Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ГЕНЕЗИС ФЕОДАЛИЗМА В ЕВРОПЕ. гутнова, удальцов.doc
Скачиваний:
10
Добавлен:
13.11.2018
Размер:
162.3 Кб
Скачать

ОГЛАВЛЕНИЕ

История Европы т.2. ТИПОЛОГИЯ ПРОЦЕССА ФЕОДАЛИЗАЦИИ. ПРИРОДА И ЛЮДИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ

Глава 2

Содержание

Глава 1. Генезис феодализма в европе

ГЕНЕЗИС ФЕОДАЛИЗМА В ВИЗАНТИИ

ОСОБЕННОСТИ ГЕНЕЗИСА ФЕОДАЛИЗМА В ЮГО-ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ

ГЕНЕЗИС ФЕОДАЛИЗМА ВО ФРАНКСКОМ ГОСУДАРСТВЕ

БЕССИНТЕЗНЫЙ ПУТЬ ГЕНЕЗИСА ФЕОДАЛИЗМА

Глава 2. Природные условия, этнодемографические процессы, развитие производительных сил

ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СРЕДА И ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕВРОПЕЙЦЕВ

НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

СКОТОВОДСТВО

РЫБОЛОВСТВО, ОХОТА, ЛЕСНЫЕ ПРОМЫСЛЫ

ПРОГРЕСС ТЕХНИКИ

Глава 1 генезис феодализма в европе (е.В.Гутнова, з.В.Удальцова)

К концу V в. перестала существовать Западная Римская империя. Формально концом ее истории считается 476 год, когда вождь германских наемников скир Одоакр сместил последнего римского императора Ромула Августула и сам стал править Италией, отказавшись от императорского титула (см. т.1, с. 647).

Однако фактически распад империи начался значительно раньше, сигналом послужило вторжение в Италию вестготов Алариха, в ходе которого "вечный город" был взят ими и жестоко разграблен. Затем на землях западной империи образовалось несколько германских варварских королевств. В 418 г. в юго-западной Галлии (Аквитании) возникло первое вестготское варварское королевство со столицей в Толозе (совр. Тулуза). Во второй половине V в. вестготы завоевали всю южную Галлию до реки Луары и большую часть Испании. В 429 г. в Северной Африке создали варварское королевство вандалы. В начале V в. они вторглись в Галлию, затем вместе с аланами и свевами переправились в Испанию, а оттуда были вытеснены вестготами и осели в Африке. В 457 г. бургунды, после разгрома гуннами их королевства на Рейне (с центром в Вормсе), жившие затем на римской территории в качестве федератов, основали новое королевство в юго-восточной Галлии в долине верхней и средней Роны и Соны со столицей в Лионе. После гуннского нашествия на Западную Европу в 451 г. входившие ранее в гуннский союз остготы сначала поселились как федераты в Восточной Римской империи, а в 488 г. под водительством Теодориха вторглись в Италию. В 493 г. Теодорих, свергнув Одоакра, образовал Остготское королевство со столицей в Равенне в Северной и Средней Италии. В него входили также современные Тироль, Швейцария, Австрия, а также Иллирия на Балканах. После завоевания Остготского королевства Византией в 455 г. (см. ч.I, гл.1 и 2) его территория в 568 г. была захвачена другим германским племенем, лангобардами, ранее жившими в Паннонии. Они основали Лангобардское королевство, включавшее северную и среднюю Италию (будущие Ломбардию и Тоскану), а на юге — области Беневент и Сполето. В 486 г. в земли северной Галлии, расположенные между Сеной и Луарой (номинально они считались еще частью империи и управлялись ее наместником Сиагрием), вторглись франки, ранее обитавшие в нижнем течении Рейна и на морском побережье по Шельде. Во главе со своим вождем Хлодвигом они создали в северной Галлии франкское варварское государство, включившее в свой состав в 507 г. вестготские территории в южной Галлии и в 534 г. — Бургундское государство.

С середины V в., после ухода римских легионов, начались массовые вторжения в Британию германских племен из Северной Германии и с Ютландского полуострова — англов, саксов, ютов, фризов. В результате непрерывных войн с местным кельтским населением к концу VI в. на территории Британии образовалось семь варварских королевств: Кент, созданное ютами; Уэссекс, Эссекс и Суссекс, основанные саксами; Восточная Англия, Мерсия и Нортумбрия, населенные в основном англами.

