Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Васильев.История Саудовской Аравии (1982).doc
Скачиваний:
5
Добавлен:
16.11.2019
Размер:
4.71 Mб
Скачать

454

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

А. М. ВАСИЛЬЕВ

История

Саудовской

Аравии

(1745 — 1973)

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»

ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА 1982

9 (М)

В 19

Ответственный редактор

Н. А. ИВАНОВ

В книге излагается история государства Саудовской Аравии со времени его возникновения в 1745 г. до 1973 г., когда энергети­ческий кризис и учетверение цен на нефть в капиталистическом мире вывели это государство на авансцену не только ближне­восточной, но и мировой политики. В книге исследуются эволюция социально-политической структуры общества в Саудовской Аравии, роль движения мусульманских реформаторов-ваххаби­тов, место Саудовской Аравии в сегодняшнем мире, воздействие «нефтяного фактора» на ее общество, появление новых классов и социальных слоев, их противоречия с существующим режимом.

В

0506000000-096

КБ – 5 – 29 - 82

013(02)-82

© ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИЗДАТЕЛЬСТВА «НАУКА», 1982.

_______________________________________________________________________

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие 3

Часть I 19

Глава I. Аравия накануне появления ваххабизма.

Хозяйство. Общество. Политика 19

Глава II. Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб и его учение 63

Глава III. Возвышение первого государства Саудидов (1745—1811) 86

Глава IV. Общественный и политический строй Диръийского эмирата 119

Глава V. Разгром ваххабитов египтянами (1811—1818) 151

Глава VI. От падения Эд-Диръии до эвакуации египтян из Аравии

(1818—1840) 171

Глава VII. Второе государство Саудидов (1843—1865) 190

Глава VIII. Развал Риядского эмирата и Джебель-Шаммар (1865—1902) 211

Глава IX. Возрождение Риядского эмирата в начале XX в. (1902—1914) 231

Глава Х. Неджд и Хиджаз в первой мировой войне (1914—1918) 261

Часть II 281

Глава XI. Собирание аравийских земель вокруг Неджда (1918—1926) 281

Глава XII. Усиление феодальной централизации и движение ихванов

(1926-1934) 298

Глава XIII. Социально-политическая структура Саудовской Аравии

после ее образования 320

Глава XIV. Нефтяные концессии 351

Глава XV. Саудовская Аравия и вторая мировая война ( 1939—1945) 360

Глава XVI. Внутренняя обстановка и внешняя политика королевства

(1945—1958) 369

Глава XVII. Кризис власти и его временное преодоление (1958—1973).

Новая роль Саудовской Аравии 403

Глава XVIII. Социально-экономическая структура Саудовской Аравии

в «нефтяную эпоху» 454

Глава XIX. Политический режим 500

Заключение 519

Примечания 532

Библиография 583

Указатель имен 596

Указатель географических названий 605

Предисловие

Саудовская Аравия в современном мире приобрела гораздо большее влияние, чем предполагает численность ее населения — 4—5 млн. коренных жителей в конце 70-х годов.

Обладая почти третью разведанных ресурсов нефти несоци­алистических стран, Саудовская Аравия стала ее самым круп­ным после Советского Союза производителем и первым в мире экспортером. Не в силах освоить внутри страны астрономические доходы от этого ценнейшего сырья, саудовский правящий класс превратился и в крупнейшего экспортера капитала, а коро­левский клан Саудидов по абсолютным размерам своего состоя­ния превзошел самых богатых финансовых магнатов капитализ­ма. Решения, принимаемые в Эр-Рияде, хотя отнюдь не всегда самостоятельные и часто вынужденные, продиктованные внешни­ми силами, воздействуют прямо или косвенно на платежный ба­ланс США и многих других капиталистических государств, на тем­пы их экономического развития и уровень инфляции, на будущее доллара, судьбу арабско-израильского конфликта, на устойчивость некоторых режимов в развивающихся странах.

К уникальным финансово-экономическим факторам добавляет­ся роль Саудовской Аравии как родины ислама. На территории страны находятся две его главные святыни — Мекка с Каабой, куда верующие обращаются лицом во время молитвы и куда религиозные каноны предписывают совершить паломничество — хадж, и Медина с могилой основателя мусульманства Мухам­меда. Усиление религиозных чувств в мусульманских странах придает религиозную окраску многим происходящим в них социально-политическим конфликтам. Поэтому в мусульманском мире возрастает значение «хранителя двух святых мест ислама».

Социально-экономическая структура Саудовской Аравии бук­вально за одно поколение претерпела быстрые изменения. Ры­ночная капиталистическая экономика наложилась извне на тра­диционное феодально-племенное общество, которое не было готово к преобразованиям, не имело для них ни кадров, ни государст­венных и общественных институтов, ни соответствующей правовой системы. В Саудовской Аравии при сохранении одного из самых архаичных режимов на земном шаре стала происходить болезнен­ная ломка экономики, общественных отношений, права, социаль­ной психологии.

Естественно, что возрастание интереса к этой стране сопро­вождалось увеличением числа посвященных ей публикаций.

В Советском Союзе только за последние годы появилось нес­колько десятков книг, брошюр, крупных журнальных и газетных статей о Саудовской Аравии. Но до сих пор у нас не было труда, охватывающего всю историю государства Саудидов, его экономическую и социально-политическую эволюцию, начиная с его основания в середине ХVIII в. и кончая 70-ми годами нашего столетия. Предлагаемая читателю книга представляет собой по­пытку восполнить этот пробел. Она хронологически кончается 1973 г., когда после арабско-израильской войны резко выросли цены на нефть и Саудовская Аравия стала приобретать все боль­ший вес в мире. Период после 1973 г., видимо, представляет собой поле исследования для экономистов, социологов, политиков, публицистов в большей степени, чем для историков, так как события последних лет еще недостаточно отстоялись для чисто историче­ского труда.

