Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ответы на ИОЖ.docx
Скачиваний:
15
Добавлен:
08.05.2015
Размер:
163.42 Кб
Скачать

ИОЖ_V семестр

Вопросы к зачету

  1. Исторические особенности возникновения и развития журналистики в России.

А) социальная и экономическая отсталость России от запада.

Б) Недовольство масс. 6% сокращение населения.

В) Культурные мероприятия.

Г) Новый быт дворян

Д) рукописная газета «Куранты»

Далее ответ №2

  1. Возникновение периодической печати в России. Первая печатная газета «Ведомости».

ВЕДОМОСТИ – первая русская печатная газета, которая начала издаваться по инициативе Петра I в 1702. Первоначальное название газеты – «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и в иных окрестных странах».

Возникновение периодической печати – важное явление идеологической жизни России 18 в. До «Ведомостей» в России выходила газета «Куранты», но она была рукописной, составлялась в Посольском приказе и была адресована лишь царю и его приближенным. Алексей Михайлович (1645–1676) почитал «великим делом» доставку в Московию «еуропских вестей» и не жалел средств на «курантельщиков» – редакторов, переводчиков, среди которых были известнейшие люди того времени (например, немецкий ученый-путешественник Адам Олеарий). Идея распространения общедоступного издания – печатной газеты, создаваемой как официальный государственный орган – была близка и Петру I. 16 декабря 1702 он подписал указ, в котором, в частности, говорилось: «О всяких делах надлежит печатать куранты…», имея в виду создание именно доступной газеты, номера которой стоили бы дешевле и предназначались для «всенародного объявления событий военных и политических».

Первый номер «Ведомостей» появился 2 января 1703. На первых порах газетные номера стоили довольно дорого (от 2 до 8 «денег», т.е. от 1 до 4 копеек, в то время как 3 деньги составляли месячную зарплату наборщика «Ведомостей») и представляли собой небольшие книжечки размером в половину современной машинописной страницы. В дальнейшем объем «Ведомостей» увеличился до 22 страниц. Название газеты постоянно менялось («Ведомости московские», «Российские ведомости», «Реляции», «Экстракты»), равно как и тираж этого издания (от 300 экземпляров). В 1703 вышло уже 39 номеров тиражом в 1000 экземпляров. Сначала ведомости печатались церковным шрифтом на Московском печатном дворе, затем – после перенесения столицы в Петербург, – гражданским шрифтом, в Петербурге (с 1710). С того же года первую страницу «Ведомостей» стали украшать гравюрой. На ней был изображен вид Петербурга с Невой и Петропавловской крепостью, а над ними – летящий Меркурий (греческий бог торговли, покровитель искусств и ремесел) с трубой и жезлом.

На первом месте в «Ведомостях» публиковались военные известия (с 1700 по 1721. Россия вела напряженную Северную войну со Швецией). «Реляции» об успехах присылались начальствующими лицами прямо из военных походов. В «Ведомости» вошло немало собственноручных писем Петра I и его сподвижников. Там также публиковались сведения о «российских торговых и промышленных делах», строительстве каналов, возведении и открытии новых мануфактурных производств, пороховых и селитренных заводов. После переноса столицы в Петербург отдельная страничка «Ведомостей» посвящалась информации о прибывших судах, перечислялись привезенные ими товары. Петр I считал необходимым информировать подданных и о событиях европейской жизни – в Голландии, Германии, Англии, Италии, поэтому «Ведомости» нередко перепечатывали сведения из иностранных газет. По форме эти известия из дальних стран были прообразами будущей репортерской хроники и заметок «специальных корреспондентов».

В редактировании «Ведомостей» и подготовке их к печати Петр I принимал деятельное участие. Он же был автором многих «реляций», отбирал материал, который следовало опубликовать в газете, собственноручно правил некоторые статьи. Авторами и редакторами были видный государственный деятель Ф.А.Головин, первые русские журналисты: «справщик» Московского печатного двора и переводчик Ф.Поликарпов, кабинет-секретарь Петра I А.Макаров, директоры Петербургской типографии М.Аврамов (с 1711), Я.Синявич (дьяк одного из приказов, один из первых журналистов России, «репортер»), Б.Волков (с 1719) и др.

В языке «Ведомостей» чувствуется влияние народной, повседневной речи

В середине 1710-х Петр I задумал начать «русскую пропаганду» на Западе. С этой целью он потребовал от князя А.Б.Куракина «куранты печатные присылать в Европу», обещая «законное число денег тем, кто за сие дело возьмется». Однако, проект этот пробуксовывал. «В Европе великие шумы были, и суд, и осуждение». После ряда таких неудач Петр, как казалось, потерял интерес к печати. Судьба «Ведомостей» повисла в воздухе. Они стали печататься с большим запозданием, превратившись, по словам Б.Волкова, в «мемории для гисториков». Но Петр неожиданно вспомнил о газете, «узрел нерадение», устроил «государево внушение» всей редакции. После этого дела завертелись так, что «Ведомости» стали выпускаться 3 раза в неделю, и с той поры с выходом газеты никогда сбоев не было.

  1. Журналистика периода монополии правительства на печатное слово (1702–1759)

  1. Суждения М.В. Ломоносова о содержании и назначении журналистской деятельности.

Ломоносов сыграл выдающуюся роль в формировании российской журналистики – и не только научной. Немало он потрудился на журналистском поприще – как переводчик (тогда важнейшая журналистская профессия в России) и редактор. В 1741 г. М.В. Ломоносов в качестве автора и переводчика сотрудничает с “Примечаниями на Ведомости”, печатает свои оды на злобу дня – день рождения императора, поздравление новой императрице Елизавете Петровне, в честь победы российских войск над шведами, а также переводы статей академика Крафта – “О сохранении здоровья”, “О твердости разных тел” и другие. В 1748 г. Ломоносов назначается литературным редактором в отдел переводов газеты “Санкт-Петербургские ведомости”, но фактически становится редактором газеты. Он стремится к расширению отдела отечественных гражданских новостей и научных сообщений, к более понятному и доступному изложению и оперативности материалов. Благодаря деятельности Ломоносова тексты газеты удобно читать, они отличаются четкостью языка и построения фраз. Он был и одним из первых теоретиков журналистики, сформулировав в статье “О должности журналистов” (1754) важнейшие требования к деятельности работников прессы. Среди них – добросовестность и объективность в освещении научных достижений и деятельности ученых, уважение к их авторитету, тактичность, умение ценить и уважать чужое мнение и не спешить с осуждением научных гипотез. Высказался он и о недопустимости плагиата – то есть присваивании себе чужих высказываний, мыслей, текстов. При этом Ломоносов не видел в западном обществе того, что нужно настоящему журналисту.

Кроме этого у Ломоносова есть еще несколько работ по теории и практике литературного и журналистского творчества:

1739 г. – “Письмо о правилах российского стихотворства”;

1748 г. – “Краткое руководство к красноречию”;

1755 г. – “Российская грамматика”, “Рассуждения об обязанностях журналистов”;

1756 г. - “О нынешнем состоянии словесных наук в России”;

1757г. – “Материалы к Российской грамматике”; “Предисловие о пользе книг церковных в русском языке”.

