Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Арабо-мусульманская культура

.docx
Скачиваний:
71
Добавлен:
04.02.2016
Размер:
48.42 Кб
Скачать

Арабо-мусульманская культура

Истоки и основы арабской культуры. Основателем ислама стал арабский купец из племени курейш Мухаммед, который в 610 г. объявил себя пророком единого и всемогущего бога Аллаха. Постепенно сложился культ и догматика новой религии, в основу которых легли проповеди Мухаммеда. После его смерти они были записаны его учениками и составили священную книгу мусульман — Коран. Основанная Мухаммедом мусульманская община стала религиозным и политическим центром объединения Аравии и основой арабо-мусульманской культуры.

Полностью оригинальной религией ислам считать нельзя. Очевидно его родство с другими монотеистическими (т. е. признающими только единого бо­га) религиями — христианством и иудаизмом, с которыми арабы были знакомы и от которых они заимствовали многие основные положения и догмы. Ислам признает свое родство с ними. Поэтому в Коране традиционные арабские веро­вания переплетаются с легендами и мифами Библии, иудеи и христиане остаются для мусульман «людьми писания», данного Богом, но искаженного ими. Адам, Ной (Нух), Авраам (Ибрахим), Моисей (Муса), Иисус (Иса) приняты мусульманами как предшественники пророка Мухаммеда. Считается, что истинное учение, дарованное Богом через этих пророков, было искажено людьми. Поэтому требовались новые пророки, которые должны были исправить ошиб­ки. Так и появился Мухаммед, который донес людям истинную веру во всей ее чистоте._

Основу вероучения ислама составляют его так называемые «пять столпов»: ве­ра в единого бога Аллаха и его пророка - Мухаммеда; ежедневная пятикратная молитва — намаз; ежегодный пост в месяц рамазан - ураза; обязательная милостыня, налог в пользу бедных—закят; паломничество в Мекку хотя бы раз в жизни — хадж. Интересно отметить, что чисто религиозной догмой является только первая, остальные касаются моральных и обрядовых предписаний. Так с самого начала развития ислама определился приоритет развития исламского права (шариат) над собственно догматикой. Более того, ислам стал не просто религией, а принципами, организующими и объединяющими весь завоеванный быстро формирующимся арабским халифатом мир.

Ислам строго монотеистичен, но его монотеизм имеет свои особенности. Культ Аллаха включает в себя признание его как всемогущего, бессмертного, милости­вого и милосердного Бога, от которого зависит жизнь и смерть всего живого. Весь мир своим существованием обязан воле Аллаха. Культ Аллаха становится осно­вой мусульманского фатализма - идеи предопределенности человеческих пос­тупков. Аллах все знает и направляет правоверных в их жизни. Отсюда - человек в исламе не является самоценностью, как в христианстве. Его жизнь — не более чем пушинка в руках Бога, единственно безусловного и самоценного в мире. Си­ла Аллаха также не может воплощаться в отдельном человеке. Это возможно только в мусульманской общине - умме, которая становится общностью всех правоверных. Принадлежность к ней выше, чем деление на расы, роды, племена. Мусульманская культура практически не признает замкнутости, пропагандируя принцип социальной мобильности. Человек может быть рожден рабом, но случай, дарованный ему Ал­лахом, сделает его эми­ром или султаном. Но в то же время умма контролирует жизнь каждого мусульманина, его образ мыслей, предписывая должное поведение и, в случае необходимости, делает его воином ислама для защиты этих цен­ностей. Воспитанию не­обходимого для этого фанатизма (каждый му­сульманин должен быть готов умереть в свяшенной войне с неверны­ми - джихаде) помогал намаз, а также культиви­ровавшееся чувство превосходства над неверными. Этому способствова­ли и экономические ры­чаги - в исламских госу­дарствах неверные обла­гались более высоким налогом, чем мусульмане.

Единственность и абстрактная всеобщность Аллаха, его вечное суще­ствование делают его подобным иудейскому Богу. А иррационализм мусульманского Бога влечет за собой и неоп­ределенность его внешнего облика. В этих условиях любое изображение божества воспринимается как покушение на религию. Не менее святотатственным представляется мусульманину также изображение людей и животных, так как это напоминает процесс сотворения, который доступен только Богу. Поэтому ислам запрещает изображение всех живых существ, что коренным образом пов­лияло на искусство арабского Востока.