В качестве базы для разработки истории Саудовской Аравии было использовано несколько групп источников. Прежде всего — арабские хроники, написанные как сторонниками династии Сау­дидов и ваххабитского учения, так и их противниками и нейтраль­ными наблюдателями. Затем идут работы Ибн Абд аль-Ваххаба, его последователей и видных аравийских богословов. Следую­щую группу источников составляют записки европейских путе­шественников, дипломатов, ученых, разведчиков, посетивших Аравию и соседние с нею страны в XVIII—XX вв. Материалы англо-индийской администрации проливают свет на некоторые проблемы XIX — начала XX в. В официальных саудовских публи­кациях можно найти сведения об экономике, социальных отно­шениях, правовой системе страны. Ряд американских публикаций со сводными данными о Саудовской Аравии могут быть приравне­ны к источникам. Использованы также документы, содержащие сведения о Саудовской Аравии из Архива внешней политики Рос­сии и Архива внешней политики СССР.

Арабские летописи. Лишь одна из известных нам арабских хроник написана человеком, который наблюдал за развитием вах­хабитского движения и государства Саудидов с первых лет их су­ществования. Это «История Неджда, называемая садом мыслей и понятий» Хусейна ибн Ганнама, богослова из Эль-Хасы, кото­рый умер в 1811 г. В первой части работы Ибн Ганнам воспроиз­водит некоторые сочинения Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба. Во второй части он излагает историю войн ваххабитов с 1746 по 1796/97 г.

Ибн Ганнам — последователь учения Ибн Абд аль-Ваххаба. Действия ваххабитов, по его мнению, вдохновлялись самим Ал­лахом, а их врагов подталкивала рука дьявола. Данные о социальной и политической структуре первого государства Сау­дидов приходится отыскивать буквально по крупицам. Тем не менее летопись Ибн Ганнама — исключительный по значению источник. Собранный в ней материал является результатом личных наблюдений автора или получен им из первых рук. Вторая хроника — «Символ славы в истории Неджда» — при­надлежит перу недждийского летописца XIX в. Османа ибн Абдаллаха ибн Бишра, одного из известных в Аравии богословов оазиса Шакра провинции Вашм. Он был современником многих событий в Аравии после момента, на котором оборвалась хроника Ибн Ганнама. Умер Ибн Бишр в 1871/72 г.

Ибн Бишр также придерживался ваххабитского учения, но от­личался более широкими взглядами, чем его предшественник. Недждийский летописец включил в летопись ценные факты о структуре первого государства Саудидов и общественной жизни Аравии. Хроника, которую он начинает с 1745 г., сопровождается экскур­сами в более давнюю аравийскую историю; труд его завершается описанием событий 1854 г.

Летопись Ибн Бишра во многом совпадает с хроникой Ибн Ган­нама. Ибн Бишр полностью приводит стихотворение своего пред­шественника на смерть Ибн Абд аль-Ваххаба, которое содержит­ся и в «Истории Неджда». Однако они иногда дают различное опи­сание одних и тех же фактов, делают акцент на разных событиях, их даты и цифры не всегда совпадают. Может быть, Ибн Бишр не был знаком с сочинением Ибн Ганнама. Во всяком случае в предисловии он не упоминает его имени среди известных ему летописцев. Сообщая о смерти Ибн Ганнама и перечисляя его достоинства как богослова и поэта, он ни слова не говорит о его исторических произведениях.

Достоверность данных Ибн Ганнама и Ибн Бишра подтвержда­ется с помощью перекрестной проверки фактов, упоминаемых также европейцами. И арабским и европейским историкам эти две летописи стали известны лишь в XX в.

Из поля зрения востоковедов, писавших об Аравии, почему-то выпала хроника государства Саудидов, приведенная Ф. Манженом в приложении к его «Истории Египта под властью Мухаммеда Али». Французский историк составил летопись на основе информа­ции, полученной от внука Ибн Абд аль-Ваххаба (сосланного в Еги­пет после разгрома Эд-Диръии в 1818 г.), а также, видимо, от дру­гих ваххабитов. И кажется просто странным, что такой первоклас­сный источник не был использован востоковедами, хотя эту книгу они знали.

У Ф. Манжена в его «Истории Египта» есть ценные сведения об аравийском обществе, почерпнутые из отчетов египетской ад­министрации в Неджде во втором десятилетии XIX в.

За последние годы внимание востоковедов и некоторых араб­ских историков привлекла хроника «Блеск метеора в житии Мухам­меда ибн Абд аль-Ваххаба», оригинал которой хранится в Британском музее. Большинство авторов считают ее анонимной. Эта летопись объемом 764 страницы охватывает период аравий­ской истории примерно с четвертого десятилетия XVIII в. и об­рывается внезапно на событиях декабря 1817г. Летописец относит­ся к Ибн Абд аль-Ваххабу с уважением, но, ссылаясь на мнение «шейхов из Басры и Эз-Зубайра», считает его учение «ересью» (ибтида).

«Блеск метеора» представляет собой наброски, сделанные на основе рассказов участников событий, слухов и легенд. Это не ме­шает хронике иметь ряд несомненных достоинств, которые ставят ее в один ряд с тремя арабскими источниками того периода — Ибн Ганнамом, Ибн Бишром и манженовским изложением вах­хабитской летописи. Созданная человеком, не согласным с уче­нием ваххабитов, но достаточно объективным, она ценна именно своей самостоятельностью, неофициальностью. «Блеск метеора» содержит дополнительные сведения по ряду проблем: о характере феодальных и племенных отношений в Аравии, о торговле и ремес­ленном производстве в Неджде, о формах права в кочевых племе­нах, об организации власти, налогового аппарата, судебной сис­темы, войска в первом государстве Саудидов.

