Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Методички в 5-ти частях. Морфология / теор и практ мат - часть 3.doc
Скачиваний:
301
Добавлен:
24.05.2014
Размер:
1.04 Mб
Скачать

6. Категория вида

«Категория вида обозначает, что действие, выраженное глаголом,

представляется: а) в его течении, в процессе совершения, а тем

самым в длительности или повторяемости, напр.: жить, петь,

работать, ходить, читать; б) как ограниченное, сосредоточенное в

каком-либо пределе совершения, будет ли то момент возникновения,

начала действия или же момент его завершения, его результат,

напр.: запеть, кончить, побежать, пропеть, прийти, узнать, уйти»

[Грамматика–1960, т. 1, с. 426].

«Категория вида – это система противопоставленных друг другу

рядов форм глаголов: ряда форм глаголов, обозначающих

ограниченное пределом целостное действие (глаголы совершенного

вида), и ряда форм глаголов, не обладающих признаком

ограниченного пределом целостного действия (глаголы

несовершенного вида). Категорией вида охватываются все глаголы.

Ограничение действия пределом означает ограничение действия

абстрактным, внутренним пределом, представляющим действие

как целостный акт, в отличие от представления действия как

процесса в его длительности или повторяемости» [Русская

грамматика–1980, т. 1, с. 583].

Понятие об аспектуальности. Раздел грамматики, который занимается изучением видов и способов действия глагола, называется аспектологией. Следует разграничивать аспектологию как раздел науки о языке и аспектуальность как функционально-семантическую категорию.

Аспектуальность – категория, содержанием которой является характер протекания действия. В нее включаются глагольный вид, способы действия, а также дополнительные, вспомогательные элементы, переданные лексическими неглагольными и синтаксическими средствами выражения характера протекания действия. К ним относятся, например, наречия и словосочетания со значением длительности, непрерывности, мгновенности и т. п. (долго, весь день, изредка, часто, непрестанно и др.).

Категория вида характерна для всех глагольных форм. Она связана и с морфологией, и с синтаксисом. Традиционно категория вида квалифицируется как грамматическая и включается в качестве морфологического ядра в более широкую семантико-функциональную категорию аспектуальности.

Способы действия – это лексические группы, лексическая аспектуальность.

Понятие о виде. Общепризнанное определение вида в современной лингвистиче­ской литературе отсутствует. Причиной этого является прежде всего отсутствие единства в вопросе о содержании категории вида. Одни лингвисты называют до 4 видов (традици­онно выделяют 2), другие считают, что эта категория не существует вообще.

Историки языка считают, что категория вида является славянским новообразованием; поэтому она, естественно, отсутствует в немецком, английском, французском и др. языках. Деление на виды произошло в доисторический период, в современном состоянии виды оформились в XVI–XVII вв. и продолжают совершенствоваться в настоящее время. Становление видовой системы русского глагола происходило параллельно с формированием системы времен.

Виды глагола имеют отличия в семантике, в количественном и качественном составе грамматических форм.

Семантика видов. В течение длительного времени лингвисты пытаются определить инвариантное значение каждого вида, но сделать это не удаётся. Рассмотрим, какие значения назывались в качестве объединяющих, общевидовых.

В роли инвариантного значения совершенного вида (СВ) предлагались: предель­ность, законченность, результативность, точечность и целостность.

Определение СВ, основанное на понятие законченности, завершенности действия, восходит к Ф. Миклошичу, затем используется в работах В.А. Богородицкого, Л.А. Быковой и др. Под законченностью понимается доведение действия до конца.

Противники этой точки зрения (А.М. Пешковский, В.В. Виноградов, И.П. Мучник и др.) обращают внимание на то, что под это определение не подходят: 1) глаголы со значением начала действия: запеть, побежать; 2) глаголы так называемого мгновенного действия: вздрогнуть, стукнуть и др.

Основным значением СВ часто признается результативность (А.А. Шахматов, С.О. Карцевский, И.П. Мучник и др.). Другими словами, глаголы СВ должны обозначать действие, достигшее результата. Но, во-первых, результативность является значением способа действия (точнее – нескольких способов действия). Во-вторых, это значение способны передавать и глаголы НСВ (несовершенного вида): Ежедневно его коллега прочитывал не менее сотни документов. В-третьих, сами понятия «результативность» и «результат» обозначают не совпадающие полностью явления. Для доказательства этого положения М.Я. Гловинская с опорой на авторов модели «Смысл – Текст» дает следующие примеры:

вставать – встать стоять,

садиться – сесть – сидеть,

ложиться – лечь лежать и т. д.

