Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
XX век.doc
Скачиваний:
10
Добавлен:
21.03.2015
Размер:
442.88 Кб
Скачать

18. Ссср в 1921-1927 гг.

Политическое развитие. Окончание Гражданской вой­ны и последовавший за этим вынужденный отказ от идеи немедленной всемирной революции поставил перед со­ветским правительством новую проблему. Необходимо было выработать стратегию мирного сосуществования со странами капиталистическими государствами и переори­ентировать экономику на мирное развитие, способное к конкуренции со странами Запада. Решение обеих про­блем было затруднено отсутствием единого мнения в руководстве партии о путях их реализации.

Ликвидировав или подавив в ходе Гражданской войны все другие политические партии, лидеры большевиков обладали всей полнотой власти, но и этого им показалось недостаточно. Для укрепления своей власти на Xсъезде РКП(б) (март 1921 г.), была принята резолюция «О един­стве партии», т. е. запрещалось создавать группировки внутри партии (фракции) для отстаивания какой-либо позиции, можно было высказывать мнение лишь от сво­его имени. Любое решение ЦК было обязательным для выполнения всеми членами партии и, по сути, граждана­ми страны. Это была прямая диктатура, причем уже не пролетариата, а ограниченной группы лиц. Это были В.И.Ленин и его помощники, Л.Д.Троцкий (Бронш­тейн), Г. Е. Зиновьев (Радомысльский), Л. Б. Каменев (Розенфельд), И. В. Сталин (Джугашвили), Н. И. Бухарин. Ос­новные государственные посты также находились в руках вышеуказанных членов ЦК.

Единство партии было залогом ее успехов, но это един­ство основывалось лишь на наличии признанного лиде­ра — Ленина. Болезнь Ленина, а затем и его смерть (в январе 1924 г.) привели к расколу. Традиционное рос­сийское представление о единоличной власти как наи­лучшем способе управления страной предусматривает отсутствие явного преемника. Поэтому после фактичес­кого ухода Ленина из политики за место лидера партии разгорелась жесткая борьба между ближайшими его спод­вижниками, каждый из которых видел развитие страны по-своему.

В последние годы жизни Ленина на политическом Олимпе СССР сложилось три примерно равных по силам блока, которые сразу после смерти первого вождя рево­люции вступили между собой в смертельную схватку.

1. «Правый блок» был представлен видными партийны­ми деятелями: Н. И. Бухариным, А. И. Рыковым, М. П. Том­ским. Их программа отталкивалась от теоретического тези­са о возможности построения социализма в одной отдель­но взятой стране. План «правого блока» предусматривал опору на индивидуальные крестьянские хозяйства и до­пускал наличие, для переходного периода, мелкого част­ного капитала. Именно эту группу в решающий момент поддержал Сталин, чем обеспечил ей победу. Впрочем, единым фронтом с «правым блоком» Сталин выступал лишь до 1928 г., пока ему еще нужны были союзники в борьбе с «левыми».

2. «Левый блок» возглавлял «главный красноармеец» страны Л.Д.Троцкий, член Политбюро, председатель РВС, нарком по военным и морским делам. Суть соци­ально-экономической политики «левого блока» основы­валась на идее всеобщей мировой революции, после победы которой индустриализация в технически отста­лой России будет осуществлена за счет братской помощи победившего пролетариата из европейских стран. До окончательной победы мировой революции, по мнению Троцкого и его сторонников, необходимо было макси­мально ограничивать частную собственность, развивая промышленность за счет эксплуатации деревни.

3. Наиболее влиятельными фигурами в руководстве СССР после смерти Ленина были Л. Д. Троцкий, И. В. Сталин, Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев. Главным претендентом на власть считался Троцкий, однако многие партийцы счи­тали его слишком амбициозным. Пользуясь этим, Ста­лин при поддержке Зиновьева и Каменева сумел побе­дить Троцкого, который в 1924 г. был отстранен от руко­водства вооруженными силами, а в 1926 г. выведен из Политбюро. Затем, опираясь на Бухарина и Рыкова, Ста­лин оттеснил от власти Зиновьева и Каменева, которые в 1926 г. также были выведены из Политбюро. Позднее, в 1928-29 гг., когда у Сталина возникли разногласия с Бу­хариным и Рыковым, он добился их вывода из Полит­бюро при поддержке Г. К. Орджоникидзе, В. В. Куйбы­шева, К. Е.Ворошилова.

