Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
соц.doc
Скачиваний:
24
Добавлен:
02.06.2015
Размер:
142.34 Кб
Скачать

Правительство Российской Федерации

Государственное образовательное бюджетное учреждение

высшего профессионального образования

Национальный исследовательский университет –

Высшая школа экономики

Эссе по социологии на тему:

«Массовое поведение и проблемы толпы»

Выполнила:

студентка 1-го курса

факультета менеджмент

группы 123

Ендальцева Анна

Проверили:

Сорвин К.В.

Андреев А.Н.

Москва

2013

Оглавление:

Стихийное массовое поведение: понятия, социальный феномен и предмет исследования 4

Виды социальных групп 7

Толпа 9

Механизмы образования и поведения толпы 11

Виды толпы 13

Приемы управления и психологическое воздействие в толпе 15

Заключение 21

Список литературы: 22

Введение

В толпе, как и в других скоплениях людей, существуют определенные формы общения и управления. Говорить о человеке в толпе можно много, но основным моментом, который хотелось бы отметить - это поведение человека в толпе. Человек в толпе, превращается в саму толпу, человеком начинает двигать не что иное, как стадное чувство. Человек теряет своё определение, как личность и им движут животные инстинкты, инстинкт самосохранения. Это оправдано, поскольку именно этот инстинкт позволяет отдельно взятому человеку выжить в экстремальных для него условиях. Именно этот инстинкт позволяет человеку не начать движение против или поперёк толпы, но так происходит далеко не всегда. Иногда этот инстинкт может повести человека по направлению, противоположному движению толпы. И как это не прискорбно, в большинстве случаев, такие «повороты» заканчиваются летально.

Стихийное массовое поведение: понятия, социальный феномен и предмет исследования

Стихийное массовое поведение (англ.-collection behavior) - несколько расплывчатый термин, которым обозначают различные формы поведения толпы, циркуляцию слухов, иногда также моду, коллективные мании, общественные движения и прочие «массовые явления».

Чтобы приблизительно очертить предметное поле, охватываемое этим понятием, выделим следующие признаки: вовлеченность большого количества людей, одновременность, иррациональность (ослабление сознательного контроля), а также слабую структурированность, т.е. размытость позиционно-ролевой структуры характерной для нормативных форм группового поведения. Систематическое изучение таких феноменов началось во второй половине 19 века. В различных странах Западной Европы независимо сложились две научные школы: немецкая психология народов и французско-итальянская психология масс.

Надвигалась эпоха борьбы за передел мира, немецкие лингвисты и этнографы приступили к структурному исследованию языков, культуры и мифологии первобытных народов, стремясь выявить психологические особенности, национальный дух и «коллективную бессознательность».

Французскую политическую элиту к тому времени гораздо больше волновало нараставшее в стране революционное движение. Поэтому интерес ученных концентрировался на свойствах толпы, механизмах коллективной агрессии и т.д. Задачи состояли в том, чтобы доказать антисоциальные, антигуманные и деструктивную сущность человеческой массы как таковой (в их текстах понятие «масса» и «толпа» еще синонимичны), а во-вторых обеспечить инструментарий для действенных манипуляций[1].

Подобные исследования велись и в России. Учреждения, занимающиеся проблемами массового поведения, имелись в Москве. В рамках КГБ, МВД, ЦК КПСС, и, вероятно министерства обороны, имелись такие учреждения, в которых для изучения массового явления требовалось чуть меньше идеологического обращения, поскольку эта работа предназначалась для конкретных инструментальных задач. Так при международном отделе ЦК КПСС существовал тогда еще сильно законспирированный Институт общественных наук для теоретической и практической подготовки зарубежных революционных кадров.

Специфика Института общественных наук определила те­матику работы кафедры. Слушатели, сталкиваясь в своих стра­нах с изощренными приемами манипуляции массовым пове­дением и политическими настроениями, нуждались в знании этих приемов и владении ими. Руководству института и кафед­ры удалось раздобыть через свои каналы разработки, выпол­ненные для американских спецслужб, собрать зарубежную ли­тературу по социальной и политической психологии и, главное, накопить, сконцентрировать и обобщить разнообразный прак­тический опыт[1].

В итоге был подготовлен цельный курс, в котором изучались механизмы и закономерности поведения людей в толпе, зара­жения и распространения слухов, а также эффективные при­емы управления соответствующими процессами и ведения по­литических кампаний. Курс преподавался на протяжении без малого 20 лет, пользовался неизменной популярностью у слу­шателей, последовательно корректировался и обогащался но­вым фактическим материалом. Его практические рекоменда­ции применялись специалистами и слушателями кафедры на обширном географическом и политическом пространстве, от Европы и Африки до Латинской Америки, часто принося ощу­тимые результаты.

Его содержание продолжало обогащаться посредством проведения лекций и семинаров, главными вопросами на которых были воспринимать толпу, как хаос, беспорядок, от­сутствие закономерностей, и неуправляемость, или нет.

На этих семинарах, ученые на разнообразном материале показали, что все не столь однозначно. Хаос и порядок относительны, хаос все­гда по-своему детерминирован и чем хаотичнее система, тем более простым закономерностям она подчиняется, и, тем лег­че ею управлять.

Иллюзия неуправляемости возникает тогда, когда мы с про­стой системой пытаемся обращаться, как со сложной, и наши воздействия оказываются бесполезными. Завзятому горожани­ну трудно понять, как деревенский пастух управляет большим стадом. Государственный деятель растеряется, если ему дове­рить детсадовскую группу, с которой привычно справляется опытная воспитательница. Академик, умело руководящий на­учным коллективом, окажется беспомощным в компании бом­жей, а если он не врач-психиатр, то любой санитар даст ему сто очков вперед в умении работать с соответствующим «контин­гентом» больных. Повторю: простой и глупой системой управ­лять легче (этому меньше надо учиться), чем сложной и умной, для этого требуются более простые приемы, которыми, одна­ко, тоже нужно владеть.

Сказанное имеет прямое отношение к нашему предмету. В толпе «человек опускается на несколько ступеней по лестнице цивилизации» (Г. Лебон) и становится доступен для элемен­тарных манипулятивных. воздействий. Поведение толпы кажется процессом, лишенным зако­номерностей и нерегулируемым постольку, поскольку боль­шинство из нас привыкли иметь дело с организованными груп­пами, где уместны рациональные доводы, согласование мнений или хотя бы формальный приказ. В стихийном массовом пове­дении реализуются более примитивные механизмы и законо­мерности. Кто знает о них и обладает необходимыми навыка­ми, способен управлять событиями[1].

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.