Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
необходимая оборона.rtf
Скачиваний:
19
Добавлен:
19.12.2018
Размер:
876.5 Кб
Скачать

Глава 1. Общий анализ необходимой обороны

    1. История становления и развития правовой регламентации необходимой обороны

Необходимая оборона - это важный правовой институт, возникший вместе с возникновением государства и права и развивался в зависимости от целого ряда условий государственного и социального характера.

В одной из древнейших памятников права, Законах Ману, записано: «Тот, кто, защищая себя, честь женщины, брамина, убивает нападающего, по закону не делает греха». То есть уже в древности признавалось право на необходимую оборону не только себя, но и третьих лиц, и общих интересов. В первобытные времена, на первых этапах развития общества, когда господствовала частная и родовая месть, еще не сложилась государственная власть, которая защищала бы всех и каждого. Поэтому человек, который жил в племени пользовался правом самозащиты по отношению к своим правам. 

Право на необходимую оборону в древности было известно и еврейском праву (причем и при защите имущества), и римскому праву. Римскими юристы необходимую оборону рассматривали как прирожденное право человека, которое не может быть у него отнято.  Сторонники этой точки зрения приводят известные слова Цицерона в защиту Милона о том, что необходимая оборона является «non scripta, sed nata lex» (с лат. «не записано, но он родился по закону»). Римские юристы руководствовались высказанными в этой речи принципами и считали действия, совершенными в состоянии необходимой обороны, при наличии двух главных условий:

1) несправедливости нападения; 

2) неизбежность опасности. 

При переходе от римского права до средневекового права ученые констатируют разные взгляды на право необходимой обороны. Если одно законодательство признавало право необходимой обороны при защите чести и имущества, другое каралось лицо, которое защищалось за убийство, совершенное при защите своей жизни, как убийцу.

Наиболее полное представление о необходимой обороне в праве феодальных государств можно получить, обратившись к законодательным памятникам Германии. До нас дошли многочисленные (начиная с VI в.) Сборники законов германских племен, так называемые варварские правды.  Наибольший интерес представляет древнейшая из варварских правд «Салическая правда» - сборник законов франкского королевства (Германия, Бельгия, часть Франции), относящийся к началу VI века. 

В эпоху «Салической правды» среди варварских племен была еще широко распространена кровная месть, и вмешательство власти в отношения между правонарушителем и потерпевшим было ограниченным. Глубокое внедрение в быт кровной мести заставило авторов «Салической правды» допустить в отдельных случаях применение этой формы саморасправы.

Немецкое право не отождествляло понятие необходимой обороны с понятием самозащиты, как это делали римские юристы. Необходимая оборона определялась как неподсудное, безнаказанное убийство или нанесение ран. Такой взгляд средневековых немецких юристов на необходимую оборону проходит через все законодательные памятники Германии, в которых говорилось о правонарушениях и наказаниях, начиная с варварских правд, до принятия Каролины. 

Нельзя не заметить, что в соответствии с варварскими правдами необходимая оборона подвергается некоторым ограничениям. Такое отношение к необходимой обороне в первое время возникновения германских государств объяснялось господством анархии и кровной мести, что и привело к необходимости определить точно и основательно, в чем именно заключается необходимая оборона.

Право на необходимую оборону допускало и каноническое право, рассматривало ее как вынужденное зло. В первом своде канонического права, заключенном Грациано в XII в., предполагалось, что священник, который подвергся жестоким побоям, мог при бесспорной обороны для защиты, а не из мести, нанести нападающему удары, но он не освобождался от наказания за убийство человека с учетом свойств использованного оружия, а также на ту часть тела, на которую был направлен удар.

Дальнейшее развитие институт необходимой обороны в Германии получил в Уложении императора Карла V, который назывался Каролина (1532.). Необходимая оборона в Каролине получила весьма широкую регламентацию. В отличие от варварских правд Каролина допускала неограниченную необходимую оборону жизни, чести и имущества. В отличие от предыдущих законов, «Каролина» (1532.) Содержала не отдельные нормы, предусматривающие конкретные виды обороны, а в двух статьях систематизировано выкладывались все условия ее правомерности. Согласно закрепленных в ней положений, начальным моментом обороны признавалось  не только начало посягательства, но и непосредственная угроза его начала.

