Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
99
Добавлен:
18.05.2015
Размер:
5.05 Mб
Скачать

Введение

Костюм человека - это комплекс, объединяющий в себе не только одежду и обувь, но так же украшения, аксессуары, косметику и прическу. Костюм сочетает в себе практическую и эстетическую функции, помогая человеку организовать свой быт, труд и общение с другими людьми. Одежда наделена широким кругом значений и функций. Она служит показателем пола, возраста, семейного, социального, сословного, имущественного положения, этнической, региональной, конфессиональной принадлежности, рода занятий человека, его ритуальных ролей.

Культура русских городов 13-15 вв. была полиэтнической, в ней сочетались славянские, финноугорские, западные и восточные элементы, что не могло не влиять на костюм горожан - происходило так называемое взаимопроникновение культур. В данной работе будет рассмотрен городской костюм ряда древнерусских княжеств – Московского, Тверского, Владимирского и Суздальского, с привлечением источниковсоседнихземель. Поэтомуособоевниманиеуделенокостюму племени вятичей. До конца XIII в. это племя еще сохраняет свою самобытную культуру, не только сельскую, но и городскую. Их земли впоследствии вошли в состав Московского, Черниговского, Ростово-Суздальского и Рязанского княжеств. Курганы вятичей XII-XIII вв. предоставляют исследователям костюма домонгольской Руси богатые материалы для реконструкции.

В 13-14 вв. усиливается роль христианской церкви в русских городах, что подтверждается археологическими находками (резко сокращается количество предметов языческих культов). Поэтому, в данном исследовании рассматривается в первую очередь костюм городского христианского населения Руси. Вопрос о сохранившихся языческих верованиях и их отражении в костюме 13-15 вв. слишком сложен и многогранениздесьподробнонерассматривается.

Поскольку археологические данные свидетельствуют, что древнерусский костюм мало изменился с XII в. и до монгольского нашествия, в данной работе при исследовании костюма XIII в. привлечены источникииXII в., позволяющиеболееполновосстановитьвеськомплексгородскогокостюма.

В настоящей работе был применен комплексный метод работы с археологическими, изобразительными, письменными и другими синхронными источниками по костюму исследуемого периода. Любая реконструкция – это, прежде всего концепция, стадия высокого уровня обобщения и комплексного овладения материалом. Реконструкция исторического костюма – всегда гипотеза из-за неполноты сведений. При этом опыт по воссозданию костюма и дальнейший опыт, появляющийся в процессе его носки, имеет несомненнуюценностьдляисследователей, занимающихсяисториейсредневековогорусскогобыта.

Менталитет людей складывается не только из того, что люди видели и знали, но и из того, что делали изо дня вденьпо привычным, практическимсхемам, о которых никто специально ине задумывался. Поэтому у боярыни и у крестьянки разный менталитет не только из-за информационных различий, но и из-за того, что они по-разному двигались, ели, одевались и т.д. Воспроизвести менталитет средневекового человека полностью – непосильная задача для историка, даже если собрать все доступные источники. Но при помощи воссоздания практик (к примеру, процесса приготовления еды, ношения костюма и т.д.) можно приблизиться к реконструкции габитуса. Сочетание мыслительной модели, которую создает ученый на основе источников, иматериальноймоделипозволяетмаксимальноприблизитьсякпониманиюжизниибытанашихпредков.

1. Мужской костюм 13 в.

1.1.Нижняя одежда.

Белья в современном понимании в Древней Руси не существовало. Непосредственно на тело мужчины надевали нижнюю рубаху и нижние штаны. Письменные источники донесли до нас слова, которыми в средние века называли нательную рубашку (и мужскую и женскую) – сорочица, срачица, срачино, срачка, сорочка. В летописном сообщении о бегстве князя Юрия после Липецкой битвы (1216 г.) читаем: «Князь Юрьи прибеже в Володимер о полудне, на четвертом коне, а трех удоушил в первой сорочице, подклад и той выверг...». То есть, во время побега князь снял с себя всю верхнюю одежду и верхнюю сорочку, оставшись в одной нижней - «первой сорочице», причем даже выдрал («выверг») из нее подкладку - подоплеку.

