Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Альфред Кинзи.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
21.11.2019
Размер:
305.66 Кб
Скачать

21

Альфред Кинзи, Уорделл Поумрой, Клайд Мартин

ПОЛОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ МУЖЧИНЫ

(Alfred С. Kinsey, Wardell В. Pomeroy, and Clyde E. Martin, Sexual Behaviour in a Human Male (W. B. Saunders, 1948).)

Альфред Кинзи (1894-1956), энтомолог по основной специ­альности, стал первым в мире ученым, предпринявшим попыт­ку изучения типов и частотных характеристик сексуального поведения человека, опираясь на количественно-статистиче­ские методы. Результаты осуществленного под его руковод­ством революционного исследования были изложены в книге «Половое поведение мужчины» (Sexual Behavior in the Human Male), написанной Кинзи в соавторстве с Уорделлом Поумро-ем и Клайдом Мартином. Книга, вышедшая в 1948 году, стала литературной сенсацией и принесла Кинзи широкую извест­ность. Остаток своей жизни ученый посвятил сбору данных с использованием методики структурированных интервью. До середины 90-х годов его данные оставались самыми надежными, а его исследования определили направление мно­гих современных исследований человеческой сексуальности. Его усилиями в университете штата Индиана был создан Институт сексологических исследований, впоследствии по­лучивший имя Кинзи, остающийся одним из наиболее актив­ных центров исследований в данной области.

Настоящая книга является отчетом о ходе исследования отдельных историй сексуального поведения людей. Исследо-иание проводится в форме опроса с целью получения факти­ческой информации о половом поведении человека, на основе которой предпринимается попытка выяснить, какими факто­рами объясняются различия в половом поведении между ин­дивидами и между различными сегментами популяции.

В последнее время появляется все больше людей, осознаю­щих желательность получения сексологической информации, которая содержала бы только научные факты, полностью от­деленные от их оценки с точки зрения морали или социальных норм. Практикующие врачи обнаруживают, что тысячи их па­циентов нуждаются в таких объективных данных. Психиатры и психоаналитики приходят к выводу, что большинству их пациентов необходима помощь, чтобы разрешить возникшие в их жизни сексуальные конфликты. Растет количество лю­дей, которые хотели бы опираться на достижения современ­ной науки при рассмотрении таких вопросов, как сексуальная адаптация в браке, половое воспитание детей, добрачная сек­суальная адаптация молодежи, половое просвещение, сексуаль­ная активность, противоречащая нравственным нормам, а так­же проблемы, встающие перед теми, кто заинтересован в соци­альном контроле над поведением с помощью религии, обычаев и силы закона. Чтобы стал возможным научный подход к лю­бому из этих вопросов, необходимо собрать больше информа­ции о фактическом поведении людей и о зависимости этого поведения от биологических и социальных факторов.

До сих пор на эти вопросы не получено удовлетворитель­ных ответов, поскольку биологические, психологические и со­циальные аспекты сексуального поведения человека относят­ся к числу самых малоисследованных тем. Науке известно гораздо больше о сексуальном поведении некоторых домаш­них и лабораторных животных. В нашей западной евроамери-канской культуре сексуальные реакции, более чем любая дру­гая физиологическая активность, оцениваются с точки зрения религии и ограничиваются социальными запретами и офици­альным законодательством. Очевидно, что недостаточная изу­ченность сексуального поведения людей связана с тем, что ученые, как и все люди, испытывают влияние традиций и за­конов, и потому научные исследования сексуальности сопря­жены со значительными трудностями.

Существуют культуры, в которых сексуальная активность почти не ограничивается и воспринимается как обычная фи­зиологическая функция, но в то же время соблюдаются слож­ные ритуалы и устанавливаются запреты, связанные с при­емом пищи. Можно задаться вопросом, каковы бы были наши знания о пищеварительных функциях, если бы главные табу в нашем обществе касались пищи и пищевого поведения. Одна­ко сексуальные реакции включают эмоциональные измене­ния, которые более интенсивны, чем эмоциональные компо­ненты физиологической активности любого другого типа. По этой причине трудно представить себе, чтобы какое-нибудь общество могло уделять столь большое внимание дыхатель­ным, пищеварительным и выделительным функциям или лю­бым другим физиологическим процессам. Вполне вероятно, что тесная связь между сексом, религиозными ценностями, ритуалами и обычаями, прослеживающаяся в большинстве цивилизаций мира, обусловлена в первую очередь эмоцио­нальным содержанием сексуального поведения.

Сексуальная активность человека может касаться других людей, не имеющих к ней непосредственного отношения, или наносить ущерб общественному устройству в целом. Защит­ники традиций часто утверждают, что этим вполне объясняет­ся интерес общества к сексуальному поведению индивида; но возможно, что это рационализация postfactum, которая не мо­жет учитывать исторические данные о происхождении тради­ций. Обычно говорят, что уголовное право создано для защиты собственности и личности, но если бы общество контролиро­вало сексуальное поведение только для того, чтобы защищать личность, то вполне достаточную защиту обеспечивали бы статьи уголовного кодекса об оскорблении действием. Факт существования группы законов, регламентирующих сексуаль­ное поведение, которые отделены от законов, защищающих личность, свидетельствует о том, что у них есть собственная функция, а именно — защита традиции. Только за счет этой функции нормы сексуального поведения и «сексуальные» за­коны кажутся более важными и их отстаивают более эмоцио­нально, чем законы, защищающие собственность или лич­ность. Неспособность ученого двигаться дальше в изучении сексуальности несомненно является отражением социальных установок по отношению к этому предмету.

Ученые до сих пор не уверены в том, что какая-либо боль­шая часть населения считает желательным проведение тща­тельных и объективных исследований с целью сбора сексоло­гической информации. Вполне вероятно, что несколько лет назад исследование, подобное предпринятому нами, было бы сопряжено с более серьезными трудностями; но мы обнаружи­ли, что сейчас назрела острая общественная потребность в та­ком исследовании. Тысячи людей помогали нам, сообщая дан­ные о своей сексуальности, заинтересовывая в исследовании других людей и оказывая постоянную поддержку, без которой проведение этого исследования было бы гораздо более затруд­нительным, а может быть, и невозможным. Даже ученые, по-видимому, недооценивали веру обычных людей в научный метод, их уважение к результатам научного исследования и их уверенность в том, что их собственная жизнь и общественное устройство в целом в конечном счете выиграют от увеличения объема научной информации.

Цели настоящего исследования

Таким образом, настоящее исследование представляет по­пытку собрать подробные и объективные данные о сексуаль­ности, предпринимаемую с твердым намерением избегать мо­ральной и социальной интерпретации фактов. Любой человек, читающий этот отчет, захочет предложить интерпретации, со­ответствующие его пониманию моральных ценностей и представлениям о социальной значимости, но это выходит за рам­ки научного метода, и конечно, такие оценки лежат вне компе­тенции ученых.

Данные этого исследования получены в прямых интервью. Пока что эти интервью проводятся только с людьми, прожи­вающими в США. Сексуальные истории поступают из всех штатов, но в особенности из северо-восточной четверти стра­ны, из области, ограниченной штатами Массачусетс, Мичиган, Теннеси и Канзас. Предполагается, что окончательная выбор­ка будет поперечным срезом всей популяции, проживающей во всех географических областях Соединенных Штатов.