Второй элемент каждой тройки обозначает конечный момент этого процесса (конец, предел его), который в то же время называется результативностью, но глагол обозначает не только и не столько результат действия, сколько конец процесса и начало состояния, которое выражено в третьем элементе и представляет собой результат действия [Гловинская М.Я. Семантические типы видовых противопоставлений русского глагола. – М., 1982. – С. 9–10].

В качестве семантического инварианта СВ предлагалась целостность действия (Л.П. Размусен, Ф. де Соссюр, А. Достал, Р. Ружичка, Ю.С. Маслов, А.В. Бондарко и др.). Понятие это от Л.П. Размусена до А.В. Бондарко изменялось по содержанию и в работе последнего трактуется следующим образом: «Целостность – это в известном смысле противоположность процессности… В действии как целом начало, середина и конец не выделяются, здесь все фазы слиты воедино» [Бондарко А.В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). – М.: Просвещение, 1971. – С.18]. В последних работах целостность рассматривается как свойство глаголов СВ, которое не позволяет им сочетаться с фазовыми глаголами типа начать, продолжать, заканчивать и т. д.; другими словами, раскрытие содержания термина подменяется показом сочетаемостного проявления. А.М. Пешковский этот же факт рассматривал как точечность. Но у большинства глаголов СВ значение конца не совпадает с концом. Это подтверждается, в частности, и возможностью многих глаголов СВ сочетаться с наречиями постепенно, медленно и т. д.: постепенно замедлился, расширился и т. д.

Наиболее распространенной в современной лингвистике является точка зрения, согласно которой инвариантным значением глаголов СВ является предельность (Р. Якобсон, В.В. Виноградов, Н.С. Авилова, Е.А. Земская, М.В. Панов, А.Н. Тихонов и др.).

В Русской грамматике–80 эта идея выражена в следующем предложении: «Значение ограничения действия пределом свойственно всем глаголам совершенного вида» [Русская грамматика–80, ч. 1, с. 583]. Внутренний предел чаще всего представляется как некая критическая точка, по достижении которой действие, исчерпав себя, прекращается или превращается в новое состояние, ср.: переписывать – переписать, белить – побелить.

Понятие внутреннего предела близко к понятию законченного действия и характеризуется теми же недочетами, что и предшествующее.

Во-первых, существуют группы глаголов СВ, действие в которых не может быть доведено до предела (до конца). Это прежде всего глаголы, обозначающие изменения свойства или положения в пространстве: расшириться, побелеть, углубиться, ослабеть, охладиться, окрепнуть и под. В отличие от остальных предельных глаголов СВ они могут обозначать действие, совершающееся и после каких-либо событий, ср.: Цены повысились и повышаются.

Во-вторых, не подходят под это определение глаголы со значением начала действия (зацвёл, побрёл) и глаголы со значением мгновенного действия (вздрогнуть, стукнуть и под.). В Русской грамматике–80 о таких глаголах говорится следующее: «Глаголы совершенного вида могут выражать и такой предел, который ограничивает действие во времени, фиксирует его начало (запеть, заговорить), окончание (но не исчерпанность) (отговорить, отшуметь, отобедать), некоторый временной отрезок (полежать, постоять), ограничение действия одним актом его совершения (прыгнуть, крикнуть)» [Русская грамматика–80, ч. 1, с. 583]. Нетрудно заметить искусственность подгонки значения перечисленных глаголов под значение предельности. Недостатком этой теории является то, что понятия граница, предел сложны и во многом субъективны, не имеют формальных показателей.

Таким образом, общего (инвариантного) значения, объединяющего все глаголы СВ, не выделено. Логично, по нашему мнению, говорить о комбинации разных значений в каждом глаголе; например, глагол прочитать содержит в себе значения предельности, законченности, результативности и целостности; глагол толкнуть – значение мгновенного действия, целостности, законченности и т. д.

Грамматические особенности видов. Глаголы НСВ и СВ различаются составом форм, сочетаемостными свойствами, субституционными возможностями.

Глаголы НСВ имеют три формы времени: настоящее (читаю, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ют), прошедшее (читал, -а, -о, -и), будущее аналитическое (буду, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ут читать).

Причастия, образованные от них, имеют две формы времени: настоящего и прошедшего; примеры: читающий, читавший; читаемый, читанный.

Глаголы СВ имеют две формы времени: прошедшее и будущее простое (прочитал, -а, -о, -и; прочитаю, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ют).