В Киевской Руси право на необходимую оборону входило в широкое понятие мести, как вид обычного права, которое позволяло не только любое посягательство на личные вещные права в момент нападения, но и давало отдельному лицу или его семьи право наказать того, кто посягнул, при этом самоуправство никак не ограничивалось. Фиксировалось и право активно действовать в целях самообороны и применять орудия (на языке источника): «Не терпит ли противу ударит мечом, то вины ему в том нетуть». 

Институт необходимой обороны был закреплен также в тогдашних законодательных памятниках русского права. О нем говорится в Соборном уложении 1649 года, Военном и Морском артикулах Петра I.

Соборное уложение считало правомерной не только оборону себя и своего имущества, но и оборону третьих лиц и их имущества. Причем оборона третьих лиц рассматривалась в Уложении как юридическая обязанность. 

В дальнейшем под влиянием немецких взглядов институт необходимой обороны был поставлен по сравнению с Уложением 1649 года в более узкие рамки. Начало этому ограничительному пониманию и применению института необходимой обороны было положено Петровским законодательством. Следует отметить, что до принятия Военных артикулов Петра I специального названия право отражения нападения отдельными лицами не было.

В первый раз это право получило специальное название - «нужное оборонение» в Воинском артикуле Петра. Как указывает Долопчев, это название было заимствовано из немецкого законодательства, из понятия «ИоеИг»1. Долопчев, давая характеристику Воинскому артикулу, указывает, что оно является компиляцией положений из саксонского и швебского уставов. Законы же саксонские и швебски, в свою очередь, заимствованные из Каролины, а Каролина составлена в духе римских законов. 

Необходимая оборона в соответствии с вышеуказанными артикулами допускалась при наличии следующих условий: 

1) нападение должно быть противозаконным и насильственным; 

2) нападение должно быть беспричинным.

В первой половине XVIII в. в России действовали разные, во многом устаревшие правовые нормы, часто противоречили друг другу, или, наоборот, дублировались. Кардинальные изменения в общественной жизни с превращением России в абсолютную монархию также требовали унификации права. Результатом унификации права стал кодекс под названием «Права, по которым судится малороссийский народ» 1743. Это, безусловно, достопримечательность русского права. «Права» являются феодальным сборником норм административного, гражданского, уголовного, процессуального права и тому подобное. В нем уже было четко определено понятие необходимой обороны. Так, в ч.6 подразделе «Б» п. 7 «Причины и обстоятельства, исключающие или уменьшающие наказания», говорится: «Необходимая оборона - кто доканывает убийства или ранения, защищая себя самого или своих родных или родственников, своего командира или хозяина от гвалтливого нападения, угрожающего жизни и здоровью, то освобождается от наказания, если не переступил установленных в законе пределов самообороны». Ниже были приведены следующие условия:

1. Оборона должна была быть равна нападению (то есть, если человека кто нападал вооруженным, он мог обороняться оружием, а если кто-то совершил нападение без применения оружия, то, соответственно, защищаться надо было также без применения оружия), но было отмечено, что если нападает сильнее человек, тогда можно применять любое оружие; 

2. Обороняться можно было непосредственно во время нападения, а не после того, как нападающий убегает.

Следующим важным правовым актом, касающийся необходимой обороны, стал свод законов 1832 года. Этому институту в этой правовой достопримечательности уделялось гораздо больше внимания, чем в предыдущих правовых актах. В частности, В.Н. Козак отмечает, что статьи о необходимой обороне можно найти по всему Своду законов, но в основном вопросы необходимой обороны рассматривались в томе XV, посвященном уголовному законодательству, как в общей части, так и в особой2

Первым и одновременно единственным и важным исследованием необходимой обороны, в те времена стала работа А. Кони «О праве необходимой обороны», которая была написана им в 1865 году. По мнению этого выдающегося юриста XIX в. нормы о необходимой обороне, содержащиеся Своде законов 1832 года, целесообразно сгруппировать в следующие в три раздела.

1. «В дозволениях и не вменению необходимой обороны»; 

2. «О превышение необходимой обороны»; 

3. «Донесение начальству в необходимой обороне»3

Впоследствии эти взгляды нашли свое отражение в западноевропейском законодательстве. Оно обставили необходимую оборону такими формальностями, которые сделали именно право, по выражению А. Кони, недействительным. В обороне стали видеть остаток самоуправства, посягательство на высшие государственные права.

