Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Тема 27.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
09.11.2019
Размер:
91.65 Кб
Скачать

Спілкування

Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психо-логии. – М.: Наука, 1984. – С.242-275

Ломов б.Ф. Проблема общения в психологии

При рассмотрении деятельности было показано, что в ее организации и развитии важная роль принадлежит общению, особенно когда речь идет о совместной деятельности. В этой связи возникла необходимость специально рассмотреть общение как категорию (или во всяком случае как понятие, по уровню обобщенности близкое к категории). Подобно отражению и деятельности, общение принадлежит к базовым категориям психологической науки. Соответствующая ей проблема (точнее, класс проблем) занимает в общей проблематике психологии весьма существенное место.

По своему значению для теоретических, экспериментальных прикладных исследований она, пожалуй, не уступает проблемам деятельности, личности, сознания и ряду других фундаментальных проблем психологии. <...>

Общение как базовая категория в психологии

…В данном параграфе речь пойдет о взаимоотношениях общения и деятельности, существенных характеристиках социального бытия человека. Важно выяснить, какие стороны человеческого бытия раскрывает каждая из этих категорий и как они связаны друг с другом. Отметим также, что именно по вопросу о соотношении общения и деятельности в психологии ведутся наиболее острые дискуссии.

Широкое распространение получила трактовка общения как деятельности. Оно рассматривается как один из «видов деятельности», как «деятельность общения», «коммуникативная деятельность» и т. п. Впрочем, иногда его определяют не как деятельность, а как «условие деятельности» или как ее «сторону». В этой связи на процессы общения пытаются распространить теоретические схемы, сформировавшиеся при изучении предметно-практической деятельности либо некоторых других ее форм. Однако возникает вопрос: правомерно ли рассматривать общение лишь как частный случай деятельности, «растворять» его в деятельности.

К сожалению, ни деятельность, ни общение не имеют в психологии общепринятых определений, что, конечно, создает большие трудности, как только мы пытаемся выяснить их соотношения. Конечно, общение является активным процессом, и если понимать деятельность как активность вообще, то можно (и нужно) отнести общение к категории деятельности.

Однако, как уже отмечалось, сложившиеся концепции деятельности (во всяком случае в том виде как они раскрываются в конкретных психологических исследованиях и как развивается их понятийный аппарат) охватывают лишь одну сторону социального бытия человека, а именно отношения «субъект—объект».

Именно это отношение составляет основу определений деятельности в подавляющем большинстве психологических исследований. При этом, правда, иногда отмечается, что деятельность включает также и отношение человека к другим людям. Однако в конкретных исследованиях (особенно лабораторных) это отношение обычно не раскрывается; в лучшем случае оно лишь предполагается как имплицитно присущее изучаемой деятельности. Но задача науки состоит в том, чтобы эксплицировать его и сделать предметом специального изучения. Схемы психологического анализа деятельности и используемый в нем понятийный аппарат разрабатываются преимущественно именно в том направлении, которое позволяет вскрыть связь «субъект—объект», «субъект—предмет», исследовать специфику этой связи и ее динамику.

Такой подход, конечно, правомерен и продуктивен. Однако он раскрывает лишь одну (безусловно весьма существенную, но все же одну) сторону человеческого бытия. Поэтому вряд ли правильно в его исследовании ограничиваться только этой стороной и рассматривать человеческую жизнь как «поток сменяющих друг друга деятельностей», понимаемых только в плане «субъект—объектных» отношений. Человеческое бытие представляет собой многокачественную и многоуровневую систему отношений человека к миру.

В этой связи, на наш взгляд, — возникает необходимость усилить разработку также категории общения, раскрывающей другую и не менее существенную сторону человеческого бытия: отношение «субъект—субъект(ы)». <...>

Для нас сейчас важно прежде всего выявить тот план этой категории, который позволяет раскрыть социальную обусловленность человеческой психики. <...>

Социальное бытие человека включает не только отношение к предметному миру (природному и созданному человечеством), я к людям, с которыми этот человек вступает в прямые или опосредствованные контакты. В своем индивидуальном развитии, человек овладевает тем, что создано человечеством, посредством не только деятельности, но и общения с другими людьми. <...>

