Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
82
Добавлен:
18.05.2015
Размер:
2.15 Mб
Скачать

4. Женский костюм 14 - нач. 15 вв.

4.1. Нижняя одежда.

Письменные источники XIV в. подтверждают, что женщины носили сорочку под верхней одеждой. Описывая взятие и разграбление Торжка в 1373 г., летописец подчеркивает существование женской нижней рубахи: «А жен и девиц одираху и до последние наготы рекше и до срачицы, иже и погании не творят; и те истопишася в реце срама ради».

В Рогожском летописце рассказывается об иноческом подвиге княгини Василисы (постриглась в монахини в 1365 г.), которая в монастыре «в срачице не хожаше, но власяницу на теле своем ношаше». То есть, княгиня-монахиня не носила нижней рубашки, а непосредственно на тело надевала власяницу, вероятно, вязаную из грубой шерсти, что было по христианской традиции способом усмирения плоти.

Кроме уже рассмотренных вариантов женской рубахи (см. раздел - Женский костюм XIII в.) можно предположить еще один покрой - по тому же принципу, что и мужская рубашка. Прямая становина перегибается на плечах, рукава прямые или, зауженные к запястью, прямые боковины, а для расширения подола, в случае необходимости, как и в мужские рубахи, могли вставлять дополнительные клинья – между становиной и боковинами. Ворот формировался круглым вырезом и центральным вертикальным разрезом спереди. Такой крой создает «мешковатый» силуэт, прослеживаемый на изобразительных источниках. В этнографии такой крой женских рубах зафиксирован в центральных областях.

Рис. 1. Схема раскроя прямой женской рубахи.

Для застежки рубах в XIV в. наиболее распространенными грушевидные пуговицы - гирьки с овальным ушком. Пуговицы такого типа бытовали по всей Руси с XI до XVI в.

Рис. Металлические пуговицы. Музейно-выставочный центр "Тульские древности".

4.2.Верхняя одежда горожанки среднего достатка (жена или дочь ремесленника).

ВXIV в. уже не приходится говорить о поневе как возможном элементе городского женского костюма. К сожалению, источников о женском городском костюме XIV в. еще меньше, чем о костюме XIII в. Можно лишь предположить, что продолжает распространяться в городском костюме безрукавная одежда, которая впоследствии будет называться «глухой сарафан». В этой связи особую важность приобретает археологическая находка одежды XIV-XV вв. из Париселья (Западная Эстония). Данная одежда была сшита из цельного полотнища шерстяной саржевой ткани (длина полотнища 236 см, ширина 62 см), перегнутого пополам через плечи. По середине сгиба вырезан ворот. По бокам были вшиты трапециевидные вставки, расширяющие подол. Вокруг ворота и пройм нашиты для украшения оловянные звездчатые бляшки. К краю подола пришита кайма, сплетённая из шерстяных ниток. Там же обнаружены шерстяные онучи, пояс и обрывки узкой тесьмы. Предположение, что русский «глухой» сарафан имеет финно-угорские корни, таким образом, получает еще одно подтверждение.

Рис. Одежда из Париселья, XIV – XV вв. (Лаул С. К. Одежда эстонцев I-XVII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы – М. 1986. С. 201).

Представления еще об одной женской одежде дает новгородская икона «Рождество Богородицы». На ней изображены женщины в цветных рубахах и надетых поверх них платьях длиной до колен. Рукава у платьев короткие, не доходящие до локтя. Ворот, подол, низ рукавов платья украшены тесьмой или контрастными лентами. Судя по сюжету иконы, подобная одежда, удобная при выполнении физической работы по дому, могла принадлежать простым горожанкам и служанкам в богатых домах.

Довольно часто похожие одежды можно встретить на балканских иконах, что наводит на мысль о копировании русским иконописцем византийских образцов. Однако есть и отличия. На русских изображениях на женщинах под короткорукавной одеждой всегда одета рубаха с длинным рукавом. На византийских иконах женщины изображены с обнаженными руками.

Рис. Икона «Рождество Богоматери», Новгород, XIV в.

В этнографии такой вид одежды известен под названием «навершник». Это была накладная одежда, с круглым вырезом горловины без дополнительного вертикального разреза. Шили его из сукна, ткань перегибали по лини утка на плечах, а с боков пришивали прямые боковины. У навершника были короткие рукава с ластовицей.

Рис. Схема кроя навершника.