К настоящему моменту примерно 12 000 человек предоста­вили свои сексуальные истории для нашего исследования. Это в сорок раз больше, чем материал, включенный в лучшие пре­дыдущие исследования; но 12 000 историй не дают достаточ­ного материала для полного охвата даже тех групп, которые наиболее широко представлены среди населения. Кроме того, необходимо исследовать и некоторые другие группы, потому что они важны для изучения более общих проблем или потому что они играют уникальную или определяющую роль в онто­генезе определенных паттернов поведения. По современным оценкам, для осуществления такого проекта будет необходи­мо 100000 историй. Со значительным увеличением исследо­вательского персонала такое количество историй можно было бы собрать в течение следующих 20 лет, и данная программа ориентирована именно на такую цель.

В это исследование включены все типы людей и все аспек­ты сексуального поведения. При отборе историй или выборе вопросов, которые должны быть в них освещены, мы не осно­вывались на каких бы то ни было предвзятых представлениях о том, что является редким, а что обычным, что нравственно или социально значимо или что нормально, а что отклоняется от нормы. Такое ограничение материала помешало бы уста­новлению фактов. Ничто так не препятствует свободному ис­следованию сексуального поведения, как то, что почти все люди, и даже ученые, считают определенные формы поведе­ния нормальными, а другие - патологическими. Термины «норма» и «отклонение» и термины «правильный» и «неправильный» разграничиваются сходным образом, что явно сви­детельствует о существовании философских, религиозных и культурных корней этих понятий; и то, что люди науки с го­товностью принимают такие разграничения, может стать осно­ванием для самой суровой критики, которой последующие поколения могут подвергнуть научную компетентность уче­ных XIX и начала XX веков. Это исследование прежде всего является отчетом о том, что люди делают; в нем не поднимает­ся вопрос о том, что им следовало делать или какого типа люди совершают те или иные действия. Это история полового пове­дения американского мужчины, такого, каким мы его видим. Это не исследование нормального мужчины или нормального поведения в обычном понимании, так же как и не исследова­ние аномальных мужчин или аномального поведения. Это сво­бодное от ограниченности исследование всех типов сексуаль­ной активности, обнаруживаемой среди мужчин всех типов.

Некоторые особенности настоящего исследования

В данном исследовании используется таксономический метод (классификация по группам), в том смысле, какой при­дают этому термину современные биологи. Выбор метода был обусловлен опытом основного автора, долгое время занимав­шегося одной из проблем таксономии насекомых. Перенос ме­тода исследования насекомых на человеческий материал не лишен логики, поскольку этот подход применим для исследо­вания любой изменчивой (variable) популяции в любой обла­сти науки.

Как преподаватель биологии основной автор получал от студентов определенный набор вопросов о сексе. Чтобы отве­тить на некоторые из них, автор изучал биологические, психо­логические, психиатрические и социологические исследова­ния и как таксономист был поражен неадекватностью выбо­рок, на которых основывались эти исследования, и тем, что исследователи явно не осознавали, что генерализация на осно­ве столь малых выборок недопустима. В одной работе обсле­довались только бездомные, в другой использовалась малая группа испытуемых, в следующей работе обследовано 40 муж­чин, а в самом детальном обследовании участвовали всего 300 женщин. Более широкие выборки использовались только при проведении опросов, но их валидность, учитывая тему сексуальности, вызывает сомнения. Все эти исследования, взятые вместе, не обеспечивают выборку того размера и рас­пределения, что удовлетворяла бы требованиям таксономис-та, изучающего какой-либо вид растений или животных, или была бы нужна социологу, желающему составить достоверное описание общественного мнения или предсказать будущее по­ведение какой-либо части населения. Сексологические иссле­дования сильно отличались по своему масштабу от энтомоло­гических исследований, так как во время работы над нашей последней темой (предварительное сообщение о ней см. у Kin-sey, 1942) у нас было 150 000 особей для исследования только одного вида ос — орехотворок.

Во многих опубликованных исследованиях, посвященных сексуальности, явно смешивались моральные ценности, фило­софские теоретические положения и научные факты. Во мно­гих исследованиях интерес к классификации типов сексуаль­ного поведения, построению широких обобщений и предписы­вающих социальных процедур превалировал над стремлением собирать научно установленные объективные факты. Созда­валось впечатление, что назрела необходимость провести ис­следование сексуального поведения, более строго обоснован­ное с точки зрения науки.

Можно было ожидать, что при проведении такого исследо­вания возникнут более серьезные трудности, чем при изучении насекомых. Для сбора данных о поведении людей необходимо научиться новым методикам исследования, при использова­нии которых придется столкнуться с такими трудностями, как влияние человеческих личностей и ненадежность человеческих воспоминаний. Анализ факторов, влияющих на человеческое поведение, будет более трудным; поскольку источники измен­чивости поведения гораздо запутаннее, чем источники измен­чивости структурных признаков насекомых. Сложности тако­го исследования стали испытанием возможностей нашей на­уки. Тем не менее, некоторые предыдущие сексологические исследования были достаточно успешными, поэтому стало оче­видным, что, по крайней мере, некоторых людей можно угово­рить, чтобы они сообщили информацию о своей половой жиз­ни. Кроме того, у нас было достаточно контактов с лицами из других социальных слоев, проживающих в городах, в сельской местности, в лесной глуши и в отдаленных горных областях, где мы собирали своих ос-орехотворок, поэтому мы были уве­рены, что сможем найти респондентов среди самых различных людей. Самые последние публикации исследований обеспечи­ли основу для решения о том, какие пункты следует включить в сексуальное интервью, а наш опыт в области психологии и биологии со всей очевидностью подсказал, какие дополнитель­ные вопросы также заслуживают изучения. Некоторые из на­ших ближайших друзей одобрили этот план, и в июле 1938 года мы начали собирать первые сексуальные анамнезы.

Дело продвигалось медленно, так как приходилось учить­ся способам вербовки респондентов и наиболее эффективным техникам интервьюирования. Предписания руководств по проведению интервью оказались неэффективными. Наш опыт преподавания и общения с людьми в ходе энтомологической полевой работы оказался полезнее для завоевания доверия людей и получения искренних ответов. На то, чтобы убедить первых 62 человека предоставить свои истории, ушло шесть месяцев; но наша методика совершенствовалась, и мы начали быстрее обеспечивать себя испытуемыми, как показывает

табл. 1.

Таблица 1

Общее количество историй

Год

Прирост

Всего

1938 (6 месяцев)

62

62

1939

671

733

1940

959

1692

1941

843

2535

1942

816

3351

1943

1510

4861

1944

2490

7351

1945

2668

10 019

1946

1467

11486

1947 (часть)

728

12 214

Наши исследовательские навыки постоянно совершен­ствовались, но основной причиной того, что нам становится все проще находить респондентов, является распространение сведений об исследовании среди десятков тысяч людей и воз­растающее понимание его значения. В последние годы стало возможным найти больше анамнезов, чем мы в состоянии об­рабатывать. Первые истории были получены в основном от студентов колледжей, поскольку они были наиболее доступ­ной группой; но после первого года мы постоянно расширяем выборку, чтобы охватить все сегменты популяции. Обеспече­ние достаточно большой выборки с хорошим распределением больше не является проблемой, даже если ставится цель со­брать 100 000 личных историй.

В сборе анамнезов принимают участие шесть человек. Вклад каждого из них отражен в табл. 2.

Чтобы данные, собранные несколькими интервьюерами, можно было корректно суммировать, необходимо разработать методы координации работы людей, проводящих исследова­ние, но это оказалось вполне возможным. Необходимо также проверить надежность всех методов, используемых на всех этапах программы исследования. В течение первого года про­водилось сравнение эффективности методики личного интер­вьюирования и методики вопросников. По сравнению с пер­вым годом исследования перечень вопросов, охватываемый каждым интервью, расширился на 22 %. Была разработана си­стема кодирования данных, полученных в интервью. Были решены основные проблемы, связанные с созданием системы перфокарт (Hollerith) для анализа данных.

