Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
курс лекций (политология) МГПУ.doc
Скачиваний:
98
Добавлен:
21.03.2015
Размер:
1.68 Mб
Скачать
        1. Типы политической культуры

На протяжении развития разнообраз­ных государств и народов выработа­но множество типов политической культуры, выражающих преобладание в стиле политического по­ведения граждан определенных ценностей и стандартов, форм взаимоотношений с властями, а также иных элементов, сложив­шихся под доминирующим воздействием географических, духов­ных, экономических и прочих факторов.

В основании типологии политических культур могут лежать достаточно приземленные факторы, отражающие, к примеру, спе­цифику разнообразных политических систем (X. Экстайн), стран и регионов (Г. Алмонд, С. Верба), типов ориентаций граждан в политической игре (в частности моралистских, индивидуальных или традиционных — Д. Элазар), открытость (дискурсивность) или закрытость (бездискурсивность) политических ценностей к инокультурным контактам (Р. Шварценберг), внутреннюю целост­ность культурных компонентов (Д. Каванах), идеологические раз­личия (Е. Вятр и др.).

Особую известность в науке получила классификация полити­ческой культуры,

предложенная Г. Алмондом и С. Вербой в книге «Гражданская культура» (Нью-Йорк, 1963).В основу они положили тип ориентации субъекта политического действия на "специализированные политические объекты" или "частотность различных видов когнитивной, аффективной и оценочной ориентаций в отношении политической системы в целом, аспектов ее "входа" и "выхода" и самого себя как политического субъекта".

Анализируя и сопостав­ляя основные компоненты и формы функционирования

полити­ческих систем Англии, Италии, ФРГ, США и Мексики, они выде­лили три «чистых» типа политической культуры: патриархальный, для которого характерно отсутствие интереса граждан к политичес­кой жизни. Для провинциалистской политической культуры "частотность ориентаций на специализированные политические объекты" достигает нуля. Господство этого типа политической культуры характерно для африканских племен или автономных местных общин. В этих обществах не существует специализированных политических ролей, подданные не ожидают никаких изменений со стороны политической системы и, не имеют установок на ее изменение.

Подданический,где сильна ориентация на политичес­кие институты и невысок

уровень индивидуальной активности граж­дан. Подданическая политическая культура

характеризуется высокой частотностью ориентаций в отношении дифференцированной политической системы. Однако, члены общества, зная о существовании специализированных политических институтов и испытывая к ним определенные чувства, весьма слабо ориентированы на активное участие в функционировании политической системы.

Активистский, свидетельствующий о заинтересованности граж­дан в политическом участии и о проявлении ими активности в этом. Авторы подчеркивали, что на практике данные типы политической культуры взаимодействуют между собой, образуя смешанные фор­мы с преобладанием тех или иных компонентов. Причем самой массовой и одновременно оптимальной, с точки зрения обеспече­ния стабильности политического режима, является синтетическая культура «гражданственности», где преобладают подданнические ус­тановки и соответствующие формы участия людей в политике.

В политической культуре участия все ориентации достигают высокой частности.

Члены общества ориентированы на соответствующую политическую систему, на активное участие в деятельности всей системы.

В реальной политической практике, как отмечают Г.Алмонд и С.Верба, происходит сочетание этих типов. В результате образуются три типа смешанных политических культур: провинциалистско-подданическая культура, подданически-партиципаторная и провинциалистско-партиципаторная.

Оптимальный вариант смешанного типа политической культуры Г.Алмонд и С.Верба

предложили назвать "гражданской культурой". В своей основе это партиципаторная политическая культура, которая интегрировала определенные элементы патриархальной и подданической культур. Позже Г.Алмонд характеризовал ее как культуру, в которой в основном существует консенсус относительно легитимности политических институтов, направления и содержания общественной политики, широко распространена терпимость в отношении плюралистичности интересов и убеждений в их примиримости, а также чувство политической компетентности и взаимной веры граждан. Первоначально такая культура, по мнению Г.Алмонда и С.Вербы, сложилась в Англии, но более характерна для США.

В то же время типы политической культуры могут опреде­ляться и на более общих основаниях, способных обнажить более универсальные черты разнообразных стилей политического по­ведения граждан в тех или иных странах. Так, например, можно говорить о рыночной политической культуре (где политика пони­мается людьми как разновидность бизнеса и рассматривается в качестве акта свободного обмена деятельностью граждан) и этатистской (которая демонстрирует главенствующую роль государ­ственных институтов в организации политической жизни и опре­делении условий политического участия индивида — Э. Баталов).

Существуют и более общие критерии типологизации, задан­ные, в частности, спецификой цивилизационного устройства осо­бых полумиров — Востока и Запада, ценности и традиции кото­рых являются фундаментом практически всех существующих в мире политических культур.