Основой власти Сталина стала построенная им в партии вертикальная схема соподчиненности, против которой особенно активно выступали Троцкий и его сторонники: Вся структура партии была сцементирова­на системой назначений. Вышестоящий чиновник, со­здавая видимость демократических выборов, назначал лично ему преданных людей на посты следующего по ранту звена партаппарата. Сталин, заведовавший в ка­честве Генерального секретаря ЦК ВКП (б) кадровой работой, умело подбирал себе сторонников в местных партийных органах, что и обеспечивало ему наряду со способностями к политической интриге успех в борьбе с конкурентами.

Образование СССР.Распад единой Российской импе­рии на целый ряд внешне суверенных государств в 1918 г. выявил тенденции как к дальнейшему размежеванию, так и к новому объединению. Центром притяжения, как и раньше, была фигура хозяина всей земли. Только если до революции эту фигуру олицетворял император, то те­перь ею стала коммунистическая партия.

Еще в ходе Гражданской войны во многих нацио­нальных регионах сформировались собственные нацио­нальные коммунистические партии. Имея одну цель и общих врагов, к тому же ратуя за интернационализм, эти национальные партии вступили между собой в теснейшее взаимодействие. Постепенно были объединены военные, хозяйственные и финансовые функции национальных компартий, центром этого объединения стала самая мощ­ная — Российская компартия. Однако это объединение не было легитимным и полностью централизованным, что не устраивало ЦК РКП(б), поэтому для полного слияния всех республик была создана согласительная комиссия.

Проект, предложенный главой комиссии — Сталиным, предусматривал полное подчинение национальных ре­гионов России. Согласно этому плану «автономизации», республики входили в РСФСР на правах автономий, те­ряя всякую-самостоятельность. Недовольство республик этим планом вынудило Ленина пойти на компромиссное решение. Республикам было предложено не войти в Рос­сию, а объединиться с ней, имея свое представительство в высших органах власти и право, при желании, поки­нуть Союз. Это предложение устроило всех, и ленин­ский план стал основой Союзного договора.

Исключением стало название, оно было оставлено в сталинском варианте — СССР. Предложенное Лениным название Союз Советских Республик Европы и Азии было отвергнуто, по причине нежелания большинства ЦК ог­раничиваться только этими двумя континентами. Пла­нировалось по мере победы социализма включать в СССР все новые и новые республики.

30 декабря 1922 г. на Первом Всесоюзном съезде Со­ветов было решено, что: РСФСР, Белоруссия, Закавказ­ская Федерация (объединившая Азербайджан, Армению и Грузию) и Украина, подписав Союзный договор, об­разовали новое государство — Союз Советских Социа­листических Республик (СССР). В 1924 г. в СССР вошли Туркмения и Узбекистан (включавший в себя и Таджи­кистан). Казахстан и Киргизия входили в состав РСФСР.

В Конституции СССР, принятой 31 января 1924 г. на Втором съезде СССР, за каждой республикой сохраня­лось право свободного выхода из Союза, а территория любой республики не могла быть изменена без ее согла­сия. Эти права на деле были чисто декларативными (ус­ловными), так как вся власть в республиках принадлежа­ла коммунистическим чиновникам, а они были строго подчинены ЦК, находившемуся в Москве. Поэтому, пока власть в стране принадлежала наднациональной структу­ре — компартии, распад СССР был невозможен.

В новой Конституции также были расписаны функ­ции основных органов власти СССР: двух палат ЦИК СССР, 10 наркоматов, ОГПУ (Объединенное государ­ственное политическое управление), высший планирую­щий экономический орган — Госплан и т. д.

Новая экономическая политика (нэп).Мировая война, революции, Гражданская война, а главное, политика «во­енного коммунизма» значительно ухудшили экономи­ческое состояние страны. Была уничтожена четверть на­ционального богатства, погибло и эмигрировало до 20 млн человек, промышленное производство сократилось в 7 раз, страна находилась на грани всеобщего голода. Не­довольство народа было настолько сильным, что антисо­ветские восстания, аналогичные тамбовскому и кронш­тадтскому, можно было ожидать по всей стране.

В этой ситуации в компартии победили сторонники временных уступок капиталу, видевшие только такую возможность для выхода из жесточайшего экономичес­кого кризиса. Нэп для большинства коммунистов был вынужденной, временной мерой.