Причастия, образованные от них, имеют одну форму времени – прошедшее (прочитавший, -ая, -ее, -ие).

Таким образом, СВ и НСВ не совпадают по составу парадигм.

Различаются виды и сочетаемостными возможностями: глаголы НСВ сочетаются с фазисными глаголами начать, продолжать, кончать и под. (начинаю заниматься), а также с наречиями типа долго, продолжительно и предложными сочетаниями имен существительных по вечерам, по утрам и под.: долго думать, отдыхать по воскресеньям у моря.

По отношению к глаголам НСВ используют учебно-исследовательский вопрос что делать?, к глаголам СВ – вопрос что сделать?, что свидетельствует об их разных субституционных возможностях.

Отличаются виды и средствами видообразования; следовательно, в некоторых случаях – и морфемной структурой.

По отношению к виду используют понятие «маркированный член оппозиции» и «немаркированный член». Эти понятия были введены в лингвистический обиход Н.С. Трубецким и Р. Якобсоном. Применительно к видовому противопоставлению совершенный вид характеризуется как маркированный, признаковый, обладающий определенным значением некоторого признака; несовершенный вид – как немаркированный член видового противопоставления, выступающий в позиции нейтрализации.

Средства видообразования. Основными средствами образования видов являются имперфективация и перфективация.

Имперфективация (от имперфективный, то есть несовершенный) – это образование глаголов НСВ от глаголов СВ путем суффиксации: переписать – переписывать, одолеть – одолевать.

Имперфективация осуществляется при помощи суффиксов

-ыва- /- ива-: вписать – вписывать,

обмазать – обмазывать,

усвоить – усваивать,

заходить – захаживать,

выздороветь – выздоравливать;

-ва-: одолеть – одолевать

сдуть – сдувать,

смыть – смывать;

-а-: замести – заметать,

вылезти – вылезать,

привыкнуть – привыкать.

Суффиксация сопровождается чередованием гласных, перемещением ударения:

опустить опускать,

зажечь – зажигать,

отсыпать – отсыпáть.

В последнем примере суффиксы - омонимичны. Чтобы убедиться в этом, сравним парадигмы:

отсыплю

отсыплешь

отсыплет

и

отсыпаю

отсыпаешь

отсыпает

Суффикс -а- сохраняется в парадигме глагола НСВ, он лишь по звучанию совпадает с суффиксом инфинитива глагола СВ.

При имперфективации совершенный вид выступает в качестве маркированного члена видовой оппозиции. Глагол совершенного вида «определяет лексическое и грамматическое поведение производного члена корреляции, который является зависимым от производящего и по смыслу, и по форме» [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 18].

Перфективация (от перфективный – совершенный) – это образование глаголов СВ от глаголов НСВ путем префиксации: писать – написать, переписать, дописать и т. д.

В исключительных случаях у беспрефиксных глаголов перфективация осуществляется с помощью суффикса -ну- (-н-); ср.: колоть – кольнуть (кольнет), мелькать – мелькнуть и др., а также префиксально-суффиксальным способом: глотать – проглотить, кланяться поклониться.

Форма несовершенного вида программирует лексическое и грамматическое поведение формы совершенного вида, зависимой от производящей и по смыслу, и по форме. Поэтому при перфективации маркированным членом видовой оппозиции является несовершенный вид.

Возможен супплетивный способ образования видов: ложиться – лечь, брать – взять, класть – положить, возвращать – вернуть, ловить – поймать, говорить – сказать и др. В некоторых работах супплетивизм видовых пар трактуется расширительно: к супплетивным парам относят: 1) лечь – ложиться, сесть – садиться , стать – становиться, лопнуть – лопаться; 2) вернуть – возвращать (СВ также возвратить).

Понятие видовой цепи. Видовая цепь отражает историю образования русских слов и максимально насчитывает четыре звена. Схематически ее можно изобразить следующим образом:

