Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
В конце сентября мы решили.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
15.09.2019
Размер:
152.06 Кб
Скачать

Дельфы.

С утра мы какое-то время ехали по равнинной части Фессалии, потом начались горы Пиндос, пологие и лесистые, очень живописные. Казались они невысокими, но наш автобусик долго преодолевал бесконечные витки серпантина, пока не въехал на перевал. Спустившись с перевала, мы остановились в местечке Ламия (сленг нашего Алексея: все города у него были «городишками», поселки – «деревушками»). Неподалеку от Ламии в сушу вдается узкий морской залив. Попили кофе, передохнули и с новыми силами стали взбираться на следующий перевал. Эта горная гряда оказалась еще красивей. Собственно, мы уже ехали по бесчисленным отрогам горы Парнас под неутомимую скороговорку Алексея о том, как Аполлон в здешних местах гонялся за нимфой Дафной, и та в решающий момент превратилась в лавр.

Наш автобус преодолел перевал, и открылся чудесный вид на Беотийскую долину с подступавшим вдалеке Ионическим морем, точнее, Коринфским заливом. Тут же последовал рассказ Алексея про Фивы и о злоключениях местного царевича Эдипа. А в столице Беотии, Ливадии, протекают легендарные реки Лета и Мнемозина, реки забвения и памяти. Вообще, в этой стране на каждом шагу натыкаешься на слова, географические названия, с детства осевшие в памяти и связанные с историей и мифами Древней Греции. И так удивительно было видеть живые иллюстрации к некогда прочитанному и воспринятому как сказка: обиталище богов Олимп, облитые солнцем отроги Парнаса, древнее царство Микены, встающие на горизонте горы Аркадии.

Алексей сказал, что огромное количество греческих слов перекочевало в другие языки: демократия, олигархия, названия наук и проч. И, если некоторые слова сохранили свой смысл или слегка изменили (так, педагогом назывался человек, отводивший ребенка на учебу, «ведший к знаниям»), то иные поменяли свой смысл кардинально. Скажем, слово «оргия» означало «священное действо», а «симпозиум» - «пить вместе», симпозиаты - это собутыльники.

Автобус наш тем временем проехал через современный городок Дельфы, куда в 19 веке по настоянию археологов была перенесена деревня Кастри, расположившаяся ровно на месте священного оракула. Вид на широкую Беотийскую долину сменился видом на узкое, стиснутое горами ущелье, извивающееся, словно хвост дракона Пифона, некогда жившего в этих местах и сраженного рукой Аполлона. Ущелье уходило вдаль направо, а прямо перед нами возвышалась скальная стена, у подножия которой на крутом склоне расположилось древнее святилище Аполлона, Дельфы. Место завораживало своей красотой и, действительно, здесь явственно ощущалось что-то мистическое.

Выйдя из автобуса, мы оказались под сенью широких, ажурных сосен. Пахло нагретой хвоей, хвоя хрустела под ногами.

Мы подошли к Кастальскому ключу, правда, Алексей тут же заметил, что сам Кастальский ключ бьет из скалы значительно выше этого места, а сюда, к дороге, его поток вывели для удобства туристов. Поскольку Аполлон был покровителем искусств, то считалось, что вода Кастальского ключа дает вдохновение и наделяет пророческим даром, так что дельфийские жрицы перед тем, как пророчествовать, совершали в нем омовение. Кстати, по легенде, в этот ключ превратилась очередная жертва аполлоновых домогательств, нимфа Кастилия.

У касс нас ждал неприятный сюрприз: накануне был камнепад, и верхнюю часть архитектурного комплекса закрыли. Правда, остальную часть святилища можно было осматривать бесплатно. (Общий билет в святилище и в архитектурный музей стоил 9 евро, каждый по отдельности – 6).

Древняя дорога зигзагами поднималась вверх по склону Парнаса. Сосны остались внизу, на крутом склоне среди древних развалин появились узкие, высокие кипарисы. Крутой травянистый склон поднимался все выше, пока не упирался в скальную стену. Мы прошли вдоль узкой площадки с колоннами, мимо стены с углублениями под арками. «А это древнеримские сувенирные лавки перед входом в святилище», - пояснил Алексей. Некогда вдоль Священной дороги, ведущей к оракулу, стояли статуи, многочисленные подношения, сокровищницы различных греческих государств. Было принято хранить сокровища в святилище, так как святость места считалась лучшим гарантом сохранности ценностей. К тому же храму перед получением пророчеств полагалось делать дары. Теперь только древние фундаменты обозначали места прежних строений.

Алексей сказал, что это принципиальная позиция Греции – не воссоздавать макеты «как было», а оставлять древние руины в неприкосновенности. Максимум, что могут позволить себе реставраторы, – подновить части колонн, и эти новые части всегда можно узнать по белому цвету мрамора. Так что, поднимаясь по Священной дороге, предполагается представлять, что здесь по сторонам стояли статуи богов, а там – античных героев, на повороте – могучий бронзовый бык, а далее – колонна со сфинксом. Но даже то, что сохранилось от былого величия, впечатляло.