Работы Ибн Абд аль-Ваххаба, приведенные в рукопи­си, — несомненно, одни из самых старых дошедших до нашего времени. Две из них — «Книга единобожия» и «Книга обнаруже­ния сомнений в единобожии» — в своих основных положениях совпадают с недавними публикациями. Однако сочинения Ибн Абд аль-Ваххаба, выпущенные уже в нашем веке, подверглись значи­тельному редактированию и чистке или же публиковались на осно­ве других вариантов этих же работ.

Дополнительные сведения о ваххабитском движении и первом государстве Саудидов, а также материалы для проверки из­вестных фактов можно почерпнуть у хиджазца Ахмеда ибн Зай-ни Дахлана, йеменца Мухаммеда ибн Али аш-Шаукани, оманца Салиля ибн Разика, знаменитого египетского историка Абдуррахмана аль-Джабарти, бахрейнца Мухаммеда ан-Набхани, басринца Османа ибн Санада, багдадца Ибрагима аль-Хайдари аль-Багдади.

После Ибн Бишра хронику недждийских событий продолжал Ибрагим ибн Иса, родившийся в Шакре в 1853/54 г. Его работа «Жемчужное ожерелье событий, которые произошли в Неджде» заканчивается 1885/86 г., но написана или завершена во время правления основателя современной Саудовской Аравии Абд аль-Азиза (Ибн Сауда), которого он восхваляет во вступлении. Она ос­талась недоступной автору данной работы, но он воспользовался другим вариантом его хроники — «История некоторых событий, произошедших в Неджде».

Более поздняя летопись — «Символ счастья и славы в том, что хорошо продумано об истории Хиджаза и Неджда» принадлежит Абдуррахману ибн Насыру. Она доведена до середины 30-х годов XX в. Этой хроникой автор пользовался в изложении английского востоковеда Г. Филби и ряда арабских историков.

Важный источник — летопись Дари ибн Фухайда ибн Рашида, которая хороша тем, что выражает шаммарскую точку зрения на события в Неджде во второй половине XIX — начале XX в. «История королей Ааль Саудов» в конце XIX — начале XX в. на­писана Саудом ибн Хизлюлем, представителем клана Ааль Су-найянов — боковой ветви Саудидов.

Несколько рукописных хроник начали вводиться в научный оборот за последние годы. Одной из них, принадлежащей перу аль-Бассама, автор воспользовался при подготовке материалов, посвященных образованию Саудовской Аравии в первой тре­ти XX в.

Сочинения Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба и его последо­вателей составляют группу источников, существенно важных для изучения идеологии ваххабизма. Они дошли до наших дней в многочисленных списках, часть из них хранится в западноевро­пейских библиотеках и музеях. Работы, в которых выражено кре­до ваххабизма, — «Книга единобожия» (самая ранняя из всех, написана в 30-х годах XVIII в.), «Книга обнаружения сомнений в единобожии», «Книга смертных грехов», «Вопросы джахилийи, о которых спорили посланник Аллаха и люди джахилийи», «Краткое изложение жития посланника» — упоминаются еще Ибн Ган­намом, или Ибн Бишром, или и тем и другим. Другие сочинения вероучителя, в числе которых «Назидание извлекающему пользу из нечестивости покинувшего единобожие», «Принцип веры», «Достоинство ислама», «Совет мусульманам на основе преданий о печати пророков», «Три принципа и их доказательства», много­численные «Послания» включены К. Броккельманом в библиогра­фию его «Истории арабской литературы».

Произведения Ибн Абд аль-Ваххаба изданы сейчас по ран­ним спискам, относящимся к концу XVIII — первой половине XIX-столетия, хотя, видимо, отредактированным позднее. Дан­ные об учении ваххабитов, собранные европейскими востоко­ведами, в целом соответствуют догмам, изложенным в этих источниках.

Сын вероучителя Абдаллах также известен как автор бого­словских работ. Одна из них, «Послание», впервые была опубли­кована в английском переводе с арабской рукописи в 1874 г. в «Журнале Азиатского общества Бенгалии» (т. 43, ч. 1, с. 68—82) (здесь автор ошибочно назван внуком вероучителя), а затем в ваххабитском сборнике «Суннитский дар и недждийская ваххабитская диковинка», появившемся в 1923/24 г. Пос­лание ценно тем, что оно не загружено цитатами из преданий и комментаторов и четко выражает некоторые догматические установки ваххабизма.

Много писал на богословские темы внук вероучителя Абдуррахман ибн Хасан. Его книга «Открытие славного» представляет собой обширнейший комментарий к «Книге единобожия» Ибн Абд аль-Ваххаба. Соответствует общим установкам ваххабизма и «Послание» одного из недждийских богословов, выходца из /знатной семьи Ааль Муаммаров — Ахмеда ибн Насыра ибн Осма­на.

Антиваххабитскую литературу сейчас найти значительно труд­нее. Помимо указанных работ Ибн Зайни Дахлана и Ибн Разика стоит упомянуть две рукописи по догматическим вопро­сам, хранящиеся в Тюбингенской библиотеке ФРГ. Это «Посла­ние с возражениями Ибн Абд аль-Ваххабу», написанное Мухам­медом ибн Афаликом аль-Ханбали и «Стародавние вопросы в ответе ваххабитам» Ибн ас-Сувайди.

Информация европейцев, посетивших Аравию и сопредель­ные страны в XVIII начале XIX столетия. Первые сооб­щения о ваххабитах принес в Европу более двухсот лет назад датский путешественник К. Нибур.

