (родо-племенное) право предстает большесемейным правом, основанным на реальном или предполагаемом родстве и семейных преданиях относительно способов разрешения тех или иных конфликтов между родственниками.

Первобытное право характеризуется следующими особеннос­тями существования и употребления: оно казуистично (опирает­ся на былые сходные случаи конфликтов и способов их урегули­рования), оно требует соблюдения ритуалов, иногда с использо­ванием элементов игры с определенными социальными ролями. Судебное разбирательство носит обвинительно-состязательный характер, когда участвующие стороны равны перед требованиями справедливого и мудрого обычая, существующего с незапамятных времен. Судебное рассмотрение конфликта проходит с участием судей-посредников, которые также имеют определенные обязан­ности по исполнению обычая восстановления справедливости, во имя примирения сторон и общего блага конкретного семейства, рода или племени.

Источники права — это способы возникновения и фикса­ции правил и требований правового назначения. Самыми распро­страненными и типичными среди них были и остаются правовые обычаи и законы, принятые и поддерживаемые государственной властью. Гораздо реже и не у всех народов правовые требования и принципы входят в священные религиозные тексты, такие, как Веды, Библия и Коран. Чаще всего, особенно на первых стадиях общественного коллективизма, мифы и предания включали эти требования. Позднее таковым вместилищем сделались ученые ком­ментарии к священным текстам и преданиям, а также соответству­ющие разъяснения и комментарии к сборникам законов.

Кроме того, знание о праве можно получить из юридических документов, сообщающих о правовой, главным образом судебной, практике (решение дел, размеры взысканий, мера наказания и др.)..

В средние века наряду со сборниками обычного (народного) права, которое передавалось от поколения к поколению в устной форме, появляются письменные документы королевского или поместного назначения (дарственные надписи с пожалованиями име­ний или должностей, судебные частные имущественно-правовые акты или же общие установления — королевские ордонансы, хар­тии, ассизы, указы, статуты).

В этих установлениях содержались нормы, принципы и тре­бования, регулировавшие отдельные стороны государственной и частной жизни: налоги, содержание войска, вопросы престолонаследия, обязанности уважать и обеспечивать права и вольности отдельных общин или сословий — знатных и простолюдинов, рыцарей и горожан, купцов и ремесленников, лиц духовного звания (епископы, капитулы, монахи).

В современную историческую эпоху особое значение приобретают акты, в которых фиксируются важные принципы общественного и государственного строя, обладающие характерными признаками конституций, т.е. основных общеустроительных законов, и потому часто не изменяемые или изменяемые только при определенных и, как правило, перечисляемых условиях. Таковыми по замыслу были и некоторые средневековые акты — Великая хартия вольностей Англии 1215 г. Семь партид в Испании и др. В Новое время документами такого рода стали Конституция США 1789 г., Конституция королевства Франции 1791 г. или несколько ранее Билль о правах 1689 г. в Англии.

В Новое время все основные отрасли права, такие, как уголовное (карательное), гражданское, а также судебное право, подверглись кодификациям— собиранию в отдельные книги, более удобные в обращении, чем разрозненные законы. Это значительно облегчило не только пользование ими, но и научное их изучение и комментирование.

В истории государственного устройства существенное значе­ние имеют свидетельства эволюции или радикальной смены фор­мы правления (изменение способов организации и распределения правительственной власти в центре и на местах, связь чиновного состава властных учреждений с социальной структурой правящей элиты и остальной части населения и т.п.). Подобные сведения мож­но найти, во-первых, в официальных документах — программных заявлениях политических партий и движений, в документах учре­дительных собраний или текстах новых конституционных законов и т.д.; во-вторых, в воспоминаниях участников событий. Особым измерением политического режима может стать документация о роли партий и заинтересованных групп в выработке отдельных за­конов и законодательной политики в области обороны, охраны правопорядка, свободной конкуренции, социального страхования, образования, науки и проч. 