Перечисленные основные положения ислама, а также его космология, эсхатология (представления о конце света), вера в мессию - спасителя мира, являющиеся синтезом иудейских, христианских и местных арабских представлений, не объединяются в систему жестко закрепленных догматов. Это привело к воз­никновению различных течений внутри ислама, важнейшими из которых стали суннизм (от ахл ас-сунна - «люди традиции») и шиизм (от ши'ат Али - «партия Али»), образовавшиеся вскоре после смерти Мухаммеда. Для суннитов источником веры помимо Корана является также и Сунна — жизнеописание пророка Мухаммеда, для шиитов она не является авторитетом. Также сунниты и шииты различаются своим отношением к власти — сунниты говорят о выборе правителя из рода Мухаммеда, шииты утверждают божественную природу власти, передающуюся по наследству от халифа Али, который правил в 656-661 гг.

Расколовшись практически с самого начала своей истории на суннизм и шиизм, ислам продолжал дробиться и дальше, до сих пор придерживаясь точки зре­ния, что любой мусульманин может высказывать свое мнение по вопросам религии. лишь бы оно не противоречило Корану и Сунне. Так появилось множество сект и направлений, сыгравших значительную роль как в истории арабского халифата, так и в европейской истории, например, известная секта ассасинов (убийц, наводивших ужас на весь цивилизованный мир). Из возникших внутри ислама течений наибольшее влияние на художественную культуру оказал суфизм - мусульманский мистицизм, до сих пор пользующийся большим уважением в исламском мире. В основе его лежал аскетический идеал, презрение к земным благам, стремление к мистическому слиянию с Аллахом. Внешне это находило выражение в ношении грубого плаща из овечьей шерсти - суфы, давшего название всему движению. Суфии отказывались от обязательных для всех мусульман обрядов и условностей (намаз и пр.), а заменяли их обрядом радения (коллективным молением с хождением по кругу) - зикром, который должен был способствовать слиянию с божеством, мистическому экстазу. Разные направления суфизма достигали этого как экстатическим трансом (например, доводя себя песнями и плясками до исступления), так и глубоким внутренним сосредоточением. Это был единственно подлинный путь познания Бога, так как ни разумное постижение его законов, ни строгое выполнение предписанных обязан­ностей не могли привести к желаемому результату.

В результате арабских завоеваний новая религия вышла за пределы Аравий­ского полуострова и устремилась на восток и на запад. В ходе этой экспансии она столкнулась с культурой стран, где еще в глубокой древности сложились центры мировой цивилизации. Прекрасные города, украшенные дворцами и храмами, статуями и другими произведениями искусства, становились на пер­вых порах источником военной добычи. Со временем мусульманские завоева­тели соединили свою религию с духовными и художественными ценностями по­коренных ими народов и развивали свою собственную культуру. Этот процесс сопровождался активной исламизацией завоеванных народов. Языческие наро­ды, покоренные мусульманами, обычно были уже подготовлены к принятию еди­нобожия собственным развитием, они с охотой принимали ислам, отказываясь от своих племенных богов. Христиане, иудеи и зороастрийцы поощрялись к при­нятию ислама экономически — мусульмане платили единственный налог-десятину — ушр, а немусульмане были обязаны выплачивать более тяжелый позе­мельный налог - харадж (до двух третей урожая) и подушную подать - джизью.

Языком новой формирующейся культуры с самого начала стал арабский. По­этому процессы арабизации протекали неразрывно с ходом исламизации. Арабс­кий язык был неразрывно связан с Кораном, так как священная книга мусуль­ман была дана Мухаммеду именно на этом языке. И все мусульмане, независимо от своего происхождения были обязаны знать, понимать и цитировать Коран на арабском языке. Кроме того, его знание давало многочисленные преимущества, так как он был средством общения и официальным языком на территории арабс­кого халифата. Это способствовало распространению языка, а также его разви­тию — в течение неполного века из языка бедуинов Аравии он превратился в официальный язык ученых и философов. А воинственные бедуины скоро ста­ли покровителями наук и философии, меценатами, способствующими развитию искусства и особенно литературы. Практически все халифы, эмиры, султаны стремились прослыть таковыми. Из городов арабского мира крупнейшими цент­рами науки и искусства были Багдад, Каир, Кордова, Севилья, Гранада. Там жи­ли и работали не только мусульманские ученые, поэты и философы, но и хрис­тианские, и иудейские, приезжавшие учиться у арабов, отличавшихся в то время веротерпимостью и духом свободы.

