Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Istoriya zarybisgnoyi sgyrnalistiki (lekchiya).doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
16.12.2018
Размер:
892.42 Кб
Скачать

14. Преса та радіо Німеччини у 1933-1945 рр.

В начале 1933 г. была экономическая депрессия и последовавший за ней кризис, результатом которого была мас­совая безработица, вызвала у средних слоев населения Германии панику, чем и воспользовался Гитлер вместе со своей партией. Существенную роль в завоевании власти сыграли пропагандистские трюки с использованием новейших достижений в области СМИ - печати, радиовещания и общественных кино- и телепросмотров. В феврале 1933 г. тогдашний рейхсканцлер Курт фон Шлейхер опубликовал распоряже­ние «О защите немецкого народа», в котором полицейским управлениям разрешалось принимать меры в отношении газет и журналов, содержание которых «не было приемлемым» или «угрожало общественной безопасности и порядку».

Через несколько дней после победы на выборах НСДАП 13 марта 1933 г. создано Рейхсминистерство народного просвещения и пропаган­ды, которое возглавил Геббельс. 18 марта рейхсминистр пропаганды об­народовал свою позицию о задачах прессы: «...Пресса должна не только информировать, но и инструктировать. Я адресую эти слова прежде всего национальной прессе. Господа! Вы сможете находиться в том идеальном состоянии, когда пресса будет так великолепно организована, что станет в руках правительства роялем, на котором оно сможет играть, чтобы стать чрезвычайно важным инструментом влияния на массовое сознание, ко­торому правительство служит своим ответственным и нелегким тру­дом».

Новое министерство объединило все учреждения информации и про­паганды и к июлю 1933 г. основало 13 земельных управлений и 18 фили­алов. За деятельность прессы и ее контроль отвечал отдел IV. В 1938 г. созданы два подразделения — ответственное за внутреннюю прессу анализировавшее иностранную прессу. 22 сентября последовал закон «Рейхскаммергезетц» - о создании рейхс-палат (ведомств). Следующим шагом к централизации системы СМИ было создание самостоятельных палат по делам прессы, радио, кино, литературы, теат­ра, музыки, изобразительного искусства. Любой человек, пожелавший заниматься журналистским трудом, должен был зарегистрироваться в палате по прессе. Каждый, кто участвует в подго­товке, передаче, духовной или технической разработке печатных продук­тов, должен стать членом палаты.

«Закон о редакторах» от 4 октября 1933 г. лишил прав и принятия из­дателями самостоятельных решений в области редакционной политики. Они передавались редакторам, являвшимся «носителями общественных интересов». Журналистика объявлялась в этом законе «связанной с госу­дарством профессией». Журналист должен был иметь «арийское проис­хождение» и бороться со всем, что вредит «чести и достоинству нем­цев». Позднее Геббельс разъяснял, что этот закон стоит на защите об­щественного мнения, что государство должно занять место издателя, а журналист несет ответственность перед государством. Только государ­ство имеет право формировать и защищать общественное мнение, и за­ботиться о том, чтобы оно не наносило вреда народу и самому государ­ству. Распоряжением от 3 июля 1500 издателей лишились прав на издательскую деятельность из-за «неисполнения новых требований».

Берлинская пресс-конференция, являвшаяся общественным объеди­нением столичных журналистов, была запрещена 20 июня 1933 г. Вмес­то нее создана «Пресс-конференция рейхсправительства», концепция которой зиждилась на том, что только правительство может обладать пра­вом на распространение информации, исходя из потребностей правящей партии. В основе этой организации лежал авторитарный принцип. Более того сама пресс-конференция становилась для журналистов тем прави­тельственным органом, который раздавал приказы. Редакции должны были в обязательном порядке направлять туда своих доверенных пред­ставителей, которые становились ее членами. Все вопросы и ответы го­товились заранее, спонтанные вопросы были категорически запрещены. Если сообщалась доверительная информация не для публикации, то в случае ее даже неумышленного разглашения это классифицировалось как предательство и каралось законом. На пресс-конференциях объявлялись названия печатных органов, которые тем или иным образом нарушали предписания властей. Больше всего выговоров получали «Дойче альге­майне цайтунг», «Берлинер тагеблатт» и «Франкфуртер цайтунг».

1 января 1934 г. «Вольфше Телеграфенбюро (В.Т.Б)» было присоеди­нено к гугенбергскому информационному агентству «Телеграфен уни­он». Новое агентство получило название «Дойче нахрихтенбюро ДНБ» (Германское информационное бюро) и полностью подчинено НСДАП.

24 апреля 1934 г. Аманн распространил три новых распоряжения, еще более усугубивших положение прессы и получивших название «об урав­нивании газет». Первое касалось «закрытия газетных издательств с це­лью устранения нездоровой конкуренции»; второе - запрета «скандаль­ных» газет объявлений; третье - «аризации, декоммерциализации, декон­фессионализации и десубвентизации» немецкой прессы. Под «аризацией» подразумевалось увольнение из газет редакторов и журналистов еврейской национальности и коммунис­тических убеждений. Декоммерциализация предполагала недопущение «анонимного капитала» (промышленников, союзов и т.д.) в газетно-журнальное производство, отказ от таких правовых форм организации издательств как акционерное и коммандитное общество. Не разрешалось создавать концерны, а также выпускать в одном издатель­стве две или больше политические газеты. Результатом этих решений был запрет или слияние 600 газет в тече­ние 18 месяцев, стремительная потеря тиражей газетами, подчиненными НСДАП, а также рекомендация журналам изменить свои концепции.

