Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Диплом целиком.docx
Скачиваний:
0
Добавлен:
22.09.2019
Размер:
112.37 Кб
Скачать

§ 2.2. Участие прокурора в процедуре заключения досудебного соглашения о сотрудничестве.

Центральным участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве является прокурор, правовой статус которого закреплен в ст. 37 УПК РФ.

Приказ Генпрокуратуры РФ предписывает организовать работу по заключению с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве, не допуская при этом ущемления прав и законных интересов других участников уголовного судопроизводства, нарушения установленных законом процессуальных сроков1. Прежде всего это обусловлено тем, что само ходатайство подается на имя прокурора. В приказе в п. 1.4 констатируется, что заключать досудебное соглашение о сотрудничестве вправе Генеральный прокурор Российской Федерации, заместители Генерального прокурора Российской Федерации, прокуроры субъектов Российской Федерации, городов и районов, другие территориальные, приравненные к ним военные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур, их заместители. Следует напомнить, что отказ руководителя следственного органа в даче такого согласия исключает дальнейшее обращение следователя к прокурору (если только решение руководителя следственного органа не было отменено в установленном законом порядке).

Уголовно-процессуальный закон в ст. 317.2 УПК РФ не оговаривает возможность предварительной встречи (беседы) прокурора с обвиняемым (подозреваемым), заявившим ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, и его защитником до принятия решения по ходатайству. Между тем в некоторых зарубежных странах (в частности, США) такие встречи практикуются. Они позволяют прокурору выяснить у подозреваемого, обвиняемого, как он понимает смысл и последствия досудебного соглашения о сотрудничестве, уточнить сущность сведений, которые он желает сообщить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем, оценить их важность2.

Поскольку УПК РФ не содержит запрета на такие встречи, полагается, что по усмотрению прокурора они могут иметь место.

Как предписано Генеральным прокурором Российской Федерации, при принятии решения по заявленному ходатайству прокурорам надлежит учитывать, что ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно содержать указание на действия, которые подозреваемый (обвиняемый) обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. При оценке обязательств, указанных в заявленном ходатайстве, следует обращать внимание на возможность их реального исполнения и при необходимости – истребовать дополнительные сведения у инициаторов обращения1.

В частности, ходатайство может содержать обязательство:

участвовать в следственных действиях, проводимых как по возбужденному в отношении лица уголовному делу, так и по другим уголовным делам;

проинформировать следственные органы о структуре преступной организации, ее руководителях;

сообщить о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении, принимать участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, способствующих выявлению названных общественно опасных деяний;

указать место нахождения разыскиваемого лица, имущества, добытого преступным путем.

Включение в ходатайство обязательств совершить конкретные действия уменьшает вероятность заключения подозреваемым, обвиняемым фиктивных соглашений с целью благоприятного для него решения некоторых вопросов (например, избрание меры пресечения, не связанной с лишением свободы), хотя и не может, как показывает практика, совершенно исключить ее. Так, например, в Республике Северная Осетия–Алания с обвиняемым С., которому было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 290 УК РФ, заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, а избранная ему мера пресечения в виде заключения под стражу заменена подпиской о невыезде. После изменения ему меры пресечения С. скрылся, в связи с чем объявлен его розыск, а уголовное дело приостановлено.

Указанные в соглашении положения не могут быть изменены в одностороннем порядке и должны строго соответствовать требованиям УПК РФ1.

Принятие прокурором решения об удовлетворении ходатайства подозреваемого (обвиняемого) является важным этапом на пути заключения досудебного соглашения, так как прокурор проверяет не только законность вынесенного следователем постановления, но и материалы предварительного расследования на момент заключения досудебного соглашения о сотрудничестве (в соответствии с ч. 2.1 ст. 37 УПК РФ по мотивированному письменному запросу прокурора ему должны быть предоставлены для ознакомления материалы находящегося в производстве уголовного дела). В случае принятия решения об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве копия постановления прокурора с разъяснением права обжаловать его вышестоящему прокурору (ч. 2 ст. 317.2 УПК РФ) незамедлительно должна быть направлена следователю, подозреваемому (обвиняемому), защитнику.

Как следует из содержания п. 2 ч. 1 ст. 317.2 УПК РФ, конкретные основания отказа прокурора в удовлетворении ходатайства подозреваемого или обвиняемого отсутствуют. Такое положение создает условия для субъективного усмотрения прокурора относительно возможности заключения досудебного соглашения подозреваемым или обвиняемым. Следовательно, установленное законом право подозреваемых и обвиняемых о рассмотрении их уголовного дела в особом порядке может быть нарушено.

Можно представить два блока таких оснований, которые могли бы повлечь отказ следователя или прокурора в удовлетворении заявленного подозреваемым или обвиняемым ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: во-первых, ходатайство подано без подписи защитника; во-вторых – сведения, которые обязуется предоставить следствию подозреваемый или обвиняемый, либо уже известны следствию, либо касаются исключительно деяния, совершенного самим подозреваемым или обвиняемым, либо являются заведомо ложными.

Причем первое основание легко устранимо, поскольку в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» защитник не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя1.