Родившись из сочетания собственного доисламского прошлого и традиций других цивилизаций, культура арабов добилась больших самостоятельных успе­хов во многих видах искусства и художественного творчества. Арабы внесли серьезный вклад в мировую литературу и поэзию, создали прекрасные и ориги­нальные произведения искусства.

12.2. Арабо-мусулыианская культура Средних веков. Возникновение религии ислама и начало арабской экспансии в период раннего Средневековья способ­ствовали возникновению нового типа культуры — арабо-мусульманской. Рас­цвет и широкое распространение арабской культуры начались с IX в., когда в ре­зультате завоевательных войн было образовано единое государство - Халифат. В немалой степени расцвету арабской культуры способствовало использование художественных ценностей, среди которых самыми важными были устные и письменные произведения фольклора. Силу своего воздействия новая религия основывала на слове, а не на изображении живых существ. Поэтому главными святынями в ней стали не иконы и статуи, а старинные рукописи. Эквивалента­ми живописи и скульптуры в европейском искусстве у арабов стали каллиграфия (изящные надписи арабской вязью) и книжная миниатюра.

Особым почетом в арабском мире пользовалось искусство каллиграфии, кото­рое было языком не только религии, но и поэзии, философии, науки. Оно име­ло функции, аналогичные функциям икон в христианском искусстве, так как представляло видимое тело божественного Слова. Также каллиграфия широко использовалась в архитектуре и как средство передачи текста, и просто для укра­шения. Архитекторы порой покрывали целые стены дворцов и мечетей затейли­вой арабской вязью наряду со стилизованными растительными мотивами и геометрическими узорами. Именно арабам, по-ви­димому, принадлежало первенство в создании этих узоров - арабесок, своеобразных орнамен­тов, включающих ком­позиции из переплетений стилизованных растении и геометричес­ких фигур. Появление арабесок вызвано ярко выраженным стремле­нием арабского искусства к декоративности, которая стала основой образного строя живо­писи и породила замеча­тельное искусство узора. Часто арабески помимо переплетения стилизо­ванных растительных мотивов и геометричес­ких фигур дополняются надписями, выполненными арабскими буквами, похожими на орна­мент. Арабеска обычно составляла «открытую», создающую возможность бесконечного развития композицию, поз­воляющую художнику сплошным ковром узора покрывать поверхность большой протяженности и любого очертания.

Достигнув необычайной изощренности в применении различных усложнен­ных почерков, каллиграфия превратилась в одну из форм орнамента, игравшего значительную роль в искусстве мусульманского Средневековья. В разработке орнамента арабские мастера достигли изумляющей виртуозности, создав бес­численное множество композиций, основанных на точном математическом рас­чете и вместе с тем одухотворенных огромной силой художественной фантазии. Таким образом, для мусульман арабеска - это возможность создания искусства без картин, что особым образом решает основную его задачу - отражение красоты божественного мира, существенными чертами которой являются симметрия и ритм. Для отображения этой красоты была избрана абстрактная форма, которая не имеет ничего общего с современным абстракционизмом, воплощающим иррациональные подсознательные импульсы художника.

12.2.1. Прикладное искусство. Мусульманское искусство воспроизводило предметы в соответствии с их природой - самой по себе прекрасной, поскольку она сотворена Богом. Бога в странах ислама нельзя было изображать, но можно было обозначать буквами и знаками. Поэтому в искусстве получил распростра­нение геометрический орнамент, нередко состоявший из знаков и мотивов, имевших символическое религиозное значение. Например, слово «Аллах» обозначалось четырьмя вертикальными линиями, которые схематически выражали буквы этого слова. Составленные в квадрат, они становились символами Каабы. Два пересеченных квадрата образовывали восьмилучевую звезду — самый рас­пространенный элемент мусульманской орнаментики. Разнообразное умноже­ние квадратов рождало сложный многоугольный рисунок. Треугольник обозначал «око» Бога. Пятиугольник символизировал пять основных заповедей ислама (вера в единого Бога, пятикратная молитва, милостыня, пост, паломничество в Мекку). Пронизанный символизмом, орнамент в средневековом мусульманс­ком обществе «читался» как открытая книга. Развиваясь под влиянием изобра­зительных традиций других народов, он все время значительно усложнялся. Ор­намент стал для художников главной сферой приложения творческих сил, его невиданное развитие восполняло ограничения некоторых изобразительных видов искусства.