Проекты Ломоносова:

- «Санкт-Петербургские ведомости о делах учёных людей» («Учёные ведомости»). Проект не осуществился из-за немцев в Академии Наук.

- «Внутренние российские ведомости». Предусматривал создание корреспондентского актива и привлечение сил на местах. Проект провалился.

  1. Первый отечественный частный журнал «Трудолюбивая пчела» (1759 г.) А.П. Сумарокова, содержание и проблематика.

Трудолюбивая пчела” (СПб., 1759) – первый частный ежемесячный журнал. Издавался А.П.Сумароковым тиражом 1200 экземпляров. Был преимущественно литературным. Название подразумевало, что читатель должен, как пчела, трудиться и собирать все полезное и поучительное, что найдет в издании. Отличался критической направленностью, критиковал придворную знать (в частности, “клику Шувалова-Воронцова”), обличал казнокрадство, взяточничество, любовь к излишней роскоши. Выражал симпатии не правящей императрице Елизавете, а опальной великой княгине Екатерине, которая вскоре стала императрицей. Это было своего рода политической демонстрацией. Журнал был наполнен очерками, эпиграммами, притчами. Здесь печатаются сатирические фельетоны, монологи редактора, в которых он поднимает голос против крепостного права, пишет о нравственности и достоинств, выражает озабоченность судьбою русского театра, обсуждает проблемы литературы, судьбу России. Большую часть произведений писал сам Сумароков. Журнал был закрыт в декабре 1759 г. из-за нападок на “великих мира сего” и из-за финансовых трудностей.

Жанры: переводные и оригинальные сочинения, проза и стихи, не было обозначения рубрик.

  1. Общественно-политическая журналистская деятельность Н.И. Новикова. Журнал «Трутень» и другие.

ТРУТЕНЬ» — один из лучших сатирических журналов, выходивших в России в 1769 и 1770. Издателем его был Н. И. Новиков. «Т.» выходил еженедельно в размере печатного полулиста. В 1769 вышло 36 номеров,

в 1770—17. Об успехе «Т.» свидетельствует вышедшее вскоре 2-е издание этого журнала. Третье издание выпущено было в 1865 под редакцией П. А. Ефремова.

Новиков в первом своем журнале «Т.» подверг довольно резкой критике порядки и нравы екатерининского времени. «Т.» открыто и энергично вел борьбу против всякого рода общественных злоупотреблений, бичевал невежество, пошлость, предрассудки и распущенность тогдашнего общества. «Т.», правда осторожно, подводил читателей к критике экономической основы крепостного права.

Статьи «Отписки крестьянские» и «Помещичий указ» вскрывают дикий произвол помещиков, бесправие и гнет крепостного крестьянства. Сочувствие журнала — на стороне «подлого» сословия. Но «Т.», как и последующие новиковские журналы — «Пустомеля» [1770], «Живописец» [1772—1773] и особенно «Кошелек» [1774], — ведя борьбу против крепостной эксплоатации и помещичьего произвола, против господ Безрассудовых, свою «власть во зло употребляющих», не ставил вопроса о крепостном праве так, как поставил его Радищев. Отсюда — идиллические картины счастливой жизни крепостных крестьян в поместьях «добросердечных» помещиков. Несмотря на это, новиковская критика крепостнической действительности имела значительное влияние на дальнейшее развитие общественной мысли в России.

  1. Полемика Н.И. Новикова и Екатерины II. Предназначение сатиры.

ПОЛЕМИКА НОВИКОВА С ЕКАТЕРИНОЙ II в 1769 г.

Все статьи, печатаемые нами, взяты из журналов, на страницах которых разыгралась борьба: новиковские — из журнала «Трутень», екатерининские — из журнала «Всякая всячина». Журнал Екатерины выходил с 1 января 1769 года, журнал Новикова — с 5 мая того же года.

В нашем издании статьи из «Всякой всячины» набраны петитом, ответы Новикова — корпусом.Поводом к выступлению Новиков избрал наставляющую статью из восемнадцатого листа «Всякой всячины», где определялись характер сатиры, предмет критики и качества сатирика-писателя.

Письмо Новикова-Правдулюбова, напечатанное в пятом листе, должно было показать читателю коренное различие политической программы «Трутня» и «Всякой всячины». «Всякая всячина», утверждал Новиков-Правдулюбов, лживо прикрывающаяся фразами о человеколюбии, в действительности рьяно защищает воров и взяточников. Правдулюбов язвительно замечает о «Всякой всячине»: «таких людей человеколюбие приличнее назвать пороколюбием». Указывая на это, Правдулюбов тем самым сближает государственных расхитителей и взяточников с «госпожой прабабкой», их защитницей. «Трутень» — журнал, писанный не по правилам «прабабки». Он обличает беззакония и преступления и считать их только слабостями отказывается. В связи с этим определяется и достоинство писателя. Если «Всякая всячина» любит я похваляет тех писателей, «кои только угождать всем стараются», то автор статей «Трутня» «сему правилу» не повинуется, он выносит приговоры. Одним словом, «зверок по кохтям виден».

Первое выступление «Трутня» возмутило Екатерину. Через три дня после выхода пятого листа — 29 мая — она разразилась гневной статьей, заявив, что «ругательные» возражения журнала она отвергает. Не зная автора, Екатерина не затрудняла себя выбором ругательств по адресу его «своевольства», полагая, что он испугается и замолчит. Но Новиков не угомонился. В восьмом листе—16 июня — в «Трутне» было помещено второе письмо Правдулюбова — ответ на гневную статью Екатерины. Если в первый раз Правдулюбов нанес удар журналу, то во втором письме мишенью была избрана сама Екатерина. Правдулюбов-Новиков задается целью разоблачить перед обществом того, кто скрывается под именем «прабабки», под именем «Всякой всячины», кто провозглашает «пороколюбие».

Блестяще написанная статья Правдулюбова, исходя из разбора слога «прабабки», указывает читателю на те признаки, которые ясно изобличают коронованного автора. Прежде всего Новиков настойчиво и неоднократно указывает на нерусское происхождение автора, на незнание им русского языка. Продолжая как бы разбор статьи Екатерины, Новиков, издеваясь над ее слогом, с легкостью показывает, как употребляемые ею некоторые выражения разоблачают в авторе деспотического правителя, привыкшего к повиновению и ненавидящего всех критиков. Действительно, в раздражении на Правдулюбова Екатерина неосторожно написала, что «уничтожает» неугодную ей «ругательную» сатиру. Новиков придрался к случаю и в восьмом листе написал ответ: «Не знаю, почему она мое письмо называет ругательством?» и т. д.

Из ответа Правдулюбова перед читателем вставал остроумно нарисованный сатирический образ автора «Всякой всячины».

