Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
208912.rtf
Скачиваний:
1
Добавлен:
23.11.2019
Размер:
994.94 Кб
Скачать

Нововведения. Раскол церкви

С самых первых дней пребывания у власти, Никон повел себя отнюдь не так, как ожидали многие из его прежних единомышленников. Он порвал все связи с ними, не велел даже пускать их в приемную своего патриаршего дворца.

Но не столько личная обида, сколько принципиальные соображения превратили многих «ревнителей благочестия» в непримиримых врагов нового патриарха. От Никона ожидали действенных мер, направленных на укрепление внутренних порядков, унификацию книг и обрядов. И патриарх приступил к исправлению церковных порядков, но не по древнерусским (как ожидали «ревнители»), а по древнегреческим, считая, что это поможет превратить Русскую церковь в центр мирового христианства и противопоставить «латинству» (католичеству).

Никон приступил к делу со своей обычной ревностью и увлечением. Вступая на патриарший престол, он связал боярское правительство и народ торжественной клятвой дать ему волю устроить церковные дела, получил своего рода церковную диктатуру. Став патриархом, он на продолжительное время закрылся в книгохранилище, чтобы рассмотреть и изучить старые книги и спорные тексты. Там он нашел грамоту об учреждении патриаршества в России, подписанную в 1593 г. восточными патриархами, в которой было написано, что московский патриарх, как брат всех прочих православных патриархов, во всем должен быть с ними согласен и истреблять всякую новизну в своей Церкви, так как новизны всегда бывают причиной церковного раздора.

Тогда Никоном овладел великий страх при мысли, не допустила ли Русская церковь какого-нибудь отступления от православного греческого закона. Он начал сравнивать славянский и греческий текст символа веры и богослужебных книг и везде нашел изменения и расхождения с греческим текстом. Сознавая свой долг поддерживать согласие с греческой Церковью, он решил приступить к исправлению русских богослужебных книг и церковных обрядов. Он начал с того, что своей властью без собора в 1653 г. перед Великим Постом разослал по церквям указ, сколько следует класть земных поклонов при чтении известной молитвы св. Ефрема Сирина, причем предписывал также креститься тремя перстами. Потом он ополчился против русских иконописцев своего времени, которые отступали от греческих образцов в писании икон и использовали приемы католических живописцев. Далее, при содействии юго-западных монахов ввел на место древнего московского унисонного пения новое киевское партесное, а также завел небывалый обычай произносить в церкви проповеди собственного сочинения.

В Древней Руси подозрительно смотрели на такие проповеди, видели в них признак самомнения проповедника; считали пристойным читать учения святых отцов, хотя обычно их не читали, чтобы не замедлять церковной службы.

Никон сам любил и был мастер произносить поучения собственного сочинения. По его внушению и примеру приезжие киевляне начали говорить в московских церквях свои проповеди, иногда даже на современные темы. Легко понять смущение, в какое должны были впасть от этих новшеств православные русские умы, и без того тревожно настроенные.

Распоряжение Никона показывали русскому православному обществу, что оно до того не умело ни молиться, ни писать икон, а также, что духовенство не умело совершать богослужение как следует. Это смущение живо выразил один из первых вождей раскола, протопоп Аввакум. Когда вышло распоряжение о великопостных поклонах, «мы — пишет он, — собрались и задумались: видим, зима наступает, сердце озябло, и ноги задрожали». 1

Смущение должно было усилиться, когда Никон приступил к исправлению богослужебных книг, хотя это дело он провел через церковный собор 1654 г. под председательством самого царя и в присутствии Боярской думы: собор постановил печатать церковные книги и исправлять их по древним славянским и по греческим книгам. Богослужебные книги в Древней Руси плохо отличали от Священного Писания, потому предприятие Никона возбуждало вопрос: неужели и божественное писание неправо? Что же после этого есть правого в русской Церкви? Тревога усиливалась тем, что все свои распоряжения патриарх вводил порывисто и с необычайным шумом, не подготовляя к ним общество и сопровождая их жестокими мерами против ослушников.