I

II

III

IV

бесприставочный

приставочный

глагол НСВ,

глагол СВ,

глагол НСВ,

глагол СВ,

суффиксация,

префиксация,

первичный

имперфектив

первичный

перфектив

вторичная

имперфективация

вторичная

перфективация

играть выиграть выигрывать повыигрывать

Видовые пары (система видовых оппозиций). Категория вида в русском языке охватывает все глаголы, но не все они образуют видовые пары. «Видовую пару образуют две соотносительные формы одного и того же глагола, совпадающие лексически и имеющие разные видовые значения: одна несовершенного вида, другая совершенного вида. Члены видовых корреляций обозначают один и тот же факт действительности, называют две стороны одного и того же действия, одного и того же процесса – отношение действия к внутреннему пределу (совершенный вид) или длительность его, продолжительность (несовершенный вид)» [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 10]. Видовые пары составляют глаголы противопоставленных видов, тождественные по лексическому значению. Такие отношения, когда видовые различия не сопровождаются изменениями в семантике, называются коррелятивными. В образовании видовых пар участвуют только предельные глаголы: одни (НСВ) передают стремление к пределу, другие (СВ) выражают значение предела. Таким образом, способность объединяться в видовые пары зависит от лексического значения глаголов: если у глаголов несовершенного и совершенного вида лексическое значение не изменяется, сохраняется, то такие глаголы образуют видовую пару. Если глаголы не способны выражать достижение предела или стремление к нему, они относятся к непредельным глаголам и не входят в видовые пары. Видовая пара – это глаголы противопоставленных видов, тождественные по значению. Примеры: глаголы измерять – измерить, пахать – вспахать не различаются семантикой. Их различие только в виде, поэтому они образуют видовые пары. Приставки до- и пере- в глаголах дописать и перепахать вносят дополнительное лексическое значение префиксального глагола в сравнении с глаголом несовершенного вида, поэтому глаголы писать – дописать, пахать – перепахать не образуют видовые пары. Это однокоренные некоррелятивные глаголы совершенного и несовершенного вида.

Видовые пары образуются теми же способами, что и все глаголы, – они являются результатом имперфективации и перфективации; при этом рассматриваются только те глаголы, которые сохраняют семантику. При имперфективации наиболее продуктивным является суффикс -ива-(ыва-): выиграть – выигрывать.

При перфективации актуальным является вопрос о чистовидовых приставках. При изменении вида они не должны менять лексическое значение глагола. Выявление коррелятивности значения у глаголов совершенного и несовершенного вида вызывает большие затруднения, так как префиксы должны обозначать лишь внутренний предел процесса и указывать «на естественный исход процесса» (В.В. Виноградов). Примеры: проектировать – спроектировать, писать – написать, строить – построить (подробное описание префиксальных видовых корреляций дано в монографии А.Н. Тихонова «Глагол». – М, 1998. – С. 29–173).

По наблюдениям А.Н. Тихонова, в многозначных глаголах члены видовых пар обычно совпадают во всех значениях, имеют полную семантическую соотносительность (см. глаголы открыть – открывать, делать – сделать и под.). Иногда члены видовых корреляций имеют неполную семантическую соотносительность, совпадают в части своих значений (см. глаголы выступать – выступить и под.).

А.А. Зализняк и А.Д. Шмелев к видовым парам относят следующие: благодарить – поблагодарить, пробовать – попробовать, нравиться – понравиться, хвалить – похвалить, чувствовать – почувствовать, радоваться – обрадоваться, врать – соврать, петь – спеть и др. [Анна А. Зализняк, Шмелев А.Д. Введение в русскую аспектологию. – М.: Языки русской культуры, 2000. – С. 82–83].

Все глаголы с точки зрения вхождения их в видовые пары делятся на парные по виду и непарные по виду. Парными по виду являются глаголы совершенного и несовершенного вида с коррелятивными отношениями, в которых выражены различия при сохранении лексического значения (то есть глаголы, входящие в видовые пары). Парные по виду глаголы, таким образом, – это предельные глаголы: одни из них (глаголы совершенного вида) выражают значение предела, другие (глаголы несовершенного вида) – стремление к нему.

Непарными по виду являются непредельные глаголы. Они не образуют видовых пар, относятся только к одному виду (совершенному и несовершенному), за счет чего и получили название одновидовых глаголов.

Одновидовые глаголы несовершенного вида включают в себя следующие семантические группы:

  • глаголы со значением интеллектуального состояния: верить, знать, полагать, помнить и под.;

  • глаголы, обозначающие природные физические процессы: жечь, печь, греть и др;

  • глаголы со значением физических и психических состояний: болеть, беспокоиться, стесняться и под.;

  • глаголы неоднонаправленного движения: бегать, бродить и т. п;

  • глаголы со значением активного звучания: стучать, звонить, греметь и др.;

  • глаголы со значением восприятия органами чувств: смотреть, созерцать и т. д.;

  • модальные глаголы: хотеть, мочь, желать и др.;

  • связочные и полусвязочные глаголы, означающие различные отношения между кем-н. и чем-н.: быть, являться, доводиться, состоять, числиться и т. п.