На второе письмо Правдулюбова трудно было не ответить. Еле сдерживая ярость, Екатерина в очередном листе журнала написала: «Ничто так не подло и уничтожения достойно, как потаенно поносити человека». Озлобленная, сбитая с толку Екатерина решила в последний раз предупредить ненавистного ей издателя «Трутня», что «человек, который всегда веселится насчет других, достоин сам всякого уничтожения. Ибо он подвергается добровольно равной заплате». Это уже было обещание Екатерины расправиться с издателем.

Такой ответ был написан, несомненно, сгоряча. Одумавшись, через номер, Екатерина под псевдонимом Тихона Добросоветова обращается к «Трутню», пробуя увещевать его, призывая смириться и действовать по новым, усиленно рекомендуемым ею правилам. Рекомендации эти так и называются: «правило, предписанное всем сочинителям», извлеченное из письма Добросоветова к господину сочинителю «Трутня».

«Высочайшая» инструкция определяла: 1) каким должен быть сочинитель и 2) что обязан изображать сочинитель.

По первому пункту сочинителю вменялось в должность быть «добросердечным», чтобы «во всех намерениях, поступках и делах» блистала «красота души добродетельного и непорочного человека». Поэтому он лишь «изредка касается к порокам, чтобы тем под примером каким не оскорбити человечества».

Второй пункт приказывал сочинителю «поставить пример в лице человека, украшенного различными совершенствами, то есть добронравием и справедливостию, описывать твердого блюстителя веры и закона, хвалить сына отечества, пылающего любовию и верностию к государю и обществу, изображать миролюбивого гражданина». «Вот славный способ исправляти слабости человеческие». Это уже была полная капитуляция перед сатирой и требование от журналов заниматься примерно тем же, чем занимались французские поклонники монархини — «создавать ей алтари». В конце письма Новикова предупреждали, что если он не будет следовать этим правилам, то его будут считать «злонравным человеком», который «изо всего составляет ближним поношение», «бранит всех» только потому, что сам он порочный человек, «услаждение» находящий в «уязвлении других».

Новиков и не подумал прислушаться к преподанному ему совету. Он еще решительнее повел наступление на правительственный журнал, проявивший смятение чувств. Совет был дан 3 июля, а уже 21 июля Новиков печатает злую сатиру на суд — историю о том, как у судьи украли часы. 4 августа он печатает второе письмо дяди к племяннику, в котором дядя вслед за Екатериной плутни свои цинично называет слабостью.

28 августа «Всякая всячина» выступила с защитой русского самодержца. Екатерина, укрывшись под псевдонимом Патрикия Правдомыслова, прямо объявила, что пишет эту статью с целью защиты от нападок «Трутня»: «Рассудил за нужное сие к вам написать для того, что некоторые дурные шмели на сих днях нажужжали мне уши своими разговорами о мнимом неправосудии судебных мест». Все письмо построено как ответ на новиковские рассуждения, что в России нет «златого века», что неправосудие господствует, и потому именно, что оно находится под высочайшим покровительством. Первое, что стремится сделать Правдомыслов,— это реабилитировать Екатерину, доказать, что русская императрица лично никак не связана с имеющимися в России мошенниками, что она «сама справедлива», что обвинять ее в чем-либо лично невозможно и недопустимо. Новиков торжествовал свою первую победу — он заставил Екатерину оправдываться перед обществом.

Так на обличение «Трутня» государь-писатель ответил аргументами государя-самодержца. Отказываясь от полемики, словами почти царского указа заставлял признать, что Екатерина II премудра, просвещенна, справедлива, что ее век — «век златый», а если существуют пороки и недостатки в стране, то в этом повинны сами подданные.

Русское просвещение приняло вызов; Новиков решил драться до конца. 8 сентября в двадцатом листе он выступает с главной своей статьей, в которой уже не таясь, а открыто, следуя примеру Правдомыслова, обрушивается на Екатерину как главного автора журнала «Всякая всячина». Он облачает политическую игру Екатерины в просвещенного монарха, объясняет читателю, сколь реакционна позиция правительственного журнала, занявшегося пропагандой вздорной и политически несостоятельной легенды о просвещенном характере екатерининского «самодержавства».

В центре статьи Новикова — образ коронованного автора, основной чертой которого является «неограниченное самолюбие».

Неограниченный самолюбец считает своей обязанностью вмешиваться во всякую деятельность людей, всюду желая занять первое место. На днях он изобрел «новенькое» — решил сделаться писателем, стал издавать «книгу всякий вздор» — то есть «Всякую всячину». Книга эта наполнена «странными приключениями», которые почему-то называются сатирами: «Такий-то на сей неделе был у своей родни и передавил все пироги»; «такий-то всякий день бранится со своими соседями за колодязь»; «такий-то там-то приметил, что все девицы кладут ногу на ногу очень высоко», и т. д. К сожалению, неограниченный самолюбец не довольствуется этим, он еще издает журнал и для того, чтобы «показать, якобы он единоначальный наставник молодых людей», что именно он «всемирный возглашатель добродетели», но при этом, не умея писать сам, «перекрапывает на свой салтык статьи из славного аглинского «Смотрителя», занимается плагиатом, называя чужие сочинения «произведением своего умоначертания», и т. д.

Трудно переоценить значение этого выступления Новикова, как и всей его отважной борьбы с Екатериной. Своими выступлениями Новиков, кроме всего, обезоруживал Екатерину, она уже не могла грозить ему со страниц журнала, ибо тем самым доказала бы всему обществу, что она «кусает лишше Кервера», что Новиков прав в своих обвинениях. Поэтому в очередном номере — 11 сентября — Екатерина поместила ответ под заголовком «Нельзя на всех угодить». Еле сдерживая себя от сильных выражений и называя издателя «Трутня» всего лишь «ругателем» и «завистником», она старается хоть как-нибудь оправдаться перед обществом. Не умея найти аргументов в свою пользу, она замечает, что не считает для себя возможным пускаться в опровержение «бредней», ибо показывает тем самым, «в каком холодная кровь выигрыше бывает над кипящею». Признается Екатерина только в том, в чем нельзя было не признаться,— в плагиате. «Скажут, что мы переводы списываем. Признаемся, что и сие бывает». В самом начале статьи Екатерина не сдерживает своего изумления поведением издателя «Трутня»: «Воистину удивительная вещь! Есть люди, кои бранят наше сочинение».

Больше Екатерина не отвечала на продолжавшиеся наступления Новикова. В бумагах Екатерины академик Пекарский обнаружил ряд написанных, но ненапечатанных статей для «Всякой всячины». В одном из таких «писем», например, она писала, что в обществе появились «молодчики молодые», которые «становятся перед старшими и сим места не дают». «В наших краях прежде сего смертию казнили тех, кои малейшее непочтение доказывают старикам». Печатать такие письма после новиковских памфлетов я обличений — значило для Екатерины окончательно скомпрометировать себя, испортить всю затеянную игру. Не печатать, не отвечать на продолжавшуюся сатиру «Трутня» для неудачливой государыни-писательницы значило бы попустительствовать «дерзкому своевольству» бывшего держателе дневной записки. Так должно было стать очевидным для Екатерины, что она проиграла свое сражение с русским просветителем, что план овладеть русским общественным мнением вторично был сорван. Поэтому она сама отказалась от литературно-журнальной деятельности и прекратила издание «Всякой всячины». В апреле 1770 года был закрыт «Трутень».