Также широко было распространено в арабском мире искусство книжной ми­ниатюры, обусловленное почтительным отношением арабов к книгам. Посколь­ку в запретах Корана она не упоминалась, то на страницах каллиграфических рукописей мы видим изумительно выполненные изображения эпических героев, пиров, батальные сцены. Вообще искусство оформления книги достигло на арабском Востоке исключительной высоты. Виртуозное мастерство каллиграфа-переписчика, его безукоризненно точное и изощренное чувство линии, тончай­шее сочетание узоров заставок и титульных листов и, конечно, великолепные миниатюры, иллюстрирующие текст, — все это превращало книгу в единое художественное произведение, все части которого - от роскошного переплета до хрупкого завитка орнамента — взаимно дополняли друг друга, образуя нерасторжимое целое.

В своем развитии миниатюра прошла различные этапы, каждый из которых обладал самостоятельной ценностью, особенностями поэтического образного строя. Главные центры этого искусства находились в Сирии, Иране, отчасти в Египте, Испании и Северной Африке. Вершиной ее развития стали в XIII в. Ширазская (Иран), Гератская (Афганистан) и особенно Багдадская школы.

Искусство миниатюры отличается повышенной декоративностью. На плоскости листа фигуры и предметы расположены подобно красочному узору, создавая своеобразную «ковровую» композицию. Образ строится на основе тончайшего линейного рисунка и сочетания звучных, интенсивных и чистых цветовых пятен. Миниатюра — это живопись без светотени. В этом искусстве чувство цвета - один из главных элементов эстетического воздействия миниатюры — не­обычайно изощренное.

При всей своей изобразительной условности миниатюра достигла огромной художественной выразительности, раскрывающей жизненное содержание в глубоко поэтичных образах. Значение миниатюры далеко не исчерпывается высо­кими декоративными качествами — великолепным колоритом, превосходной композицией, гибкостью рисунка. В интенсивности красочных пятен, музы­кальности ритма линий миниатюры проявляется реальное, чувственное, радостное ощущение жизни. Мир предстает в своем праздничном аспекте — это роскошный сказочный сад, то в нежной бело-розовой пене цветущего миндаля, то в багряно-желтом уборе как бы трепещущих от ветра листьев. Это розовые, голубые, сиреневые, золотые, покрытые пестрым ковром цветов лужайки, гро­моздящиеся скалы, подобные застывшим кускам драгоценной лавы, серебрис­тые ручьи, ярко-синее или золотое небо с затейливо бегущими облаками. Люди в ярких одеждах, звери и птицы с любовно переданными их повадками, богатые, украшенные узором здания, отмеченные тонким вкусом предметы утвари - все это, связанное воедино композиционным и цветовым ритмом, создает целост­ный образ, проникнутый светлой радостью жизни.

В сюжетах некоторых миниатюр, в их сложной символике несомненно сказы­вались мистические (суфийские) тенденции ислама. Но преувеличенная спиритуализация внутренней жизни человека, характерная во многом для искусства Византии и западноевропейского Средневековья, была в целом чужда восточной миниатюре. Часто вложенный в нее мистический смысл воспринимался только рассудочно, а не эмоционально-образно, в то время как весь ее художественный строй рождал чувство жизненной полноты и богатства земного реального бытия.

Наряду с условно-декоративной тенденцией в искусстве миниатюры развивалось и другое направление, для которого были характерны расширение сюжетного и тематического круга, убедительность реального изображения, передача бытовых подробностей, интерес к конкретной натуре, в частности, к человеку. Однако поиски нового не выходили здесь из рамок той условной выразительнос­ти и повышенной декоративности, которые были присущи всему образному строю средневековой восточной живописи. Так в единстве традиционного и нового, фантастического и реального, идеально-отвлеченного и конкретно-жизненного развивалось искусство миниатюры Востока, принадлежащей к выдающимся достижениям мировой художественной культуры.

В наследии мусульманской культуры важная роль принадлежала произведени­ям прикладного искусства и художественных ремесел. На территории арабского Халифата существовало много процветающих центров, в которых производилась керамика, оружие, изделия из металла и стекла, ткани. Изделия декоратив­но-прикладного искусства отличались высоким вкусом и изысканной красотой, это и позволило ему занять важное место в истории художественной культуры.