Нижнюю рубаху шили из беленого льняного полотна, изготовленного обычно в домашних условиях. Шить рубахи для членов семьи считалось домашним женским делом. Поскольку нижнюю

одежду часто стирали, ее ткань не вышивали и практически не украшали, ведь средневековая стирка повредила бы вышивку, цветные отделки слиняли бы, испортив рубаху.

Интересны данные, приведенные исследователем погребального костюма Верхневолжья Степановой Ю. В. В тех мужских погребениях, где были найдены пуговицы (бронзовые и биллоновые) они располагались в зоне шеи и груди, причем по одной пуговице на уровне шейных позвонков. Только в одном погребении были обнаружены четыре бронзовые пуговицы, очевидно, располагавшиеся вертикально, на шее и груди (Степанова Ю.В. Детали покроя древнерусской одежды по материалам погребальных памятников Верхневолжья // Интеграция археологических и этнографических исследований. Материалы IX Международного научного семинара. Омск-Нальчик, Омск. ун-т, 2001.-

С.236-239.).

Данные находки позволяют предполагать, что на мужчинах были одеты рубахи глухого покроя с небольшим разрезом горловины, застегивающимся на пуговицу. Таким образом, вероятно, уже со второй половины XI в. происходит процесс формирования традиционной для русского народного костюма рубахи с разрезом по горловине, возможно, «косоворотки». Те же выводы можно сделать и на основе находок фрагментов воротничков из суздальских курганов.

Сохранившихся целых образцов русских мужских рубах XIII-XIV в., к сожалению, нет. Самые ранние, найденные археологами целые рубахи относятся к концу XV – нач. XVI вв. Это взрослые и детские рубашки из Новоспасской усыпальницы бояр Романовых, а так же детская рубашка из Суздаля. Покрой детских рубах не отличался от взрослых. Судя по данным этнографии, покрой мужских рубах сохранялся во многих областях России с XVI до XX в. Можно предположить, что такой покрой с незначительными вариациями мог существовать и в XIII-XV вв. Синхронные изобразительные источники этой гипотезы не опровергают.

Основу рубахи образует вдвое сложенный по утку кусок полотна (становина), на месте сгиба прорезается круглый ворот. Спереди от ворота шел вертикальный разрез – по центру или слева. Ширина льняной домоткани обычно не превышала 40-50 см, поэтому, чтобы довести рубаху до нужной ширины рукава кроились несколько длиннее руки, а в бока вшивали прямые боковины. Для обеспечения дополнительной свободы движения между боковинами и становиной вшивали небольшие клинышки. К рубахе в верхней части изнутри иногда пришивали подкладку (подоплеку) – прямоугольный кусок ткани, оканчивающийся треугольниками на груди и спине. Рукава рубахи кроили прямые или сужающиеся к запястью. В последнем случае отрезанные клинышки подшивались по низу к рукавам, тем самым дополнительно расширяя рукав в пройме. Для обеспечения свободы движения рук между рукавами и боковыми вставками вшивали квадратные куски ткани (ластовицы). Ворот и разрез рубахи застегивался одной или несколькими пуговицами.

Рис. 1. Схема кроя мужской рубахи на основе археологических находок конца XV-XVI вв.

При этом не следует полностью исключать другой крой мужской рубахи, так же известный из русской этнографии – со скошенными боковинами. Мужские рубахи такого покроя были распространены в Западной Европе в XII-XШ вв. и в Византии.

Рис. 2. Схема раскроя мужской рубахи со скошенными боковинами.

Самым распространенным швом для сшивания кроеной одежды, судя по археологическим находкам, был запошивочный (бельевой). Именно таким швом лучше всего сшивать детали любой кроеной одежды. Края рукавов, подол, вырез горловины подгибали два раза внутрь и подшивали.

Рис. 3. Запошивочный (слева) и краевой швы.