Мы научились устанавливать контакты, которые позволя­ют получать сексуальные истории людей, представляющих лее сегменты популяции. К концу первых девяти месяцев ныли разработаны форма записи, перечень пунктов каждой истории и методика интервьюирования, весьма близкие к их нынешней форме. С тех пор внесено мало изменений, кроме добавления или исключения некоторых пунктов, входящих в анамнез.

Таблица 2

Долевое участие интервьюеров

Интервьюер

Получено историй

Процентная доля от общего количества

Кинзи

Поумрой

Мартин

Другие

7036

3808

890

480

57,6

31,2

7,3

3,9

Альфред Кинзи, Уорделл Поумрой, Клайд Мартин

ПОЛОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ

(Alfred С. Kinsey, Wardell В. Pomeroy, and Clyde E. Martin, Sexual Behaviour in a Human Female (W. B. Saunders, 1953).)

Вышедшая в 1953 году книга «Половое поведение женщины» (Sexual Behavior in the Human Female), избранные страницы которой приводятся ниже, фактически является вторым то­мом сенсационного отчета 1948 года. Во второй книге Кинзи и его коллеги более осторожно подходят к описанию и интер­претации результатов опроса. В «Половом поведении женщи­ны» Кинзи удалось выделить базовые критерии валидности научного исследования сексуальности человека.

Наш первый отчет основывался на данных обследования 5300 белых мужчин, чьи сексуальные истории составили боль­шую часть информации, подвергнутой статистическому ана­лизу в нашей книге под названием «Половое поведение муж­чины». Большая часть статистических данных этой книги так­же получена из сексуальных историй 5940 белых женщин, но кроме того в этот том вошли и материалы, поступившие из других источников.

Ученый, исследующий половое поведение, по-видимому, обязан прикладывать особые усилия к тому, чтобы его резуль­таты стали доступными для максимального числа людей, поскольку мало к каким аспектам биологии человека проявляется больший интерес. Большинство мужчин, женщин, подростков и даже детей, еще не достигших подросткового возраста, время от времени сталкиваются с проблемами, для разреше­ния которых большие знания о сексуальности могут оказать­ся полезными. Как и в других областях науки, сексологиче­ской информацией владеет лишь ограниченный круг специа­листов, получивших профессиональную подготовку, врачи, священники или те, кто умеет читать по латыни, и эта инфор­мация не поставлена на службу миллионам мальчиков и дево­чек, мужчин и женщин, которым такие знания необходимы, чтобы руководствоваться ими в повседневной жизни. Мы счи­таем, что именно по этой причине несколько тысяч обычных американцев активно сотрудничают с нами при проведении этого исследования. Мы считаем, что именно по этой причине наша первая книга, которую распространяло медицинское из­дательство, а часть прессы описывала как сухой и скучный фолиант, изобилующий устрашающими статистическими таб­лицами и диаграммами, была вырвана из рук тех, кто претен­довал на исключительное право владения информацией в этой области, и стала частью представлений миллионов людей, не только в нашей стране, но и в странах, расположенных во всех частях света. Мы считаем, что если у нас есть какое-либо пра­во проводить исследования в этой области, то мы обязаны сде­лать результаты наших исследований доступными для всех, кто умеет читать и сможет понимать и использовать наши дан­ные.

Проблемы супружеской адаптации

Конкретным примером того, что широкая публика нужда­ется в сексологической информации, является проблема сек­суальной адаптации в браке. Очень немногие из состоящих в браке людей не испытывали, по крайней мере иногда, серьез­ной потребности в дополнительной информации, чтобы разрешить некоторые сексуальные проблемы, возникшие в их супружестве. В некоторых случаях от разрешения этих проблем может зависеть устойчивость брака, хотя мы уже прежде гово­рили и подтверждаем в этом томе, что мы не считаем, что эле­ментами, чаще всего определяющими судьбу брака, являются сексуальные факторы.

Мы также уже говорили, что, по-видимому, ни один фактор не играет более важной роли в сохранении брака, чем реши­мость, твердое намерение сохранить брак. Там, где есть такая решимость, разногласия между супругами могут оставаться незамеченными или забываться и мелкие неурядицы могут рассматриваться с точки зрения, ставящей во главу угла важ­ность сохранения брачного союза. Там, где нет такого намере­ния, значение повседневных мелких неурядиц может возра­стать, пока они не окажутся достаточно значимыми для того, чтобы стать причиной расторжения брака.

Но сексуальные факторы находятся среди тех факторов, от которых может зависеть счастье или несчастливость, сохране­ние или распад семей и брачных союзов. Там, где имеются об­щие сексуальные интересы или некоторая общность понима­ния сексуальных потребностей друг друга, два человека, со­стоящие в браке, могут достичь согласия на эмоциональном уровне, который выше уровня человеческих контактов любо­го другого типа. Там, где регулярно доступны приносящие вза­имную удовлетворенность сексуальные отношения, супруги в браке могут меньше раздражаться из-за однообразия повсед­невного семейного быта и легко принимать его.

Но там, где сексуальные отношения не приносят одинако­вой удовлетворенности обоим брачным партнерам, в супру­жеской постели могут поселиться несогласие и гневное возму­щение, от которых, возможно, пострадают и другие аспекты брачных отношений. Наши данные говорят о том, что доля браков, в которых по крайней мере иногда, в течение несколь­ких лёт, возникают серьезные разногласия по поводу сексу­альных отношений, составляет две трети. Значительно число браков, в которых разногласия по поводу сексуальных отно­шений существуют постоянно. Примерно в трех четвертях случаев разводов, зафиксированных в наших историях, суальные факторы находились среди тех, которые привели к разводу.

Почти во всех обществах, во всех частях мира, считается, что брак и сохранение семьи имеют первостепенное значение для общественного устройства в целом. За прошедшие полве­ка как в Европе, так и в нашей стране многие люди, в том чис­ле священники, учителя, врачи и другие клиницисты, имею­щие дело с человеческими проблемами, пришли к осознанию того, что улучшение сексуальных отношений может способ­ствовать благополучию наших современных браков.

Но клинические суждения не всегда основываются на научно подтвержденной информации. Трудно интерпретиро­вать возникающие проблемы, пока мы не поняли, насколько сходными могут быть сексуальные реакции женщин и мужчин и до какой степени они могут отличаться. Мы следуем веко­вым традициям, считая, что женщине свойственна замедлен­ная реактивность, что на теле женщины больше эрогенных зон, что половое созревание женщины происходит раньше, что существуют коренные различия в природе женского и муж­ского оргазма, что сексуальные реакции женщины богаче по своему эмоциональному содержанию, и сохраняя другие пред­ставления, не обоснованные научно подтвержденными данны­ми, — и все эти представления теперь оказываются неправиль­ными. Теперь оказывается, что сама техника, предлагаемая в руководствах для супругов, как в старинных, так и в современ­ных, стала причиной некоторых различий, которые мы счита­ли свойственными мужчинам и женщинам от природы. Если бы мы поставили перед собой задачу в качестве первого про­екта в нашем исследовании полового поведения человека за­ниматься решением наиболее актуальных проблем сексуаль­ной адаптации в браке, то мы, как и другие, были бы склонны принять традиционные интерпретации природы сексуальных реакций. Но поскольку мы потратили столько лет на сбор ин­формации обо всех аспектах полового поведения, сейчас по­явилась возможность идентифицировать факторы, которые, по-видимому, являются основными источниками некоторых сексуальных проблем, возникающих в отношениях супругов.