Выше сокровищниц стоял «пуп земли» - священный камень Омфал в виде половинки яйца на квадратном постаменте. Некогда Дельфы считались центром земли. Зевс с разных концов света послал орлов, и именно в этой точке над Дельфами орлы сшиблись, обозначив центр. Ну, и, естественно, надо было загадывать желание, держа руку на камне.

Так дошли мы до фундамента храма Аполлона с четырьмя сохранившимися колоннами. Фундамент был сложен «циклопической» кладкой, из огромных блоков, скрупулезно подогнанных друг к другу. На камнях высечены тексты. В древности в храме пророчествовали пифии. В храме из расщелины скалы поднимались испарения. Над трещиной с испарениями ставили треножник, сажали туда предсказательницу, которая предварительно жевала листья лавра. Под воздействием лаврушки и ядовитых испарений пифия впадала в определенное состояние и начинала прорицать. Бессвязные ее восклицания и алогичные ответы посетителям растолковывали жрецы храма.

Дальнейший путь наверх был закрыт. Всякое отклонение от разрешенного маршрута пресекалось служащими со свистками. Я сначала подумала, что это так развлекается польская молодежь, шедшая за нами. Оказывается, нет, это свистели сотрудники музея. Так что все, что находилось выше храма: театр, стадион на 7000 мест, где проводились Пифийские игры, нам увидеть не довелось.

Спускаемся по выщербленным плитам, мимо мраморных блоков и колонн, остатков и свидетелей былого величия этих мест, одного из главных святилищ Древнего мира.

В археологическом музее – скульптуры, найденные во время раскопок, начиная от еще несовершенных, грубо и примитивно отесанных фигур, кончая бронзовой скульптурой Возничего, считающегося шедевром древнегреческого ваяния (V в. до н.э). В древности колесница с возничим стояла выше храма Аполлона (копию Возничего можно увидеть в Пушкинском музее).

Алексей сказал, что скульпторы при выполнении заказа совершенно не имели цели передать внешнее сходство изваяния с заказчиком, они ваяли, как правило, некие совершенные формы, юные тела и головы. Как образец, он показал фигуру юноши и заметил, что это некий патриций заказал сделать скульптуру со своего отца. «Поэтому когда иностранцы удивляются, почему же вы, современные греки, так не похожи на своих совершенных предков, мы отвечаем, что судить по античным скульптурам о том, как выглядели древние греки – все равно, что на основании теперешних глянцевых журналов составить мнение о современном поколении».

И только скульптура Антиноя в этом музее близка к оригиналу. Когда этот греческий юноша, любимец римского императора Адриана, утонул в Ниле, безутешный император приказал изваять множество его скульптур и поставить в разных городах, так что изображение Антиноя можно встретить и в Лувре, и в музее Ватикана, и в археологическом музее Афин.

Обедали мы в современных Дельфах, в ресторанчике на склоне горы среди низких сосен. Между сосен, поверх хвои пролегли дорожки, ведущие на склон горы, к смотровой площадке. Сделав заказ, все побежали на смотровую площадку, откуда открывался замечательный вид на Беотийскую долину. Вдали синел кусочек Коринфского залива, к которому мягкими складками спадали лесистые горы. А прямо под нами голубой извилистой лентой струился водный поток в бетонном желобе.

После обеда мы долго ехали по склонам Парнаса, проезжали селенье Арахова – главный горнолыжный центр Греции. Зимой на склонах Парнаса катаются на лыжах, летом занимаются альпинизмом.

Наконец под колесами нашего автобуса оказалась ровная поверхность, мы промчались по трассе мимо Афин, некоторое время ехали берегом Саронического залива. Миновали Истмийский перешеек – в считанные минуты Эгейское море за окном автобуса сменилось Ионическим. И вот - курортный поселок Лутраки. Заселившись в гостиницу, сразу побежали на море, где вволю наплавались. Чистейшее море, теплая, прозрачная вода. Правда, кроме нас, никто уже не купался, непонятно, почему.

После ужина прошлись по поселку. Вечерняя жизнь сосредоточилась на главной улице и немножко на набережной. Ощущался конец сезон – было тихо и малолюдно. В кафе сидели преимущественно местные мужчины, при полном отсутствии женщин. Так мы дошли до конца поселка, где обнаружили подсвеченный водопад, ступенями спадающий со скалы в искусственное озерцо, окруженное пальмами. Из самого озерца то поднимались, то опадали разноцветные тонкие струи фонтана. По тропинке мы поднялись вдоль водопада на самый верх. Ни один человек, кроме нас, в этот час не любовалось на эту красоту, мы были одни среди заросших скал и мощного потока сверкающей в подсветке воды.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.