 Методология и задачи курса истории  государства и права зарубежных стран.  Государство и право изучается многими путями (методами), но самыми употребительными являются приемы практического и познаватель­ного назначения.

В прошлом веке методы научного исследования права, напри­мер в англосаксонском правоведении, представлялись в двух ос­новных разновидностях: в методе дедуктивного и методе индук­тивного анализа. Метод дедуктивного анализа основывался на базе абстракций (отвлеченных понятий), почерпнутых из современного состояния идей и правил. Метод индуктивного обобщения базиро­вался на основе исторических и этнографических наблюдений.

В области индуктивной юриспруденции история государства и права представало одним из проявлений социальной истории, а история бралась в широком смысле всего знания о социальной эволюции человечества. По­скольку каждой науке присуще стремление к обнаружению тен­денций и даже законов (закономерностей), которые в правоведе­нии имеют вид общих принципов, управляющих определенными со­бытиями, исторический метод юриспруденции является по необхо­димости сопоставляющим и сравнивающим.  Формально-юридический метод. В центре правоведения как исторического, теоретического и практического изучения права традиционно был и остается формально-юридический анализ со­бытий и фактов, имеющих правовое значение и подлежащих истолкованию при помощи юридических терминов, конструкций и логики. Например, все основные стадии взросления человека и соответствующие события его личной жизни так или иначе попа­дают в сеть юридических дозволений, запретов и требований — рождение, взросление, вступление в брачный союз, обзаведение домашним имуществом, приобретение профессии.

Совокупность приемов узнавания и исследования юридических фактов, их оценка и истолкование по определенной схеме и с использованием специальных терминов, определений и конструк­ций (юридических фикций, принципов) называют также юридичес­кой догматикой.

Такой прием предполагает выработку умения пользоваться юридическими терминами и конструкциями (например, термины "фиктивный- брак", "договорные обязательства юридического лица" и др.), выстраивать с их помощью логическую цепочку до­водов и выводов из отдельных положений законов, из формулиро­вок договорных обязательств и т.д.

Этот метод изучения и толкования права (главным образом юридических фактов или юридических текстов) назывался в рус­ском правоведении конца XIX в. формально-догматическим, по­скольку он в значительной мере обусловлен пониманием того, что есть правовой закон (предписание, требование) и как он возник, как используется или прекращает свое действие. В современной зарубежной юриспруденции такой метод именуютаналитическим или юристическим.

Таким образом, характерной особенностью формально-юриди­ческого метода является совокупность приемов, нацеленных на изучение обязательных требований, которые включены в право­вые обычаи и законы. Этот метод помогает выработать умение от­личать юридические факты и события от всех иных, а также на­вык законно (законопослушно) использовать правовые дозволения и запреты на практике. В Законах вавилонского царя Хаммурапи, жившего 36 веков назад, есть положение, которое не утратило своего формального значения и сегодня: "если человек возьмет жену и не заключит письменного договора, то эта женщина — не жена". Этот же метод помогает отличать юридические за­коны от других законов и правил (природных, моральных, техни­ческих, спортивных, ритуальных и т.д.).

Для формально-юридического метода характерно мышление дефинициями (определениями) и юридическими конструкциями (физические лица, юридические лица, наследование по закону или по завещанию), владение юридической логикой, для того что­бы уметь толковать и исполнять (применять) законы. А это умение предполагает овладение такими приемами логических умозаключении, как индукция и дедукция, а также рассуждение по ана­логии.

Этот метод весьма практичен и употребляется не только юри­стами-профессионалами, но и всеми заинтересованными в пра­вильном понимании юридических текстов людьми — от историков до политиков-практиков или участников судебного разбиратель­ства, от истца и ответчика до свидетелей и зрителей. Умение от­личать житейские события от юридических и обычную логику от юридической весьма существенно в делах не только лично-семей­ных (цепочка: человек родился — родился наследник с такой-то законной долей и т.д.), но и в договорных лично-имущественных, лично-властных, добрососедских и иных.

