Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
104
Добавлен:
18.05.2015
Размер:
5.05 Mб
Скачать

Рис. 27. Прорисовка воротничка из мужского погребения – 3, Бескурганный могильник и его фотография (Владимиро-Суздальский музей-заповедник).

Воротничок с аналогичной вышивкой обнаружен еще в одном мужском погребении. Воротничок состоял из полосы бересты, крепко прижатой по шее погребенного, на которой находились кусочки шелке красного цвета. Слева у разреза ворота найдена пуговка из позолоченной бронзы. Размер полосы ворота 10 х 1,5 см. На шелке был вышит орнамент золотными и шелковыми нитями. Шитье состояло из ряда лунниц (сохранилось 9 шт.); обращенных рожками вверх и кринов над ними; между лунницамя снизу были вышиты кружочки. По разрезу слева располагалось 2 лунницы одна над другой. Сохранился фрагмент обшивки тафтой красного цвета. Под воротником находился тлен от грубой ткани полотняного переплетения.

Рис. 28. Воротничок из кургана 50, могила - I, погребение - 2.

В погребении мужчины в кургане 86 обнаружены остатки ворота с разрезом слева, где найдена 1 овальноухая пуговка из бронзы. Воротник был сделан из шелка красного цвета и подложен берестой. На шелке был вышит орнамент в виде горизонтально расположенных " S "-видных фигур с побегами на завитках. Орнамент шел по верхнему краю и разрезу. Размер детали воротника - 17 х 3 см.

Рис. 29. Воротничок из мужского погребения в кургане 86.

Кроме воротничков-стоечек, в суздальских курганах были обнаружены воротники в форме каре. Подобные воротники оформлялись лентой с передней стороны одежды или лентой по всему периметру ворота. В погребении их обычно находят ниже шейных позвонков.

В мужском погребении (в кургане 12) была обнаружена золототканая лента с орнаментом в виде плетенки. Она располагалась горизонтально, поверх ключиц погребенного. Размер ленты - 10 х 2,8 см. Под левым ее краем находилась золототканая лента большей ширины, размером 7 х 4 см. Широкая

лента оформляла разрез одежды слева, где были найдены 2 овальноухие пуговицы из бронзы. Разрез ворота спускался ниже левой ключипы. Под лентами сохранилась береста. Край ворота был обвит красной тафтой. На ленте обнаружены круглые пятна из сыпучей белой массы диаметром 6 мм от несохранившихся украшений, возможно это был жемчуг.

В мужском погребении (в кургане 54, могила 3) обнаружена золототканая лента с зигзагообразным орнаментом оформлявшая ворот прямоугольной формы. Под ней находилась береста, сложенная, как и золототканая лента, на углах ворота под прямым углом. Слева ворота к горизонтально расположенной части был пришит фрагмент такой же ленты вдоль застежки. Здесь было найдено 2 полые пуговки из серебра в конструктивной целостности с лентой. Обшивка ворота слева продолжалась вниз по разрезу и смыкалась с пуговками. На уровне пуговок, на левой стороне ленты, были пришиты петельки. По внутреннему краю ворот обшит красной тафтой. Размер окантовки 15 х 14 см. Ширина ленты - 2 см.

Рис. 30. Золототканная лента от ворота из мужского погребения в кургане 54, могила 3.

В мужском погребении (в кургане 74) обнаружена полоса шелка с шитьем. Размер фрагмента 17 х 2,8 см. Он найден смещенным. Снизу к нему примыкала овальноухая пуговка из позолоченной бронзы. Кроме того, под тканью находилась береста. между шелковой ткань и берестой найдены следы прокладки из холста. Шелковая ткань окрашена в синий цвет (индиго). Весь район грудной клетки погребенного также был окрашен в синий цвет - возможно мужчина был в одежде с оплечьем и шитым воротником. Шитье выполнено золотной нитью и шелком. На ткани вышита линейная композиция из зеркально расположенных " S " -видных фигур с побегами. Контур орнамента вышит шелком красного цвета. Красным шелком заполнены и побеги. Основной узор выполнен золотной нитью.

Рис. 32. Фото фрагментов воротничка из мужского погребения в кургане 74 (ВладимироСуздальский музей-заповедник).