Легализацию частной торговли и фактическое начало нэпа можно соотнести с резолюцией Xсъезда РКП (б) «О замене разверстки натуральным налогом», в марте 1921 г. Согласно этому документу, у крестьян теперь изы­мались не все излишки продуктов, и, следовательно, они должны были поступить в свободную продажу. Простиму­лировав таким образом крестьян для производства боль­шего количества продуктов, советская власть также дол­жна была предоставить им возможность обмена этих продуктов на промышленные товары и твердые деньги, иначе для крестьян не было бы смысла в расширении производства продуктов. Но ни необходимого количе­ства промышленных товаров, ни твердых денег в тот момент не было. Поэтому советскому правительству при­шлось пойти на частичное разрешение предприниматель­ской деятельности в промышленности и выпуск конвер­тируемой валюты. Кроме того, были организованы спе­циальные места для оптового обмена продукцией — ярмарки.

Процесс разгосударствления промышленности начал­ся такими бурными темпами, что уже в 1922 г. в руках государства осталась только треть ранее национализиро­ванных предприятий. Промышленные предприятия того времени имели самые различные формы: арендные, част­ные, государственные, хозрасчетные и т. д.

Первоначально предполагалось оставить в руках госу­дарства всю тяжелую промышленность, транспорт и энер­гетику, однако законы экономики диктовали другое. Постепенно в частный сектор перекачивалось все боль­ше и больше средств и предприятий. Этот процесс был совершенно естественным, так как отмена всеобщей тру­довой повинности и наличие свободного рынка труда предопределили и уничтожение системы уравнительной оплаты труда. Выросла роль профсоюзов, повысилась значимость и уровень жизни высоквалифицированных специалистов. Эти явления привели к ослаблению ко­мандной системы, свойственной российскому социализ­му, и вызвали бурный протест у большинства коммуни­стов, терявших статус «хозяев жизни».

Оживление экономики возродило и банковскую сис­тему. Совзнаки, печать которых не останавливалась ни на минуту, уже не удовлетворяли общество — необходи­мы были твердые, конвертируемые деньги. В 1922 г. по­является червонец, приравненный к золоту, а в 1924 г. соотносимые с ним купюры и монеты (частично из се­ребра). Однако нежелание советского руководства жить по законам экономики вскоре (1926) привело к обесце­ниванию червонца, и он перестал быть конвертируемым. По сути, это был возврат к командной экономике и на­чало конца нэпа.

Государство, стремясь извлечь из труда'«частников» немедленную и максимальную прибыль, постоянно ду­шило как сельских, так и городских предпринимателей огромными налогами. Кроме того, имея возможность проводить любую экономическую политику, государство часто прибегало к откровенно грабительским методам. Так, например, за годы нэпа трижды был обрушен курс рубля.

Разрушающе действовали на экономику и так называ­емые «ножницы цен» на сельскохозяйственную и про­мышленную продукцию. Предоставив крестьянину право торговать своей продукцией, государство посредством массового выброса на рынок сельхозпродукции обесце­нивало ее по сравнению с промышленными товарами. Это позволяло развивать промышленность за счет эксплуата­ции деревни. Однако в 1927 г. терпению крестьян пришел конец, и они отказались продавать продукты по занижен­ным ценам; в стране начался голод, были введены кар­точки. В следующем 1928 г. государство перешло на реп­рессивные методы изъятия продовольствия, а в 1929 г. — к массовой коллективизации, с нэпом в деревне было по­кончено. Вскоре то же произошло в городе. СССР вступал в новую фазу своего экономического развития.

Уровень жизни.Переход от политики военного ком­мунизма к нэпу заметно повысил уровень жизни населе­ния, как городского, так и сельского. Многие люди впер­вые после начала Первой мировой войны заметили ре­альное улучшение условий жизни. Несмотря на страшную нищету, царившую в то время в СССР, появились пер­вые ростки процветания.

На большинстве заводов был установлен «предельный срок продолжительности рабочего дня, появилось реальное социальное обеспечение (отпуска, больничные, по­собия). Зарплата практически поднялась до уровня 1913 г., что, несомненно, было серьезным достижением.

Однако рост уровня жизни в городе тормозился узкой материальной базой. Остро не хватало жилья, многих товаров, рабочих мест.. Каждый десятый рабочий не имел постоянной работы и вынужден был существовать на скромное пособие. Разрушенное коммунальное хозяйство восстанавливалось медленно, рабочие и их семьи юти­лись в лишенных элементарных удобств коммунальных квартирах, а то и в бараках. Не хватало и товаров народ­ного потребления. Кровать или даже матрац, не говоря о примусе, были редкостью. Все эти трудности, впрочем, казались тогда преодолимыми, так как по сравнению с предыдущими годами появилось продовольствие, и при­зрак голодной смерти отступил.