В произведениях прикладного искусства эстетическое качество, красота в значительной мере зависят от понимания специфики материала, от умения художников использовать его природные качества, заставляя их в процессе

творческой обработки звучать по-новому. Вместе с тем произведениям прикладного искусства свойственна особая, иногда очень сложная архитектоника, в основе которой лежит органическое слияние в одно художественное целое пластической формы вещи и украшающего ее узора. При достижении этого единства простой бытовой предмет превращается в подлинное произведение искусства, функционально удобная форма становится красивой, а нанесенный на ее поверхность узор воспринимается как совершенно необходимый. Именно такими высокими художественными качествами отличается прикладное искусство арабского Востока.

Среди произведений искусства народов этого региона в первую очередь должны быть названы превосходные ковры и ковровые изделия. В декоре этих изделий преобладают геометрические орнаменты, растительные узоры и надписи. Но часто художники изображали людей, животных, нередко к созданию рисунка для ковров, тканей, других изделий привлекались художники-миниатюристы. Особой популярностью пользовались знаменитые персидские ковры, для изготовления которых требовался труд множества людей в течение долгих месяцев. Они удивляли гармонией цветов, тонкостью рисунка, но в то же время мягкостью ворса.

Персидские ковры широко известны европейцам с XVI в. С этого времени об­раз «персидского ковра» стал самым ярким выражением декоративного искусства арабской средневековой культуры. Ковры ткали практически во всех областях арабского мира, но самыми лучшими и дорогостоящими были созданные в придворных мастерских иранских (персидских) шахов. Персидские ковры исключительно разнообразны. Они различаются по месту изготовления, по назначению, по характеру изображений. Их ткали из лучших сортов овечьей, иногда верблюжьей шерсти, а самые дорогие — из шелка. При их изготовлении применялись только натуральные красители — кожура грецкого ореха, гранат, кашениль, индиго.

Персидские ковры до настоящего времени славятся красотой цвета. Удиви­тельна гармония их сильных, ярких, насыщенных и в то же время ласкающих глаз красок, изысканность сочетания оттенков. Ворс ковра не только придает плотность и массивность фактуре, но и сообщает поверхности особый бархатистьтй нежный отлив. Образ каждого ковра был сугубо индивидуален, обладал особым тональным звучанием, то солнечно-золотистым, то серебристо-зеленым, то сине-малиновым, то желто-красным. Все элементы цветовой и линейной композиции выступали в нерасторжимом единстве и покрывали ковер необычайно сложной и изощренной системой узора. Господствующим элементом в сюжете был тончайший растительный орнамент с гибкими, мягко переплетающимися формами. Композиция ковра представляла собой обычно широкое прямоугольное центральное поле с полосой бордюра, образующего четкую раму. Распреде­ление узора имело то характер густой, заполняющей всю поверхность поля сетки, то было построено по принципу медальонного решения. В этом случае центр ковра занимает крупный медальон, четвертая часть которого повторена в каж­дом углу среднего поля. Все композиции рождали поэтическое представление

о сказочно прекрасном многообразии реального мира.

12.2.2. Архитектура.

Образование Халифата привело к широкому размаху строительства. Возводились различные типы построек: как куль­товые (мечеть, минарет, медресе), так и светские сооружения - караван-сараи и крытые рынки, роскошные дворцы пра­вителей и знати, укреп­ленные цитадели, горо­дские стены с башнями и воротами, величествен­ные мосты и другие по­стройки.

В культовой архитек­туре самым распростра­ненным типом сооруже­ния была мечеть {араб, масджид - «место для поклонения»). Считает­ся, что прототипом ме­чети явился дом Мухам­меда в Медине, огороженный двор которого имел с южной стороны навес, укрепленный на пальмовых стволах. Классический тип арабской мечети, которую называют колонной, или дворовой, представляет собой прямоугольный участок, огороженный высокой стеной. Основным элементом композиции яв­ляется двор, окруженный аркадой на колоннах или столбах. Колонны чаще все­го расположены в несколько рядов, в сторону киблы (направление на Мекку), они образуют обычно глубокий колонный зал. Киблу отмечает также специаль­ная, украшенная надписями и орнаментом ниша - михраб. Рядом с мечетью возвышался минарет {араб, минара - «маяк») - высокая круглая башня с купо­лообразным завершением. Для зодчих, возводивших мусульманские культовые здания, образцом, естественно, являлись большие столичные мечети - в Дамас­ке, Самарре. Однако в различных областях Халифата строители широко исполь­зовали местные, привычные для народа традиционные приемы и архитектурные формы. Поэтому тип колонной мечети в каждой из арабских стран получил своеобразную интерпретацию.