В отличии от рубах, средневековые нижние мужские штаны среди археологических находок не присутствуют даже в виде сколько-нибудь поддающихся трактовке фрагментов. Их покрой можно восстановить лишь при помощи сопоставления изобразительных источников с этнографическими данными, а так же привлекая археологические находки штанов из соседних с Русью стран. Нижние штаны, судя по изобразительным источникам, были длиной до лодыжек или немного короче. Изображение таких нижних штанов можно увидеть, к примеру, на новгородской фреске «Крещение» (XII в.) из церкви Спаса на Нередице.

Рис. 4. Фрагмент фрески «Крещение» (XII в.) из церкви Спаса на Нередице.

Исходя из анатомии человеческого тела, можно смело заявлять, что все мужские штаны (от сохранившихся штанов пазырыкцев (IV-III вв. до н.э.) и до этнографических русских порток) выглядели примерно одинаково – две штанины и соединяющие вставки между ними. Вставки могли быть прямоугольные или треугольные. Штанины могли сужаться к низу, а наверху расширяться за счет дополнительных клиньев. На бедрах штаны удерживал шнур. Этнографы выделяют штаны с широким и узким шагом. Штаны с узким шагом были удобны в крестьянском хозяйстве, возможно, такие штаны могли носить и горожане. Штаны с широким шагом (широкой мотней) были необходимы всадникам, воинам, а так же ремесленникам, чей труд был связан с разнообразными физическими упражнениями. Вполне вероятным представляется и крой штанов на восточный манер, известный с XIII в. – с широкими, суженными к низу штанинами и двумя клиньями – вставками между ними. Такой покрой штанов известен в русской этнографии, а это свидетельствует, что данный крой, если и не был исконно славянским, прочно прижился у русского населения.

Показательно, что все зафиксированные этнографами разновидности штанов сосуществовали друг с другом. Вполне вероятно, что и в Средние века на Руси в мужском костюме одновременно бытовали разные виды штанов. Их покрой зависел не только от традиции в том или ином регионе, но и от влияния иноземной моды, а так же от требований практичности. К примеру, для всадника подходили штаны «с широким шагом» - с прямоугольной мотней, вшитой по прямой нитке или по диагонали. Горожанину, ремесленнику, не часто садящемуся верхом на лошадь, подходили штаны «с узким шагом». Кроме того, покрой штанов зависел от ширины ткани. Льняная ткань, сотканная на горизонтальном ткацком станке, обычно не превышала по ширине 50 см. Исходя из ширины и кроили штаны, стараясь не оставлять при этом лишних обрезков.

Рис. 5. Схемы наиболее вероятного покроя штанов для мужского древнерусского костюма.

Не стоит забывать, что население древнерусских городов было не исключительно славянским. Поэтому особый интерес представляют материалы археологии и этнографии финно-угорских народов, соседствующих со славянами. В этой связи представляется возможным использовать архаичный крой мужских штанов мордвы. Тем более что покрой традиционных мордовских штанов принципиально не отличается от русских.

Рис. 6. Схемы кроя мужских штанов мордвы - мокша и эрзя (Белицер В.Н. Народная одежда мордвы. – М., 1973. С. 32).

Таким же образом кроились, вероятно, и верхние штаны. Вопрос о бытовании чулок в мужском костюме Древней Руси XIII-XIV вв. является дискуссионным. В Западной Европе в XIII в. были известны длинные чулки (шоссы), которые подвязывались к специальному поясу или к нижним штанам. В Византии под западноевропейским влиянием в XIII в. так же распространилась мода на одноцветные чулки-гамаши. Ниже для сравнения приведена западноевропейская миниатюра XIII в. и фрагмент болгарской фрески XIII - XIVв.

Рис. 7. Фрагмент западноевропейской миниатюры XIII в. (слева) и фрагмент болгарской фрески

XIII-XIV в.

