Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
110
Добавлен:
18.05.2015
Размер:
6.8 Mб
Скачать

Рис. Нашивные бляшки XIII в. из Владимирского клада 2008 г. Владимиро-Суздальский музейзаповедник.

Аналогичные владимирским бляшки круглой формы археологи находят как в южной и северовосточной, так и в северо-западной Руси.

К элементам костюм состоятельной женщины можно, вероятно, отнести нарядный плащ. Интересные находки фрагментов текстиля, которые можно интерпретировать, как женский плащ, происходят из вятического курганного могильника Новоселки 2 (Московская обл). В кургане 4, погребении 1, где была захоронена женщина старше 50 лет, были найдены фрагменты ткани, которые, возможно, являлись утепленным плащом с шелковой отделкой. Его верхний слой был из шерстяной ткани синего цвета с вышивкой фигур красного и желто-зеленого цвета, расположенных параллельно краю. Подкладка была из ткани растительного происхождения. По краю "плащ" был обшит шелковой тканью (Зоц Е. П., Зоц С. А. Реконструкция женского погребального костюма по материалам курганного могильника Новоселки 2 // Археология Подмосковья. Вып. 8. - М., 2012. С. 115-126).

Рис. Реконструкция «плаща» из женского погребения (Зоц Е. П., Зоц С. А. Реконструкция женского погребального костюма по материалам курганного могильника Новоселки 2. Рис. 5.1).

Два фрагмента шерстяной ткани с одной стороны имеют кромку, а с другой стороны - простой подгиб (0,8 см). По подогнутому краю проходит шов, выполненный светлой сшивной нитью. На изнаночной стороне одного из шерстяных фрагментов фиксируются остатки тонкой ткани из растительных волокон, которая, скорее всего, служила подкладкой. Шелковая полоса шириной 4,5 см была вырезана вдоль нитей основы и с одной стороны пришита к шелковой ткани. С другой стороны полоса имела срезанный край с сохранившимися проколами от иглы. Следовательно, шелк был обшит по краю другой тканью или кожей. Шерстяная ткань полотняного переплетения была изготовлена на вертикальном ткацком станке.

Рис. Реконструкция вышитого орнамента на фрагментах шерстяного текстиля из курнага 4, погребение 1. (Орфинская О. В. Новоселки 2. Результаты исследования текстиля XII века // Археология

Подмосковья. Вып. 8. С. 129).

Ткань из растительных волокон полотняного переплетения имеет очень плохую сохранность. Шелковая ткань типа самит полихромный: основа – светло-коричневый шелк, уток 1 – зеленый шелк, уток 2 и 3 –неопределенного цвета шелк (Орфинская О. В. Новоселки 2. Результаты исследования текстиля XII века. С. 127-136).

Рис. Реконструкция сшитого изделия из кургана 4, погребение 1. На схеме цифрами обозначено: 1 - шерстяная ткань с вышивкой; 2 - шелковая ткань отделки; 3 - подкладочная ткань из растительных волокон; 4 - ткань или кожа, которая должна была закрыть открытый срез (не сохранилась). Орфинская О. В. Новоселки 2. Результаты исследования текстиля XII века. С. 133).

Из верхней зимней одежды женщин в письменных источниках XII-XIII вв. упоминается кожух. Впервые он упомянут в берестяной грамоте № 586 (кон. X - нач. XII вв.). Первое упоминание кожуха, покрытого сверху цветной тканью, находим в грамоте № 381 (XII в.): «кожюх чьрмьницн женьски», то есть, женский кожух, покрытый красной тканью.

3.4. Обувь.

Обувь женщины надевали на чулки, вязаные иглой. По источникам нам известны как белые чулки из былин, так и красные шерстяные – из кургана вятичей. Вязаные иглой носок с частью башмака хранится в собрании Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Найден под г. Пронском (Рязанская обл.), датировка – XI – XII вв. По способу изготовления идентичен находкам фрагментов вязаного текстиля XIII – XIV вв. из Великого Новгорода, что говорит о длительной традиции вязания иглой на Руси.

Рис. Вязаный иглой носок из собрания Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника.

Кроме собственно носок, иглой вязали домашнюю обувь. Вероятно, женские или подростковые вязаные вещи были найдены в Белоозеро (Старый город), в культурном слое второй половины XII - начала XIII в. Это носок и домашняя туфля. Вязка ровная и красивая. По способу вязки изделия напоминают старинные русские чулки без пятки, которые еще в середине XIX в. вязали вкруговую при помощи одной (часто костяной) иглы. Шерсть коричневого цвета (Голубева Л.А. Весь и славяне на Белом озере X-XIII вв. - М., 1973. С. 97, 192).

Впрочем, возможно, что в таких вязаных «тапочках» не только дома ходили, но и использовали их как вставку в поршни. По форме как раз совпадает.

Рис. Домашняя туфля-шлепанец и фрагменты носка. Белоозеро, конец XII в. (Голубева Л.А. Весь и славяне на Белом озере X-XIII вв. - М., 1973. С. 97, 192.

Подробно виды обуви XIII в. рассмотрены в разделе, посвященном мужскому костюму. Как и мужчины, женщины в XIII в. носили простые и ажурные поршни, туфли и сапожки. Вероятно, женской обувью чаще всего являются туфли с нарядной вышивкой и продержкой.