Таким образом, формально-юридический метод помогает уяс­нить, как тем или иным правом пользовались при разрешении вне­запных споров и затяжных конфликтов, какие принципы (исход­ные начала) имели при этом наивысший авторитет и получали свое применение в ходе изучения и толкования требований, установ­ленных законами государства, или требований неписаных законов (требований обычая, обычного права).

И все же формально-юридический метод не является исчер­пывающим в силу своей специализированности и ограниченнос­ти логикой юридического анализа и обобщений.  Структурно-аналитический и системный методы. Структурно- аналитический подход к изучению права предполагает уяснение структурных элементов и особенностей институтов права или государства, а в некоторых случаях — своеобразия политических систем в их синхронном либо диахронном измерениях (например правовые и социально-политические основы проведения крестьянской реформы в России и Японии в 60-е годы XIX в.). Поскольку государство и право уже на начальных сту­пенях своего развития представляют собой достаточно слож­ные социальные образования, в историко-правовых иссле­дованиях важный эффект дает системный анализ, с помо­щью которого возможно вычленение из всей взаимосвя­занной структуры государственно-правовых явлений отдельных ее элементов, в которых наиболее ярко отра­жаются существенные признаки или же, наоборот, непов­торимые особенности конкретных государств или правовых систем.

Поскольку право может быть представлено особой совокупностью установившихся социальных институтов, постольку приемы структурного анализа (структурно-функциональный, структурно-типологический, структурно-системный) применимы и в историческом анализ организации, типологии и функционирования правовых институтов, отраслей права, учреждений государственной власти, режимов правления и т.д.

Подобно другим методам, структурно-функциональный не яв­ляется всеобъемлющим, хотя его часто используют как достаточ­ный и исчерпывающий. Дело в том, что в изучении права или го­сударства вполне очевидна сильная целевая (телеологическая) на­правленность этого метода, помогающего досконально уяснить, как функционирует тот или другой институт, но не отвечающего на вопрос, зачем он нужен или каково его происхождение. Неко­торые критики считают, что этот метод настолько суживает ана­лиз, что ведет к своего рода слепоте по отношению к очевидностям. Анализируя функции государства, исследователь не всегда осознает, что любое государство существует рядом с другими и многие его функции так или иначе отражают это сосуществова­ние нескольких государств с разными интересами и политически­ми ориентациями. Здесь существенна также взаимоувязка резуль­татов анализа при помощи других методов анализа и синтеза, вы­являющих природу государства как некой совокупности институ­тов политической власти, обладающих монополией на легитимное применение принуждения по отношению к согражданам либо рас­сматривающих государство как машину и орудие господствующего класса (марксистский подход) или как "конденсат равновесных властей" и т.д.

Можно упомянуть и другие методы, более привычные для нашей повседневной практики рассуждении и выводов: анализ, син­тез, метод конструирования типичных характеристик и классифи­каций (конструирование понятий, терминов, моделей) и т.д. Упомя­нем лишь об одном — о так называемом междисциплинарном под­ходе, который состоит в учете результатов, полученных в смежных и отдаленных областях человеческого знания (философия, политэкономия, социология, психология, этнография, языкознание). По­добный учет результатов может состоять и в прямом заимствова­нии — в виде заимствования терминов (структура, функции, роли) или объяснительных схем и теорий (модернизация, революция и др.).

Таким образом, структурно-аналитический метод наря­ду с уяснением социальной структуры, общества и иерархии его социальных и политических институтов содействует изучению норм права, отдельных его институтов в их фун­кционировании, изменениях и взаимодействии с моральными, политическими, экономическими и другими учреждениями, нормами, крупными системами мировосприятия и социаль­ной активности (религия, государство, гражданское общество его группами и классами, политические партии и др.).  Культурологическое изучение права предполагает различение права и закона и обособленное рассмотрение и восприятие права как необходимого элемента социального общения и регулирования высокой результативности и пользы на­ряду с моралью, религиозными заповедями, этическими требованиями профессионального долга или ремесла и т.д.