Блистательными образцами арабской архитектуры являются дворцовые комп­лексы, которые включали дворцы, крепость, мечети, жилые дома, бани, склады, кладбище и сады. Дворцовые помещения группировались вокруг центрального двора, откуда можно было пройти в парадный зал и жилые помещения, располо­женные вокруг внутренних двориков.

Одним из лучших памятников мусульманской архитектуры стал дворцовый ансамбль близ Гранады — Альгамбра (от араб. аль-Хамра - «красная»). На запад­ном склоне холма расположена его самая старая часть — Алькасаба (от араб, кас-ба - «крепость»). Сама Алькасаба входит в общую оборонительную систему, плотным кольцом длиной 1400 м замыкающую холм. Северная часть комплекса была укреплена наиболее сильно, поскольку здесь расположены дворцовые зда­ния. Покои и помещения для личных приемов сконцентрированы вокруг боль­ших открытых дворов — Львиного и Миртового. Башни ансамбля вырастают на гребне обрывистого ущелья. Главенствует среди них квадратная башня Комарес, высотой 45 м. В оформлении интерьеров были использованы разноцветный мрамор, мозаика, керамические изделия, раскрашенный алебастр. Все это отра­жается в воде фонтанов.

Задача зодчего Альгамбры заключалась в использовании всех доступных ему средств для создания роскошного, поражающего богатством своих интерьеров дворца, предназначенного и для пышных приемов, и для интимной жизни вос­точного правителя. В архитектуру дворца органично включены вода и зелень. Идущая древними подземными водопроводами холодная и чистая вода снабжает весь дворец, его бассейны и фонтаны, пробегает светлыми ручейками в специ­альных желобках, устроенных в мраморных плитах пола, и выходит в сад и в го­род, наполняя его улицы тихим журчанием. Во дворце бьющие из фонтанов сверкающие струи оживляют и дополняют вертикальный ритм колонн. Их отра­жение в зеркальной поверхности водоемов еще более усиливает впечатление легкости и хрупкости архитектурных форм. Своды и стены дворца покрыты огромным количеством красочных декоративных украшений — сталактиты спускаются со сводов; на стенах, арках и карнизах развертываются виртуозно ис­полненные арабески; игра света и теней в ячейках сталактитов, во множестве ко­лонн, полуколонок, арок и карнизов придает интерьеру дворца сказочный, фан­тастический облик.

В Средней Азии и Иране наряду с колонной мечетью появились четырехайванные ансамбли, архитектуру которых позднее стали воспроизводить и в свет­ском строительстве. Айван - это сводчатый куполообразный зал, открываю­щийся во внутренний двор мечети или медресе. Вход в него образуют мощные пилоны, соединенные арками. Айваны возводились в мечетях со стороны, обра­щенной к Мекке. Это, очевидно, заложило основу четырехайванной мечети (и других культовых и гражданских зданий). Она представляла собой большое сооружение с квадратным или прямоугольным внутренним двором. К середине каждой из его сторон в виде глубокой сводчатой ниши выходил айван. Стены двора между айванами были решены в виде аркад, возведенных в один или два яруса. Снаружи вся постройка была замкнута глухой стеной, над которой видны лишь верхушки айванов. Рядом с мечетью возвышались минареты, представлявшие собой высокие, тонкие, круглые в сечении башни с балкончиком. Муэдзин, сообщавший о времени молитвы, поднимался туда по винтовой лестнице, заключенной внутрь башни.

Византийская традиция строительства крестово-купольных храмов была ис­пользована арабскими зодчими при строительстве медресе (араб. Мадрасе - «изучать») и мавзолеев. Они имеют форму куба, на котором возвышается купол.

Сохранилось много мавзолеев, построенных над могилами особо почитаемых лиц. Среди них - мавзолей Гур-Эмир в Самарканде, построенный в начале XV в. В его архитектуре доминирует огромный ребристый купол, нависающий над высоким цилиндрическим барабаном. Нижняя часть здания представляет собой восьмигранник. Пропорции постройки таковы, что на долю купола и барабана приходится более половины общей высоты здания. Купол покрыт узором из голубых и синих изразцов, не менее великолепно украшен и барабан. Пышное решение интерьера контрастирует со строгим надгробием Тимура. Архитек­тура мавзолея отличается своеобразием форм, гармонией пропорций и соверше­нством конструкции.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.