Решениями церковных соборов 1654, 1655, 1656 гг. был утвержден порядок исправлений в церковных обрядах и чинах, ликвидированы различия в церковнообрядовой практике Русской и Вселенской православных церквей. Перемены в обрядах, проведенные на основе греческих книг того же времени и практики константинопольской церкви, касались, прежде всего, оформления церковной службы и действия священно- и церковнослужителей во время богослужения. Для самих верующих они означали замену двоеперстия на троеперстие при совершении крестного знамения, восьмиконечного креста на четырехконечный, хождение во время обряда крещения по солнцу на хождение против солнца и др. На церковном соборе 1656 г. был одобрен новый служебник, в котором, по сравнении с прежними русскими служебниками изменились размеры отдельных псалмов, появились новые выражения и слова, троение «аллилуйи» (вместо двоения), написание имени Христа Иисус (вместо Исус) и др.

Что было хуже всего, такое ожесточение против привычных церковных обычаев и обрядов вовсе не оправдывалось убеждением Никона в их душевредности и исключительной душеспасительности новых. Как до возбуждения вопросов об исправлении книг сам он крестился двумя перстами, так и после допускал в Успенском соборе и сугубую и трегубую аллилуйю. Дело было не в обряде, а в противлении церковной власти.

Никон помог успехам раскола тем, что плохо понимал людей, с которыми ему приходилось считаться, слишком низко ценил своих первых противников, Неронова, Аввакума и других своих бывших друзей. Это были не только популярные проповедники, но и народные агитаторы. Никон вносил личную вражду в церковное дело, тем самым ронял свой пастырский авторитет, и украшал страдальческим венцом своих противников. А, разгоняя их по России, снабжал глухие углы ее умелыми сеятелями староверия 1. Таким образом, Никон не оправдал своей диктатуры, не устроил церковных дел, а напротив, еще более их расстроил.

Тем временем, отношение царя к Никону стало резко ухудшаться. Его перестали приглашать на торжественные царские обеды, бояре стали задевать его слуг, царь перестал бывать на патриарших богослужениях. Окончательный разрыв произошел 10 июля 1658 года, когда царь, несмотря на многочисленные приглашения Никона, не явился в собор. В глазах патриарха это было прямым оскорблением патриаршества, как духовной власти, которую он ставил выше царской. В ответ на царскую опалу Никон принял свои меры, торопливые и неосмотрительные.

Добровольный уход Никона с патриаршего престола был событием невиданным и воспринимался в обществе трагически. Но примирения, ожидавшегося Никоном после его демонстративного ухода и затворничества в монастыре не последовало. Царь с неприличной поспешностью принял его отставку. Никон, думавший лишь попугать Алексея Михайловича, попытался вернуть свой пост, но было уже поздно.

В 1666 году царь созвал Собор для суда над противниками реформы. Своими решениями этот Собор практически полностью поддержал действия царя. Патриарх был осужден и сослан в отдаленный монастырь, вместе с тем все книжные исправления были одобрены. Собор вновь подтвердил прежние постановления. Всех, кто не признал этих уложений, церковный собор назвал раскольниками и еретиками, предали анафеме и отлучили от церкви. Всех сторонников старой веры позднее предали светскому суду. А по действовавшему тогда гражданскому закону за преступление против веры полагалась смертная казнь.

Решения Собора 1666 года встретили серьезное сопротивление со стороны духовенства и мирян. Верующие не могли понять логику обвинений старого обряда и старых книг.

Выходило так, что на протяжении семи веков после Крещения Руси в русской церкви процветали «злые ереси», приверженцами которых оказывались и общепринятые святые. Следовательно, Москва не могла быть достойной славы «Третьего Рима».

Приверженцы «старой веры» в свою очередь объявили «еретиками реформаторов. Даже написание имени «Иисус» с двумя «и», исправление орфографии и грамматики славянских текстов, их приближение к нормам русского языка того времени трактовались как «ересь». Поначалу власти действовали больше уговорами. От противников реформ требовали отказаться не от старых книг и обрядов, а от обвинений в адрес своих оппонентов-реформаторов в отступлении от правой веры. Но сопротивление «староверов» становилось все более упорным. Тогда от увещеваний и ссылок власти стали переходить к заключениям и жестоким наказаниям.

Народное смятение усиливалось и из-за внезапно обрушившихся на страну страшных бедствий - голода, моровой язвы. Причину их стали усматривать в исправлении священных книг, а виновником считать патриарха Никоном.