Идеалы политической культуры запад­ного типа восходят к полисной (го­родской) организации власти в Древ­ней Греции, предполагавшей обяза­тельность участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившему гражданский суверенитет личнос­ти. Огромное влияние на их содержание оказали и религиозные ценности христианства, прежде всего протестантской и католи­ческой его ветвей. Специфика же восточных норм и традиций коренится в особенностях жизнедеятельности общинных струк­тур аграрного азиатского общества, формировавшихся под воз­действием ценностей арабо-мусульманской, конфуцианской и индо-буддийской культур.

Коротко говоря, наиболее существенные различия этих цен­ностных ориентаций граждан в политической жизни общества проявляются в следующем:

Запад

  1. убежденность, что власть может покоиться на физичес­ком, духовном или ином пре­восходстве человека над чело­веком;

  2. отношение к политике как к разновидности конфликт­ной социальной деятельности, которая строится на принципах честной игры и равенства граж­дан перед законом;

  3. осознание самодостаточ­ности личности для осуществле­ния властных полномочий, от­ношение к политическим пра­вам как к условию укрепления права собственности; примат идеалов индивидуальной сво­боды;

  4. признание индивида глав­ным субъектом и источником политики, отношение к госу­дарству как к институту, зави­симому от гражданского обще­ства, гаранту прав и свобод лич­ности, орудию предпринима­тельской деятельности индиви­да и группы;

  5. предпочтение личностью множественности форм поли­тической жизни, состязатель­ного типа участия во власти, плюрализма и демократии; предпочтение усложненной ор­ганизации власти (наличия пар­тий, разнообразных групп дав­ления и т.д.);

  6. рациональное отношение к исполнению правящими эли­тами и лидерами своих функ­ций по управлению обществом, понимание необходимости кон­троля за их деятельностью и со­блюдения правил контрактной этики;

  7. примат общегосударственных законов и установлений (кодифицированного права) над частными нормами и правила­ми поведения, понимание раз­личий в моральной и правовой мотивации политических дейст­вий граждан;

  8. достаточно ощутимая идеологизированность полити­ческих позиций граждан.

Восток

  1. уверенность в божествен­ном происхождении власти, не связанном ни с какими челове­ческими достоинствами;

  2. отношение к политике как к подвижнической, недо­ступной всем деятельности, подчиненной кодексу поведения героев и принципам боже­ственного правления; отрица­ние случайности политических событий и понимание полити­ки как средства утверждения консенсуса, гармонии и мира;

  3. отрицание самодостаточ­ности личности для осущест­вления властных полномочий, потребность в посреднике в от­ношениях между индивидом и властью; приоритет идеалов справедливости; политическая индифферентность личности;

  4. признание главенствую­щей роли в политике элит и государства, предпочтение пат­роната государства над личнос­тью; признание приоритета над личностью руководителей об­щин, сообществ, групп; доми­нирование ценностей корпора­тивизма;

  5. предпочтение личностью исполнительских функций в политической жизни и коллек­тивных форм политического участия, лишенных индивиду­альной ответственности; тяго­тение к авторитарному типу правления, упрощенным фор­мам организации власти, поис­ку харизматического лидера;

  6. обожествление (сакрали­зация) правителей и их деятель­ности по управлению общест­вом, отсутствие убежденности в необходимости их контроля;

  7. приоритет местных пра­вил и обычаев (местного права) над формальными установ­лениями государства, тенден­ция к сглаживанию противоре­чий между нравственными тра­дициями общности и законода­тельными установлениями как мотивами политического пове­дения;

  8. менее выраженная идео­логизированность позиций, ве­ротерпимость (за исключением исламистских течений).

В классическом виде названные ценности и традиции взаи­модействия человека и власти формируют органически противо­положные политические культуры (например в США и Иране, во Франции и Кампучии). И даже перестройка политических институтов по образцам одного типа культуры не может порой поколебать устойчивость отдельных ценностей прежней куль­туры. К примеру, в Индии, где в наследство от колониального владычества Великобритании страна получила достаточно раз­витую партийную систему, парламентские институты и проч., по-прежнему доминируют архетипы восточного менталитета. И поэтому на выборах главную роль играют не партийные про­граммы, а мнения деревенских старост, князей (глав аристо­кратических родов), руководителей религиозных общин и т.д. В то же время и в ряде западноевропейских стран повышен­ный интерес к религиям и образу жизни на Востоке также никак не сказывается на изменении параметров политической культуры.

Правда, в некоторых государствах все-таки сформировался некий синтез ценностей западного и восточного типов. Так, на­пример, технологический рывок Японии в клуб ведущих инду­стриальных держав, а также политические последствия послевоен­ной оккупации страны позволили укоренить в ее политической культуре значительный заряд либерально-демократических цен­ностей и образцов политического поведения граждан. Весьма интенсивное взаимодействие Запада и Востока протекает и в по­литической жизни стран, занимающих срединное геополитичес­кое положение (Россия, Казахстан и др.), — там формируется определенный симбиоз ценностных ориентаций и способов по­литического участия граждан.

И все же качественные особенности вышеназванных миро­вых цивилизаций, как правило, обусловливают взаимно не пре­образуемые основания политических культур, сближение кото­рых произойдет, очевидно, в далеком будущем.