Судя по русским изобразительным источникам, чулки на Руси были известны. На вратах суздальского Рождественского собора (1230-е гг.) изображен мужчина в полосатых чулках. В точно таких же чулках изображены славяне на миниатюрах Гейдельбергской рукописи Саксонского зерцала (нач. XIII в.). Полосатые чулки известны из западноевропейской археологии, в частности, при раскопках в г. Тарту среди многочисленных фрагментов текстиля XIII в. были найдены полосатые чулки из тонкой шерстяной ткани. Учитывая, что в Тарту в XIII в. было многочисленное славянское население, возможно, что найденные чулки принадлежали славянину.

Рис. 8. Фрагмент композиции «Уверование Фомы» - врата Рождественского собора (слева) и миниатюра из Саксонского зерцала.

На русских изобразительных источниках чаще всего на ногах мужчин мы видим облегающую одежду. Однако одетая на выпуск верхняя одежда закрывает участок от пояса до колен, не позволяя понять, чулки на них или штаны.

Мы пока не располагаем археологическими находками средневековых русских чулок, равно как и находками штанов. В княжеском погребении конца XII – начал XIII в. в Мартирьевской паперти Софийского собора в Новгороде на костяке на бедренных и берцовых костях, особенно в области коленного сочленения сохранились фрагменты одноцветной ткани, в некоторых местах имевших скруглённую форму, повторяющую форму ног. Причем, найдено было два слоя ткани: верхний слой сделан из толской узорной шелковой ткани с крупным раппортом, а внутренний (подкладка?) – из тонкого шелка без узора (Седов Вл.В. Погребение 7 в Мартирьевской паперти Софийского собора в Новгороде и золотное шитье с изображением Вознесения Александра Македонского // Московская Русь. - М., 2008. С. 64-89).

На основе данной находки нельзя точно сказать, были ли это действительно штаны на подкладке или отдельно тонкие исподние штаны, а отдельно верхние. Облегающая форма данной одежды позволяет предположить так же, что это могли быть чулки, аналогичные западноевропейским шоссам.

Интересный материал для раздумий предоставляет икона начала XIV в. «Святой Георгий с житием». На клеймах иконы весьма реалистично изображена мужская одежда. Обращают на себя явное разнообразие в изображении одежды для ног. Ниже приведены фрагменты с двух клейм. На одном воине четко изображены штаны, стянутые от колена обмотками и туфли. А вот что именно изображено на втором воине – не ясно. Вполне возможно, что обтягивающие ноги чулки и туфли. Показательно, что иконописец представил на клеймах разные варианты мужской одежды для ног, что не типично для древнерусской живописи.

Рис. 9. Фрагменты клейм иконы «Святой Георгий с житием», Новгород, начало XIV в.

Исследователи, реконструирующие комплекс древнерусского костюма, как правило, отдают предпочтение штанам, опираясь на этнографические данные и на упоминающийся в письменных источниках термин «порты». Однако слово это приобрело значение штанов в более поздний период. В XIII-XIV вв. словом «порты» обозначали одежду вообще. К примеру, в духовной грамоте великого князя Ивана Калиты (начало XIV в.) говорится: «А ис порт из моих сыну моему Семену кожух черленныи женчюжныи, шапка золотая».

Представляется верным, что при анализе изобразительных источников следует обращать внимание на такую деталь, как обмотки. В тех случаях, когда на ногах изображены обмотки, вероятнее всего, на людях надеты штаны. Там, где обмоток не видно, но ткань все-таки плотно прилегает к ноге, скорее всего, изображены длинные чулки, аналогичные европейским шоссам. В случаях, когда изображены люди, обутые в сапоги, на них могут быть либо чулки, либо штаны, заправленные в сапоги. Возможно, предпочтение тому или иному виду одежды зависело от веяний моды, материального достатка (в «чулках» обычно изображены люди в богатой одежде) или практичности.

1.2.Верхняя одежда горожанина среднего достатка (ополченец).

Судя по изобразительным источникам, кроме нижних белых сорочек, мужчины носили верхние цветные рубахи с контрастной отделкой по горловине и рукавам. Длина мужских рубах в Древней Руси, судя по изображениям, была различная. Просты люди и воины чаще всего изображены в рубахах длиной до колена (в подпоясанном виде) или чуть ниже.