Некоторые боятся, что научный подход к вопросам секса может угрожать существованию института брака. Некоторые иыступают за сохранение нашего невежества, потому что опа­саются, что наука разрушит мистические представления, кото­рыми они подменяли реальность. Но гораздо больше людей, которые верят, что расширение наших сексологических зна­ний может способствовать благополучию браков.

Сексуальные проблемы не состоящих в браке молодых людей

В качестве другого примера повседневной потребности в более широком общем понимании полового поведения челове­ка можно привести сексуальные проблемы, которые в силу нашего общественного устройства возникают у не состоящих к браке индивидов, в особенности у не состоящих в браке мо­лодых людей. Эти проблемы являются следствием того факта, что женщина и мужчина достигают биологической зрелости за несколько лет до достижения возраста, когда наша социальная традиция и официальное законодательство признают их взрослыми людьми, и того факта, что согласно нормам нашей культуры, сексуальная активность должна быть прерогативой людей, официально признанных взрослыми, и в частности со­стоящих в браке.

Такое непризнание факта половой зрелости тинэйджеров пошло в практику относительно недавно. Примерно до начала прошлого столетия люди хорошо понимали, что именно у этих молодых людей имеется максимальный сексуальный потенци­ал, и сюжеты многих великих литературных произведений прошлого построены на любовных историях юношей и деву­шек, не достигших двадцати лет. Любовная связь Ахилла с Деидамией, от которой у них родился сын, происходила до того, как ему исполнилось пятнадцать лет. Ацису только что исполнилось шестнадцать, когда он полюбил Галатею. Известно, что у Хионы «была тысяча поклонников, когда она достиг­ла брачного возраста», то есть четырнадцати лет. Нарциссу было шестнадцать лет, когда «многие отроки и многие девы искали его любви». Когда Парис похитил Елену из Спарты, ей было двенадцать лет. Героям одного из величайших пасто­ральных романов Дафнису и Хлое было пятнадцать и тринадцать лет. Элоизе было восемнадцать, когда она влюбилась в Абеляра. Тристан впервые встретил Изольду в девятнадцать лет. Джульетте было меньше четырнадцати лет, когда Ромео занимался с ней любовью. Если бы все эти юноши и девушки, великие любовники из литературы прошлых эпох, жили в наше время, то на них посмотрели бы как на незрелых юнцов и сочли бы делинквентными подростками. Поскольку в сексуальном поведении самой молодежи происходит мало измене­ний, то именно все возрастающая неспособность людей стар­шего возраста к пониманию сексуальных потребностей моло­дежи порождает мнение о возрастании делинквентности среди молодых людей.

Все шире распространяется точка зрения, согласно кото­рой эти молодые люди должны игнорировать свои сексуаль­ные потребности и воздерживаться от сексуальной активно­сти до брака — что для средних современных американских мужчины и женщины означает «до достижения возраста при­мерно двадцати одного — двадцати трех лет». Но ни закон, ни традиция не могут изменить возраст наступления юности или повлиять на половое созревание тинэйджеров. Следовательно, они по-прежнему испытывают половое возбуждение и все по­следующие реакции, вплоть до оргазма. Не доказано, что лю­бой юноша, не являющийся физически неполноценным, мо­жет до тех пор обходиться без регулярной разрядки сексуаль­ного напряжения каким-либо способом, пока его реактивность и его способность к половому функционированию в конце концов не снизятся за счет возрастных изменений. Хотя мно­гие женщины, по-видимому, обходятся без такой разрядки в годы юности, вероятность успешной сексуальной адаптации женщины после замужества существенно повышается, если она испытывала оргазм в более молодом возрасте.

В действительности юноши в возрасте до двадцати лет и двадцатилетние мужчины более возбудимы, чем большинство мужчин, которые старше этого возраста; их сексуальные реак­ции в целом интенсивнее, чем реакции мужчин старшего воз­раста; и несмотря на то, что им трудно найти социально приемлемые способы сексуальной разрядки, они испытывают пргазм чаще, чем большинство мужчин старшего возраста. У неженатых мужчин частота оргазма максимальна в возрасте примерно между шестнадцатью и восемнадцатью годами. Точ­но так же среди женатых мужчин всех возрастных групп мак-«имальный уровень сексуальной активности наблюдается и козрасте около двадцати лет.

Попытка игнорирования и подавления физиологических потребностей части населения, имеющей наибольший сексуальный потенциал, привела к более серьезным осложнениям, чем большинство людей готовы признать. Именно поэтому многие американские молодые люди как мужского, так и женского пола прибегают к мастурбации вместо коитуса для добрачной разрядки сексуального напряжения. Ограничение добрачных гетеросексуальных контактов, по-видимому, является основной причиной гомосексуальной активности жен­щин и мужчин. Широкая распространенность добрачного петинга, который многие иностранцы считают одной из уни­кальных особенностей паттерна сексуального поведения американцев, аналогичным образом является результатом этого ограничения, налагаемого на добрачный коитус. Закон устанавливает право состоящего в браке взрослого человека на регулярные половые акты, но он не предусматривает ничего подобного для примерно 40% населения, которые достигли половой зрелости, но не состоят в браке. Многие молодые и немолодые не состоящие в браке женщины и мужчины серьез­но обеспокоены тем, что единственные доступные для них ис­точники сексуальной разрядки не одобряются или законом, или обществом.

Большинство неженатых мужчин и многие незамужние женщины хотели бы знать, как разрешить этот конфликт меж­ду своими физиологическими потребностями и правовым и социальным кодексами. Они хотели бы знать, не вредна ли мастурбация для здоровья и не окажет ли она неблагоприят­ного влияния на их последующие сексуальные отношения с брачным партнером; они хотели бы знать, следует или не сле­дует заниматься петтингом; и независимо от моральных про­блем, которые могут иметь к этому отношение, они хотели бы знать, как добрачный опыт петтинга может повлиять на их супружескую адаптацию. Рекомендуется или не рекомендует­ся совершать половые акты до вступления в брак? Какое вли­яние окажет такого рода опыт на их последующую супруже­скую адаптацию? Какие формы сексуальной активности явля­ются нормальными, а какие — отклонением от нормы? Каков опыт других молодых людей, столкнувшихся с теми же самы­ми проблемами? При рассмотрении всех этих вопросов боль­шинство молодых людей готовы принять во внимание соци­альные и моральные ценности, но они хотели бы также знать, какие научно установленные корреляции существуют между добрачным и брачным опытом половой жизни.

Пытаясь ответить на некоторые из этих вопросов, мы ста­рались выяснить степени распространенности (incidencies) и частотные характеристики (frequencies) внебрачной активно­сти американских женщин и мужчин, и пытались обнаружить, какие корреляции могут существовать между паттернами до­брачного полового поведения и последующей сексуальной адаптацией в браке.

Уильям Мастере, Вирджиния Джонсон

СЕКСУАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ ЧЕЛОВЕКА

(William H. Masters and Virginia E.Johnson, Human Sexual Response (Little, Brown, 1966).)