Важной фигурой раскола и наиболее значительным оппонентом никонианства был Аввакум, а его авторитет как праведного, гонимого мученика оставался весьма высоким даже в глазах противников. Не случайно царь, желая преодолеть церковные конфликты, предлагал в 1664 г. Аввакуму занять место своего духовника. Но Аввакум не пошел на компромисс. Он продолжал выступать с призывами и обличениями, написал талантливую и яркую автобиографическую книгу «Житие протопопа Аввакума» и вообще всячески досаждал «начальству» поучениями.

Когда в 1676 г. умер царь Алексей Михайлович, на московском престоле оказался его сын – тихий и впечатлительный Федор Алексеевич. Царь Федор уделял много внимания вопросам благочестия, в решении которых он был весьма щепетилен. Зная характер нового царя, Аввакум решил воспользоваться мнительностью набожного Федора и попытался отвратить его от никонианства. Он написал царю письмо, в котором сообщил, что видел во сне Алексея Михайловича горящим в аду за грех падения от истинной веры, и призвал Федора Алексеевича отринуть «никонианскую прелесть», дабы самому избежать подобной участи. Но Аввакум просчитался. Федор и мысли не допускал, что его отец может быть грешником. Аввакум и его союзники «за великие на царский дом хулы» были сожжены 1. Мученическая смерть Аввакума окончательно разделила никониан и старообрядцев. В тот год совершился окончательный поворот властей к политике подавления раскольников силой. Собор 1682 года, созванный патриархом Иоакимом, наметил целую систему репрессий против старообрядчества почти в духе западной инквизиции.

А в 1685 году царевна Софья издала двенадцать указов, предписывающих конфисковывать имущество «староверов», их самих бить кнутом и ссылать, а перекрещивающих в старую веру казнить.

Нельзя не отметить то мужество, с которым старообрядцы переносили все гонения и преследования. Чем беспощаднее и суровее становились начавшиеся казни, тем большее упорство они вызывали. На смерть стали смотреть как на мученический подвиг. «Чем больше ты нас мучишь, тем больше мы тебя любим» - писал Протопоп царю. А свои взгляды он обосновал следующим образом: «Церковь - православна, а догматы церкви от Никона-еретика во всем противны. А государь наш Алексей Михайлович православен. Но только простою своею душою принял от Никона книги. Думая, что они православны, не рассмотрел в них плевел еретических».

Многие тысячи людей стали уходить в глухие места, где устраивали новые поселения. Что же заставляло старообрядцев покидать насиженные места? Конечно, прежде всего, твердость в вере, уверенность в том, что «никонианство» кощунственно. Для этих людей были характерны фанатичная преданность старине, яростное неприятие всего нового, особенно иноземного, враждебное отношение к любому светскому знанию, отказ от любого общения с «никонианами». Уверенные с воцарением Антихриста и близком конце света, старообрядческие проповедники учили, что спастись можно лишь «вторым огненном крещением» - самосожжением. Вот почему в 1675 - 1695 годах было зарегистрировано 37 коллективных самосожжений, во время которых погибло не менее двадцати тысяч человек.

Но откуда такая уверенность в своем праве спорить о вере с патриархом и высшим духовенством? Чтобы ответить на этот опрос, необходимо понять, кто были те люди, которые уходили в раскол.

Нередко во главе раскола становились служители церкви. Их давно раздражало властолюбие Никона, оскорбляло его презрительное, высокомерное отношение к рядовому духовенству. К тому же, многие духовные лица были просто малограмотны и совершенно не подготовлены к тому, чтобы осваивать новые тексты богослужебных книг, а потому относились к нововведениям как к тягостной повинности.

Среди раскольников было много посадских людей. Отношения посада с церковными властями осложнились из-за враждебности патриарха Никона к ликвидации «белых» слобод. Купцы были недовольны тем, что церковь и монастыри вторгались в торговлю и промысловые занятия. Также среди раскольников были и представители господствующего сословия. Особенно известны имена боярыни Морозовой и княгини Урусовой.

Основную же массу раскольников составляли крестьяне, скрывавшиеся от барских и монастырских поборов, произвола властей, искавшие там не только старины, но и воли.

Итак, раскол как религиозное настроение и как протест против западного влияния произошел от встречи преобразовательного движения в Государстве и Церкви с народно-психологическим значением церковного обряда и с национальным взглядом на положение русской Церкви в христианском мире. 1

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]