Общение выступает как самостоятельная и специфическая форма активности субъекта. Ее результат — это не преобразованный предмет (материальный или идеальный), а отношения с другим человеком, с другими людьми. <...>

…Представляя собой существенную сторону реальной жизнедеятельности субъекта, общение выступает поэтому и в роли важнейшей детерминанты всей системы психического, ее структуры, динамики и развития. Но эта детерминанта не есть нечто внешнее по отношению к психическому. Общение и психика внутренне связаны. <...>

Общение выступает как специфическая форма взаимодействия человека с другими людьми, как взаимодействие субъектов. Подчеркнем, что речь идет не просто о действии, не просто о воздействии одного субъекта на другого (хотя этот момент и не исключается), а именно о взаимодействии. Для общения необходимы по крайней мере два человека, каждый из которых выступает именно как субъект.

Непосредственное живое общение предполагает, пользуясь словами К. С. Станиславского, «встречный ток». В каждом его акте действия общающихся людей объединены в нечто целое, обладающее некоторыми новыми (по сравнению с действиями каждого отдельного участника) качествами. «Единицами» общения являются своего рода циклы, в которых выражаются взаимоотношения позиций, установок, точек зрения каждого из партнеров, весьма своеобразно переплетаются прямые и обратные связи в потоке циркулирующей информации. Так, «единицей» диалога, по мнению М. М. Бахтина, является «двухголосое слово». В диалоге сходятся два понимания, две точки зрения, два равноценных голоса; в двухголосном слове, в реплике диалога чужое слово так или иначе учитывается, «а него реагируют или его предвосхищают, оно переосмысливается или переоценивается и т. д. «...Реальной единицей языка — речи ...является не изолированное единичное монологическое высказывание, а взаимодействие по крайней мере двух высказываний, т. е. диалог».

При этом важно подчеркнуть, что неверно понимать общение как процесс, в котором происходит своего рода осреднение (унификация) вступающих в него личностей, а такая точка зрения высказывается рядом психологов. Напротив, оно детерминирует каждого из его участников по-разному, и поэтому является важным условием проявления и развития интериндивидуальных различий, развития каждого как личности в ее индивидуальном своеобразии. Таким образом, категория общения охватывает особый класс отношений, а именно отношения «субъект—субъект(ы)». В анализе этих отношений раскрываются не просто действия того или иного субъекта или воздействия одного субъекта на другого, но процесс их взаимодействия, в котором обнаруживаются содействие (или противодействие), согласие (или противоречие), сопереживание и т. п. <...>

Как уже говорилось, общение часто отождествляется с деятельностью, либо понимается как ее специфический вид.

Если принять такой подход к трактовке общения, то следует рассмотреть процесс общения с тех позиций, которые разработаны в психологии для анализа деятельности. Но как раз здесь-то мы сталкиваемся с трудностями.

Прежде всего возникает вопрос о том, какое место занимает общение в психологической классификации деятельностей. Исследуя деятельность и ее развитие, обычно указывают игру, учение и труд. Вместе с тем, исследуя и игру, и учение, и труд, мы всюду обнаруживаем общение. Столь же трудно определить местоположение общения и в той классификации, которая разделяет виды деятельности на предметно-практическую и умственную, или на продуктивную и репродуктивную, или на практическую и теоретическую и т. д. Можно разделить виды деятельности по их объекту, тогда общение может рассматриваться как деятельность, объектом которой является человек. Но этот объект столь специфичен, что поставит деятельность по отношению к нему в один ряд с деятельностями по отношению к другим, «бездушным», объектам (вещам) также представляется затруднительным.

Можно в качестве критерия разделения видов человеческой деятельности взять, как это делают некоторые психологи и философы, различные виды «субъектно-объектных отношений». Пользуясь этим критерием, выделяют преобразующую, познавательную и ценностно-ориентационную деятельности. Когда же речь заходит о коммуникативной деятельности, авторам приходится отказаться от принятого критерия и перейти к рассмотрению отношения «субъект—субъект», т. е. обратиться к другому критерию.