Аналогичные тенденции прослеживались и в деревне. В период нэпа крестьяне стали питаться значительно лучше, чем до революции. Так, середняки в год потреб­ляли на душу населения: хлеба до 1917 г.— 217 кг, в 1928 г. — 250 кг, картофеля соответственно — 97 и 141 кг, мяса — 12 и 25 кг. Однако массовая безработица и ост­рейшая нехватка промышленных товаров отрицательно сказывались на уровне жизни крестьян.

Перевод экономики на денежную основу выявил про­блему нормирования оплаты труда высшим партийным и советским чиновникам. Партийцы всех уровней не могли влачить нищенское существование, как основная масса населения, так как это создавало почву для зло­употреблений служебным положением. Поэтому были установлены твердые зарплаты для лиц, занимающих ответственные посты, их оклады обычно были в 30-40 раз выше средних по промышленности. Это было не совсем этично, но по крайней мере честно, так как доходы не скрывались от общественности.

Нэп решил проблему голода, но обострил социальные противоречия традиционной общинной страны. Рассло­ение в широких массах, сменившее дореволюционное богатый — бедный на зажиточный — нищий, вызывало в народе неоднозначное отношение к политике государ­ства. Это впоследствии нашло свое отражение в поддер­жке частью населения политики сворачивания нэпа.

Внешняя политика.Основная задача, стоявшая перед советским правительством в тот период, — добиться меж­дународного признания. Это позволило бы привлечь в Россию кредиты и инвестиции, а также дало бы возмож­ность закупать за рубежом необходимое для производства оборудование. Камнем преткновения в вопросе признания была проблема долгов царского и Временного прави­тельств, советское правительство не желало их выплачи­вать, а страны-кредиторы считали это необходимым. Так­же настаивали они и на возвращении владельцам нацио­нализированной в России собственности их граждан.

Налаживанию международных отношений мешала и активная поддержка советским правительством запре­щенных во многих странах коммунистических партий, исполнительный комитет которых находился в Москве. Серьезным противоречием была государственная моно­полия на международную торговлю, против которой вы­ступали деловые круги развитых стран. Однако обще­мировая тенденция к мирному сотрудничеству была столь сильна, что вопрос признания СССР был лишь делом времени. Уже в 1920—1921 гг. Советская Россия была признана Эстонией, Латвией, Литвой, Финляндией, Польшей.

Генуэзская и Гаагская конференции. Весной 1921 г. в итальянском городе Генуя начала свою работу Междуна­родная конференция по экономическим и финансовым вопросам. Делегацию РСФСР, представляющую и другие советские республики, возглавлял нарком иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерин.

Позиция советской делегации была бескомпромисс­ной. На требования других стран вернуть долги царской России, компенсировать потерянное из-за национали­зации имущество, позволить торговать внутри России по международном законам последовал отказ. Более того, финансовые претензии были высказаны в адрес запад­ных стран: им предлагалось компенсировать последствия интервенции. Но советская сторона не смогла предста­вить юридически грамотно оформленных документов об этом ущербе, и ее претензии были отвергнуты. Изоля­ция России продолжалась.

Острейшая необходимость в ликвидации международ­ной изоляции вынудила советскую делегацию пойти на соглашение с Германией, которая, как и Россия, имела натянутые отношения с Англией и Францией. В предместье Генуи — Рапалло — 16 апреля 1922 г. был подписан дого­вор между РСФСР и Германией.

Суть российско-германского договора сводилась к вза­имному отказу от каких-либо претензий. Россия отказы­валась от германских репараций за участие в мировой вой­не, а Германия — от собственности своих граждан на тер­ритории РСФСР и других советских республик. Между странами восстанавливались дипломатические отношения. Советское правительство тем самым добилось признания от одного из крупнейших государств Европы.

Летом 1922 г. в Гааге прошла специальная международная конференция по «русскому вопросу». Основными вопроса­ми на ней по-прежнему были: предоставление займов РСФСР и возвращение Россией долгов и национализированной иностранной собственности. Советская делегация пошла на уступку: Москва соглашалась предоставить бывшим владель­цам долгосрочные концессии на их бывшую собственность. Но эта уступка была расценена как недостаточная. Конфе­ренция в Гааге также закончилась безрезультатно.