Цветные рубахи явно относились к парадной, лучшей одежде. Для горожан среднего достатка верхние рубахи могли быть сшиты из ткани растительного происхождения (льна, конопли), крашенной натуральными растительными красителями. Для отделки допустимо небольшое количество шелка. Археологические находки свидетельствуют, что шелковую отделку зачастую собирали из маленьких лоскутков. Дороговизна привозного, восточного шелка не позволяла простым людям украшать одежду целыми лентами.

Кроилась верхняя рубаха, скорее всего, так же как и нижняя. Форма ворота могла быть различной. На клеймах иконы нач. XIV в. «Св. Георгий с житием» все мужчины – и знатные, и простые

– одеты в рубахи с округлым воротом и с небольшим вертикальным разрезом спереди. Такую же рубаху мы видим на миниатюре из «Хроники Георгия Амратола», тверской рукописи XIII в.

Рис. 10. Фрагмент иконы «Св. Георгий с житием», Новгород, нач. XIV в. (слева) и фрагмент миниатюры из «Хроники Георгия Амратола», Тверь, XIII в.

Судя по археологическим находкам фрагментов воротничков в Суздале, ворот мужской рубахи мог быть различной формы: круглый с разрезом спереди или слева, в форме каре или трапеции. На миниатюре из рукописной книги XIII в. изображен крестьянин в рубахе с воротом в форме каре.

Рис. 11. Миниатюра из псковской рукописной книги XIII в. с изображением крестьянина.

В новгородской берестяной грамоте № 141 (XIII в.) перечислены основные виды мужской одежды горожанина: «кожух», «свита», «сороцица», шапка, сапоги. Кожух – меховая одежда, свита – верхняя одежда, сорочка – нижняя рубашка. Свита – это, по-видимому, наиболее распространенная верхняя одежда горожан в исследуемый период.

Здесь уместно уточнить, что словом «свита» в Древней Руси обозначали не какой-то строго определенный вид одежды, это было обобщающее слово для верхней мужской одежды. Исследователи древнерусского костюма обычно применяют для обозначения верхней распашной мужской одежды термин «кафтан». Однако, слово это в русских письменных источниках встречается только с конца XV в. До этого в ходу было слово «свита». Поэтому в данной работе мы будем называть свитой мужскую распашную или накладную верхнюю одежду, которую носили поверх рубахи.

Судя по изобразительным источникам, свита была длиной до колена или немного длиннее. Застегивалась свита при помощи парных петель и пуговиц. Позволить себе свиты из привозного западноевропейского сукна могли только очень обеспеченные люди из высших слоев общества. Простые люди носили свиты из шерстяных тканей местного производства, натуральных цветов или окрашенные растительными красителями.

Интересна находка верхней одежды XII в. из гробницы преподобного Никиты Столпника Переславского, которая была сшита из нескольких полотен тёмной шерстяной ткани шириной около 35 см. Одежда была распашной, отрезной сзади по талии, имела сзади сборки и шерстяную «подоплёку» на спине (Ёлкина И.И. Текстильные изделия из гробницы преподобного Никиты Столпника Переславского // Тезисы докладов II региональной конференции по истории Московской области, посвященной 70-летию Московского педагогического университета. М., 2000. С. 18–20).

Такой покрой сохранялся в мужской одежде старообрядцев до XX в. Основное полотнище (становина) перегибается в плечах, спереди разрезается от ворота до подола. Сзади становина доходит до талии. От талии к нему пришивается сосборенное полотнище.

Рис. 12. Схема раскроя свиты, отрезной сзади по талии.

Существование подкладки (подоплеки) в свитах можно подтверждается исключительно реалистичному изображению на иконе «Успение Богородицы» (1300 г.). На мужчине надета зеленая свита со светлой подкладкой.

Рис. 13. Фрагмент иконы «Успение Богородицы», 1300 г. Музей Реклингхаузен.