Внешний вид навершника полностью идентичен платьям, изображенным на иконе XIV в. Разумеется, это не является неопровержимым доказательством существования навершника в городском женском костюме XIV в. Но бесспорное удобство данного вида одежды позволяет предположить, что это не просто иконописный канон, а отражение реально бытовавшего фасона женской одежды.

Одежду женщины подпоясывали ткаными поясами.

Рис. Узоры новгородских поясов XIII-XIV вв. Реконструкция выполнена М. М. Савенковой.

4.3. Верхняя одежда зажиточной горожанки (жена или дочь дружинника или купца).

Проследить, отличался ли покрой одежды бедных и богатых горожан в XIV в. практически невозможно. Гораздо проще выявить те ткани, которые в Древней Руси могли себе позволить для костюма только зажиточные горожане и знатные люди.

В «Слове о добрых и злых женах» так описывают хорошую хозяйку дома: «Обретши бо лен и волну, строит свиты и пестроты многи различны, и предаст я в куплю гостящим, а сама облечётся в красныя, и в червленыя, и в багряныя одежда… и сугубы одияние сотворитъ мужу своему». То есть, хозяйка дома могла сшить одежды, а так же изготовить «пестроты» (тесьму, пояса?) и передать их купцам на продажу, а на вырученные средства приобрести для себя дорогие одежды или ткани, окрашенные в любимые на Руси оттенки красного цвета для пошива парадного костюма.

К привозным, а, следовательно, к дорогим, престижным тканям относились шелк, западноевропейское сукно и, вероятно, хлопчатобумажные ткани. Ткань, называемая «зендень», часто упоминается в русских источниках, она известна всех цветов. В новгородской берестяной грамоте № 125 (рубеж XIV-XV вв.) горожанка Марина пишет своему сыну Григорию: «купи ми зендянцю добру»..Первоначально это была шелковая ткань. Свое название она получила по селению Зандана под Бухарой, где и производилась. В XIV-XV вв. зендень стали изготавливать из хлопка (Беленицкий А. М., Бентович И. Б. Из истории среднеазиатского шелкоткачества (К идентификации ткани «занданечи»). // Советская археология, 1961, № 2. С. 77).

Западноевропейские сукна поступали на Русь через Новгород и Псков. Привозимые затем купцами в северо-восточные княжества, ганзейские сукна становились еще дороже, чем на северозападе. Поэтому одежда из такой ткани была доступна только знатным и очень богатым горожанам. Ганзейские источники XIV-XV вв. свидетельствуют, что на Руси наиболее популярными были ткани фиолетового, зеленого и всех оттенков красного цвета. Черные сукна ввозились крайне редко. Чем шире была ткань – тем она дороже стоила. Ткань шириной один метр считалась узкой и не имела большого экспортного значения.

В XIV в. увеличивается ввоз на Русь более дешевых и средних по качеству «поперингских» сукон, производившиеся на территории Фландрии. Поперингские сукна были более доступными для горожан. А в начале XV в. увеличился ввоз «томасских» (из города Сент-Омера) сукон. Томасские сукна были самых разнообразных цветов, но преобладали светлые: голубые, светло-голубые, серые, персиковые, белые, разные оттенки зеленого. На Руси очень ходко шли все томасские сукна, даже самые светлые, как, например, светло-зеленые. В новгородской археологической коллекции текстиля есть небольшие фрагменты ганзейских сукон. Их выделяет высокое качество ткани и сохранившиеся до сих пор яркие краски – синие, зеленые, оттенки красного цвета. Имеются и фрагменты полосатого сукна.

Поступали на Русь и шерстяные ткани из Золотой Орды (татарское сукно). Оно было значительно дешевле европейского.

Каким же был парадный костюм зажиточной горожанки? Платья с широкими рукавами, известные по изображениям княгинь и боярынь, в XIV в., скорее всего, остаются исключительно в костюме знатных женщин – княгинь и боярынь. Как доказательство приведем ряд изобразительных источников. Самое первое реалистичное изображение такой женской одежды на Руси – миниатюра с изображением семьи князя Святослава (Изборник Святослава, 1073 г.), в том числе его второй жены - Оды Штаденской. На княгине надето платье с широкими рукавами. В похожей одежде изображена знатная девушка на иконе XIV в. «Святой Георгий с житием». В платье с очень широкими рукавами одета боярыня Мария Кузьмина с иконы сер. XV в. «Молящиеся новгородцы». Аналогичное парадное одеяние с богатой отделкой мы видим на княгине на миниатюре Радзивилловской летописи XV в.