Хотя французский энциклопедист и путешественник К.-Ф. Воль­ней не был в Аравии, в 70-х годах XVIII в. он посетил Сирию и Палестину. Его заметки об арабах-бедуинах, состав­ленные на основе наблюдений за племенем вахидат, кочевав­шим недалеко от Газы, и рассказов о племенах внутренней Аравии, отличаются меткостью наблюдений и суждений.

Наполеоновский агент испанец Бадия-и-Леблих, путешество­вавший под именем Али-бея, посетил в 1807 г. Хиджаз и Мекку.

Выдающееся место среди путешественников занимает И. Буркхардт. Швейцарец по происхождению, британский подданный, он был движим неукротимой страстью к путешествиям, и Хиджаз, где он был в 1814—1815 гг., представлял собой лишь этап в его странствованиях. Он собрал обширнейшие сведения об Ара­вии и жизни арабов на основе личных бесед с хиджазцами и недждийцами. И. Буркхардт изучал не только историю ваххабитов, их идеологию и структуру первого государства Саудидов, но и общественные отношения и право как бедуинов, так и оседлых, интересовался формами семьи, собственности, налого­вой системой. Большая культура путешественника и широта кругозора, соединенные с научной добросовестностью, позво­лили ему написать книги, без которых наши знания об Аравии XVIII—XIX вв. были бы гораздо более скудными. Ко многим достоинствам И. Буркхардта следует добавить увлекательный стиль, который избавляет читателя от утомительной скуки многих путевых заметок европейцев.

В 1819 г. английский офицер Дж. Сэдльер пересек Ара­вийский полуостров от Эль-Катифа до Янбо.

Об Аравии сообщали европейцы и из сопредельных стран. На первое место из такого рода работ следует поставить «Исто­рию ваххабитов», выпущенную в 1810 г. Л. Корансезом, француз­ским консулом в Алеппо (Халебе). В составе группы ученых он принимал участие в экспедиции Наполеона в Египет, затем в течение восьми лет жил в Халебе. Его работа содержит немало информации о политической истории государства Сауди­дов, его структуре, идеологии. «История ваххабитов» Л. Корансеза, впрочем, не свободна от неточностей и легковесных суждений.

Французский артиллерист на службе багдадского паши Ж. Раймон собирал свои материалы в Ираке и изложил их в донесении во французское министерство иностранных дел.

Лишь спустя несколько десятилетий после возвращения из арабских стран опубликовал свои воспоминания политический агент Ост-Индской компании в Басре (с 1784 г.), а затем в Багда­де X. Бриджез.

В русскую печать информация о ваххабитах проникала в основ­ном через западноевропейские каналы. Самое раннее из обнару­женных сообщений (после публикации «Путешествия» К.-Ф. Вольнея) появилось в 1803 г. в «Вестнике Европы»: «Аравии назначе­но быть колыбелью азиатских революций. Новый тамошний про­рок Абдул Вегаб имеет уже... многочисленное войско и прибли­жается к Мекке». Позднее на страницах «Журнала различных предметов словесности» (1805 г.) и «Вестника Европы» (1819 г.) публиковались статьи, освещавшие события в Аравии.

Европейские путешественники после Дж. Сэдльера, посетив­шие Аравийский полуостров в XIX в., дают богатый и первоклас­сный материал для выяснения его общественно-политической жизни. Добавляя, подтверждая или опровергая И. Буркхардта, К.-Ф. Вольнея, К. Нибура и арабских летописцев, они помогают изучить аравийское общество XVIII, XIX, начала XX в.

В 30-х годах английский офицер Д. Уэлстед побывал в Омане и объехал аравийское побережье; примерно в это же время фран­цуз М. Тамизье посетил Хиджаз и Асир; в 40-х годах финский уче­ный Г. Валлин путешествовал по Хиджазу и Северной Аравии; англичанин Р. Бэртон в 50-х годах побывал в Хиджазе и Сирий­ской пустыне. В 1854 г. Мекку посетил француз Ш. Дидье. Член ор­дена иезуитов и французский агент У. Пэлгрев в 1862—1863 гг. проник в Центральный Неджд, посетил столицу возрожденного ваххабитского государства — Эр-Рияд, а также Касим и Эль-Хасу. Неоднократно подвергался сомнениям сам факт путешествия У. Пэлгрева из-за многих неточностей, допущенных им, но сейчас признано, что оно действительно имело место.

Поездка в Эр-Рияд английского резидента в Бушире Л. Пелли относится к 1864—1865 гг. Примерно в это же время в Северном Неджде был итальянец К. Гуармани.

Английский археолог и писатель Ч. Доути путешествовал по Северному Неджду и Хиджазу в 1876—1878 гг. Его сочинение В английской литературе считается шедевром путевых заметок. Сведения Ч. Доути чрезвычайно содержательны.

Из других путешественников стоит отметить француза Ш. Юбе­ра, побывавшего в Северном Неджде и Хиджазе в 1878, 1883—1884 гг. и убитого там, англичан, супругов Блант, посетивших Сирийскую пустыню и Джебель-Шаммар в 1878—1879, 1881 гг., русских коннозаводчиков С. А. Строганова и А. Г. Щер­батова с женой, совершивших поездки в Сирийскую пустыню в 1888. и 1890 гг., и русского офицера Давлетшина, который был в Хиджазе в конце 90-х годов.

Из важных работ по аравийским кочевникам отметим труды М. фон Оппенгейма, германского арабиста и разведчика, ко­торый путешествовал по Сирийской пустыне в 90-х годах прош­лого века, но его трехтомный труд о бедуинах появился лишь спустя несколько десятков лет.

