Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ВКР.docx
Скачиваний:
7
Добавлен:
18.03.2015
Размер:
118.58 Кб
Скачать

76

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Алтайская государственная педагогическая академия»

(ФГБОУ ВПО «АлтГПА»)

Филологический факультет

Кафедра теории и методики преподавания литературы

Эсхатологический код в ранней лирике Георгия Иванова

Выпускная квалификационная работа бакалавра

Выполнила студентка

282 группы

Чегодаева Олеся Александровна

___________________________

Научный руководитель

к.ф. н, доцент Завгородняя Н.И.

_________________

Выпускная работа защищена

«__» __________ 2012 г.

Оценка__________________

Председатель ГАК__________________

Барнаул, 2012

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение…………………………………………………..3

Глава 1. Эсхатология в философии и литературоведении: определение границ термина…………………………….6

1.1Понятие эсхатологии и философии в литературоведении……………………………………….11

1.2 Категория смерти: литературная традиция…23

1.3 Эсхатологический код в поэзии Георгия Иванова: критика и литературоведение…………………………….43

1.4 Поэзия Георгия Иванова в материалах конференции, прошедшей в 2011 году, к 100-летию со дня рождения поэта…………………………………………….50

Глава 2. Мотив смерти в сборнике Георгия Иванова «Лампада»…………………………………………………..51

2.1 Мотив в литературоведении: границы термина..52

2.2 Мотив смерти природы…………………………59

2.3Мотив разлуки как смерти любви……………...67

2.4Мотив сна как временной смерти……………....71

Заключение………………………………………………....73

Список литературы…………………………………………76

Приложение

Введение:

Тема нашей выпускной квалификационной работы «Эсхатологический код в ранней лирике Г. Иванова». Георгия Иванова называют последним поэтом русской эмиграции. Можно сказать о том, что его творчество венчает период русской эмиграции XX века. Одна из основных тем в творчестве Георгия Владимировича Иванова - это тема смерти в различных ее проявлениях. Именно этот аспект представляет интерес для проводимого нами исследования.

Мы полагаем, что тема нашей выпускной квалификационной работы актуальна и важна не только в современном мире, но и во все времена.

Во-первых, потому что в наше время тема смерти, умирания и обретения новой жизни волнует многих: издается литература, в которой представлена избранная нами тема в различных аспектах.

Во-вторых, категория смерти – это, прежде всего, философская категория, вечный вопрос жизни и смерти никогда не останется без внимания, в нем открываются все новые и новые, неизученные до этого, аспекты.

В-третьих, тема эта актуальна не только для философской, но и для литературной среды. Существует множество произведений литературы, где так или иначе представлена тема смерти.

Замысел нашего исследования состоял в том, чтобы в процессе изучения литературоведческой и критической литературы по теме исследования определить отношение к категории смерти как самого Иванова, так и его предшественников.

Можно отметить исследователей выбранной нами темы, работы которых оказали помощь в реализации замысла нашего исследования: Иванова И. С., Богомолов Н.А., Арьев А. Ю., Ермилова Е. В. и многие другие.

Цель нашей ВКР состоит в том, чтобы исследовать особенности понимания Г.В. Ивановым категории смерти и ее изображения в сборнике «Лампада».

Для реализации поставленной нами цели следует решить такие задачи:

-рассмотреть понимание категории смерти в произведениях авторов Серебряного века, предшественников Г. Иванова;

- проанализировать материалы конференции, посвященной столетию со дня рождения Г. Иванова;

- выявить особенности изображения разных сторон смерти в произведениях Г. Иванова;

- проследить связь эсхатологических мотивов с биографией поэта;

- определить основные сюжетные линии стихотворений, в которых заявлен мотив смерти.

Для большей ясности и осмысленности проводимого исследования послужит правильное определение объекта и предмета исследования.

Объект: Категория смерти в контексте литературы XІX-XX веков.

Предмет: Категория смерти в сборнике Г.В. Иванова «Лампада».