К разновидности культурологического изучения права следу­ет отнести также социально-философский (этический) подход к ис­тории права как воплощению одновременно разумных и справедли­вых правил и требований к разрешению лично-имущественных и социально-групповых конфликтов, нацеленных в итоге на достиже­ние общего блага. Таковыми были по своему назначению примиряющие право­вые обычаи и обыкновения в первобытном обществе, таковыми ста­ли правовые обычаи и законы в государственном сплоченном обще­стве древности, средних веков и длящейся современности.

Конкретно-исторический подход предполагает рассмот­рение государственно-правовых явлений в тех особых и не­повторимых условиях, в которых они сложились и получи­ли развитие, т.е. в той социальной среде, которая обуслов­ливает своеобразие, а в ряде случаев и уникальность того или иного государства или же правовой системы.  Сравнительно-исторический юридический метод анализа и обобщения. Сравнительный метод изучения истории права более всего содействует упорядочению наших знаний и представлений о наиболее общих или наиболее характерных особенностях возник­новения, функционирования или последующих изменений права в его взаимосвязи с деятельностью учреждений государства. Данный метод используется для изучения опыта естественного (стихийного) или искусственного создания и применения общеобязательных го­сударственных установлении (законов) и правовых обыкновений у разных народов в разные исторические эпохи. Наиболее характер­но его применение в анализе правовых институтов (устойчивых разновидностей пользования правами и правового общения, напри­мер, права дарения и завещания), существующих одновременно в разных странах (синхронный анализ) либо существовавших в двух или нескольких исторических эпохах в одной стране или группе стран (диахронный анализ). Исполь­зование сравнительного метода, позволяет выя­вить некоторые общие закономерности и совпадающие при­знаки в развитии государства и права в одно и то же вре­мя, но в разных странах (синхронное сравнение) или же в разных временных срезах исторических эпох (диахронное сравнение).

Кроме того, сравнительный метод может быть использован при сопоставлении характеристики или действия какого-либо одного правового института (например, усыновления) у разных народов в разные исторические периоды (микросравнение) либо при сопостав­лении целых отраслей права (гражданского, уголовного) нескольких стран, что следует уже относить к разряду макросравнения.

Можно выделить следующие направления использования сравнительно-исторического метода:

• изучение общего и особенного в истории правовой культуры отдельных народов и стран в прошлом и настоящем — в правовых понятиях, нормах и принципах, в способах организации или регу­лирования деятельности государственных учреждений; содействие пониманию других правовых культур — древних и новых;

• изучение родословной отдельных правовых принципов (на­пример: "нельзя быть судьей в собственном деле", "договореннос­ти должны соблюдаться") либо отдельных правовых институтов (личных прав, вещных прав и др.) и учреждений государства (ми­нистерская власть, организация гражданской службы). Эту разно­видность сравнительного метода можно назвать методом сравни­тельно-генетическим.

• комплексное изучение истории правовой культуры соб­ственной страны в сопоставлении с опытом других стран и народов (сравнительно-типологический метод анализа и обобщений);

• изучение опыта других народов и стран с целью выявления достоинств и несовершенств их правовых и политических институ­тов, особенно необходимого в случаях частичного и полного заим­ствования этих институтов (разновидность сравнительного струк­турно-функционального исследования права);

• более целостное и упорядоченное освоение основных дис­циплин в системе юридического образования —теории права, те­ории государства, теории и истории отраслей права и отдельных институтов;

• уяснение элементов преемственности и новизны в развитии отдельных правовых институтов, принципов и доктрин, улучшен­ное понимание связей между прошлым и нынешним состоянием общества, государства правовой системы.