  1. Публицистическое творчество И.А. Крылова и Д.И. Фонвизина.

Сатирическая публицистика Д.И. Фонвизина.

В 1762 Фонвизин переехал в Петербург и здесь начал усиленную литературную деятельность. Он был постоянным гостем кружка Козловского. В результате сближения с этим кружком сатирик написал «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке», напечатанное в первый раз в ежемесячном издании «Пустомеля».

Социально-бытовая комедия «Бригадир», Комедия «Недоросль».

1. Журнал «Собеседник любителей российского слова». Фонвизин напечатал в нем:

- «Опыт российского сословника»

-«Челобитную Российской Минерве от российских писателей»

-«Вопросы сочинителю былей и небылиц»

-«Поучение, говоренное в Духов день»

-«Повествование мнимого глухого и немого»

2.«Опыт российского сословника» - своеобразное по жанру произведение, где под предлогом филологических разысканий читателю преподносилась политическая сатира. Внешне Фонвизин ориентировался на традиции французских толковых словарей, но именно внутренний смысл, остро обличительный подтекст предлагаемых толкований придавал этому произведению особую, чисто фонвизинскую неподражаемость. Вот как, например, иллюстрирует сатирик определения значений слов синонимического ряда запамятовать, забыть, предать забвению: «можно запамятовать имя судьи, который грабит, но трудно забыть, что он грабитель, и само правосудие обязано преступление не предавать забвению».

3. «Несколько вопросов, могущих возбудить в умных и честных людях особливое внимание». Вопросы были посланы в журнал анонимно. Обращенные к правительству, а в ряде случаев непосредственно к императрице, вопросы затрагивали коренные проблемы положения русского дворянства, отношения его к государственной службе, проблему соотносительности ценностей европейской культуры с отечественными традициями. Екатерине II пришлось лично отвечать на все эти вопросы. В некоторых случаях она уходила от ответов по существу, отделываясь отговорками. Иногда ее ответы содержали в себе угрозу в адрес слишком смелого автора. Несмотря на то, что после своих «Вопросов» Фонвизин продолжал некоторое время печататься в «Собеседнике», и на то, что он тонко и умно сделал вид, будто пытается оправдаться перед автором «Былей и небылиц» в особом извинительном письме, его судьба была уже решена: Фонвизин оказался отлученным от литературы, и последующие сочинения не увидели света при жизни автора.

3.Фонвизин задумал издавать журнал «Стародум», получил разрешение и стал готовить материал, но по распоряжению Екатерины журнал был запрещен.

Литературное наследство последнего периода деятельности Фонвизина состоит из статей для журнала (Письмо Взяткина, письмо Стародума, Всеобщая придворная грамматика и др.) и из драматических произведений - комедии «Выбор гувернера» и драматического фельетона «Разговор у княгини Халдиной». Кроме того последние годы своей жизни писатель работал над автобиографией «Чистосердечное признание». В своих сатирических статьях Ф. бичевал нравы придворной знати, взяточничество чиновников, жестокость помещиков и т. п.

19.Своеобразие журнала И.А. Крылова «Почта духов».

Первым журналом, который начал единолично издавать Крылов, был «Почта духов. Ежемесячное издание, или Ученая, нравственная и критическая переписка арабского философа Маликульмулька с водяными, воздушными и подземными духами».

Это был чисто литературный журнал, выходивший в Петербурге с января по август 1789 г. и печатавшийся в типографии И.Г. Рахманинова. Хотя журнал выходил ежемесячно отдельными книжками, в композиционном отношении это было многоплановое, связанное единым фантастическим сюжетом произведение. Следуя традициям сатирической журналистики 1769 г. (в частности, журналу Ф.А. Эмина «Адская почта»), издание Крылова более тяготело к романной форме беллетристического повествования. Материалом журнала служит «переписка» волшебника Маликульмулька со своими фантастическими корреспондентами, выполняющими строго определенные функции. В письмах подземных духов, гномов Зора, Буристона, Вестодава едко и остроумно осмеиваются царящие на Земле разврат и коррупция, захватившие, подобно заразе, и размеренную жизнь подземного царства. Плутон посылает гнома Буристона на Землю с поручением найти там честных и беспристрастных судей для подземного царства. Но, столкнувшись с судебными порядками на Земле, гном отчаивается выполнить поручение Плутона. Параллельно благодаря письмам гнома Зора мы знакомимся с петиметром Припрыжкиным, женящимся на престарелой кокетке, присутствуем на обеде богача Плутореза, узнаем о француженке, хозяйке модной лавки, приютившей своего брата, во Франции бежавшего из Бастилии, но здесь намеревающегося стать воспитателем российского юношества.

Совсем в другом стиле выдержаны письма, отправляемые волшебнику воздушными духами-сильфами — Выспрепаром, Световидом и Дальновидом. Это в основном философские рассуждения об общественной морали и политике, об обязанностях монархов, о положении дворян в обществе, о моральном долге, определяющем звание «честного человека», о мизантропии как единственно правильной жизненной позиции в этом мире, где царствуют фальшь и корысть. Содержание этой части журнала было во многом заимствовано Крыловым из сочинений французского писателя и философа-просветителя маркиза Ж.-Б. д'Аржана: «Кабалистические письма» и «Еврейские письма». Проникнутая духом демократизма и нетерпимостью к сословным предрассудкам, программа д'Аржана, несомненно, импонировала Крылову. Стиль заимствованных материалов этой части переписки духов явно тяготел к философской публицистике.

Значительное место на страницах «Почты духов» отводилось борьбе с галломанией, а также литературной полемике. Объектами язвительных, нередко на грани пасквиля, нападок Крылова являлись его давний литературный противник, известный драматург Княжнин, а также заведовавший репертуаром петербургских театров Соймонов. Идеологическая радикальность сатиры «Почты духов» обусловила недоброжелательство по отношению к журналу со стороны дворянских читательских кругов Петербурга. Ввиду материальных затруднений в августе 1789 г. издание было прекращено. Правда, в 1802 г. «Почта духов» вышла вторым изданием.

48 писем разделены на 4 части. Корреспонденты – гномы (земля) Вестодав, Зор и т.д., сильфы (воздух) Дальновид, Световид и т.д., ондин (вода) Бореид. У каждой стихии свои функции, свой стиль и свои темы. Гномы ведают тем ,что относится к теме человеческого быта. Ондин связан с человеческими размышлениями. Сильфы отвечают за самые тонкие темы – философия, размышления о природе, обществе, месте человека. Саламандры (огонь) не представлены, хотя они считались самыми сильными.