Книга Уильяма Мастерса (1915 г. р.) и Вирджинии Джонсон (1925 г. р.), опубликованная в 1966 году под названием «Сек­суальные реакции человека» Human Sexual Response»), про­извела эффект разорвавшейся бомбы. Это была первая рабо­та, построенная на материале лабораторных наблюдений за сексуальной активностью человека — мастурбацией и поло­выми актами. Ранее подобные наблюдения также проводи­лись, но предшественники Мастерса и Джоносон (например, А. Кинзи), предпочитали не сообщать об этом широкой публике. Основываясь на физиологических измерениях, сделан­ных на основе лабораторного наблюдения нескольких тысяч половых циклов, Мастере и Джонсон построили четырехфазную модель полового возбуждения, которая стала общеприз­нанной почти на десятилетие и легла в основу современных методов лечения сексуальных расстройств. С тех пор эта мо­дель подвергалась критике и модифицировалась, но тем не менее она остается одним из наиболее значительных дости­жений в истории исследования человеческой сексуальности.

В 1954 году на кафедре акушерства и гинекологии меди­цинского факультета Вашингтонского университета было начато исследование анатомии и физиологии сексуальных ре­акций человека. В 1959 году началась работа по скоординиро-нанной с этим проектом программе клинических исследова­ний проблем сексуальной неадекватности человека. С января 1964 года эти программы продолжаются под эгидой Фонда исследований в области репродуктивной биологии. За послед­нее десятилетие была изучена анатомия человеческих реакций па сексуальные стимулы и проведены наблюдения и измере­ния таких физиологических переменных, как интенсивность и длительность индивидуальных реакций.

Кинзи и его коллеги опубликовали монументальный сбор-11 ик статистических данных, отражающих модели сексуально­го поведения американцев, характерные для периода с 1938 по 1952 год. В этих сообщениях о половой жизни людей, получен­ных с использованием методики прямого интервьюирования, содержится бесценная основопологающая социологическая информация. Возможно, будущее покажет, что главный вклад этого исследования в развитие науки состоит в том, что благо­даря ему были разрушены культурные барьеры, ранее препят­ствовавшие всестороннему исследованию сексуальной реак­ции человека.

Хотя работа Кинзи стала заметной вехой в области социо­логических исследований, ее авторы не ставили перед собой цель объяснить физиологические или психологические реак­ции на сексуальную стимуляцию. Чтобы установить основные принципы сексуального поведения человека, необходимо ответить на следующие два вопроса. Какие физиологические реакции возникают в организме человека (мужчины и женщи­ны) в ответ на эффективную сексуальную стимуляцию? Поче­му мужчины и женщины ведут себя именно таким образом, реагируя на эффективную сексуальную стимуляцию? Воз­можность успешного лечения сексуальных расстройств зави­сит от того, сумеют ли медики и специалисты по поведению найти ответы на эти вопросы. Настоящее исследование сексу­альных реакций человека проводилось с целью создания базы научной информации, из которой могли быть получены кон­кретные ответы для решения этих многогранных проблем.

Для выявления и описания существенных изменений, про­исходящих в мужском или женском человеческом организме в течение цикла сексуальной реакции, изначально использова­лись методы прямого наблюдения и измерения физиологиче­ских показателей. Независимо от подготовки наблюдателя и его объективности, точность человеческих наблюдений и пол­нота отражения в них характерных особенностей могут быть существенно различными, поэтому достоверность результатов на всех фазах цикла сексуальной реакции обеспечивалась ис­пользованием многих общепринятых методик проведения фи­зиологических измерений и киносъемкой на цветную пленку. Более точная картина физиологических реакций на сексу­альные стимулы может быть получена при разделении муж­ского и женского цикла сексуальной реакции на четыре от­дельные фазы. Цикл сексуальной реакции развивается в следу­ющей последовательности: 1) возбуждение; 2) плато; 3) оргазм; и 4) разрешение. Условное выделение в сексуальном цикле четырех фаз позволяет получить эффективную схему для де­тального описания физиологических вариантов сексуальных реакций, хотя некоторые из них столь скоротечны, что появ­ляются лишь в одной фазе всего оргазмического цикла.

Для мужчин была построена только одна схема сексуального цикла. Предположительно существует много вариантов мужской сексуальной реакции. Однако поскольку эти варианты отличаются в основном по длительности, а не по интенсивно­сти реакции, то схемы, составленные для каждого варианта, не содержали бы новой информации, а скорее повторяли бы друг друга. В отличие от мужчин для женщин построено три раз­личные схемы сексуального цикла. Следует подчеркнуть, что эти схемы представляют упрощенную картину наиболее часто наблюдавшихся вариантов и могут рассматриваться только в качестве моделей, отражающих бесконечное разнообразие женских сексуальных реакций. При оценке сексуальной реак­ции женщины необходимо учитывать как интенсивность, так и длительность реакции.

Первая фаза цикла сексуальной реакции человека, или воз­буждение, активируется любым источником соматогенной или психогенной стимуляции. Стимулирующий фактор дол­жен быть достаточно сильным, чтобы обеспечить нарастание сексуального напряжения, необходимое для дальнейшего раз­вития цикла. Если стимуляция, соответствующая индивиду­альной потребности, продолжается, то интенсивность реакции обычно быстро возрастает. В этом случае фаза возбуждения ускоряется, или ее длительность сокращается. Если стимуля­ция производится таким способом, что она вызывает физиче­ский или психологический дискомфорт, а также если она пре­рывается, то фаза возбуждения может сильно затянуться или вообще прекратиться. Этот первый этап вместе с последним этапом (фаза разрешения) занимает большую часть времени, затрачиваемого на полный цикл сексуальной реакции человека.

При продолжении эффективной сексуальной стимуляции мужчина или женщина из фазы возбуждения переходят во вторую фазу сексуального цикла, или в фазу плато. В этой фазе интенсивность сексуального напряжения постепенно на­растает и достигает максимального уровня, достаточного для того, чтобы индивидуум мог в конце концов достигнуть оргаз­ма. Длительность фазы плато сильно зависит от эффективно­сти стимуляции, а также от такого фактора, как индивидуаль­ное стремление (drive) к кульминации нарастающего сексу­ального напряжения. В случае слабости стимулов или этого стремления, а также при полном прекращении стимуляции индивидуум не достигает оргазмическои разрядки и вступает в пролонгированную фазу разрешения, в течение которой на­пряжение будет медленно снижаться от уровня фазы плато.

Фаза оргазма длится всего несколько секунд, в течение ко­торых происходит резкое снижение притока крови и миотонии, которые развились под воздействием сексуальных стимулов. Эта непроизвольная разрядка достигается на любом уровне, который отражает максимум возрастания сексуального на­пряжения для данного цикла. Субъективные (сладостраст­ные) ощущения при оргазме сконцентрированы в тазовой об­ласти, причем у женщин центром ощущений являются тело клитора, влагалище и матка, а у мужчин — пенис, предстатель­ная железа и семенные пузырьки. Хотя с точки зрения физио­логии установлено, что в разрядке сексуального напряжения принимает участие весь организм, субъективные переживания зависят от индивидуального паттерна реакции. В интенсивно­сти и длительности женского оргазма обнаружены существен­ные различия, в то время как у мужчин эякуляторная реакция, как правило, протекает по стандартной схеме с более узким диапазоном индивидуальных вариаций.

Непосредственно после оргазмической разрядки мужчина и женщина вступают в последнюю фазу сексуального цикла, или в фазу разрешения. Этот период непроизвольного сниже­ния напряжения развивается как обратная модель реагирова­ния, которая возвращает индивида через уровни плато и воз­буждения в невозбужденное состояние. Женщина обладает способностью испытывать повторные оргазмы, если начиная с любого момента фазы разрешения она будет вновь подверг­нута эффективной стимуляции. Эта способность к многократ­ным оргазмам особенно очевидна, если повторная стимуляция начинается до того, как напряжение упадет ниже уровня пла­то. У мужчины фаза разрешения включает рефрактерный пе­риод, который может продолжаться в течение инволюционной фазы, до достижения самого низкого уровня возбуждения. Эффективная повторная стимуляция, ведущая к высоким уровням полового возбуждения, возможна только после окон­чания рефрактерного периода. За редкими исключениями у мужчин физиологическая способность к реагированию на по­вторную стимуляцию значительно ниже, чем у женщин.