Все формы воротников, найденные на некрополе г.Суздаля, известны в традиционной русской одежде ХIХ-ХХ веков и характерны для рубах разного кроя. Наиболее многочисленной группой находок являются воротники в виде стоечек. Для них характерно наличие жесткой основы; орнаментальной полосы или полосы в виде золототканой ленты и обшивки по верху ворота и разреза слева; наличие проколов иглой на нижнем не оформленном крае; пуговок по разрезу слева. Высота стоечки от трех до пяти сантиметров.

Более поздняя находка аналогичного воротничка-стоечки на рубахе с осевым вертикальным разрезом происходит из княжеского погребения конца XII – начал XIII в. в Мартирьевской паперти Софийского собора в Новгороде (Седов Вл.В. Погребение 7 в Мартирьевской паперти Софийского собора в Новгороде и золотное шитье с изображением Вознесения Александра Македонского // Московская Русь. - М., 2008. С. 64-89). Князья в Новгород, как известно, приезжали из ВладимироСуздальской Руси, привозя с собой родную моду.

В данном случае следует оговориться, что не следует копировать для реконструкции костюма даже богатого дружинника золотную вышивку с изображением Александра Македонского. Этот сюжет имеет свою глубокую традицию и не может быть использован бездумно. Однако обращает на себя внимание сходство оформления ворота и разреза на находке текстиля из княжеского погребения в Софии и изображении на тверском русальском браслете XII – XIII вв. Только на изображении на мужчине рубаха без ворота («голошейка».)

Рис. Изображение мужчины на тверской русальском браслете XII-XIII вв.

Рис. Манжеты рукавов, ворот рубахи и стоячий воротничок с пуговицей из погребения в Софийском соборе (Седов Вл.В. Погребение 7 в Мартирьевской паперти Софийского собора в

Новгороде и золотное шитье с изображением Вознесения Александра Македонского // Московская Русь. - М., 2008. С. 73).

Воротники - стоечки в русском костюме сохранялись даже на этнографических косоворотках, причем, на некоторых рубахах, как и на древних образцах, на правой стороне ворота пришита пуговица, а на левой - нитяная петля. Вероятно, рубаха-косоворотка из домотканной материи с нарядным воротничком являлась той древней традиционной одеждой, которая бытовала в домонгольское время и сохранилась у русского населения в центральных районов России.

Найденные на могильнике формы воротов в виде каре и трапеции известны не только по древнерусским изобразительным источникам. Этнографы зафиксировали аналогичных ворот мужско рубахи среды среднерусских старожилов Сибири. Он имеет форму каре, обшит узорной лентой, сложенной под прямым углом по сторонам шеи и имеет разрез слева, причем обшивка левой стороны ворота опускается, как вниз по разрезу, как и у археологической находки из Суздаля. Рубахи со сходной формой ворота хранятся в Государственном Историческом музее и в музее Этнографии Народов СССР.

Интересно, что ворот с вертикальным разрезом слева есть у королевской далматики XII в., которая была сшита по византийской моде. Возможно, что такой крой ворота пришел на Русь из Византии, как подражание одежде знати. Несомненно, что рубахи с подобным украшением горловины являлись лучшей, праздничной одеждой.

Рис. 33. Далматика из Венского музея. XII в.

Что же касается парадной свиты, то по этому виду одежды информации несколько больше, чем по рабочему, повседневному варианту. Распашной покрой свиты, с застежкой от ворота до пояса, с отрезной «юбкой», собранной в складки, можно реконструировать на основании ряда археологических находок. В начале 1980-х гг. был раскопан Чингульский курган конца XII— начала XIII в. на берегу р. Молочной. Это было богатейшее погребение знатного средневекового воина-кочевника. В погребении были найдены фрагменты шести «кафтанов» - как называют эту одежду исследователи. Два «кафтана» удалось реконструировать во всех деталях. Исследователи выяснили интересную деталь – одежды были русского происхождения.