Под влиянием идей Гуго Гроция4 и Пуфендорфа возможности применения необходимой обороны начали сужаться. Немецкие философы XVII - начала XVIII в. считали, что необходимая оборона - не природное право каждого человека, а остаток личной мести, и феодальных порядков как попытка самовольного ограничения абсолютной власти, поэтому предполагали ее в достаточно ограниченном виде, с отягчающими условиями для тех, кто защищался. Представители позитивистской школы считали, что человек имеет только права, предоставленные ему государством, и вообще не существует таких неотъемлемых естественных прав человека, которые не могут быть ограничены. Но позже, с развитием правовой мысли, подавляющее большинство ученых отказалась от таких взглядов.

В «Левиафане» (1651) Гоббс предложил основу политической теории, согласно которой определяется разница между состоянием природы, где нет власти, и действующим для него общественным положением. Гоббс утверждает, что, хотя некоторые люди могут быть сильнее или умнее других в их естественном состоянии, никто не настолько силен, чтобы быть вне страха насильственной смерти, которая оправдывает самооборону как высшую необходимость5.

В XVIII в. голландский ученый - основатель школы естественного права - Гуго Гроций сформулировал идею вечности и неотъемлемости естественных прав человека. Он, в частности, считал, что такие права - незыблемые и неотъемлемые так, что сам Бог не может изменить их. Гуго Гроций отмечал, что «... все люди по природе вправе противиться причинению им насилия, но отметил, что государство может наложить запрет на общее право сопротивления ради сохранения общественного спокойствия». Джон Локк, развивая мысли Гроция, считал, что человек, который хочет быть независимым, должен не беспокоить своего ближнего ни в его жизни, ни в здоровье, ни в собственности. Для защиты естественного закона каждый имеет право наказать его нарушителя. Локк считал, что человек должен защищаться по природным законам самосохранения и поэтому может убить нападающего как дикого зверя. Он определял, что основные из всех прав, которые есть у каждого человека - это право на жизнь, право на свободу и право иметь собственность; именно в их защите заключается весь смысл прав человека6.

В прежние времена к развитию национальной полиции, нападение на семью было приравнено к нападению на благосостояние, лишению жилья и / или средств производства. Эта связь между проступками заключалась в общей угрозе насилием. А эта угроза была одним из аспектов суверенитета власти. В 1918 г. в своей работе «Политика как призвание» Макс Вебер определял государство как орган власти, обладающий монополией на законное средство организованного насилия в определенных территориальных границах. Соответственно, институт необходимой обороны рассматривался как некий институт защиты суверенитета государства и его имущества (его граждан)7.

Весьма специфическим, в те времена, английское законодательство, касающееся необходимой обороны. Эта оборона имела целый ряд ограничений. Здесь каждый третий имел право заступиться против нападающего: необходима была определенная связь между ним и потерпевшим (допускалось только при обороне жены, детей, отца, матери).

В начале XX в. в Российской империи существовали два основных направления в понимании крайней необходимости. Сущность первого из них особенно ярко выразил Н. Розин. Он писал: «Если государство, устанавливая запретную норму, признает определенное благо достойным охраны порядка, так сказать предыдущей, предупреждающей нарушения, устанавливая уголовную юстицию, следующую за нарушением, - то оно должно признать это благо правоохранительным в момент нарушения, противоправного нападения. В этом заключается сущность необходимой обороны»8.

Сторонники этой точки зрения выводили допустимость права необходимой обороны и причинения вреда в этом состоянии из сущности самого права. Установление правовой охраны того или иного блага сторонники этой точки зрения считали, что является достаточным основанием для защиты его собственными силами. Это нормативно-юридическое обоснование абстрагируется от социального содержания института необходимой обороны, и характерно для буржуазного юридического мировоззрения.

Представители первого направления обосновывают допустимость необходимой обороны и освобождения от ответственности тем, что государство практически не может защитить гражданина в каждый момент его существования. Отсюда - допустимость необходимой обороны правовых благ в тот момент, когда их охрана не может быть обеспечена государством. Н. Таганцев, например, пишет по этому поводу: «Государство может пытаться устранить причины нарушений правоохранительных интересов, может уменьшать условия, способствующие их совершению, но оно не в состоянии предвидеть и предотвращать каждое отдельное правонарушение»9.

Представители второго направления, в отличие от представителей первого, не считают достаточным для освобождения от ответственности за вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, то обстоятельство, что право берет то или иное благо под свою защиту. Основанием допустимости необходимой обороны они считают невозможность для органов государства помешать каждому противоправному посягательству на правоохранительные интересы. В дореволюционной правовой литературе этот взгляд был господствующим.