Остаточные физиологические проявления полового воз­буждения как у мужчин, так и у женщин обычно исчезают медленно, за исключением тех случаев, когда оргазмическая раз­рядка была очень сильной. Полная инволюция возбуждения завершается только после того, как прекращается всякая сек­суальная стимуляция.

Всегда следует иметь в виду, что существуют широкие ин­дивидуальные различия в продолжительности и интенсивно­сти любой специфической физиологической реакции на сексу­альную стимуляцию. Те реакции, которые возникают с самого начала цикла и сохраняются в течение нескольких фаз (напри­мер, эрекция пениса или вагинальная любрикация), являются очевидными. Однако некоторые физиологические реакции имеют преходящий характер и могут появляться только на одной определенной фазе цикла. В качестве примеров можно привести изменение цвета малых половых губ у женщин и уве­личение головки полового члена вблизи венца у мужчин, ко­торые происходят только в фазе плато.

Краткое содержание всего вышесказанного сводится к сле­дующему: деление мужского и женского сексуального цикла на четыре отдельные фазы, по-видимому, является неадекват­ной моделью для оценки психогенных аспектов состояния по­лового возбуждения. Однако эта чисто условная модель обеспе­чивает анатомическое структурирование и позволяет составить точную картину физиологических реакций на эффективную сексуальную стимуляцию и разместить их характерные осо­бенности в правильной последовательности.

Основные физиологические реакции человеческого орга­низма на сексуальную стимуляцию возникают последователь­но на двух уровнях. Первичной реакцией на сексуальную сти­муляцию является усиление кровообращения (vasocongestion) во всем организме, а вторичной реакцией является общее уси­ление мышечного напряжения. Усиление кровообращения может быть поверхностным или глубоким, а миотония иногда выражается в непроизвольных мышечных сокращениях. Наи­более сильный приток крови к половым органам и миотони-ческие реакции имеют место только в двух фазах сексуально­го цикла — в фазах плато и оргазма.

Медики и специалисты по поведенческим наукам не смогут эффективно бороться с широко распространенными сексуальными расстройствами до тех пор, пока не будет собрана более точная сексологическая информация. Такие данные можно получить только в том случае, если моральные нормы нашего общества будут допускать объективные исследования челове­ческой сексуальности.

Исследуемая популяция

Первоначально отбор испытуемых для исследования чело­веческой сексуальности проводился из популяции проститу­ток. Предполагалось, что представители этой социально изо­лированной группы обладают соответствующим опытом, легко соглашаются на сотрудничество и доступны для исследова­ния. На начальных этапах программы доступность испытуе­мых была решающим фактором. В то время предполагалось, что испытуемые, принадлежащие к более консервативным сег­ментам общей популяции, не согласятся на участие в исследо­вании (впоследствии это предположение оказалось совершен­но ложным).

В течение первых 20 месяцев работы по программе были собраны социосексуальные, профессиональные и медицин­ские истории 118 женщин и 27 мужчин, занимавшихся про­ституцией. В конечном итоге из всей этой группы было ото­брано несколько человек (восемь женщин и трое мужчин) для анатомического и физиологического исследования. Критери­ями отбора были общий уровень интеллекта, наличие разно­образного опыта проституции, способность описывать свои переживания словами и, конечно, постоянно высокий уровень психологической доступности и готовности к сотрудничеству.

Отобранные испытуемые предложили методики оказания поддержки мужчинам и женщинам в ситуациях прямой сексу­альной реакции и осуществления контроля над их поведением; впоследствии эти методики оказались весьма ценными. Эти испытуемые описали разнообразные методы усиления полового возбуждения или регулирования его уровня и продемонстрировали множество вариантов техники стимуляции. Впоследствии многие из этих методик нашли непосредствен­ное применение в терапии мужских и женских сексуальных расстройств и были включены в программу клинических ис­следований. Члены этой малой группы также были испытуе­мыми в лабораторных исследованиях начального периода, когда методом проб и ошибок разрабатывались и проверялись исследовательские методики, которые в дальнейшем приме­нялись на всех этапах работы.

Данные опросов и экспериментальные результаты, полу­ченные для популяции проституток, не включены в представ­ленный здесь материал. Такое решение было обусловлено дву­мя факторами: 1) склонность представителей этой популяции к частым миграциям затрудняла долгосрочные наблюдения за индивидуальными паттернами реакций испытуемых; 2) у пред­ставителей этой популяции в той или иной степени обычно присутствуют патологические изменения репродуктивных ор­ганов, что не позволяло установить надежный базовый уро­вень анатомической нормальности. Возникла эксперимен­тальная необходимость сформировать группу испытуемых, с которыми возможно длительное сотрудничество и репродук­тивные органы которых можно соотнести с базовыми уровня­ми анатомической нормальности, поэтому исследователи на­чали поиск добровольцев, принадлежащих к относительно высоким социальным, интеллектуальным и экономическим слоям общества.

Популяция испытуемых, в конечном итоге отобранных для данного исследования, была составлена из представителей от­дельных групп городских жителей. Точнее говоря, она была сформирована в основном из членов академического сообще­ства, связанного с большим университетским больничным комплексом, и в дальнейшем пополнялась из этого же главно­го источника. Это привело к повышению доли испытуемых, принадлежащих к высшим социоэкономическим и интеллек­туальным слоям, которое не было компенсировано включени­ем в выборку статистически значимого числа семей с более низким общественным статусом, привлекаемых через амбула­торную клинику.

Использовались также и другие источники набора испыту­емых. Впоследствии в популяцию испытуемых были включе­ны семейные единицы, столкнувшиеся с клиническими сексуальными расстройствами или проблемами неспособности к зачатию. За счет этого был обеспечен широкий диапазон социо-географических показателей и образовательных уровней испы­туемых. В последние годы, когда в округе распространились сведения о ведущемся исследовании, появились добровольцы из всех возрастных групп и социальных слоев и с различными уровнями образования.

В общей сложности в данном исследовании принимали ак­тивное участие 382 женщины в возрасте от 18 до 78 лет. Как можно было ожидать, большинство из них (321 женщина, или 84 %) относились к возрастной группе от 18 до 40 лет, причем максимальная доля активных участниц приходилась на возра­стную группу от 21 до 30 лет (182 женщины, или 47,6 %).

Хотя до настоящего времени большую часть популяции испытуемых составляли женщины, в программе принимали участие (хотя бы однократно) 312 испытуемых-мужчин в воз­расте от 21 до 89 лет. Большинство согласившихся на сотруд­ничество испытуемых-мужчин (231 мужчина, или 74 %) были в возрасте от 21 до 40 лет, причем максимальная доля активных участников приходилась на возрастную группу от 21 до 30 лет (120 мужчин, или 38,5%).

Чрезвычайно важно, что для исследования была создана обстановка, которая давала уникальную возможность наблю­дать, регистрировать и оценивать паттерны физиологических и психологических реакций на эффективную сексуальную стимуляцию на малой произвольно отобранной группе муж­чин и женщин, достигнув уровня точности и подробности, ко­торый прежде был невозможен в условиях медицинских или психологических исследований. В отличие от других исследо­ваний, в которых все результаты, касающиеся сексуального поведения человека, основаны на материалах интервью или опросов, материалы глав, где описываются клинические реак­ции, получены путем прямого наблюдения за сексуальными реакциями, то есть с использованием данных подробных ин­тервью о сексуальном поведении испытуемых, обсуждения ин­дивидуальных паттернов сексуальной реакции, лабораторных измерений и анализа паттернов реакций и т. д.