Короче говоря, при современном состоянии исследований пока еще очень трудно найти местоположение общения, рассматриваемого как деятельность, в системе других видов человеческой деятельности. <...>

Однако в действительности общение выступает не как система перемежающихся действий каждого из его участников, а как их взаимодействие. «Разрезать» его, отделив деятельность одного участника от деятельности другого, — значит отойти от анализа взаимного общения. Общение — это не сложение, не накладывание одной на другую параллельно развивающихся («симметричных») детельностей, а именно взаимодействие субъектов, вступающих в него как партнеры.

Каждый из его участников относится к своему партнеру как к субъекту, обладающему, как и он, психикой, сознанием. <...>

Иногда в качестве субъекта общения, рассматриваемого как деятельность, принимается либо общность людей (группа), либо коммуникатор как ее представитель. Но общность не есть просто множество людей. Когда речь идет об общности как субъекте (совокупном субъекте) какой-либо деятельности, то прежде всего имеются в виду взаимосвязи между включенными в нее людьми. Предметом и мотивом общения также является не отдельный конкретный индивид, а либо взаимодействие, либо психологические взаимоотношения людей. <...>

...Результат общения (продукт деятельности) так трудно отнести только к какому-либо одному из общающихся индивидов; он является совместным. Важно отметить также, что, если, например, в предметно-практической деятельности результат является материальным (преобразованный предмет), то в общении результат относится прежде всего к тем или иным изменениям в сознании, поведении и свойствах общающихся людей… Однако в отличие от последней результатом общения является не только (и не столько) изменение образа или идеи, т. е. идеального предмета деятельности, но и психических функций, состояний и свойств общающихся людей. Эти изменения так или иначе касаются всех участников общения: при этом у разных людей они могут быть качественно и количественно различными.

…Даже самый приблизительный психологический анализ процесса общения в соответствии со схемой, разработанное для изучения деятельности, показывает ее ограниченность. Общение не укладывается в эту схему… Подчеркивая качественные различия между общением и деятельностью, нужно вместе с тем отметить, что эти категории неразрывно связаны. <...>

Только раскрыв специфичность системы отношений «субъект— субъект (ы)», можно проследить диалектику связи общения и деятельности... через совокупного субъекта в совместной деятельности. Неверно представлять совместную деятельность просто как сумму параллельно развивающихся индивидуальных. Группа (коллектив) выполняющих ее людей выступает действительно как совокупный субъект… Совместная деятельность обладает особыми качествами, которые определяются качествами (и уровнем) ее субъекта; общение же выступает как условие и способ формирования этого субъекта. <...>

Общение — это одна из сторон образа жизни человека, не менее существенная, чем деятельность.

Когда говорится об образе жизни определенного человека, то имеется в виду не только то, что и как он делает (т. е. его деятельность, например, профессиональная и любая другая), но и то, с кем и как он общается, к кому и как он относится. <...>

Конечно, неверно было бы представлять общение и деятельность как некоторые независимые и параллельно развивающиеся стороны процесса жизни. Напротив, эти две стороны неразрывно связаны в этом процессе, хотя образ жизни характеризуется ими и по-разному. Более того, между этими сторонами существует масса переходов и превращений одной в другую. В некоторых видах деятельности в качестве ее средств и способов используются средства и способы, характерные для общения, а сама деятельность строится по законам общения (например, деятельность педагога, лектора). В других случаях те или иные действия (в том числе и предметно- практические) используются в качестве средств и способов общения, и здесь общение строится по законам деятельности (например, демонстрационное поведение, театральное представление). В самой деятельности (профессиональной, любительской и др.) огромный «слой» времени, затрачиваемый на ее психологическую подготовку, составляет общение, которое не есть деятельность в строгом смысле слова, а именно общение, так или иначе связанное с производственными (и иными) отношениями, по поводу них, в связи с ними. Здесь переплетаются деловые, личные, межличностные и другие отношения людей. Общение может выступить в роли предпосылки, условия, внешнего или внутреннего фактора деятельности, и наоборот. Взаимосвязи между ними в каждом конкретном случае могут быть поняты только в контексте системной детерминации развития человека. <...>

Категория общения позволяет раскрыть определенную сторону (или аспект) человеческого бытия, а именно взаимодействие между людьми. А это, в свою очередь, дает возможность исследовать… качества психических явлений и закономерности их развития, которые определяются таким взаимодействием. <...>

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.