Сравнительно-исторический юридический метод более всего содействует восприятию истории права как истории многоединой (универсальной) и в то же самое время несущей в себе черты пре­емственности и новизны во все периоды своего становления и эво­люции, каждом своем конкретно-историческом состоянии, вклю­чая и современное.

Третий вопрос. 1. Формы социального управления в первобытном обществе

Социальное управление и нормативное регулирование поведения людей в первобытном обществе - проблемная тема. Существуют различные концепции, рассматривающие закономерности формирования и развития примитивных социальных структур, возникновения в недрах этих структур институтов, способствовавших эволюции.

В эту эпоху не было государства и права, бытие которых исчисляется лишь несколькими тысячелетиями. Но их история берёт своё начало именно в сравнительно развитых социальных структурах первобытности.

В нашей стране было принято делить первобытные общества на раннепервобытные (охотники, собиратели, рыболовы), позднепервобытные (ранние земледельцы и скотоводы и ряд рыболовов) и предклассовые.

Рассмотрим ряд известных концепций по этому вопросу.

Известный американский антрополог Люис Генри Морган выделил две стадии в политической эволюции:

1. социальная организация, основанная на родах, фратриях и племенах

2. организация политическая, основанная на территориальных отношениях и частной собственности.

Переход от родоплеменной организации к государству осуществлялся, согласно Моргану, в форме «военной демократии». На идеи американского антрополога опирался Фридрих Энгельс, который последовательно рассмотрел на примере ряда обществ, как осуществляется переход от родовой организации через «военную демократию» к классовому обществу и государству. Приверженцы этой концепции придавали решающее значение в процессе генезиса государств войнам. Но подобные теории не могли объяснить, откуда и за счет чего возникали те мощные организационные структуры, без которых нет больших армий и войн. Появилась точка зрения, согласно которой войны и завоевания - не причина, а следствие возникновения надобщинных протогосударственных образований, поэтому так называемая «военная демократия» не является универсальной формой перехода к государственности. [1]

В нашей стране было принято делить первобытные общества на

· раннепервобытные (охотники, собиратели, рыболовы)

· позднепервобытные (ранние земледельцы и скотоводы и ряд рыболовов)

· предклассовые.

Функционалисты предлагали очевидную классификацию обществ на акефальные (безгосударственные) и «государственные» (т. е. иерархические). Например, Мэйр в книге «Первобытное правительство»[2] выделила три уровня управления:

· отсутствие власти, но с институтом посредников между кланами;

· наличие авторитетных лидеров вроде вождя в леопардовой шкуре у нуэров;

· система возрастных классов.

Одна из наиболее популярных схем эволюции политических форм была окончательно сформулирована американским антропологом Элманом Сервисом (1915—1996). Она включает пять следующих типов общества:

· локальная группа

· община

· Вождество

· архаическое государство

· государство-нация.

Первой формой объединения людей, по его мнению, были локальные группы. Они имели эгалитарную (от фр. egalite — равенство) общественную структуру, аморфное руководство наиболее авторитетных лиц. С переходом к производящему хозяйству (земледелию и животноводству) возникают общины и племена, появляются институт межобщинного лидерства, возможно, ранние формы системы возрастных классов (дети, подростки, юноши, мужчины, старики). Следующая стадия — вождество (англ, chiefdom). В вождестве возникает социальная стратификация, отстранение масс от процесса принятия решений. Позиции правителей вождеств основываются на контролировании ресурсов и перераспределении прибавочного продукта. С вызреванием государства центральная власть получает монополию на узаконенное применение силы. На этой стадии появляются письменность, цивилизация, города.

Однако далеко не все зарубежные исследователи разделяют взгляды Сервиса.

Концепция другого известного американского исследователя Мортона Фрида (1923—1986) включает четыре уровня, выделяет следующие стадии развития общества:

* Эгалитарное

* Ранжированное

* Стратифицированное

* Государственное

В эгалитарных обществах существуют отношения реципрокации и половозрастная дифференциация. В ранжированных обществах появляются редистрибуция и основанная на престиже дифференциация. В стратифицированных [3] обществах деление на статусы дополняется неравенством доступа к основным экономическим ресурсам. Наконец, на государственной стадии появляются классы, частная собственность и эксплуатация.