Духи часто бывали среди людей. Два письма самого Маликульмулька. Гном Хор отправлен на землю из ада за модным головным убором для Прозерпины. Мотивировки выхода в мир людей есть всегда. Несмотря на то, что все письма четко закреплены за структурой, каждое из них может рассматриваться как отдельное произведение. География писем разнообразна. На равных правах выступают боги, философы, помещики, чиновники и крестьяне. Персонажами также могут быть олицетворенные предметы, например, косынка и английская шляпка.

Серьезный критический характер. Показаны отрицательные стороны действительности – сатирический гротеск. Эзопов язык – язык иносказаний, чаще всего вынужденных. Аллегорический стиль. Прежде всего автора беспокоят нравы дворянства. Говорящие имена: молодой дворянин Промот, его любовница Неотказ, тема галломании. Увлечение всем французским, пренебрежение к русскому. Господин Припрыжкин женится, использует для этого крестьян.

Тема фаворитизма. 6 письмо – намек на систему фаворитов Екатерины. Гном Буристон. Крупный чиновник. Автор пытается закрепить за Буристоном стиль, создает видимость участия в журнале разных авторов.

Литературная тема. Пародия на Державина. Ухватился за две противоречивости в творчестве Державина – кладбищенские мотивы, мотивы тленности и тема эпикурейства, наслаждения. В 43 письме сильф Световид пишет, что подслушал разговор двух людей на прогулке, которые производят впечатление умных. Они сетовали на горести и бессмысленность жизни, а потом отправились в трактир. Принцип сатирического гротеска.

Развитие русского литературного языка. Использовал диалектные наречия, народную тематику.

Тираж неизвестен. Но в одном номере есть сведения, что подписчиков было 80.

  1. Публицистика А.Н. Радищева.

Журнально-публицистическая деятельность А.Н. Радищева.

1. «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске по долгу звания своего» - письмо неизвестному адресату, посвящено описанию открытия памятника Петру I Фальконе. Опубликовать его (без подписи) Радищев смог только после того, как завел домашнюю типографию. В «Письме другу» писатель достаточно подробно повествует о церемонии. Точные и лаконичные строки отчета перебиваются рассуждениями автора. Радищев признает заслуги Петра , но видел в его правлении и отрицательные моменты: он закрепостил народ, сделал свободу недосягаемой. По мнению Радищева, Петр мог бы еще больше прославить свое правление, если бы дал свободу русским людям. Радищев понимает, что это практически невозможно: ни один государь не поступится ничем из своих самодержавных прав.

2. Статья «Беседа о том, что есть сын Отечества» опубликована в 1789г. в журнале «Беседующий гражданин» (Издавался обществом Друзей словесных наук, редактор Антонский). Писатель, желая по виду сохранить манеру «Беседующего гражданина», написал не статью, а «беседу», принял жанр наставления, поучения, принятый в этом журнале. По мнению автора, называть сыном Отечества можно не каждого. Истинный патриот должен обладать множеством нравственных качеств: честью, благонравием, скромностью, преданностью, благородством. Писатель считает, что благороден тот, кто совершает мудрые и человеколюбивые поступки, умен и добродетелен, больше всего заботится о славе и пользе Родины.

3. «Путешествие из Петербурга в Москву» 1789. Отправная идея книги — просветительская. Революционные идеи в «Путешествии…» Радищева связаны не столько с французской революцией, сколько вызваны самостоятельными размышлениями Радищева над историческим развитием России. Темы: 1)закона и беззакония; 2)разоблачение теории просвещенного абсолютизма; 3) оспаривает идею просвещения как средства улучшения жизни, спорит с масонами о целесообразности духовно-религиозного просвещения. 4) проблема воспитания, 5) разоблачение идей «реформ сверху». 6) неизбежность народной революции - основная идея оды «Вольность». В заключение автором произносится посвящение с оптимистическим утверждением силы печатного слова - «Слово о Ломоносове».

Герой выезжает из Петербурга революционером и приезжает в Москву революционером, но выезжал он пессимистом, а приехал оптимистом. Эта психологическая эволюция Путешественника — результат пережитого и увиденного им в дороге.

  1. Положение печати в России в связи с либеральными реформами начала XIX в. (цензурные уставы, официальные издания и т.п.).

В борьбе с крамолой, с чего и началось правление Николая I, естественно император опирался на полицию и цензуру. В отношении последней ему не пришлось изобретать что-то новое: на первых порах его вполне устроила та политика, которую проводил министр духовных дел и народного просвещения в 1824–1828 гг. А.С. Шишков в конце жизни Александра I. Именно при Николае I этот государственный деятель смог реализовать свои идеи о цензуре, не имевшие поддержки Александра I. А.С. Шишков сразу же был принят новым императором, выслушавшим его и давшим ему указание разработать новый цензурный устав. А.С. Шишков задолго до назначения министром занимался проблемой реформирования цензуры. Еще в 1815 г. он выступил на заседании Государственного совета со своим мнением при обсуждении вопроса о разграничении цензурных полномочий между министерствами народного просвещения и полиции. Он утверждал, что главные пороки цензурного устава 1804 г. – «недостаточность руководящих правил», «отсутствие у цензуры довольного доступа и голоса к защите или одобрению хорошей и к остановке или обличению худой книги». Кроме того, он отмечал, что в стране вообще слишком мало цензоров. Шишков предлагал свой проект цензурного аппарата. По нему цензурное управление должно состоять из двух комитетов: верхнего (министры народного просвещения, полиции, обер-прокурор Синода и президент Академии наук) и нижнего («избранные, возмужалые, добронравные люди», ученые, знающие языки и словесность), включающего отделы по родам подлежащих цензуре книг.

Многие из идей А.С. Шишкова получат поддержку в ходе цензурной реформы 1826 г. Следует отметить, что в Министерстве духовных дел и народного просвещения еще до назначения Шишкова министром создавался проект цензурного устава. Но новый министр нашел его «далеко недостаточным до желательного в сем случае совершенства» и внес замечания, с учетом которых составлялся цензурный устав 1826 г. В «Записках А.С. Шишкова» говорится: «Я, не могший по слабости моего зрения и здоровья заняться великим сим трудом, употребил на то директора канцелярии моей князя Шихматова, человека благоразумного и усердного, к пользам престола и отечества». Таким образом, у нового цензурного устава было два творца – А.С. Шишков и князь П.А. Ширинский-Шихматов, один из крупных государственных деятелей николаевского периода.

Новый цензурный устав был принят 10 июня 1826 г. и лег в основу осуществляемой цензурной реформы. В противоположность цензурному уставу 1804 г. он был крайне подробен (его объем был в пять раз больше) и состоял из 19 глав и 230 параграфов. Новый устав был пронизан стремлением регламентировать все возможные задачи цензуры и действия ее аппарата. В 11 главах определялись цели и задачи цензуры, излагались ее организационные основы, фактически предлагалась первая в истории России структура цензурного аппарата. В остальных 8 главах подробнейшим образом раскрывался характер, способы и методы цензуры разных типов произведений печати.