В общем, как справедливо отмечает В. Кириченко, оба приведенные направления пытались с абстрактно-юридическими конструкциями скрыть политическую сущность института необходимой обороны, тогда как абстрактно-юридический анализ норм права не может раскрыть их сущность; выяснения же истинного содержания норм права, а в том числе и тех, что относятся к необходимой обороне, невозможно без раскрытия их классовой сущности10. Уже в советский период исследователи этого института отмечали, что защитное действие не только не общественно-опасное, но поскольку то или иное общественно-опасное деяние посягает на советский строй и правопорядок, установленный государственной властью, это защитное действие, направленное на отражение общественно-опасного посягательства и на защиту указанных объектов, с объективной стороны общественно-полезной. Основанием для этой защитной деятельности является общественно-опасное нападение. Эта защита должна быть ответом на эту защиту, в связи с ним и для отражения его. Таким образом, эта деятельность в соответствии с мотивами не может рассматриваться в качестве правонарушения и не осуждалась советским правом и моралью. Отсюда также следовало, что состояние необходимой обороны является обстоятельством, исключающим общественную опасность, а потому и противоправность деяния.

Право на необходимую оборону признавалось и законодательством советского периода. Законодательство времен Советского Союза определяло право на необходимую оборону, начиная с «Руководящих начал уголовного права» 1919 года. Однако наиболее обобщенно оно было сформулировано в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г., действие которого распространялось на территорию СССР. «Не подлежит наказанию уголовно-наказуемое деяние, совершенное при необходимой обороне против незаконного посягательства на личность или права лица, обороняющегося или других лиц, если при этом не допущено превышения пределов необходимой обороны»11. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.12 полностью повторил положения предыдущего кодекса. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г13. и Уголовный кодекс РСФСР 1960 года14, за исключением редакционных изменений, практически идентично зафиксировали этот институт. 

Конституция СССР 1977 года15 требовала от гражданина уважать права и законные интересы других лиц, всесторонне содействовать охране общественного порядка, но не содержала положения о праве человека защищаться от противоправных посягательств на свою жизнь и здоровье.

По административному законодательству, то право на необходимую оборону было закреплено в ст. 19 Кодексе об административном правонарушении РСФСР16.  Взяв курс на построение демократического государства, Россия подтвердила это стремление принятием новой Конституции, где закрепила права и свободы человека, значительно их расширив. Так, Основной Закон РФ закрепляет основные права и свободы человека как неотчуждаемые (ст. 17), среди которых: право на жизнь (ст. 20), право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), право на собственность (ст. 35) и другие. Кроме того, Конституция предоставляет каждому право защищать свои права и свободы в соответствии с законом, а также устанавливает возможность защиты всеми незапрещенными законом способами.

В 2001 году был принят новый Кодексе об административном правонарушении РФ, согласно ст. 2.7 были внесены некоторые редакционные изменения, согласно которым эта статья приобрела иное содержание, необходимая оборона была исключена.

Действующее гражданское законодательство также содержит нормы о необходимой обороне, действия в состоянии которой исключают ответственность. Так, гражданское законодательство предусматривает случаи, когда причинение вреда считается правомерным. В соответствии с требованиями ст. 1166 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный лицом при осуществлении им права на самозащиту от противоправных посягательств, в том числе в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы, не возмещается.

Сегодня, когда большинство стран стремятся к построению правового государства, на первое место выдвигаются права и свободы отдельного человека, личности. С точки зрения правового статуса лица право на необходимую оборону является неотъемлемым субъективным правом человека. Существует мнение, что есть все основания - и социального, и правового, и морально-этического порядка для включения права необходимой обороны в структуру правового статуса личности. Подтверждением этой точки зрения может служить тот факт, что тексты конституций многих стран содержат положения о праве на защиту. Не является исключением и Конституция РФ 1996 года, в которой данные положения помещены в главе второй «Права, свободы и обязанности человека и гражданина».

Предусмотренный законодательством институт необходимой обороны является важной гарантией защиты прав и свобод человека, общественных и государственных интересов. Он полностью согласуется со ст. 45 - 46 Конституции РФ, которая, с одной стороны, гарантирует государственную защиту прав и свобод человека, а с другой - предоставляет каждому право самому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. 

Таким образом, право на необходимую оборону было предусмотрено и является предусмотренным в наше время в законодательстве многих стран мира. Кроме того, необходимая оборона, как важный межотраслевой правовой институт, получает дальнейшее развитие, непосредственно связывается с формированием современных правовых государств.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]