Ричард Адаме рассмотрел эволюцию форм власти как последовательное увеличение контроля над энергией. Опираясь на типологию Э. Сервиса и М. Салинза, он создал более глобальную конструкцию, которая включала шесть уровней социальной интеграции:

* Локальные группы

* Вождества или провинции

* Государства или королевства

* Национальный уровень интеграции

* Интернациональный уровень интеграции

* Всемирный уровень интеграции

Каждый из этих уровней был разделен на два параллельных потока — централизованные и согласованные единицы. Централизованные единицы примерно соответствуют уровням интеграции Сервиса — Салинза, а в круг согласованных единиц Адаме включил различные объединения слабой структурированности (от сегментарных линиджей и племен до ООН и международного суда). Уровни соответствуют друг другу. Например, на третьем уровне в разряд централизованных единиц были включены город - государство и королевство, а в группу согласованных единиц попали альянсы, религиозные объединения и формирования крестоносцев Некоторые авторы полагают, что формы политической организации архаических обществ были ненамного разнообразнее и уверенно можно говорить только о разделении на эгалитарные и иерархические общества. Наконец, немалая часть зарубежных исследователей вообще скептически относится к возможности создания универсальных типологий.

Власть в первобытном обществе не была однородной. Во главе семейно-клановой группы стоял отец-патриарх, старший среди более молодых родственников его поколения и следующих поколений. Глава семейной группы еще не собственник, не хозяин всего ее имущества, которое по-прежнему считается общим, коллективным. Но благодаря своему положению старшего и ответственного руководителя хозяйства и жизни группы он приобретает права распорядителя. Именно от его авторитарного решения зависит, кому и сколько выделить для потребления и что оставить в качестве запаса, для накопления и т.п. Он же определяет, как распорядится излишками, использование которых тесно связано с взаимоотношениями в общине в целом. Дело в том, что семейная ячейка, будучи частью общины, занимает в ней определенное место, а место это, в свою очередь, зависит от ряда факторов, объективных и субъективных.

Проблема ресурсов в общине на раннем этапе ее существования обычно не стоит – земли хватает всем, как и прочих угодий. Правда, кое-что зависит от распределения участков, но это распределение производится с учетом социальной справедливости, не редко по жребию. Другое дело – факторы субъективные, столь ощутимо проявлявшие себя в локальной группе и, пожалуй, еще более заметные в общине, хотя и в несколько ином плане. Одни группы многочисленнее и работоспособнее других; некоторые патриархи умнее и опытнее остальных. Все это сказывается на результатах: одни группы оказываются крупнее, зажиточнее, другие – слабее. Менее удачливые расплачиваются тем, что их группы становятся еще малочисленнее, так как на их долю не достается либо достается меньше женщин – следовательно, меньше и детей. Словом, неизбежно возникает неравенство между группами и домохозяйствами. Оно не в том, что одни сыты, другие голодны, ибо в общине надежно функционирует механизм реципрокного обмена, который играет роль страховки.

В общине всегда есть несколько высших престижных должностей (старейшина, члены совета), обладание которыми не только повышает ранг и статус, домогающиеся их претенденты, в основном из глав семейных групп, должны либо приобрести немалый престиж примерно тем же способом, как это делалось в локальных группах, т.е. посредством щедрых раздач излишков пищи. Но если в локальной группе претендент отдавал добытое им самим, то теперь глава группы мог раздать то, что было добыто трудом всей группы, имуществом которой он имел право распорядится.(Васильев Л.С.)

Таким образом, Васильев выделяет то, что старейшина имел право распоряжаться ресурсами общины по своему усмотрению, а это в свою очередь говорит о большом авторитете старейшины. Васильев ставит старейшину над другими обитателями общины, а это уже показатель проявления власти.