Московская и Лозаннская конференции. Еще в Генуе со­ветская делегация предложила рассмотреть вопрос о ра­зоружении и сокращении всех армий мира. Эта же про­блема рассматривалась и на московской конференции по сокращению вооружений, в которой приняли участие представители Латвии, Польши, Эстонии, Финляндии и РСФСР, в декабре 1922 г. .

Попытка советского правительства показать всему миру свое миролюбие была чисто показной. Так как экономи­ка разоренной страны не позволяла содержать армию численностью более 5 млн человек (1921) и необходимо было ее сократить в 8—10 раз, то всему миру предлага­лось сделать аналогичное сокращение в тех же пропор­циях. Разумеется, это предложение было отвергнуто.

Практически одновременно с московской конферен­цией проходила и Лозаннская (Швейцария), посвящен­ная вопросам Ближнего Востока. Советская делегация была допущена лишь для работы в комиссии по режиму черноморских проливов. Не имея своих военных судов на Черном море, РСФСР настаивала на закрытии проли­вов для военных кораблей- Однако это мнение не полу­чило поддержки и было отклонено. На международной арене с РСФСР тогда никто не считался.

Год признаний. В 1924 г. к власти в Великобритании пришли лейбористы, склонные к более либеральной меж­дународной политике. Результатом стало признание СССР Великобританией. Кризис в советско-английских отно­шениях 1923 г. был забыт, страны шли на серьезные вза­имные уступки. СССР был признан Австрией, Данией, Италией, Норвегией и т.д. Были установлены диплома­тические отношения между СССР и Францией.

Возвращение к власти в Англии консерваторов поло­жило конец международному развитию отношений СССР с другими странами. Вскоре отношения между СССР и Англией обострились до предела. В 1926 г. СССР, взяв в Германии крупный финансовый кредит, поддержал бас­тующих английских горняков — это вызвало бурю него­дования в английском кабинете министров и ответные санкции. В 1927 г. советско-британские дипломатичес­кие отношения были разорваны.

Восточная политика. Большой интерес проявляло со­ветское руководство и к строительству взаимоотноше­ний с пограничными азиатскими странами. Военная по­мощь оказывалась Монголии и Китаю. Временно вводи­лись войска на территории Афганистана и Ирана.

В 1925 г. были установлены дипломатические отноше­ния с Японией. Японии были предоставлены выгодные концессии на территории СССР, взамен с территории Северного Сахалина были выведены японские войска.

Культура. Литература. В 20-х — начале 30-х годов со­ветская литература и искусство переживали настоящий бум. Это было вызвано некоторой долей либерализма в государственной политике по отношению к этой облас­ти культуры и широким устойчивым интересом населе­ния к ней. Однако это благополучие длилось недолго, уже в конце 20-х годов начинается постепенная комму­нистическая идеологизация общества и травля многих художников слова, не вписывающихся в систему нового общества.

Особенностью рассматриваемого периода было оби­лие и разнообразие литературных течений. Классическое направление, неразрывно связанное.с русской дорево­люционной литературой, представляли: А.Н.Толстой («Хождение по мукам»), М. А. Булгаков («Белая гвардия»), ,А. М. Горький («Дело Артамоновых»), В. В. Вересаев («В тупике») и многие другие. В духе нового революционно­го творчества выступали члены Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), считавшие литературу ' исключительно пролетарским делом, из которого осталь­ные должны быть исключены. Отдельным направлением был берущий свое начало в «серебряном веке» симво­лизм, особенно сильно выраженный в произведениях Е. Замятина и А. Белого.

Необходимо выделить двух величайших поэтов России, творивших в этот период, В. В. Маяковского и С. А. Есени­на, одинаково сильно любивших Родину, но так по-разному о ней писавших. Маяковский прославлял революцию в поэмах «Хорошо!» и «Владимир Ильич Ленин», но в то же время беспощадно бичевал пороки советской бюрократии в пьесе «Баня». Есенин пытался понять революцию, найти в ней положительное начало, но в то же время воспевал «свя­тую Русь», «хаты, в ризах образа», т. е. то, что вскоре будет уничтожено большевиками. В поэме «Пугачев» он явно на­мекал на тамбовское восстание, сочувствуя его участникам. Судьба обоих трагична, неурядицы в личной жизни, разо­чарование в окружающей действительности привели их к трагической гибели (в последние годы обнаружено много доказательств в пользу того, что самоубийство Есенина и Маяковского были инсценированы ГПУ).