Золотой период европейских исследователей Аравии про­должался и в первой половине нашего столетия. Среди всех имен два стоят особняком — Г. Филби и X. Диксон. Оба провели в Аравии большую часть жизни и изучали ее в географическом, социальном, этнографическом отношениях. Г. Филби, офицер анг­ло-индийской службы, с 1917 г. находился при английском экспе­диционном корпусе в Ираке, в том же году стал британским поли­тическим агентом при Ибн Сауде. В начале 20-х годов его назна­чили британским политическим комиссаром в Трансиорданию. В 1925 г. он оставил официальную английскую службу и поселил­ся в Саудовской Аравии, приняв через несколько лет ислам. Од­но время он занимался продажей фордовских автомобилей. Он же был одним из посредников при заключении соглашения о предос­тавлении концессии «Стандард ойл оф Калифорниа», положив­шей начало могущественной АРАМК.О, первого в капиталистиче­ском мире производителя нефти. Г. Филби провел исследования ряда районов Саудовской Аравии, в том числе пустыни Руб-эль-Ха­ли, и оставил многочисленные описания своих путешествий.

Диапазон поездок X. Диксона более ограничен. Он был британским политическим агентом в княжествах Восточной Аравии, затем политическим резидентом в Кувейте, посещал центральные районы полуострова. Его две книги «Арабы пустыни» и «Кувейт и его соседи» содержат важные, иногда единственные в своем роде описания жизни, хозяйственной деятельности, социаль­ной структуры бедуинских племен, а также ряд важных сведе­ний об истории Саудовской Аравии и Кувейта.

Особое место занимает англичанин Т. Лоуренс, бывший офи­цером связи при шерифе Мекки во время восстания арабов Хиджа-за против турок. После первой мировой войны официальной бри­танской пропаганде нужны были герои, и она одним из них сделала Лоуренса. Его сочинения, написанные с несомненными проблеска­ми литературного таланта, умножили его славу. Но это скорее не книги об Аравии и арабском восстании против турок, а сочинения Лоуренса о собственном месте в этом восстании, причем не подлин­ном, а том, каким он его видит через призму своего болезненного самолюбия. Научное значение его сочинений невелико.

Чешский ученый А. Мусил с конца 90-х годов по 1917 г. много путешествовал по Северной Аравии и сопредельным странам. В годы первой мировой войны выполнял задания австро-вен­герского генштаба в Джебель-Шаммаре. Опубликовал ряд работ, в том числе этнографического характера.

Стоит указать на исследование А. Жоссана, посвященное бедуинам Северной Аравии, а также на труды Р. Монтаня.

Свои записи в разной форме оставили британский натуралист Д. Каррутерз, работавший в 1909 г. в Северо-Западной Аравии и Большом Нефуде, датчанин Б. Раункьяэр, посетивший в в 1912 г. Неджд, немец К. Расван, работавший в 1911 — 1914 гг. и в начале 20-х годов в Сирийской пустыне, англичане С. Бэтлер, Дж. Личмен, Р. Чизмен. Ряд сочинений написала Г. Белл, англий­ская разведчица и крупная арабистка. Б. Томасу принадлежит описание поездок в Северную Аравию в 20-е годы и его же иссле­дования Центральной и Южной Аравии.

Другие авторы этого периода позволяют лучше ориентиро­ваться в социально-экономической и политической обстановке Аравии 30—40-х годов. Среди них английский путешественник У. Сибрук, голландский консул в Джидде Ван дер Мелен, будущий командующий арабским легионом в Иордании и плодовитый пи­сатель на арабскую тему Дж. Глабб.

Ряд книг, в которых изредка приводятся малоизвестные и новые факты об аравийском обществе, принадлежит перу европей­цев и американцев, посетивших Аравию в 30 — 50-е годы, — К. Наллино, Дж. де Гори, А. Зишке, Дж. Хайраллаху, Ф. Бальзану, Г. Армстронгу, Д. Хауэрсу, Э. Раттеру, Ф. Томише, К. Твитчелу, А. Фальк, М. Чини, Р. Сэнджеру, П. Харрисону. Их информация позволяет отчетливо судить о переменах в аравийском обществе за последние несколько десятков лет, а также лучше изучить об­щественные институты, известные здесь на протяжении столетий и сохранившиеся почти до наших дней.

Подробные сведения о европейских исследователях Аравии можно найти в книгах А. Цеме, А. Ралли, С. Цвемера, Д. Хогарта, В. В. Бартольда, Р. Кирнена, Ж. Пирен.

Важную группу источников и литературы, которая лишь последние полтора-два десятилетия начала включаться в науч­ный оборот, составляют документы и публикации англо-индий­ской администрации. Среди них выделяется сборник соглашений между Индией и сопредельными странами, составленный К. Эйтчисоном в конце XIX в., впервые опубликованный в 1892 г. в Калькут­те. Второе, дополненное издание этого сборника вышло в Дели в 1933 г.

Чиновник англо-индийской администрации Дж. Лоример в 1908—1915 гг. издал капитальный труд «Хроника событий в Персидском заливе, Омане и Центральной Аравии» объе­мом в несколько тысяч крупноформатных страниц. Его сочи­нение долгое время предназначалось для служебного поль­зования, и ученые других стран смогли познакомиться с ним лишь после второй мировой войны. Оно ценно тем, что представляет взгляд англо-индийской администрации на положение дел в странах бассейна Персидского залива и сумму информации, которой оно обладало об этом регионе с XVIII до начала XX в. Недостаток работы Дж. Лоримера — редкие ссылки на источники. Часто не понятно, почерпнул ли он те или иные сведения из известных работ Буркхардта, Корансеза, Манжена, Бриджеза и других или из донесений британских аген­тов.