Таким образом, ликвидация Западной Римской империи в 476 г. по существу лишь санкционировала уже начавшийся распад. С крушением Западной Римской империи и возникновением на ее территории многочисленных варварских королевств в Западной Европе начал рождаться новый мир средневековья. Хотя и иными путями, он складывался и в Восточной Римской империи, устоявшей под ударами варварских вторжений V—VII вв. Вступили в эпоху средневековья и те многочисленные, в том числе славянские, племена Центральной, Юго-Восточной и Восточной Европы, которые ранее не были вовлечены в орбиту влияния раскинувшейся на трех континентах Римской империи. Главным содержанием этого переходного периода был процесс складывания (генезиса) феодализма в Европе, охвативший все сферы жизни общества. Основные черты этого процесса и конкретные формы, в которых он проявлялся в разных регионах, наложили глубокий отпечаток на историю не только раннего средневековья, но и европейского феодализма в целом. Поэтому общая характеристика этого процесса в его наиболее важных проявлениях должна послужить своего рода прологом ко всему тому.

Рождение новой Европы происходило в сложной обстановке войн, переселений, продолжающихся варварских вторжений на территорию Западной Европы и Византии. С возникновением варварских королевств положение не стабилизировалось. Сами эти королевства постоянно воевали друг с другом; вплоть до VIII—IX вв. по Европе передвигались многочисленные племенные союзы, не сумевшие основать своих государств: германские (свевов, герулов, гепидов, скиров), тюркские (гуннов, аваров, цротоболгар), иранские (аланов), славянские. Арабская экспансия в VII в. охватила Европу и со стороны Византии (особенно ее азиатских владений), и со стороны Испании, завоеванной арабами в начале VIII в. В 40-е годы IX в. они утверждались и в Южной Италии, Сицилии, Сардинии, на Корсике (см. ч.I, гл.1). В Х в. в Западную и Центральную Европу вторглись венгры (кочевники-скотоводы угро-финского происхождения), занявшие Паннонию. С конца VIII до середины XI в. Западную и Южную Европу опустошали набеги норманнов — северогерманских народов, населявших Скандинавские страны (см. ч.I, гл.7 и ч.III, гл.3). С Х в. начался период непрерывной борьбы Древнерусского государства с кочевниками, вторгавшимися в его южные области, — аварами, новыми волнами венгров, позднее с печенегами (см. ч.I, гл.8, 9).

Весь раннесредневековый период, в рамках которого совершился переход от античности к средневековью, прошел в Европе на фоне этих непрерывных войн, в борьбе и взаимодействии многих народов. Он занял во всех ее регионах пять-шесть столетий. В обстановке военных грабежей, опустошений и насилий еще более усугублялись явления общего хозяйственного, политического и культурного упадка, нараставшего в Западной Римской империи еще в III—V вв. (см. т.1). В раннее средневековье в Западной Европе ускорились аграризация и дезурбанизация хозяйственной жизни, значительно сокращалась торговля, особенно сухопутная, закреплялись натурально-хозяйственные черты экономики, рушилась прежняя римская государственность. Несколько позднее эти процессы усилились и в Византии, которая, однако, сохраняла позднеримскую государственность. Одновременно углублялся упадок античной культуры (в большей степени на Западе, в меньшей — в Византии). Происходило ее постепенное перерождение во взаимодействии с еще примитивной, но более динамичной культурой варварских народов, среди которых широко распространялось христианство.

Главным содержанием периода раннего средневековья был, как отмечалось, комплексный процесс генезиса феодализма. Ядро его составляло формирование нового феодального способа производства, его основы — феодальной земельной собственности в ее разных формах (см.Введение), главных антагонистических классов нового общества — собственников земли — будь то отдельные феодалы, церковь или государство — и в той или иной мере зависимых от них мелких сельских производителей — крестьян. Генезис феодализма сопровождался развитием новых, феодальных форм внеэкономического принуждения. Одновременно развивались новые, раннефеодальные государства. Генезис феодализма привел также к существенным изменениям и в культурной жизни общества, идеологической надстройке, социальной психологии.