Наконец, вероятно, самая важная информация была полу­чена за счет того, что у исследователей была возможность в течение 11 лет непосредственно работать с мужчинами и жен­щинами, реагирующими на эффективную сексуальную стиму­ляцию. Следует постоянно иметь в виду, что основной целью исследования было изучение и объяснение именно реакций мужчин и женщин на эффективную сексуальную стимуляцию, а не того, что они рассказывают об этом или даже не того, что они думают о своих сексуальных реакциях и опыте.

Теперь мы переходим к полному и подробному описанию способов или средств стимуляции, о которых будем упоминать в дальнейшем. В разное время наблюдались и описывались такие виды сексуальной активности испытуемых, как ману­альные и механические манипуляции с половыми органами, естественный коитус, когда женщина находилась в положени­ях на спине, сверху и коленно-локтевой позиции; наблюдались также половые акты с использованием искусственных поло­вых членов, проводимые испытуемыми-женщинами в положе­ниях на спине и в колено-локтевой позиции. Ни один из испы­туемых, находясь под наблюдением, не смог достигнуть оргаз­ма в результате фантазирования.

Оборудование для искусственного коитуса было создано радиофизиками. Искусственные половые члены были сделаны из прозрачной пластмассы; люминесцентное освещение позво­ляло проводить наблюдения и записи без искажений. Оборудо­вание могло быть приспособлено для физиологических вари­аций размеров, веса и развития влагалища. Скорость фрикций и глубину введения искусственного пениса выбирает и полно­стью контролирует сама женщина. По мере нарастания воз­буждения женщина произвольно увеличивает скорость фрик­ций и глубину введения в соответствии с субъективной по­требностью. Оборудование работает на электроэнергии.

Испытуемые, у которых уже имелся определенный опыт коитуса и/или самоманипуляций, явно нуждались в том, что­бы привыкнуть к этому оборудованию. В течение периода при­выкания имелась возможность оценить субъективные фанта­зии и условно-рефлекторные процессы, используемые испы­туемыми для увеличения полового возбуждения.

Ввиду использования искусственного оборудования возника­ет законный вопрос о том, не были ли наблюдавшиеся паттерны реакции искаженными. Достаточно сказать, что внутривлагалищные физиологические реакции полностью соответствуют предварительно установленным схемам реакций, которые на­блюдались и регистрировались в сотнях циклов самоманипу­ляций.

Перед тем как начать принимать активное участие в иссле­довании, мужчины и женщины, отобранные в качестве испы­туемых, проходили программу контролируемой ориентации. С каждым испытуемым беседовали два интервьюера — муж­чина и женщина, которые составляли подробные медицинские, социальные и сексуальные «истории» испытуемых. Методика проведения беседы командой, состоящей из исследователей обоего пола, была разработана для достижения двух целей. Во-первых, будущие испытуемые должны были привыкнуть к тому, что все процедуры исследования будут проходить под наблюдением исследователей обоего пола, а во-вторых, необ­ходимо было обеспечить надежность полученной фактической информации. Команды, в которых были представлены иссле­дователи обоего пола, получали от испытуемых более точные материалы сексуального содержания, чем один интервьюер мужсимм) или женского пола. Применение этой методики к испытуемым-проституткам показало ее явные преимущества. Кроме того, эти беседы с испытуемыми были одним из этапов подготовкик активному участию в программе. Во время бесед испытуемые знакомились с исследовательским персоналом и понимали, что исследователи не намерены давать моральные оценки их поведению; такие беседы также способствовали ро­сту авторитета исследователей в глазах испытуемых.

Следующим шагом ориентационной программы было обязательное медицинское обследование испытуемых, которое проводилось с целью исключения каких-либо серьезных патологий, особенно в области репродуктивных органов.

Затем потенциальных испытуемых знакомили с помещениями, предназначенными для проведения исследования. Им демонстрировали все оборудование и объясняли его функции. Испытуемым предлагалось проявить сексуальную активность в лаборатории, сначала наедине, а затем в присутствии команды исследователей, пока испытуемые полностью не привыкали к этому искусственному окружению. До тех пор пока испы­туемые полностью не осваивались в этой обстановке и не были уверены в своей способности к сексуальной активности, не де­лалось никаких попыток регистрировать их реакции или пред­ставлять им других исследователей. Они быстро обретали уве­ренность в своей способности успешно реагировать под на­блюдением, когда их реакции регистрировались с помощью целого ряда методик. Наконец, в течение этого подготовитель­ного периода испытуемые обретали уверенность в том, что ис­следование имеет чисто научные цели и что им будет обеспе­чена полная анонимность.

После того как было завоевано полное доверие испытуемых, их направляли для участия в том этапе общей программы, на котором их сотрудничество считалось наиболее ценным. Это были такие области, как специфическая и длительная регистра­ция анатомических и физиологических реакций на эффектив­ную сексуальную стимуляцию, секс во время беременности, секс в пожилом возрасте и т. д. Во многих случаях было доста­точно одного сеанса регистрации сексуальной активности се­мейной пары, чтобы четко продемонстрировать анатомические изменения и физиологические реакции, которые будут описа­ны в этой книге. В других случаях семейные пары принимали участие во многих пунктах программы исследования и активно сотрудничали с исследователями в течение многих лет.

Эрик Джансен, Уолтер Иврард

ДЕТЕРМИНАНТЫ МУЖСКОГО ПОЛОВОГО ВОЗБУЖДЕНИЯ

(Erick Janssen and Walter Everaerd, «Determinants of Male Sexual Arrousal», Annual Review of Sex Research, vol. 4 (1993), pp. 211-218,225-226,238-245.)

Голландский исследователь Уолтер Иврард и его коллеги из Амстердамского университета первыми в мире свели воеди­но результаты многочисленных исследований, посвященных активации полового возбуждения. Ниже приводится отрывок из работы Иврарда, написанной им в соавторстве с Эриком Джанссном, сотрудником Института Кинзи. Исследователи приходят к выводу, что «полового влечения» как врожденного инстинктивного импульса в чистом виде не существует — есть комплекс взаимодействий внутренних и внешних факто­ров, в результате которого формируется чрезвычайно инди­видуализированный набор ключевых стимулов, зависящий от эмоционального и когнитивного опыта индивида.

Систему сексуальных реакций мужчины можно предста­вить как сложную триаду, содержащую физиологические, пси­хологические (когнитивные и аффективные) и поведенческие компоненты. Система сексуальных реакций человека начинает функционировать с самого раннего детства. Многие грудные дети реагируют на различные источники физических ощуще­ний признаками полового возбуждения. Например, у многих грудных младенцев мужского пола во время кормления появ­ляется полноценная эрекция. Сообщается также, что у маль­чиков может возникать эрекция в первые несколько минут после рождения и даже за несколько месяцев до рождения (Calderone, 1983; Masters et al., 1992). Признаки сексуальной возбудимости в раннем детстве не сводятся только к физиоло­гическому компоненту системы сексуальных реакций. Резуль­таты наблюдений говорят о том, что младенцы способны ис­пытывать ощущения, приносящие им сексуальное удоволь­ствие. Поведенческие реакции могут быть различными — от улыбок и «гуления» в ответ на стимуляцию гениталий, до са­моманипуляции гениталиями и телесных движений, являю­щихся признаками оргазма. Мастерс и его коллеги (Masters et al., 1992) заключили, что «хотя мальчики не эякулируют до наступления пубертата, все остальные механизмы сексуаль­ных реакций, по-видимому, присутствуют с младенческого возраста». Хотя есть все основания заключить, что ребенок рождается с биологически подготовленной (готовой к реаги­рованию) системой сексуальных реакций, ясно, что с возра­стом все более значимыми детерминантами реактивности сексуальной системы становятся психологические и социальные факторы. В данной статье мы проведем критический обзор эм­пирической литературы по детерминантам половой функции мужчины. Наша главная цель — оценить современное состоя­ние знаний об активационных механизмах полового возбуж­дения мужчины. Этот обзор следует воспринимать в контек­сте наших научных интересов, ориентированных на понимание (дифференцирующих) механизмов функциональной и дис­функциональной сексуальной активности, в особенности ме­ханизмов нарушений эрекции.