Погребенный был облачен в одежду из плотного червчато-красного шелка со вставками золотного шитья на синем фоне. Шитьем украшен весь перед, верхние части рукавов и опястья. Орнамент представляет собой сетку с золотыми бляшками в перекрестьях, а внутри ромбов — шитые золотом кружки с вписанными в них ликами, то ли девическими, то ли ангельскими. Ворот кафтана и круглая шапочка обложены золочеными бляшками со вставками из самоцветов. По контуру узоров идет жемчужная обнизь.

Выкройка «красного кафтана» из Чингульского кургана (Отрошенко В., Рассамакин Ю. Половецкий хан или...? // Знание-сила. №7, 1986. С. 30-32).

Вторая одежда столь же роскошна, к тому же украшена лицевым шитьем. Ткани и золотные нити были константинопольского происхождения, но вышивка была явно русская, к тому же на втором кафтане имеется славянская надпись. Таким образом, есть основания считать, что одежды были изготовлены при дворе русских князей или в одном из древнерусских монастырей по заказу некоего Ионы - богатого человека, возможно, князя, названного своим крестным именем. Вероятно, что одежды в качестве дара были внесены им в какой-то храм, находившийся в городе на юге Руси, вблизи с Половецкой степью. В результате набега кочевников на город и ограбления церкви облачения попали в руки половецкого хана и были погребены вместе с ним (Отрошенко В., Рассамакин Ю. Половецкий хан или...? // Знание-сила. №7, 1986. С. 30-32).

Разумеется, одежды из Чингульского кургана являются слишком роскошными для дружинника. Однако их покрой можно использовать для пошива свиты из более скромных тканей.

Наиболее близко Чингульской одежде по покрою «платье из Изяславля».

Рис. Платье из раскопок в Ияславле. XIII в. (Археология СССР. Древняя Русь. Быт и культура. – М., 1997. С. 314. Табл. 68, составлена М. А. Сабуровой).

Похожую одежду – с отрезной «юбкой», собранной в складки, можно обнаружить на барельефе Дмитриевского собора в г. Владимире.

Рис. 8. Фрагмент барельефа на Дмитриевском соборе, г. Владимир, 1194-1197 гг.

Еще одна археологическая находка одежды, отрезной по талии, со складками происходит из Торопца, сожженного во второй половине XIII в. в результате литовского нашествия. Платье было сшито из шерстяных тканей разной фактуры. Верх платья - из ткани полотняного переплетения, низ - из ткани саржевого переплетения. На некоторых фрагментах видны складки. Хорошо сохранился суженый к запястью рукав с ластовицей. Детали платья сшиты «запошивочным швом». К сожалению, платье не было реставрировано, неизвестна его длина. То есть, это могла быть как короткая мужская одежда, так

идлинная женская.

ВРусской правде за порчу свиты портному полагается наказание: «Аще швец исказит свиту, не умея шити или гневом, да ся биеть, а цены лишен». То есть, свиты шили на заказ профессиональные портные. Это свидетельствует о сложном покрое изделия, требующего профессиональных навыков при шитье, а так же об определенном социальном статусе вещи. Нарядные свиты, шитые на заказ, явно были одеждой состоятельных горожан.

Особое место в мужском костюме дружинника занимал наборный пояс — ремень, украшенный металлическими бляшками, свободный конец которого оформлялся поясным наконечником. Нарядные поясные пряжки обнаруживают археологи в богатых захоронениях в курганах вятичей.

Рис. Поясные пряжки XIII в. (Латышева Г. П. Раскопки курганов у ст. Матвеевская в 1953 г. // Памятники археологии Москвы и Подмосковья. М., 1954. Рис. 7.2,3)

Мужской пояс в Древней Руси был показателем статуса человека - от «вервия» на нищем до золотого пояса на князе. Дружиннику, судя по археологическим находкам, полагался кожаный пояс с многочисленными накладками, в том числе с петлями для подвешивания оружия. Наиболее полное исследование, посвященное наборным поясам - Мурашева В. В. Древнерусские ременные наборные украшения (X-XIII вв.) - М., 2000. Поработав с этой книгой, можно реконструировать во всех подробностях пояс древнерусского воина.

Письменные источники предоставляют нам информацию о плащах состоятельных горожан. В берестяной грамоте № 776 (вторая половина XII в.) упомянут «мятель в поло гривны», то есть, довольно дорогой. Показательно, что в Договорную грамоту Новгорода с Готским берегом и немецкими городами (1189—1199 гг.) был включен пункт о значительном штрафе за порчу плаща: «оже упьхнет любо мятель роздерет, то 3 гривны старые».