По способу кроя они состояли из двух кусков кожи - верха и подошвы. Подошвы башмаков пришивались к верху выворотнымшвом, абоковойшовверхабылтачной. Каблукову туфельнебыло, акногеоникрепилисьс помощью ремешка, пропущенного через ряды дырочек в области щиколотки. При таком способе крепления башмак подходил для ноги с любым подъемом.

Наиболее излюбленным мотивом орнамента вышивки на мягких башмаках и туфлях был растительный узор и плетенка.

Рис. Кожаная туфля из раскопок г. Ярославля. Первая половина XIII в. http://www.nat-geo.ru/article/698/gallery/316/3040/?p=0

Рис. Туфли кожаные XII-XIII вв. (Осипов Д. О. Обувь Московской земли XIII-XVIII вв. – М., 2006. С. 137).

Рис. Кожаная туфля, XIII в. Можайский краеведческий музей.

3.5. Головной убор и аксессуары к костюму.

Девичий головной убор включал в себя очелье и прикрепленные к нему височные кольца или же височные кольца просто вплетались в волосы.

Рис. Варианты девичьего головного убора. Конец XI-XIII вв. Височные кольца вплетены в волосы. (Сабурова М.А. Женский головной убор у славян (по материалам Вологодской экспедиции) // Советская

археология. № 2, 1974. С. 85-97).

Рис.. Варианты ношения височных колец: вплетенные в волосы и подвешенные к очелью (Степанова Ю. В. Женский головной убор с височными кольцами X-XIII вв. (по материалам погребальных памятников Верхневолжья // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. - Тверь, 2002. Вып. 4. С. 308-312).

Очелье, в зависимости от достатка и социального статуса, могло быть из тканой тесьмы, золототканной ленты или шелковой шитой ленты с вышивкой.

Гораздо сложнее по составу был женский головной убор. Важным его составляющим был платок (покрывало, повой или убрус), скрывающий волосы женщины. Убрус упомянут в грамоте № 776 (сер. XII в.), где названа его цена – «юбрюсе в три куне». Убрус – это полотенчатый головной убор, который оборачивали вокруг головы. Именно в убрусах мы видим большинство женщин на изобразительных источниках XIII-XVI вв. Так же называли и собственно полотенце: «и рек Ярослав дружине: знаменаитеся, повиваите собе убрусами голову». Возможно, что в процитированных берестяных грамотах имеются в виду не женские головные покрывала, а собственно полотенца. Учитывая, что полотенце выступало непременным атрибутом средневековой русской свадьбы, такое смешение понятий вполне объяснимо.

Повой («повоиц») упомянут в нескольких берестяных грамотах. Как непременный атрибут свадьбы повой упомянут в грамоте № 731 (XII в.). В грамоте мать жениха просит сваху купить и прислать ей повоец. Вероятно, повой, являлся обязательным подарком невесте от матери жениха. По всей видимости, повой представлял из себя мягкий головной убор. Доказательство этому находим в этнографии: «Сваха на свадьбу спешила, рубаху на мутовке сушила, повойник на пороге катала». Если бы повойник представлял из себя конструкцию на жесткой основе, его бы не «катали», то есть, не гладили бы. Этнографический повой (повойник) – это мягкая тканевая шапочка, сшитая из одного или

двух кусков ткани, стянутая сзади шнурком. В Древней Руси повоем могли называть полотенчатый головной убор, который обматывался («повивался») вокруг головы.

Цена повоя в XII в. указана в берестяной грамоте № 682: «посылала 3 резане Михалю на повой». Повои носили не только замужние женщины, но и монахини. В грамоте № 717 (XII-XIII вв.) игуменья монастыря просит некую Офросинью (возможно, мастерицу, делающую повои) прислать ей «повои», поскольку скоро постригать черниц. То есть, повой здесь выступает непременным атрибутом обряда пострига в монахини. Следовательно, этот головной убор покрывал (скрывал) волосы женщины.

ВДоговорная грамота Новгорода с Готским берегом и немецкими городами о мире особо оговаривается: «если сдернет с чужой жены повои с головы или дщьри, явится простоволоса, 6 гривнъ старые за сором». Документ датируется 1189-1199 гг. Интересно, что в данном случае повой фигурирует как головной убор не только замужней женщины, но и девушки. Это позволяет предположить, что в то время слово «повой» было обобщающим, обозначающим тканый женский головной убор, обернутый («повитый» - обвитый) вокруг головы, и даже шире – любые повязки - «повяза главу свою повоим», «снять повои от очей своих», «повоя и пелены младеньческие», «мертва аки Лазоря обвиваю повоями».

Судя по статье договора, было не важно, что именно повязано у девушек и женщин на головах. Важен был сам смысл головного убора. «Явится простоволоса» - не означало «явится с открытыми волосами» (как мы знаем, девушки волос не прятали). Словом «простоволосая» обозначали женщин, не носящих на волосах вообще ничего. Вероятно, так ходили только «гулящие» девки. Сорвать с головы девушки или женщины головной убор означало оскорбить ее, приравняв тем самым к проституткам.

Вэтой связи интересно, что на иконах с изображением святой Варвары девушку всегда изображали с открытыми волосами, но с повязанными вокруг головы полотенчатым убором.