Говоря об общественном устройстве, власти и управлении в первобытном обществе, необходимо иметь в виду в основном период зрелого первобытного общества, потому что в период распада первобытнообщинный строй и присущие ему власть и управление подвергаются определенным изменениям.

Для общественного устройства зрелого первобытного общества характерны две основные формы объединения людей - род и племя. Через эти формы прошли практически все народы мира, в связи, с чем первобытнообщинный строй нередко называют родоплеменной организацией общества.[4]

Род (родовая община) является исторически первой формой общественного объединения людей. Это был семейно-производственный союз, основанный на кровном или предполагаемом родстве, коллективном труде, совместном потреблении, общей собственности и социальном равенстве. Иногда род отождествляют с семьей. Однако это не совсем так. Род не был семьей в современном ее понимании. Род - это именно союз, объединение людей, связанных между собой родственными узами, хотя в определенном смысле род может называться и семьей.

Другой важнейшей формой общественного объединения первобытных людей было племя. Племя - более крупное и более позднее общественное образование, которое возникает с развитием первобытного общества и увеличением числа родовых общин. Племя - это основанный опять-таки на родственных связях союз родовых общин, имеющий свою территорию, имя, язык, общие религиозные и бытовые обряды. Объединение родовых общин в племена вызывалось различными обстоятельствами, в том числе и такими, как совместная охота на крупных животных, отражение нападения врагов, нападение на другие племена и т.д.

Кроме родов и племен в первобытном обществе встречаются и такие формы объединения людей, как фратрии и союзы племен. Фратрии (братства) - это или искусственные объединения нескольких связанных родственными узами родов, или первоначальные разветвленные роды. Они являлись промежуточной формой между родом и племенем и имели место не у всех, а только у некоторых народов (например, у греков). Союзы племен - это объединения, которые возникали у многих народов, но уже в период разложения первобытнообщинного строя. Они создавались либо для ведения войн, либо для защиты от внешних врагов. По мнению некоторых современных исследователей именно из союзов племен развивались ранние государства.

Роды, фратрии, племена, союзы племен, являясь различными формами общественного объединения первобытных людей, в то же время мало чем отличались друг от друга. Каждая из них – это лишь более крупная, а значит и более сложная форма по сравнению с предыдущей. Но все они были однотипными объединениями людей, основанными на кровном или предполагаемом родстве.

Теперь посмотрим, как Маркс К. и Энгельс Ф. представляли себе власть и управление в период зрелого первобытного общества.

Власть как способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность и поведение людей с помощью каких-либо средств (авторитета, воли, принуждения, насилия и т.п.) присуща любому обществу. Она возникает вместе с ним и является его непременным атрибутом. Власть придает обществу организованность, управляемость и порядок. Общественная власть - это публичная власть, хотя нередко под публичной властью подразумевают только государственную власть, что не совсем правильно. С публичной властью тесно связано управление, которое является способом осуществления власти, претворения ее в жизнь. Управлять - значит руководить, распоряжаться кем, или чем-либо.

Публичной власти первобытного общества, которую в отличие от государственной власти часто именуют потестарной (от лат. "potestas" - власть, мощь), присущи следующие черты. Во-первых, она не была оторвана от общества и не стояла над ним. Она осуществлялась либо самим обществом, либо выбранными им лицами, которые никакими привилегиями не обладали и в любой момент могли быть отозваны и заменены другими. Какого-либо специального аппарата управления, какой-либо особой категории управляющих, что имеется в любом государстве, у этой власти не существовало. Во-вторых, публичная власть первобытного общества опиралась, как правило, на общественное мнение и авторитет тех, кто ее осуществлял. Принуждение, если оно и имело место, исходило от всего общества - рода, племени и т.д., - и каких-либо специальных органов принуждения в виде армии, полиции, судов и т.п., которые опять же есть в любом государстве, здесь тоже не было.