Основные положения цензурного устава 1826 г. сводились к следующему:

• цель учреждения цензуры состоит в том, чтобы произведениям словесности, наук и искусства при издании их в свет посредством книгопечатания, гравирования и литографии дать полезное или, по крайней мере, безвредное для блага отечества направление;

• цензура должна контролировать три сферы общественно-политической и культурной жизни общества: 1) права и внутреннюю безопасность, 2) направление общественного мнения согласно с настоящими обстоятельствами и видами правительства, 3) науку и воспитание юношества;

• традиционно цензура вверялась Министерству народного просвещения, а руководило всею ее деятельностью Главное управление цензуры. «В помощь ему и для высшего руководства цензоров» утверждался Верховный цензурный комитет, состоявший в соответствии с тремя направлениями цензуры из министров народного просвещения, внутренних и иностранных дел;

• правителем дел Верховного цензурного комитета состоит директор Канцелярии министра народного просвещения. Ежегодно он составляет наставления цензорам, «долженствующие содержать в себе особые указания и руководства для точнейшего исполнения некоторых статей устава, смотря по обстоятельствам времени»;

• в стране создавались Главный цензурный комитет в Петербурге, местные цензурные комитеты – в Москве, Дерпте и Вильно. Главный цензурный комитет подчинялся непосредственно министру, остальные – попечителям учебных округов;

• право на цензуру, кроме того, оставалось за духовным ведомством, академией и университетами, некоторыми административными, центральными и местными учреждениями, что закладывало простор для субъективизма цензуры.

тенденция роста числа ведомств, обладающих цензурными Функциями в условиях развития николаевского бюрократического режима, была постоянной. Каждое ведомство ревностно следило за публикациями, содержавшими любую информацию о нем, и, нередко при этом проявляя самодурство, требовало их на просмотр. 7 декабря 1833 г. светлейший князь А.И. Чернышев, военный министр в 1832–1852 гг., добился высочайшего повеления о том, «чтобы о современных военных событиях помещаемы были в журналах лишь официальные реляции». И тем не менее он также требовал предварительного представления к нему всех статей, помещаемых в российской прессе о современных военных событиях. Затем, в 1834 г., военное ведомство запретило «Санкт-Петербургским ведомостям», «Сыну Отечества», «Северной пчеле» печатать выписки из высочайших приказов о производстве и назначении генералов. Привилегию в этом имела только одна газета – «Русский инвалид». В этом же году граф А.X. Бенкендорф инициировал повеление императора о том, чтобы чиновники отдавали свои литературные произведения и переводы в газеты и журналы только после предварительного разрешения своего начальства. Наконец, в 1845 г. министры добились права быть цензорами всего касающегося деятельности их ведомств.

Таким образом, помимо организованной к середине XIX столетия сети цензурных комитетов, в стране сложилась еще одна – из ведомственных учреждений и организаций, обладающих цензурными полномочиями, которую недреманно контролировала высшая ее инстанция – III отделение С. Е. Императорского Величества Канцелярии во главе с деятельным и бдительным министром внутренних дел, шефом жандармов графом А.X. Бенкендорфом.

  1. Демократические настроения в публицистике И.П. Пнина, И.М. Борна, В.В. Попугаева

Вольное общество любителей словесности, наук и художеств

(С.-Петербургское) — возникло 15 июля 1801 г. по мысли И. М. Борна и при содействии товарищей его по академической гимназии: В. В. Попугаева, А. Г. Волкова, В. В. Дмитриева и В. И. Красовского. Одними из первых членов были: Шубников, А. М. Яковлев, П. М. Иванов, А. X. Востоков, Ф. Ф. Репнин, Г. И. Спасский, Н. Ф. Остолопов, Олешев, А. Е. Измайлов, И. А. Кованько, Д. Ф. Бринкен, Д. И. Языков, Н. И. Судаков. К концу первого года общество состояло из 15 членов. Общество не отличалось единством мнений. В нем образовалось два крыла: левое – радикально-демократическое и правое – умеренно-либеральное. Левое крыло представляли И.М. Борн, В.В. Попугаев, И.П. Пнин, поэт и лингвист А.X. Востоков и др. Правое крыло – историк и переводчик Д.И. Языков, писатели и журналисты А.Е. Измайлов, Н.П. Брусилов и др.Деятельность общества выражалась в чтении на еженедельных собраниях своих произведений и переводов, а также рецензировании их; последнюю обязанность первое время исполняли Красовский и Востоков.

В двадцатилетней истории Вольного общества любителей словесности, наук и художеств намечаются два периода: первый (1801–1807), когда во главе общества стояло левое крыло, и второй (1808–1812), когда руководство обществом осуществлялось умеренно-либеральными литераторами карамзинской школы. В первый период президентами общества были Борн, Пнин (1805) и снова Борн. В 1807 г. на очередных выборах группа Борна – Попугаева потерпела поражение, президентом был избран карамзинист Языков; с этого времени начинается упадок общества.

Организация внешняя в первые годы не была вполне установлена; обязательным должностным лицом являлся только секретарь, и эту должность несли по очереди Попугаев, Волков и Востоков. В 1802—03 гг. общество издало в двух частях сборник "Свиток Муз". 26 ноября 1803 г. общество было признано официально, устав его утвержден и напечатан в "Периодическом сочинении об успехах народного просвещения". Во главе общества находился "комитет цензуры общественной", состоявший из президента (или председателя), секретаря и трех, потом 5 цензоров. Все они избирались на год. В 1811 г. были отменены взносы денег и введены некоторые изменения в уставе. Отечественная война временно прекратила деятельность общества. Председателями за все это время были И. М. Борн, И. П. Пнин, Д. И. Языков и Д. В. Дашков. В 1804 году общество затеяло журнал под названием "Периодическое издание", который прекратился на 1-й книжке. Таким образом, обществу приходилось пользоваться чужими органами, из которых многие, впрочем, издавались его же членами. Такими журналами особенно являются: "Северный вестник" (1804—05) и "Лицей" (1806), изд. И. И. Мартыновым; "Журнал российской словесности" (1805), изд. H. П. Брусиловым; "Любитель словесности" (1806), изд. Н. Ф. Остолоповым; "Талия" (1807), сборник, изд. А. П. Бенитцким; "Цветник" (1809—10), изд. А. П. Бенитцким, А. Е. Измайловым и П. А. Никольским. В 1812 г. общество предприняло издание ежемесячного журнала "С.-Петербургский Вестник"; журнал этот прекратился до конца года, вследствие войны; для своего времени он замечателен, особенно благодаря отделу смелой и толковой критики. Во всей деятельности общества за это время усматриваются два течения. Одно связано с интересами социально-политическими, проявлявшимися в глубоком уважении членов к А. Н. Радищеву и в чтении на собраниях переводов из Беккарии, Филанжиери, Мабли, Рейналя, Вольнея и других передовых мыслителей XVIII века, а также своих собственных статей на темы о влиянии просвещения на законы и правление, о феодальном праве, о разделении властей и т. п. Главными представителями такого направления были Борн, Пнин, Попугаев, Бенитцкий. Другое течение выражалось в сочинительстве и разборе разных литературных упражнений, главным образом стихотворных. Оба эти течения тесно связывало сочувствие к реформе Карамзина и ратоборство за введенные ею новшества. При возобновлении общества первое направление совершенно исчезло за выбытием тех членов, которые его поддерживали. Заседания возобновились 7 декабря 1816 года, но посещались членами неохотно, и постоянным, не сходящим с очереди вопросом более заинтересованных членов было приискание мер к привлечению неисправных. Но так как все меры были чисто внешнего характера и показывали только, что и главнейшие деятели не понимают своих задач и целей, то общество, протянув еще целых восемь лет, окончило свое существование.