Одновидовые глаголы совершенного вида включают следующие разряды:

  • глаголы с суффиксом -ну-, имеющие однократное значение: крикнуть, стукнуть и под.;

  • глаголы со значением начала действия: заговорить, закрывать и под.;

  • глаголы с ограничительным значением: поболтать, поговорить.

Двувидовые глаголы. Парные по виду глаголы составляют около 75% всей глагольной лексики, непарные (одновидовые) – около 20%. 5–6 оставшихся процентов падает на долю так называемых двувидовых глаголов [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 17]. К двувидовым относят примерно 600–700 глаголов (из них 50–60 древних), у которых под одним звуковым комплексом скрываются глаголы совершенного и несовершенного вида, значения которых реализуются в определенных контекстах (то есть видовая корреляция не имеет выраженных формальных отличий). Ср.: В курсовой работе я обычно использую до 50 источников. В последующих работах я использую представленные Вами материалы. В составе двувидовых глаголов выделяют две группы. Первую, малочисленную, составляют глаголы русского и старославянского происхождения: велеть, женить(ся), заимствовать, исповедовать(ся), исследовать, казнить, крестить(ся), миновать, напутствовать, оборудовать, ранить, расследовать, содействовать и др.

Во вторую, более многочисленную группу входят глаголы, заимствованные из западноевропейских языков: арендовать, ассигновать, рапортовать, рекомендовать, салютовать, аккредитовать, организовать, централизовать, газифицировать, абонировать, авансировать, гарантировать, иллюстрировать, эмигрировать, активизировать, механизировать, систематизировать, стабилизировать(ся) и др.

Несмотря на определенную специфику, двувидовые глаголы являются частью системы глагольной лексики. От них могут быть образованы глаголы совершенного и несовершенного вида. Ср.: молвить – вымолвить, иллюстрировать – проиллюстрировать, переформировать – переформировывать.

Некоторые ученые двувидовость считают морфологической аномалией русского языка (шире – славянских языков): А.В. Исаченко, Б.П. Шуба и др. Анализируя эту проблему, А.Н. Тихонов рассматривает разные точки зрения и активно поддерживает противоположную точку зрения [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 172–242].

Видовая характеристика глаголов движения. Глаголы движения в русском языке часто представлены парными глаголами несовершенного вида:

идти ходить

ехать ездить

бежать бегать

лететь летать

плыть плавать

нести носить

везти возить

лезть лазить

тащить таскать

гнать гонять

брести бродить

ползти ползать

катить катать и т. д.

Глаголы левой колонки обозначают движение в определенном направлении и называются однонаправленными, происходящими в конкретный момент. Глаголы правой колонки называют движение в разных направлениях (разнонаправленные), многократно повторяющиеся или те случаи, когда речь идет о действиях вообще и направление не указывается. Они называются разнонаправленными или многократными.

Таким образом, русские глаголы движения противостоят друг другу по одно- и разнонаправленности, а также по кратности–некратности. Однонаправленные однократные глаголы бежать, брести, везти, гнать, ехать, вести, плыть, лезть, нести и под. обозначают движение, перемещение каким-либо способом чего-либо в одном направлении в определенный момент. В предложении с данными глаголами могут использоваться слова и словосочетания типа сегодня, сейчас, в этот раз и под. Глаголы бегать, бродить, возить, гонять, ездить, водить, плавать, лазить, носить и под. обозначают движение, специально никуда не направленное (По вечерам он бегал), многократное (Мы ездим в лес по выходным), как постоянное свойство (Птицы летают).

При обозначении многократного повторяющегося движения могут употребляться не только глаголы разнонаправленного движения, но и глаголы однонаправленного движения (Ср.: После занятий я хожу в библиотеку и работаю там до вечера. После обеда я иду в библиотеку и работаю там до вечера).

Глаголы движения своеобразны с точки зрения видовых отношений: бесприставочные глаголы неоднонаправленного движения никогда не образуют видовых пар. У приставочных глаголов неоднонаправленного движения видовые пары могут быть образованы путём вторичной имперфективации: перевезти – перевозить. Не образуют видовых пар глаголы со значением ограниченности во времени (поносить), окончания действия (отбегать), интенсивности (разбегался) и некоторые другие.

От глаголов однонаправленного движения очень легко образуются приставочные глаголы совершенного вида, но они не образуют видовых пар с бесприставочными, так как различаются семантикой. Однако от этих приставочных глаголов легко образуются видовые пары путем вторичной имперфективации: ср.: нести – перенести – переносить; плыть – заплыть – заплывать.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.