В родовой общине как первичной форме объединения людей власть, а вместе с ней и управление, выглядели следующим образом. Основным органом и власти, и управления было, как принято считать, родовое собрание, которое состояло из всех взрослых членов рода. Оно решало все важнейшие вопросы жизни родовой общины. Для решения текущих, повседневных вопросов оно выбирало старейшину или вождя. Старейшина или вождь избирался из числа наиболее авторитетных и уважаемых членов рода. Никакими привилегиями по сравнению с другими членами рода он не обладал. Как все, он принимал участие в производственной деятельности и, как все, получал свою долю. Его власть держалась исключительно на его авторитете и уважении к нему со стороны других членов рода. Вместе с тем он в любое время мог быть отстранен родовым собранием от занимаемой должности и заменен другим. Кроме старейшины или вождя родовое собрание избирало военного предводителя (военачальника) на время военных походов и некоторых других "должностных" лиц - жрецов, шаманов, колдунов и т.п., которые тоже никакими привилегиями не обладали.

В племени организация власти и управления была примерно такой же, как и в родовой общине. Основным органом власти и управления здесь, как правило, был совет старейшин (вождей), хотя наряду с ним могло существовать и народное собрание (собрание племени). В состав совета старейшин входили старейшины, вожди, военачальники и другие представители родов, составляющих племя. Совет старейшин решал все основные вопросы жизни племени при широком участии народа. Для решения текущих вопросов, а также на время военных походов избирался вождь племени, положение которого практически ничем не отличалось от положения старейшины или вождя рода. Как и старейшина, вождь племени никакими привилегиями не обладал и считался лишь первым среди равных.

Аналогичной была организация власти и управления во фратриях и союзах племен. Так же как в родах и племенах, здесь встречаются народные собрания, советы старейшин, советы вождей, военные предводители и прочие органы, которые являются олицетворением так называемой первобытной демократии. Никакого специального аппарата управления или принуждения, а также власти, оторванной от общества, здесь еще не существует. Все это начинает появляться лишь с разложением первобытнообщинного строя.

Таким образом, с точки зрения своего устройства первобытное общество являлось достаточно простой организацией жизнедеятельности людей, основанной на родственных связях, коллективном труде, общественной собственности и социальном равенстве всех его членов. Власть в этом обществе носила подлинно народный характер и строилась на началах самоуправления. Никакого специального аппарата управления, который имеется в любом государстве, здесь не существовало, поскольку все вопросы общественной жизни решались самим обществом. Не существовало и специального аппарата принуждения в виде судов, армии, полиции и т.п., что тоже является принадлежностью любого государства. Принуждение, если в нем возникала необходимость (например, изгнание из рода), исходило только от общества (рода, племени и т.д.) и не от кого более. Выражаясь современным языком, само общество было и парламентом, и правительством, и судом. (Маркс К., Энгельс Ф.)[5]

Ниже мы видим интересную форму описания черт власти родовой общины. К сожалению, автор не указан.

Черты власти родовой общины следующие:

1. Власть носила общественный характер, исходила от всего общества в целом (это проявлялось в том, что все важные дела решались общим собранием рода);

2. Власть строилась по кровнородственному принципу, т. е. распространялась на всех членов рода независимо от места их нахождения;

3. Не существовало особого аппарата управления и принуждения (властные функции выполнялись в качестве почетной обязанности, старейшины и вожди не освобождались от производительного труда, а выполняли параллельно и управленческие, и производственные функции - следовательно, властные структуры не были отделены от общества);

4. На занятие каких-либо должностей (вождя, старейшины) не влияли ни социальное, ни экономическое положение претендента, их власть базировалась исключительно на личных качествах: авторитете, мудрости, храбрости, опыте, уважении соплеменников;

5. Выполнение управленческих функций не давало никаких привилегий;

6. Социальная регуляция осуществлялась при помощи особых средств, т. н. мононорм.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.