Судя по уцелевшим протоколам, последнее заседание было 5 марта 1825 г. За весь этот период председателем общества был А. Е. Измайлов, а секретарем А. А. Никольский. В 1816—17 гг. члены помещали свои произведения в "Сыне Отечества", а в 1818 г. Измайлов основал для этой цели журнал "Благонамеренный", известный своей неаккуратностью и бесцветностью содержания.

Альманах «Свиток муз».

«Свиток муз» – стихотворный альманах, его первая книжка появилась в 1802 и вторая – в 1803 г. «Свиток муз» является значительной вехой в истории такого вида периодических изданий, как альманах. В русскую журналистику альманах ввел Карамзин своей «Аглаей» (1794). Отличительной чертой альманахов Карамзина и карамзинистов являлось то, что они давали преимущественно легкое занимательное чтение и рассчитаны были прежде всего на признание «прекрасных читательниц». Эту традицию разрушили декабристы, создавшие свой тип альманаха («Полярная звезда», «Мнемозина»), который воспитывал читателя в гражданском духе.

Однако первый удар по карамзинской традиции нанес альманах «Свиток муз». Здесь были представлены не только камерные поэтические жанры, но и замечательные образцы высокой поэзии – гражданские, философские, политические стихотворения Борна, Попугаева, Востокова и других поэтов левого крыла Вольного общества. Не случайно первая книжка «Свитка муз» открывалась «Одой достойным» Востокова – программной политической декларацией, исполненной тираноборческого пафоса. Выражая настроения радикальной части Вольного общества, автор восторженно приветствует убийство тирана-самодержца Павла, защищает право народа на свержение недостойного монарха.

Большой интерес и по содержанию, и по композиции представляет вторая книжка альманаха. Сначала в ней идут высокие гражданские оды и послания радикальных поэтов-просветителей, которые с негодованием пишут о различных проявлениях социального зла в России и призывают бороться с этим злом, рисуют благородный образ патриота-гражданина, готового пойти на каторгу ради свободы и счастья своего народа («Ода к истине», «Судьба моя» Борна, «Письмо к Борну», «К друзьям» Попугаева, «К бардам потомства» И.А. Кованько и др.). À заканчивался «Свиток муз» некрологом Радищева, написанным Борном («На смерть Радищева»). Это был единственный печатный отклик на самоубийство Радищева, последовавшее 11 сентября 1802 г.

«На смерть Радищева» – яркое публицистическое произведение, написанное в форме ораторской речи, обращенной к «любезным друзьям», к товарищам-единомышленникам. Это было очень смелое в условиях подцензурной печати похвальное слово в честь «истинно великого человека», который как борец за «правду» и «добродетель» вынужден был не только жить в «утеснении», т.е. в тюрьме и ссылке, – ведь «участь правды – быть гонимой», – но и вообще уйти из жизни. Борн сумел подчеркнуть, что гибель Радищева – факт политический: человека не стало по вине деспотического правительства.

Форма стихотворного альманаха сужала сферу публичных выступлений в печати радикально-демократических писателей и журналистов. Им необходим был общественно-политический журнал, и в 1804 г. члены Вольного общества начали выпускать «Периодическое издание», редактирование которого поручили Попугаеву. Журнал прекратился на первом номере в результате разногласий, возникших в связи с подготовкой первой книжки: группа Языкова не желала поддерживать радикальное направление, которое стремились придать журналу Попугаев, Борн и другие представители левого крыла.

  1. Умеренно-либеральное направление в журналистике начала XIX века. Журнал «Вестник Европы» (1802–1804) при Н.М. Карамзине.

1766-1826 – годы жизни Карамзина.

Наряду с оппозиционной прессой радищевцев в начале 19 в. существуют и либерально-консервативные печатные органы. В первую очередь к ним надо отнести журнал Н.М. Карамзина «Вестник Европы», созданный в 1802 г. Это один из немногих долговечных журналов первой половины 19 в. (издавался до 1830 г.). Карамзину удалось создать примечательный по своему типу ежемесячник. У Карамзина уже был опыт работы в новиковском журнале «Детское чтение», в газете «Московские ведомости», он же был в конце 18 в. издателем «Московского журнала». До издания «Московского журнала» Карамзин побывал за границей: в Германии, Англии, во Франции, в Швейцарии — и понимал огромное значение журнала в общественной и культурной жизни общества.

Его журнал не был чисто литературным изданием. Значительную роль в нем играла политика.

Журнал выходил выпусками два раза в месяц, всего 24 номера в год. Каждый номер четко делился на два отдела: первый - литература и смесь, второй — политика. В первом отделе помещались ориги-нальные и переводные произведения сентиментально-элегического характера Карамзина, Дмитриева, Жуковского, переводы из Жанлис, Грея, в том числе его «Сельское кладбище» и др. Статьи и лите-ратурные произведения русских авторов печатались в основном анонимно. Много было мелких заметок из иностранных журналов, помещались статьи, рассказывающие об отдельных событиях русской истории. Как историк Карамзин горячо призывал своих читателей к изучению исторического прошлого страны.

Во втором отделе давался обзор политической жизни Европы. Главное внимание уделялось Франции и Англии, стоящим в центре политической жизни того времени. Публиковались письма, речи от-дельных политических деятелей, переводы статей с комментариями журнала.

Первый номер «Вестника Европы» открывался программной статьей «Письмо к издателю», которая, вероятно, была написана самим Карамзиным. Это было в традиции того времени. Достоинство журнала автор письма видит в его разнообразии. Наиболее важными отделами признаются отделы политический и исторический. Задача литературного отдела была сформулирована с учетом его воздействия на сознание людей, их нравы. Автор подчеркивал, что в целом журнал должен не поучать, а «занимать» читателя приятным образом. Автор не преминул с осуждением отозваться о Французской революции, о Робеспьере и выразил надежду, что политическая жизнь в Европе дальше будет идти без каких-либо потрясений. К этим мыслям журнал Карамзина возвращался не раз. Желая избежать полемики, журнал в номере 23 открыто провозгласил свое отрицательное отношение к литературной критике.