Как ч. 4 ст. 317.1, так и ч. 2 ст. 317.2 УПК РФ содержит нормы, позволяющие обжаловать решения должностных лиц. Следует отметить, что подозреваемый, обвиняемый, защитник вправе обжаловать отказ следователя не только руководителю следственного органа, как на это указано в ч. 4 ст. 317.1 УПК РФ, но и в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. Это согласуется как с правилами ст. 125 УПК РФ, так и с положениями Постановления Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 N 5-П, где сказано, что право на судебное обжалование не может быть ограничено2.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что закон предусматривает возможность обжалования вышестоящему прокурору постановления об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве не только подозреваемым, обвиняемым, его защитником, но и следователем. Что касается обращения следователя с жалобой на решение прокурора в суд, то поскольку и следователь, и прокурор в уголовном процессе представляют одну и ту же сторону – сторону обвинения, такое обращение представляется неприемлемым1.

В случае же обращения следователя, а также подозреваемого, обвиняемого или защитника к вышестоящему прокурору с жалобой на решение нижестоящего прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашении вполне может возникнуть ситуация, когда вышестоящий прокурор в соответствии с ч. 2 ст. 317.2 УПК РФ отменит решение нижестоящего прокурора. Однако из содержания главы 40.1 УПК РФ непонятно, кто при таких обстоятельствах будет составлять досудебное соглашение о сотрудничестве. Представляется, что поскольку нижестоящий прокурор, руководствуясь внутренним убеждением, уже высказал свою позицию, то в данном случае, по аналогии с процедурой, предусмотренной п. 2 ч. 4 ст. 221 УПК РФ, досудебное соглашение о сотрудничестве должен составлять вышестоящий прокурор.

Исключительность правомочий прокурора при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве предопределена тем, что они не могут быть в полной мере реализованы никаким иным участником уголовно-процессуальной деятельности. Важно отметить, что в настоящее время полномочия прокурора в стадии предварительного расследования по отношению к органам предварительного следствия установлены законодателем с учетом необходимости соблюдения процессуальной самостоятельности следователя и расширения полномочий руководителя следственного органа по руководству следствием. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ при выявлении нарушений норм уголовно-процессуального законодательства на этом этапе прокурор вправе требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия.

Следующим этапом установленного порядка судопроизводства является непосредственное составление досудебного соглашения о сотрудничестве. Данное соглашение подписывается прокурором, подозреваемым или обвиняемым и его защитником. В процедуре заключения соглашения принимает участие и следователь.

Обязательные сведения, которые должны содержаться в досудебном соглашении о сотрудничестве, указаны в ч. 2 ст. 317.3 УПК РФ. Во-первых, рассмотрим пункты 4 и 5; что для составления такого досудебного соглашения о сотрудничестве необходимым условием должно быть получение признания вины, либо согласия с предъявленным обвинением, как это предусмотрено гл. 40 УПК РФ. И то и другое обстоятельство приводит к мысли о том, что институт досудебного соглашения о сотрудничестве должен применяться исключительно в отношении лиц, обладающих уголовно-процессуальным статусом обвиняемого. До получения признания вины или согласия с обвинением немыслимо говорить о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, поскольку лицо вполне может быть и невиновно, его всего лишь подозревают в совершении преступления. Лицо может принять решение о применении упрощенного порядка судопроизводства под страхом улик, которыми якобы располагает следствие.

Во-вторых, включением в досудебное соглашение о сотрудничестве смягчающих обстоятельств и норм уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого при соблюдении последним условий и выполнении обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве (п. 7 ч. 2 ст. 317.3 УПК РФ). На момент заключения соглашения о сотрудничестве неизвестно и не может быть известно, к каким выводам придет суд по результатам исследования в судебном заседании характера и пределов содействия следствию со стороны подсудимого, как оценит суд значение сотрудничества со стороны подсудимого и другие обстоятельства, перечисленные в ч. 4 ст. 317.6 УПК РФ. Следовательно, в заключаемом досудебном соглашении о сотрудничестве не может предопределяться, какие смягчающие наказание обстоятельства будут установлены и учтены судом и какие нормы уголовного законодательства будут подлежать применению при постановлении судом приговора.

Некоторые ученые предлагают дополнить ч. 5 ст. 21 УПК РФ требованием о судебном порядке получения прокурором разрешения на заключение с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве. Вместе с тем институт, предусмотренный гл. 40.1 УПК РФ, будучи соглашением между стороной обвинения и защиты, призван прежде всего способствовать достижению цели борьбы с преступностью, что в полной мере свойственно органам прокуратуры и следствия. В этом случае обвиняемый сам, в своих интересах изъявляет желание заключить сделку с обвинением после консультации с защитником, а потому дополнительного судебного контроля не требуется.

Введение судебного порядка получения разрешения на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве создаст дополнительные препятствия к своевременному пресечению и раскрытию преступлений. Так, обвиняемый может поставить условие о предоставлении важной для предотвращения и пресечения преступлений информации лишь после получения разрешения суда на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. Однако за время, необходимое для подготовки и рассмотрения соответствующих материалов судом, подобная информация может потерять свою актуальность.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.