В этом смысле ценны публикации Дж. Салданы, посвященные бассейну Персидского залива XIX — начала XX в. и сделанные на основе англо-индийских архивных материалов. Но они остались недоступными автору данной работы, и ими можно было поль­зоваться по обширным ссылкам Р. Уиндера в его «Истории Саудов­ской Аравии в XIX в.»

Официальные саудовские публикации. Важная саудовская статистика, в том числе по составу саудовского общества, пу­бликовалась в «Статистическом ежегоднике». Представляют ин­терес сборники саудовских документов и заявлений.

Саудовско-британский конфликт из-за группы оазисов Эль-Бурайми привел к появлению трехтомной «Памятной записки правительства Саудовской Аравии» и двухтомной «Памятной записки» британского правительства. Саудовская публикация ставила своей задачей доказать принадлежность спорной терри­тории Саудовской Аравии, но вместе с тем содержала ряд новых материалов о налоговой системе и племенах.

В XX в. среди источников на арабском языке, написанных участниками событий, появился один, сопоставимый по значению для изучения общества Саудовской Аравии XX в. с «Символом славы в истории Неджда» и «Блеском метеора» для XVIII — первой половины XIX в. Речь идет о четырехтомнике Хайр ад-Дина аз-Зирикли «Аравийский полуостров в эпоху Абд аль-Азиза». Конечно, этот труд — безудержная апологетика основателя Са­удовской Аравии, клана Саудидов и в целом саудовского режима. Но вместе с тем он представляет собой богатое собрание факти­ческих сведений самого различного свойства о стране — от ее истории до организации армии, от судебной и правовой системы до этнографии, от экономики до анекдотических подроб­ностей быта при королевском дворе. Аз-Зирикли, долгое время служивший в министерстве иностранных дел, включил в свою книгу ряд ценных документов из саудовского дипломатического ведомства. В числе недостатков его работы — очень частое от­сутствие ссылок на источники. Перу Аз-Зирикли принадлежат и другие работы.

Египтянин Хафиз Вахба, проведший полсотни лет на службе саудовских королей, оставил записки, которые пополняют наши знания об эволюции саудовского общества. Он был доверенным лицом Ибн Сауда на дипломатических переговорах, занимал важ­ные административные посты в Хиджазе после его завоевания, возглавлял департамент просвещения, был саудовским послом в Лондоне. Он оставил после себя несколько сочинений. X. Вахба сообщает о хозяйственной деятельности и социальной организа­ции оседлых и кочевников Центральной Аравии до появления нефтяной промышленности, о религиозно-политическом движении ихванов.

Сириец Фуад Хамза, также находившийся на служ­бе саудовских королей, написал несколько книг, содержащих, в частности, информацию социально-политического и экономи­ческого характера о Саудовской Аравии «донефтяной эпохи».

Литература саудовской оппозиции, в том числе революцион­но-демократической, немногочисленна. Но она ценна тем, что раскрывает установки организаций, борющихся против саудов­ского режима.

В арабской литературе 30—70-х годов вместе с сотнями легковесных работ, практически не имеющих научной ценности, стали появляться более серьезные. Среди них исследование со­циально-экономических сдвигов в недждийской провинции Касим, проведенное в середине 60-х годов саудовцем Абдуррахманом аш-Шарифом. Лига арабских стран в 1965 г. выпустила сборник о кочевниках в арабских странах, в частности в Саудовской Аравии.

Обширное толкование кодекса о труде дал Наззар аль-Кияли. Арабский автор (видимо, египтянин) Мухаммед Садик ис­следовал эволюцию саудовского административного аппарата.

Арабская литература по истории Саудовской Аравии пост­роена главным образом на аравийских хрониках, она мало ис­пользует европейские источники и литературу. Арабские авто­ры ограничиваются, как правило, лишь изложением историчес­ких событий, не вникая в их политическое содержание, не гово­ря уже о социальном. Это относится даже к лучшим из них — Махмуду Шукри аль-Алюси, Амину ар-Рейхани, Ахмеду Али, Ами­ну Сайду, Саляху ад-Дину аль-Мухтару, Ахмеду Абд аль-Гафуру Аттару, Мухаммеду Абдаллаху Мады, Рагибу Харразу, Муниру аль-Аджляни. Особое внимание на изложение ваххабитского уче­ния обращает Абдаллах аль-Касими, Ахмед Амин, Мухаммед Хамид аль-Факи, Аббас Махмуд аль-Аккад, а также один из деяте­лей мусульманской реформации в Египте — Мухаммед Рашид Рида. Мухаммед аль-Ахсаи сконцентрировал свое исследование на Восточной Аравии. Для выяснения процесса складывания Саудовской Аравии помогают книги Мухаммеда аль-Мадани и Хусейна Насыфа.

Несколько более высоким уровнем отличается книга хиджазца Абд аль-Хамида аль-Хатыба «Справедливый имам», рассказывающая об эпохе Абд аль-Азиза. Она содержит ряд малоизвестных или неизвестных исторических фактов и напи­сана бывшим противником Саудидов, одним из организаторов хиджазской либеральной партии. Ее руководители через некоторое время после разгрома были амнистированы Ибн Саудом и кооптированы его режимом. Идеологии и литературе общест­ва Саудовской Аравии в XX в. посвящены книги Абдаллаха Абд аль-Джаббара и Фахда аль-Марика.

Арабский юрист Субхи аль-Мухаммасани подробно разби­рает правовую систему Саудовской Аравии.

Некоторые новые материалы из египетских и других ар­хивов для истории первого государства Саудидов привлек Абдуррахим Абдуррахман Абдуррахим, а второго государства Сауди­дов — Абд аль-Фаттах Абу Алия.