Карамзин выступает в своем журнале как идеолог дворянства. В «Вестнике Европы» можно найти неприкрытую идеализацию крепостничества и самодержавия. В то же время журнал Карамзина подвер-гает критике отдельных жестокосердных помещиков. Он проповедует гуманное просвещение всех сословий, и в частности помещиков. Вместе с тем Карамзин требует дальнейшего совершенствования гражданских законов, улучшения воспитания и умерения пустой роскоши. Эти требования в основном укладывались в рамки дворянского либерализма Александра I.

Опорой государства Карамзин неизменно считал дворян.

В вопросах внешней политики Карамзин и его журнал также выступают сторонниками монархической формы правления. В 1802-1803 гг. он одобряет действия Наполеона, ставшего монархом-консулом, хотя и порицает его как возможного агрессора.

Карамзин - редактор и журналист - способствовал улучшению стиля и языка русской литературы, публицистики.

В практике Карамзина показательно умение использовать журнал для пропаганды своих взглядов без навязчивости, но тем не менее весьма последовательно. Журнал его, конечно, не ограничился только «развлечением» читателя, как обещала программная статья.

В 1803 г. Карамзин, получив звание придворного историографа, оставил журнал и целиком отдался написанию «Истории государства Российского».

После ухода Карамзина в 1804 г. «Вестник Европы» редактировали разные редакторы. Он становился все более консервативным. В 1828—1829 гг. журнал особенно отличался выпадами против дворян-ских поэтов-романтиков, включая Пушкина.

  1. Отечественная война 1812 года и ее отражение в журналистике. Журнал «Сын Отечества» Н.И. Греча (1812–1815) и «Русский вестник» С.Н. Глинки (1808–1812).

На титульном листе «Сына Отечества» значилось: «Журнал исторический, политический и литературный» (последнее слово появилось в 1814 г.).

Как журнал исторический «Сын Отечества» обращался к замечательным событиям прошлого России и прежде всего к «грозе двенадцатого года». В этой связи программное значение имела статья «Рассуждение о необходимости иметь историю Отечественной войны 1812 года» Ф. Глинки — участника военных действий, автора «Писем русского офицера», члена тайных обществ декабристов. В своей статье Ф. Глинка делился соображениями о том, кто должен писать историю Отечественной войны, каково должно быть ее содержание и каков слог. В качестве авторов героической летописи, по его мнению, должны быть непосредственные участники сражений, которые могут правдиво показать подвиг народа, отстоявшего национальную независимость. Подобно тому, как в зеркале вод отражаются большие деревья и маленькие кустарники, пишет автор, так и в будущей истории войны необходимо осветить участие всех народностей, защищавших Отечество. Писать о подвиге народа, по мнению Ф. Глинки, следует чистым и ясным слогом, доступным людям всякого состояния, ибо все сословия «участвовали в славе войны и в свободе отечества».

Как журнал политический «Сын Отечества» обращался к событиям внешней и внутренней жизни страны. В статье А. Куницына 1818 г. «О состоянии иностранных крестьян» ставились под сомнение доводы публицистов, считавших положение русского крестьянина предпочтительным по сравнению с иностранным, так как о его благосостоянии печется помещик. По словам Куницына, русский крестьянин лишен главного — личной свободы. Опубликованная в следующем номере «Сына Отечества» статья Куницына «О конституции» продолжала заявленную тему и утверждала преимущества конституционного парламентского правления.

Состояние литературной жизни России находило постоянное отражение в журнале. В статьях А.Бестужева, Кюхельбекера, Рылеева рассматривались магистральные вопросы развития отечественной словесности, утверждалась идея самобытной литературы. В статье «Несколько мыслей о поэзии» Рылеев выступал против духа рабского подражания, за истинно национальную поэзию гражданской направленности. В полемике вокруг комедии Грибоедова «Горе от ума», поэмы Пушкина «Руслан и Людмила», баллады Жуковского «Людмила» выявлялась литературно-эстетическая позиция «Сына Отечества», его ориентация на народность, национальную самобытность искусства, гражданский романтизм.

После событий на Сенатской площади «Сын Отечества» претерпел существенные изменения в направлении, составе сотрудников и сделался заурядным официозным изданием. В 1825 г. соредактором Н.И. Греча стал Ф.В. Булгарин, журнал постепенно растерял подписчиков (с 1200 до 300), а в 1829 г. «Сын Отечества» слился с журналом Булгарина "Северный архив".

С 1825 г. соредактором стал Ф.В. Булгарин, добившийся соединения «Сына Отечества» в 1829 г. со своим «Северным архивом». Этот союз негативно сказался на репутации журнала «Сына Отечества». Про Греча можно сказать, что он всегда к кому-нибудь присоединялся, но в данном случае он стал неразличим на фоне колоритной эпатажности компаньона настолько, что их стали воспринимать как «грачей-разбойников». Вплоть до 1845 г. журнал старался выжить, о чем говорит лихорадочная смена периодичности: в 1825-1828г. – 2 раза в месяц, в 1829-1836г. – еженедельно, в 1837 – 2 раза в месяц, в 1838-1840 - ежемесячно, в 1841 – еженедельно, в 1842-1844 – ежемесячно. О том же говорит смена редакторов: Н. Греч, Ф. Булгарин, Н. Полевой, О. Сенковский, К. Масальский. В журнальных обозрениях начала 1840-х годов В.Г. Белинский лишь изредка упоминал «Сына Отечества», почитая его за «литературного мертвеца». С 1852 г. журнал под редакцией Масальского выходил нерегулярно, а с 1854 прекратил свое существование.

«Русский вестник» - ежемесячное периодическое издание, основанное в 1808 г. С. Н. Глинкой в Москве и посвященное борьбе с французским влиянием (см. Глинка). Своими патриотическими статьями, при всей наивности их, Глинка в значительной степени содействовал росту национального самосознания, с особенной силой проявившегося в 1812 г. Глинка поставил себе целью подготовить общественное мнение к новой, неизбежной борьбе с Наполеоном. Когда кончилась борьба, миссия Глинки была выполнена; для дальнейшего влияния в журналистике у него не было никакой почвы. Беззаботный и наивный, он не мог руководить журналом сообразно с требованиями времени; поэтому и интерес к журналу, вызванный прежней деятельностью Глинки, после 1812 г. постепенно ослабевал. Напрасно издатель стал прилагать к своему журналу "Р. Историю", "Детское Чтение" и "Плутарха для юношества"; успех перешел на сторону "Сына Отечества", руководимого более искусным журналистом — Н. Гречем. В 1824 г. "Р. Вестник" вовсе прекратился, давно уже всеми забытый.

Русский вестник» - много о войне, война как защита престола, помещичьего земледелия, церкви. Журнал Глинки. Граф Ростопчин – постоянный автор. Писал афиши, характер обращения к солдату. И отдельные листки и в журналах. Основной прием – стилизация. Многие говорили, что это грубая подделка под народный язык. Настроения шовинистические и националистические.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.