Основные базовые понятия:

- эсхатология;

- код;

- ранняя лирика Г. Иванова.

Для успешного разрешения задач исследования и достижения поставленной цели мы выдвинули следующую гипотезу:

Если тема смерти является одной из определяющих тем в раннем творчестве Георгия Владимировича Иванова и реализуется в различных мотивах непосредственно в стихотворениях, то можно говорить о наличии так называемого «эсхатологического кода» в его ранней лирике.

Глава І. Эсхатология в философии и литературоведении: определение границ термина

1.1Понятие эсхатологии в философии и литературоведении

Понятие об эсхатологии возникло изначально в философии.

В большой литературной энциклопедии А.Н. Николюкина [Николюкин, 2001, с.1334] дается следующее определение эсхатологии: слово это произошло от (греческого eschatos – последний и logos – учение). « Это религиозное учение о конце истории и конечной судьбе мира». [Николюкин, 2001, с. 1334]

Эсхатология оформилась сначала как «стройная система представлений в миссионерской деятельности иудейских пророков, чьи пророчества имели огромное значение для целых регионов». [Николюкин, 2001, с. 1334]

В данной энциклопедии обозначено два типа эсхатологии: мировая и индивидуальная. Мировая воплощена в христианском учении: «о новом небе» и «о новой земле». Мировая эсхатология всеобъемлюща, зафиксирована в религиозных текстах. Смысл ее в том, что существует новая земля, кроме той земли, на которой живет человек. Она не подтверждает конечность существования. Душа живет вечно.

Что касается индивидуальной эсхатологии, то суть ее заключается в следующем: «после конца истории праведники воскреснут для вечной жизни, а грешники – для вечной смерти. С конечностью судьбы мира связана не судьба народа, а судьба конкретного человека». [Николюкин, 2001, с. 1334]

В культурной истории человечества сформировались различные представления о конечности человеческого существования: кто-то не думает об этом, а кто-то всю жизнь размышляет, что будет там, за гранью жизни.

Эсхатология в христианском учении – это прежде всего вера в скорое пришествие Христа и наступление на земле тысячелетнего царства, а также вера в последнюю битву между Христом и сатаной.

В Новейшем энциклопедическом словаре дается определение понятия «эсхатология» как религиозного учения о конечных судьбах мира и человека. Рассматривается происхождение всемирной эсхатологии: из иудаизма, и индивидуальной – из Египта.

Новейшая философская энциклопедия представляет понятие эсхатология как «учения о конечных судьбах человеческой личности и всего сущего в «вечности», т.е. находящаяся за пределами истории, за пределами этого мира». [Николюкин, 2001, с. 1334]

«Эсхатология», как и любая философская категория, не может охватывать пространство «этого» мира, она находится за пределами человеческого сознания, и потому представляет огромный интерес для исследователей новейшего времени.

Таким образом, смысл «эсхатологии» связан с категорией духовности. «Душа» или «дух» человека имеют какое-то бытие после смерти, то ли проходи одну за другой инкарнации, то ли влача ущербное существование в каком-то локусе вроде греческого аида.

В границах восточной ветви философии существование духа на земле и после смерти заметно различается: на земле душа мается, а после смерти переселяется в другую телесную оболочку. Обнаруживается цикличность жизни души в следующих этапах: попадание в тело, жизнь, покидание этого тела и снова перерождение.

В энциклопедических источниках обращается внимание на значение всемирных катастроф на организацию мирового пространства. Катастрофы, уничтожая космос, превращают его в хаос – почву для создания нового космоса. Создание космоса не возможно без хаоса.

Что касается индивидуальной эсхатологии, то она имеет место быть, если праведник:

- « уже в земной жизни через духовную встречу с явившим себя Христом, сокровенно имеет эсхатологически «новую жизнь» [Николюкин, 2001, с. 1334];

Только тот может познать сущность своего бытия, кто встретился с Христом, проявившим себя в каком-либо явлении окружающего мира.