Полемические сочинения в защиту ваххабизма, написанные Сулейманом ибн Сахманом, содержат помимо ваххабитской догма­тики выдержки из работ противников этого учения.

В «нефтяную эпоху» количество западноевропейских и аме­риканских работ по Саудовской Аравии увеличивается во много раз. Естественно, что социально-политические и экономи­ческие изменения затрагиваются многочисленными европейски­ми путешественниками. К ним следует добавить ряд важных трудов.

В начале 50-х годов полевое изучение оазисов Эль-Хасы провел по заданию администрации АРАМКО Ф. Вайдэл, собрав ряд новых сведений о хозяйственной и общественной жизни их жителей.

Специальное, этнографическое и социально-экономическое полевое исследование поселений в вади Фатима в Хиджазе, между Меккой и Джиддой, осуществила в конце 60-х годов японка Мотоко Катакура. Оно ценно описанием оседлых поселений, их взаимоотношений с кочевыми племенами, традиционных об­щественных связей, внедрения товарно-денежных отношений.

Американец У. Ру — глава информационной службы посольст­ва США в Эр-Рияде — провел анализ системы образования в Сау­довской Аравии и ее воздействия на общество. Он собрал интерес­ные факты, хотя его методология — попытка объединить в один «класс» людей по критерию полученного образования — не может считаться серьезной.

Ряд солидных американских работ по Саудовской Аравии, которые формально не могут быть включены в число источни­ков, фактически являются ими. Это сборники «Аравия Ибн Сауда», написанный сотрудниками АРАМКО Лебкичером, Ренцем и Стейнике, опубликованный в 1952 г., «Саудовская Ара­вия: население, общество, культура» Дж. Липского и ряда других авторов, появившийся в 1959 г., два издания американ­ского департамента труда «Законы о труде и практика в Сау­довской Аравии», полузакрытое издание «Региональный спра­вочник по Саудовской Аравии», который выдержал несколько постоянно обновляющихся изданий.

Эти книги построены на основе материалов, собранных не­посредственно в Саудовской Аравии, в том числе полевых этнографических, антропологических, социальных, экономичес­ких исследований. Авторы «Регионального справочника», на­пример, использовали отчеты и исследования американской раз­ведки, посольства США, ряда департаментов АРАМКО. Они име­ли доступ к архивам и некоторым подлинным статистическим выкладкам различных саудовских ведомств. Эти книги пред­назначены в первую очередь не для широкой публики, а для специалистов, для лиц, непосредственно связанных с Саудов­ской Аравией, — бизнесменов, инженеров, дипломатов, жур­налистов. Поэтому они насыщены большим количеством фак­тов и цифр, содержат некоторые объективные оценки. Однако их общая слабость, как и всей американской литературы по Саудовской Аравии,— апологетический характер в подходе к американской политике и деятельности АРАМКО. Их оцен­ки саудовского режима в высщей степени осторожны и напо­минают скорее расшаркивание, чем научный анализ. Но из этой литературы можно почерпнуть сведения о характере поземель­ных отношений и землепользования, изменениях в сельском хозяйстве, особенностях формирования рабочего класса и бур­жуазии, социальных сдвигах в саудовском обществе, перестрой­ке механизма власти, развитии правовой системы.

Р. Кнауэрхейз написал ценный труд по саудовской эконо­мике середины 70-х годов. Он приводит много цифр и фактов, полученных непосредственно из саудовских источников.

Среди последних работ, которые носят больше политичес­кий или, скорее, публицистический характер, но содержат тем не менее важные детали о положении в Саудовской Аравии, следует упомянуть «Аравию без султанов» англичанина Ф. Холлидея и две книги, написанные совместно французами Л. Шампенуа и Ж.-Л. Сулье. К серьезной журнальной публицисти­ке относятся статьи Бонанфана.

Из западных авторов, писавших по нефтяным проблемам Ближнего и Среднего Востока, выделяются С. Лонгригг, Б. Швадран, Ш. Клебанофф, Ф. Рухани, Ж.-М. Шевалье, Ш. Р. Али, авторы справочника АРАМКО.

Правовую систему Саудовской Аравии разбирает Г. Баруди.

Большое внимание социально-политическим проблемам, в том числе структуре власти, праву, уделяют П. Хобдей, А. Келидар, Д. Лонг, авторы сборника «Королевство Саудовская Аравия», вышедшего в Лондоне.

Ряд публикаций по Саудовской Аравии, участившихся за последнее десятилетие, появился в периодических изданиях, как западных, так и арабских.

Западноевропейская и русская дореволюционная литература по истории Аравии отличается в основном описательством, игнорированием социальной стороны событий и поверхностны­ми замечаниями об их политических мотивах. Большинство европейских востоковедов отказываются признавать какое-либо развитие аравийского общества вплоть до XX в. Не выде­ляется из этого ряда и сочинение А. Крымского.

Единственной европейской работой, охватывающей довольно подробно всю саудовскую историю, была «Саудовская Аравия» упоминавшегося уже Г. Филби, вышедшая в 1955 г. и представ­лявшая собой расширенное повторение его более ранней книги «Аравия», появившейся в 1930 г. Он построил изложение со­бытий целиком на аравийских хрониках от Ибн Ганнама до Ибн Хизлюля и был первым из европейцев, сделавшим это. Но Г. Фил­би избегает пользоваться европейскими источниками по исто­рии Аравии, минимальное внимание уделяет эволюции социаль­но-политической структуры и экономики. Ему невозможно при­писать добродетель объективности и непредвзятого изложения исторических фактов. Г. Филби был увлечен личностью Ибн Сауда и идеализировал деятельность дома Саудидов. Но исто­рик, занимающийся Саудовской Аравией, не имеет права иг­норировать ни его книги путешествий, ни исторические сочи­нения, так как они написаны европейцем, интимно знакомым с конкретикой аравийской жизни и поэтому способным обра­тить внимание на такие нюансы, содержащиеся, например, в аравийских летописях, мимо которых могли бы пройти акаде­мические исследователи.