Детерминанты сексуальных реакций мужчины

Модели полового возбуждения

...Половое возбуждение может быть вызвано множеством внешних (например, визуальных и тактильных) и внутренних (сексуальные фантазии) стимулов. Кроме того, половое воз­буждение можно оценивать по вербальным сообщениям, фи­зиологическим реакциям и наблюдаемому поведению, то есть с помощью показателей, относящихся к трем различным си­стемам реакций (Lang, 1968). Адекватная модель или теория полового возбуждения должна объяснять, каким образом сти­мулы приобретают сексуальное значение и как они вызывают физиологические (например, генитальные) реакции, аффек­тивные реакции (например, осознанное субъективное пережи­вание полового возбуждения) и сексуальное поведение. Кон­кретные примеры рассогласования между различными систе­мами реакций свидетельствуют о потенциальной сложности механизмов, участвующих в активации полового возбуждения (Rosen & Beck, 1988). Психофизиологические исследования показывают, что корреляции между половым возбуждением, оцениваемым по самоотчетам испытуемых, и их генитальными реакциями варьируют в различных ситуациях у одних и тех же и разных испытуемых (Everaerd, 1993). Таким образом, ис­черпывающая теория полового возбуждения должна не только объяснять, каким образом стимулы приобретают сексуальный смысл, но и раскрывать взаимосвязи между компонентами сексуальной реакции.

В ранних моделях полового возбуждения предполагалось, что существует «запрограммированный» сексуальный меха­низм, который запускается «адекватной сексуальной стимуля­цией». Достоинством таких моделей является то, что они объяс­няют спонтанное ощущение полового возбуждения (в частно­сти, генитальные реакции), безо всяких усилий возникающее у многих сексуально функциональных мужчин и женщин (по данным самоотчетов). Тем не менее в этих моделях не приво­дится полное определение понятия адекватной сексуальной стимуляции. Они также не объясняют многих регуляторных процессов, связанных с произвольным контролем над сексу­альной реакцией, и не дают возможности понять причины мно­гих различий в субъективных ощущениях и сложных разли­чий в сексуальных стимулах и параметрах реакции, наблюда­емых у одного и того же испытуемого в разных случаях и у различных испытуемых.

Бэнкрофт (Bancroft, 1989) предложил теоретическую схему исследования сексуальной реакции, которую он назвал «психосоматическим сексуальным циклом». Бэнкрофт считает, что половое возбуждение складывается из четырех основных эле­ментов: желания, центрального возбуждения, периферическо­го возбуждения и генитальной реакции. В его модели введен последовательный порядок активации этих элементов, так как предполагается существование связей между: «(1) когнитив­ными процессами, влияющими на (2) лимбическую систему и другие части головного мозга, которые создают нейрофизио­логическую основу сексуальности. Эта система в свою очередь оказывает влияние на периферию через (3) спинной мозг и его рефлекторные центры, которые через периферические сома­тические и вегетативные нервы управляют (4) генитальными реакциями, а также (5) другими периферическими проявления­ми сексуального возбуждения. Полный цикл завершается вос­приятием, осознанием и когнитивной обработкой этих пери­ферических и генитальных изменений» (Bancroft, 1989, р. 12). Под вторым компонентом своей модели, то есть центральным возбуждением, Бэнкрофт подразумевает активацию централь­ной нервной системы (ЦНС) и процессы внимания, которые лежат в основе когнитивной обработки стимулов. Однако Бэн­крофт не конкретизирует природу когнитивных процессов, которые активируют систему в ответ на сексуальные стимулы. Хотя считается, например, что тактильные стимулы являются важными источниками сексуальной стимуляции, он, не вдава­ясь в подробное обсуждение соответствующих механизмов, просто утверждает, что «центральные процессы могут влиять на восприятие генитальной стимуляции как эротической» (Bancroft, 1989, р. 66). Более того, хотя Бэнкрофт признает сложность взаимосвязи между компонентами полового воз­буждения, он не рассуждает о возможных вариантах их объяс­нения (Rosen & Beck, 1988). В целом, психологические процес­сы играют важную роль в этой модели, как в виде когниций, опосредующих представления и экспектации, так и осознания или восприятия генитальных и соматических изменений.

В 1977 году Бирн предложил свою модель сексуальной по­веденческой последовательности {Sexual Behavior Sequence model), также основанную на предположении о том, что глав­ными детерминантами сексуального поведения являются воз­буждение, аффективные реакции и когнитивные процессы. Он предполагает, что сексуальная реакция человека может быть вызвана как безусловными (например, тактильными), так и обретенными в результате научения эротическими стимулами. Эти стимулы могут вызывать физиологическое половое воз­буждение, эмоциональные (и оценочные) реакции и когнитив­ные ответы (то есть информационные процессы, экспектации и фантазии). Аффективные реакции, возбуждение и когнитив­ные процессы направляют и мотивируют инструментальные действия. Сексуальное поведение может иметь подкрепляю­щие или пунитивные последствия, которые воспринимаются системой и влияют на последующее поведение (Byrne, 1977, 1986; Fisher, 1986). По Бирну, исход последовательности для индивидуума в определенный момент времени «зависит от со­отношения различных внутренних и внешних сил, воздействующих на этого конкретного индивидуума» (Byrne, 1986, р. 9). Одной из центральных концепций модели сексуальной пове­денческой последовательности является введенный Бирном параметр «эротофобия—эротофилия».

Другая современная модель, описывающая интерактивные механизмы полового возбуждения, была предложена Барлоу (Barlow, 1986). В его рабочей модели сексуальных дисфунк­ций объединены многие из имеющихся сведений о роли ког­нитивных процессов в сексуальности и их влиянии на эмоцио­нальные реакции... Характерной чертой этой модели является то, что при определении понятий функционального и дисфунк­ционального реагирования главное внимание уделяется взаи­модействию между спонтанной (autonomic) активацией и ко­гнитивными процессами...

Заметное сходство между моделями Бирна и Барлоу обуслов­лено тем, что в обеих моделях подчеркивается роль аффектив­ных и когнитивных процессов в активации функционального и дисфункционального паттерна полового возбуждения. Оба автора уделяют особое внимание обработке эротических сти­мулов и восприятию физиологической активации как опосре­дующим факторам сексуальной реакции мужчины. В модели Бэнкрофта восприятие физиологической активации (осозна­ние периферических и генитальных изменений) также счита­ется важнейшей детерминантой полового возбуждения. Та­ким образом, в каждой из описанных моделей психологические (аффективные и когнитивные) процессы предстают в качестве важнейшего ключа к постижению механизмов полового воз­буждения.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.