Популярными были романы и повести о Граждан­ской войне — «Чапаев» Д. А. Фурманова, «Железный по­ток» А. С. Серафимовича, «Разгром» А. А. Фадеева, «Со­рок первый» Б. А. Лавренева. Хотя эти писатели поддер­живали большевиков, они довольно объективно отразили в своих произведениях реалии Гражданской войны. Ак­тивно развивался жанр сатиры, мастерами которого были И. Ильф, Е. Петров, М. М. Зощенко, В. В. Маяковский.

Театр. Революционные преобразования коснулись и театрального искусства. Как и в литературе, здесь также царило многообразие стилей и направлений. Продолжали плодотворно работать такие корифеи русского сценичес­кого искусства, как К.С. Станиславский и В. И. Немиро­вич-Данченко, новые и интересные пути в сценическом искусстве разрабатывали Е. Б. Вахтангов, А. Я. Таиров, В. Э. Мейерхольд.

Живопись. Этот вид искусства оказался наиболее пост­радавшим в период военного коммунизма: старая рус­ская школа живописи практически полностью исчезла. Из художников 20—30-х годов выделяются своим творче­ством: Б. М. Кустодиев, М. В. Нестеров, А. А. Дейнека, К. С. Петров-Водкин.

Зодчество и скульптура. Сразу после революции по, плану Ленина стали возводиться памятники великим ре­волюционерам прошлого: А. Н. Радищеву, А. И. Герце­ну, Н.П.Огареву и т.д., казалось, что будущее совет­ской скульптуры — малые формы, небольшие памятни­ки. Но это направление не стало господствующим и в 30-е годы было вытеснено гигантскими монументальны­ми памятниками вождям. Был построен мавзолей Лени­на на Красной площади А. К. Щусевым. Монументаль­ность и тяжеловесность все более становились ведущим стилем. В строительстве зданий практически безогово­рочно господствовал конструктивистский стиль.

Кинематограф. Значимость и степень влияния кино на массы была по достоинству оценена советским руко­водством, на создание полотен о новой жизни или борь­бы за нее были отпущены значительные средства. Наи­более известными картинами были: «Броненосец «По­темкин»» С.М.Эйзенштейна, «Мать» В.И.Пудовкина, «Сорок первый» Я.А. Протазанова.

Образование. Дальнейшее развитие страны требовало решить проблемы безграмотности и низкой профессио­нальной подготовки кадров. В 1920 г. в стране было бо­лее 54 млн безграмотных и тысячи вакантных должнос­тей инженеров, врачей, учителей и т.д., эмигрировав­ших или уничтоженных за годы Гражданской войны.

Основная масса безграмотных проживала на селе, по­этому, не имея достаточных средств, государство перело­жило расходы на их обучение на местные органы власти и энтузиастов. Тысячи комсомольцев, пионеров и про­сто социально активных людей за свой счет, в свободное время выезжали в деревни и обучали грамоте зачастую насильно собранных для этого крестьян. Этот процесс получил название «ликбез» (т. е. ликвидация безграмот­ности). Для закрепления полученных навыков в чтении повсеместно организовывались клубы, библиотеки, избы-читальни, забитые пропагандистской литературой.

Необходимость воспитания подрастающих поколений в духе социалистических идей заставила советскую власть реформировать всю систему образования. Обучение те­перь стало монополией государства, частные формы об­разования не допускались. Из школьного курса были изъяты Закон Божий, древние языки и история, вместо них были введены: трудовое воспитание и предметы с идеологической нагрузкой.

Школьное образование представляло следующую сис­тему: начальная 4-летняя школа, 7-летняя школа в горо­дах, школа крестьянской молодежи (ШКМ), школа фаб­рично-заводского ученичества (ФЗУ) на базе начальной школы, школа IIступени (5-9-е классы). Кадры низше­го и среднего технического и административного персо­нала готовились в техникумах, специальных профессио­нальных школах, на краткосрочных курсах.

В системе высшего образования проводилась классо­вая политика, создавались благоприятные условия для поступления в вузы рабочих и крестьян. Также прини­мались меры по полному изменению программ обучения в вузах и университетах, удалению из университетов не­лояльных к новой власти профессоров и преподавателей, В 1922 г. из России были высланы за политическую не­благонадежность многие видные ученые — философы Н. А. Бердяев, И. А. Ильин, С. Л. Франк, С. Н. Булгаков, историк А. А. Кизеветтер, социолог П. А. Сорокин и др.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]