Судя по источникам, состоятельные горожане носили плащи из цветного сукна. «Лазоревый мятль» упоминается в грамоте № 131 из Торжка (конец XII в.). «Мятль рудаво», то есть красный, просит прислать брата новгородец Данила в грамоте № 765 (середина XIII в.).

Популярность плаща полукруглой формы на Руси подтверждается и скульптурами Дмитриевского собора в г. Владимире. На мужских фигурах ясно видны плащи именно такой формы.

Рис. Фрагмент скульптурной композиции Дмитриевского собора, г. Владимир (1194-1197 гг.)

Особый вид плаща «корзно», который в исследованиях по древнерусскому костюму традиционно называют княжеским плащом, судя по новгородским берестяным грамотам был плащом состоятельных горожан. Корзно упоминается в грамотах № 638 (конец XII в.) и в грамоте № 648 (нач. XIII в.). В первом случае речь идет о пошиве корзно на заказ для какого-то новгородца, причем портной намеревается оставить плащ себе. Во второй грамоте корзно входит в список предметов, принадлежащих какому-то Ваське, то есть, тоже речь идет явно не о знатном человеке. В исследуемый период плащ-корзно, видимо, выходит из употребления, поскольку больше в источниках не встречается. Его покрой не известен, но едва ли верно мнение исследователей древнерусского костюма, связывающих название «корзно» и изображение княжеских плащей на русских иконах XIII-XIV вв. Судя по письменным источникам, исключительно княжескими плащами были «коць» и «приволока».

Для холодного времени года богатые горожане шили себе шубы из меха, покрытые сверху тканью. Покрой шуб был, вероятно, одинаков у всех слоев населения, а показателем достатка являлись элементы декора. В русских былинах часто встречаются описания затейливых пуговиц на шубах героев

воинов, купцов.

ВXIII в. были известны на Руси и перчатки – «рукавицы пьрстаты». Вероятно, этот элемент костюма пришел на Русь с Западной Европы и в первое время доступен состоятельным людям. В смоленской договорной грамоте 1229 г. перчатки упомянуты как привозной товар: «Тивуну волочьскому рукавице пьрстаты готьские». В ганзейских источниках перчатки упоминаются в списке товаров, привозимых для торговли в Новгород.

Вконце XIII в. на Русь начинает проникать мода Золотой Орды. На русских изобразительных источниках начинают появляться персонажи в татарской одежде. Впрочем, значительное влияние на костюм населения русских городов золотоордынская мода окажет все же позднее.

Рис. Мужчины в татарской одежде. Рукопись конца XIII в. из собрания Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

1.4.Обувь.

В отличие от одежды, обувь при раскопках в древнерусских городах археологи находят часто и в приличной сохранности, позволяющей точную ее реконструкцию. В Новгороде, Твери, Москве, Суздале, Рязани собраны богатые коллекции фрагментов и целых образцов обуви. Для XIII в. характерно разнообразие вариантов обуви горожан – поршни, туфли, полусапожки и сапоги. На изобразительных источниках цветная обувь (туфли и сапоги) изображают на людях, одетых в парадную одежду.

Обувь одевали не на босые ноги, а на вязанные носки («копытца»)или на онучи («онуща», «онушта», «онучи»). Судя по изображениям, онучи - это узкие длинные тканые полосы, которыми обматывали ногу, как бы бинтуя ее – от пальцев стопы до колена или от щиколотки до колена. В обувь вкладывали стелькиизвойлока. ТакиестелькинаходятархеологивслояхXII-XV вв. вНовгороде.

Самой распространенной обувью простых горожан являлись поршни. Их изготавливали не только в профессиональных мастерских, но и в домашних условиях, часто из уже бывших в употреблении сапог. Обычно поршни изготовлялись из одного куска сыромятной или дубленой кожи толщиной 2-4 мм. Чаще всего заготовку делали прямоугольной или трапециевидной формы, по бокам которой делали частые прорези. Сквозь эти прорези продергивали ремешок, стягивающий обувь по ноге.