- «после смерти, когда получает «вечную жизнь» [Николюкин, 2001, с. 1335];

Вера в жизнь души после смерти позволяет приблизиться к познанию своей эсхатологической сущности.

- «завершенное собственное воскресение и просветление плоти его на исходи мира» [Николюкин, 2001, с. 1336];

На исходе мира, т. е. в конце земной жизни, человек кается во всех своих грехах, светлеет его душа, только в этом случае она способна к воскресению.

Понятие эсхатологии продолжило свое обоснование и в литературоведении.

В статье Н. С. Цветовой «Эсхатологическая топика в традиционной прозе второй половины XX – начале XXІ века» [Цветова, http://dibase.ru/article/02082010_tsvetovans/7] отмечается, что в изучении эсхатологического дискурса русской литературы на сегодняшний день четко обозначились две тенденции:

– отождествление эсхатологической темы с темой смерти, задающее неразличение эсхатологической и танатологической проблематики;

–подмена исследования литературной эсхатологии литературной же аппокалиптической. 

Первая тенденция имеет глубокое исторические корни. Ее сущность продолжается в современных произведениях, имеющих эсхатологическую мотивику. Так, Н О. Толик, Н. Е Лихина, признающие «Кладбищенские истории» Б. Акунина (2004), «День рождения покойника» Г. Головина, «Похороны кузнечика» М. Кононова. «Голову Гоголя» (1992) и «Быть Босхом» (2004) А. Королева. «Прыжок в гроб» и «Живое кладбище» Ю. Мамлеева, «Ведьмины слезки» Н. Садур (1996), «Веселые похороны» Л. Улицкой (1997) считают текстами, формирующими современную литературную эсхатологию.

Другая тенденция в исследовании русской литературной эсхатологии, оппозиционная по отношению к первой, сформировалась в результате антидогматического усечения православной эсхатологической идеи до апокалипсической с последующей ее метафоризацией. Литературные факты, на базе которых эта тенденция возникла, были обнаружены, в первую очередь, в художественном мире Ф.М. Достоевского, герои которого (Свидригайлов, Ставрогин, Кириллов, Смердяков) при жизни стали «носителями страшной метафизики небытия, собственноручно сотворенного и ставшего жизненно реальным ада». 

Автор статьи обращает внимание на эсхатологическую концепцию, сложившуюся в русской классической литературе и восстановленную традиционной прозой ХХ века, ее эволюцию или деградацию в отечественном постмодерне невозможно понять и оценить, не учитывая научных достижений петербургской танатологической школы. Эта школа исследует актуализацию доэсхатологических представлений в определенном, чрезвычайно масштабном по объемам и беспримерно агрессивном сегменте современного культурного пространства, предлагающем воспринимать смерть как неизбежное, но бессмысленное событие, находящееся в конце линейной «биографической траектории», событие, которое можно попытаться передвинуть, которого можно избежать. Рассматриваемые данной школой современные способы борьбы со смертью выглядят, по сравнению с танатологической архаикой, как более разнообразные и достаточно реалистичные. Анализ этого довольно интересного подхода позволяет выделить две тенденции: во-первых, смерть – явление неизбежное, это конец линии человеческой жизни. С другой стороны, по мнению представителей танатологической школы, смерти все-таки можно избежать, можно отодвинуть ее. Вторая тенденция представляется нам недостаточно убедительной, т.к. то, что суждено, человек не в силах изменить. Первую тенденцию можно принять, но с поправкой в том плане, что смерть – это конец жизни, но жизни земной, жизнь души после смерти продолжается.

Итак, эсхатология - философская категория, которая успешно функционирует и в литературоведении. В философии выделяют два типа эсхатологии: мировую и индивидуальную. Мировая репрезентирует отношение поэта и мира, а индивидуальная: отношение последнего с самим собой. Именно находясь наедине с собой человек способен осмыслить то, зачем он живет на земле.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]