Когда исследователи анализируют ситуацию с печатной периодикой после прихода Гитлера к власти, то большинство из них использует словосочетание «газетное кладбище». И действительно германский газет­ный рынок постепенно превращался в газетно-журнальный погост. 5 февраля 1933 г. Была запрещена газета «Форвертс», прекратили свое существование «Фоссише цайтунг» (16 февраля), «Лейпцигер цайтунг» (17 февраля), «Дер дойче» (3 марта). За неделю до очередных выборов в рейхстаг были запрещены все социал-демократические и коммунистические газеты, а также партии, являвшиеся их издателями. Излюбленным методом давления нацистов на прессу был экономи­ческий. Делалось это поэтапно. Газету принуждали публиковать партий­ные ведомственные сообщения, и она теряла своих читателей. Якобы из-за этого следовал бойкот рекламодателей, что лишало издательство жиз­недеятельности. Одновременно начиналась кампания травли в партийных газетах. И издателю не оставалось ничего другого, как капитулиро­вать. В 1935 г. рейхсляйтер прессы обнародовал новое распоряжение, согласно которому газета не могла принадлежать лишь одному владельцу. К маю 1941 г. было закрыто 500 газет, после Сталинградской битвы в 1943 г. запрещено еще 950 газет, после последней «чистки» (третьей по счету) в 1944 г. осталось лишь несколько наименований прежних буржу­азных изданий. Статистика свидетельствует, что, если в 1932 г. общее количество газет равнялось 4 700, то в 1944 г. их насчитывалось лишь 977.

В то время как традиционные издания запрещались, количество партийных газет увеличивалось из года в год. Если в 1932 г. насчитыва­лось 70 печатных изданий, то в 1944 г. их было 352. После назначения Аманна рейхсляйтером его главным лозунгом стал следующий: «Всю власть над прессой в руки НСДАП». Нацисты не делали никакого секрета из того, как увеличивались ти­ражи старых или заново образованных газет. Газетам предлагалась аль­тернатива: либо стать органом НСДАП, либо быть закрытой. С самыми непокорными нацисты расправлялись с помощью оружия. После создания в ноябре 1933 г «Центральферлаг дер НСДАП, Франц Еер нахфольгер ГмбХ» Аманн превратил его в самый мощный информационный концерн, издававший 83% тиражей всех не­мецких газет. Для увеличения концерна Аманн использовал такой способ, как при­нудительное подчинение или присоединение к нему различных органи­заций. В результате к 1939 г. в состав концер­на входило 40 провинциальных газет, издававшихся тиражом в 200 тыс. экз. К началу второй мировой войны НСДАП принадлежало 2 400 ежедневных газет общим тиражом около 20 млн. экз., 4 800 журналов и почти 3 тыс. издательств. В 1944 г. только рейхляйтеру прессы Аманну под­чинялось 352 крупных газеты, выходивших тиражом более 20,7 млн. экз.

Радиовещание фашисты превратили в эффективное средство пропа­ганды. После выборов Геббельс провел ряд «чисток» в системе радио. На все ответственные посты были назначены национал-социалисты. 3 июля 1933 г. Создали Рундфунккаммер (Палата радиовещания), которая контролировала все радиоорганизации в Гер­мании. Эта организация объединила производителей телерадиотехники, продавцов, радиолюбителей, слушателей и критиков, а также Фернзее АГ. Художественный уровень радио­программ постепенно снизился: по радио передавались лозунги нацист­ских лидеров, транслировались марши и военная музыка. Любая крити­ка по этому поводу тут же запрещалась нацистами. Всю вину за низкое качество радиопрограмм фашистские лидеры ва­лили на бывших руководителей Веймарского радио. К августу 1933 г. в производство запущена первая модель дешевого «народного» радиоприемника, который не мог принимать передачи из-за рубежа, а только местные программы. Еще перед началом войны радиоприемниками располагало 70% немецких семей. Одновременно нацисты вели активную деятельность по организации вещания на другие страны. В конце 1933 г. начались регулярные переда­чи на Северную и Южную Америку, Африку, Азию и Европу, В 1936 г. через радиостанции 12 стран прошли первые 25 репортажей о фашистской Германии. Затем, на захваченной немецкими войсками тер­ритории, эти радиостанции использовались ими в целях пропаганды.

Телевидение в годы правления национал-социалистов. На радио­выставке 1933 г. впервые было представлено специальное телеобозре­ние. 1 апреля 1934 г. Германская имперс­кая почта начала регулярные трансляции «первого в мире общественно­го пробного телевещательного предприятия на частотах УКВ». Пере­даваемые из Берлина-Витцлебена программы можно было принимать в радиусе 50 - 60 километров. Однако телевидение все еще не могло быть массовым, так как телевизионные приемники были только у партийных функционеров и у руководителей телерадиоконцернов. 1 июня 1934 г. изображе­ние в 180 строк стало государственным стандартом, обязательным для всех производителей телетехники. 22 марта 1935г. пробное телевещательное превратилось в полноценное регу­лярное телепроизводство. Но телевидение оставалось средством информации для бо­гатых и не представляло большого интереса для властей. 9 апреля 1935 г. был открыт первый «теле­визионный театр». В таком телетеатре 30 человек могли по вечерам смот­реть телепрограммы. К сентяб­рю 1935 г. в Берлине существовало уже 10 подобных телетеатров. Программу телевизионного центра им. Пауля Нипкова в Берлине-Витцлебене времен правления нацистов можно разбить на две составля­ющие: информационно-сервисные программы (37,2%) и основное веща­ние (62,8%). В свою очередь основное вещание подразделялось на пря­мую пропаганду (23,7%), политические пропагандистские программы (61,4%) и различные развлекательные программы (19,9%).

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]