Рис. Изображения знатных женщин в платьях с широкими рукавами. XI - XV в. вв.

Считается, что парадная одежда такого типа пришла в русский княжеский костюм из Византии. В этой связи очень важным представляется портрет середины XIV в, на котором изображены Константин

Палеолог и его супруга Евфосиния Дукаина (середина XIV в.) На женщине изображено роскошное платье с широкими рукавами.

Рис. Константин Палеолог и его супруга Евфосиния Дукаина. Середина XIV в. Воспроизводится по изданию: Лазарев В. Н. История византийской живописи. М.: Искусство, 1986.

Только с XV в. на русских изображениях начинают появляться женщины других сословий в аналогичной одежде. Так в Радзивилловской летописи женщины чаще всего изображены в широкой одежде прямого покроя, с широкими рукавами.

Рис. Фрагмент миниатюры «Угон полона», Радзивилловская летопись, XV в.

Изображения плясуньи в платье с расширяющимися к низу рукавами есть в Киевской Псалтири

(1397 г.)

Рис. Фрагмент миниатюры из Киевской Псалтири, 1397 г.

Интересно, что на фреске 1465 г. церкви Успения в Милетове (село под Псковом) изображена пляшущая женщина в похожем платье. Возможно, это просто византийское влияние на русскую живопись, но нельзя полностью исключать и гипотезу о распространении такой одежды среди городского населения Руси.

Рис. Фрагмент фрески церкви Успения в Мелетове, 1465 г.

Одежда на танцовщицах имеет прямые аналоги в византийском изобразительном искусстве. Однако на Руси тоже были известны профессиональные плясуньи («плясицы», «плясовицы»). Их наряд, как и одежда скоморохов, вероятно, отличалась какими-то деталями от общепринятой, но едва ли была принципиально иной, чем у обычных горожанок. Это, разумеется, не означает, что следует точно копировать одежду с изобразительных источников. По каждому изображению следует проводить отдельное исследование, прослеживая, по возможности, истоки и путь развития, выделяя реалистичные элементы в древнерусской живописи.

Такая работа необходима, поскольку в настоящее время, ввиду отсутствия археологических находок женской одежды XIV в. приходится в реконструкции городского костюма опираться на изобразительные источники.

Что же касается отделки одежды, то больше всего информации предоставляет археология северозапада России. Здесь, особенно в Новгородской земле, в XIV в. продолжают бытовать нашивные металлические бляшки. К примеру, в женском погребении у деревни Ивня были найдены серебряные бляшки, судя по расположению которых, можно предполагать, что они украшали не только головной убор, но и одежду. Значительная часть бляшек всех обнаруженных в погребении типов находилась в районе грудной клетки погребенной женщины.

Рис. Набор нашивных бляшек из погребения 10. (Шмелев К.В. Находка комплекса древнерусских женских украшений у дер. Ивня // Исследования погребальных памятников на западе средневековой Новгородской земли. - С-Пб., 2010. С. 133-135).

Маленькие округлые бляшки из погребения у деревни Ивня имеют аналоги в археологических находках Киева (Каргер М. К. Археологические исследования Древнего Киева. Раскопки на территории Десятинной церкви (1938-1939 гг.). – Киев, 1950. Рис. 99. С. 134).

4.4.Обувь.

Вначале XIV в. в городах еще продолжают бытовать мягкие туфли. К примеру, при раскопках в Москве на Ивановской площади в слое XIII—XIV вв. была найдена кожаная туфля, аналогичная по крою находкам из раскопок в Старой Рязани и Владимире. Туфля изготовлена из хорошо выделанной сравнительно тонкой кожи (1,5 мм), окрашенной в темный, почти черный цвет, и представляет собой скроенную из цельного куска кожи конструкцию сложной конфигурации, соединенную одним тачным швом. Подошва выкраивалась отдельно. Верхняя часть туфли была украшена вышивкой, от которой остались только проколы. Длина подошвы предположительно равна 22 см, высота задней части — 9 см, высота передней части — 13 см.

Рис. Туфля XIII – XIV вв. из Москвы. (Синицына Н. П. (ФГУ ГИКМЗ "Московский Кремль") Некоторые проблемы реставрации археологической кожи).

http://www.art-con.ru/node/588

В первой половине XIV в. среди городского населения быстро распространяется высокая обувь. Вероятно, именно в это время за мастерами по изготовлению обуви закрепляется название "сапожник". К примеру, мастерская, работавшая в Коломне в XIII-XIV вв. специализировалась только на