Арабские хроники использованы также чешским исследо­вателем А. Мусилом.

Из опубликованных американских работ по отдельным пе­риодам аравийской истории выделяются уже упомянутая «Саудов­ская Аравия в XIX в.» Р. Уиндера и «Рождение современной Сау­довской Аравии» Г. Троллера, посвященная первым двум десяти­летиям XX в. Обе книги основаны на многих и разнообразных ис­точниках. Но они ограничиваются в основном изложением поли­тических событий.

Некоторые европейские востоковеды, например венгерский ученый И. Гольдциер, в общих чертах верно воссоздали догмати­чески-богословскую сторону ваххабизма и отметили специфиче­ские черты ваххабитского культа. Подробное изложение ваххабит­ской догматики можно найти в статье Марголиуса, опубликован­ной в первом издании четырехтомной «Энциклопедии ислама». Ряд важных работ, посвященных Ибн Таймийе, предшественнику ваххабитов, и воздействию его учения на идеологию правящего класса в саудовском обществе написал французский востоковед А. Ляуст. Он же автор статьи о Мухаммеде ибн Абд аль-Ваххабе в новом издании «Энциклопедии ислама».

В советской литературе первым к теме ваххабизма и истории государства Саудидов обратился М. Томара. Ему же принадлежит честь постановки вопроса о социальных корнях ваххабизма. Одна­ко выводы его в настоящее время по большей части устарели.

Ряд работ по Аравии, ее социально-политическому строю, этнографии написан А. И. Першицем. Итоги многолетних исследований он суммировал в превосходной книге «Хозяйство и общественно-политический строй Северной Аравии в XIX — первой трети XX в.», которая послужила основой при подго­товке первой главы настоящей работы. Эта книга насыщена большим количеством систематизированных фактов, взятых у большинства европейских путешественников по Аравии; сделан марксистский анализ аравийского общества. Монография А. И. Першица позволила лучше ориентироваться в группе евро­пейских нарративных источников. Часть цитат из них дана в его переводе. Некоторые положения А. И. Першица, однако, не бес­спорны. Взгляды А. И. Першица претерпели определенную эво­люцию, что нашло отражение в его статье «Некоторые особен­ности классообразования и раннеклассовых отношений у кочев­ников-скотоводов», появившейся позднее.

М. В. Чураков пересказывает в своей работе «Историю современного Неджда» Амина ар-Рейхани (в которой события вплоть до середины XIX в. описаны по Ибн Бишру), выбирая места, интересные для изучения этнографии и общественных от­ношений Центральной Аравии.

Работа «Арабы, ислам и арабский халифат в раннее сред­невековье» Е. А. Беляева дает историческую глубину при изу­чении аравийского общества и его идеологии на протяжении столетий.

Труды Н. А. Иванова об арабских племенах Северной Африки, истории Марокко и арабо-османском обществе и И. М. Смилянской о Передней Азии XVIII — XIX вв. представляют в распоряжение исследователя Аравии важные социально-исторические параллели.

Н. И. Прошиным была выпущена монография «Саудов­ская Аравия». Ее историческая часть представляет интерес опи­санием событий 40-х — начала 60-х годов. Довольно подроб­но изложено восстание ихванов в 20-е годы. Первым в нашей литературе Н. И. Прошин предпринял попытку проанализировать генезис саудовского капитализма, появление и развитие в стране капиталистических отношений, формирование рабочего класса.

Две серьезные книги о Саудовской Аравии были выпущены В. В. Озолингом. Они посвящены прежде всего экономике стра­ны, но вместе с тем содержат добротный материал о ее обществе, об эволюции социально-экономических институтов и организаций. Экономический анализ В. В. Озолинга использован в главе о социально-политической структуре Саудовской Аравии «нефтя­ной эпохи».

Работа о внешней политике Саудовской Аравии, в основ­ном 60—70-х годов, написана Л. В. Вальковой. В ней собран обширный материал на эту тему.

Книга Г. Л. Бондаревского, посвященная бассейну Пер­сидского залива на рубеже XIX—XX вв., проливает свет на некоторые проблемы аравийской истории тех лет. По книге М. С. Лазарева «Крушение турецкого господства на Арабском Востоке» можно проследить ход первой мировой войны в Аравии.

Уяснению некоторых правовых вопросов служат материа­лы по саудовскому государственному устройству, опубликован­ные в сборнике «Конституции государств Ближнего и Сред­него Востока», хотя перевод ряда текстов нуждается в уточ­нении.

Работы о Саудовской Аравии выпущены И. П. Беляевым, В. Л. Бодянским и М. С. Лазаревым, О. Г. Герасимовым. В ряде советских журналов появились статьи, в которых затрагиваются различные аспекты общественной жизни и политики Саудовской Аравии.

Советские авторы много внимания уделяли проблемам неф­ти, воздействию нефтяной промышленности на общество стран Ближнего и Среднего Востока, в том числе Саудовской Аравии. Из этих работ выделяются труды Р. Н. Андреасяна, Б. В. Рачкова.

В заключение нелишне упомянуть специальные библио­графические работы по Аравии Э. Макроу, Г. Хейуорт-Дюна, Дж. Стивенса и Р. Кинга, саудовцев Яхья Махмуда Саати и Абдаллаха Салима аль-Кахтани, справочник, изданный в Ва­шингтоне в 1951 г., список работ по Аравийскому полуост­рову, хранящийся в Национальной библиотеке в Каире, «Из­бранную библиографию о короле Фейсале».