Главным из этих изменений в сфере идеологии было постепенное превращение христианской религии в ее ортодоксально церковном истолковании в господствующую идеологию рождавшегося феодального общества. Христианство сыграло также немалую, хотя часто противоречивую, роль в формировании новой средневековой культуры (см. ч.IV). Комплексный и сложный процесс перестройки общества совершался в условиях ожесточенной социальной и классовой борьбы разного типа и уровня. Побеги рабов и колонов, а иногда и их вооруженные выступления против сохранявшегося еще старого эксплуататорского класса — рабовладельческой аристократии на территориях бывшей Западной Римской империи и Византии, восстания народных масс против налоговой эксплуатации государства, выступления разорявшихся и втягивавшихся в феодальную зависимость крестьян против феодалов, нередко принимавшие форму антихристианских (в пользу язычества) движений или, особенно в Византии и на Балканах, народных ересей,— таковы главные формы социальной борьбы, в ходе которых рождался феодальный строй и которая оказывала на этот процесс немалое влияние (см.региональные главы и ч.III, гл.2). Как уже отмечалось, этот процесс происходил неравномерно и асинхронно в разных частях континента: раньше всего — к Х в. — он завершился в континентальной Западной Европе. В Англии и Зарейнской Германии феодализм сложился в конце XI — начале XII в., в Византии в XI—XII вв. Примерно тогда же феодализация завершилась в славянских государствах на Балканах, в Скандинавских странах, в Центральной Европе и на Руси — к середине или концу XII в., в Карпато-Дунайских землях, у литовцев и других прибалтийских народов — в XIII и даже XIV в.

Генезис феодализма в разных частях Европы различался не только по темпам, но и по характеру складывавшихся там социальных и политических структур. Эти различия являются главной причиной споров, которые ведутся в историографии этого периода. Первый — развивался ли феодализм в Европе как прямое продолжение греко-римских или, напротив, варварских общественных отношений, или же путем взаимодействия тех и других [1]. Сегодня уже ясно, что процесс феодализации проходил не только на территории бывшей Западной империи и Византии и прилегающих к ним землях, но и у тех варварских народов, которые ранее не имели прямых контактов с греко-римским миром. Из этого следует вывод, что многие народы приходили к феодализму путем самостоятельного внутреннего развития. Другой спорный вопрос, ранее неразрывно связанный с первым, с начала XX в. обособляется от него. Это вопрос о континуитете — непрерывном эволюционном развитии или дисконтинуитете — наличии резкого скачка ("цезуры") при переходе от античности к средневековью. В наши дни большинство историков на Западе утверждают континуитет этого процесса на территории бывшей Западной Римской империи, в Византии, у балканских славян. Именно к этим регионам Европы в первую очередь относятся споры по данному вопросу.

Придерживаясь чаще всего теории синтеза применительно к этим регионам, многие историки на Западе связывают континуитет не только с греко-римским, но и с варварским наследием. Многие из них считают, что поселявшиеся на территории Западной империи, а также Византии варвары по уровню своего социального развития мало чем отличались от местного населения: у них тоже господствовал аристократический строй, крупная частная земельная собственность, эксплуатация зависимых людей, составлявших большинство племени. Лишь немногие ученые-немарксисты признают, что генезис феодализма включал в себя элементы революционного переустройства общества. Историки-марксисты, прежде всего в СССР, рассматривают переход от античности к средневековью как глубокую социальную революцию в масштабе всей Европы, хотя и обладавшую значительным своеобразием по сравнению с социальными революциями более поздних эпох. По их мнению, в этой революции периоды бурной ломки сочетались с периодами относительно спокойной эволюции. Еще Ф.Энгельс отмечал, что античный мир в IV—V вв. оказался в "безвыходном тупике", из которого его могла вывести "только коренная революция" [2]. Вместе с тем он же указывал, что в позднеантичном обществе не было класса, способного самостоятельно совершить такую революцию [3]. Отсюда растянутость ее во времени и та роль, которую сыграли в ней варварские вторжения, открывшие путь для более свободного развития феодального способа производства в ходе взаимодействия элементов феодализма, уже зревших как в позднеантичном, так и в разлагавшемся общинно-родовом строе варваров.

Решение этих и других менее важных спорных вопросов проблемы генезиса феодализма возможно только на пути сравнительно-исторического, типологического анализа этого сложного процеса в разных регионах Европы.

Главным критерием выделения разных типов генезиса феодализма в советской историографии принято считать отсутствие или наличие в феодализационном процессе синтеза позднеантичных и варварских общественных структур. При наличии такого синтеза критерием служит также его интенсивность и характер взаимодействия между данными общественными структурами. Под синтезом при этом понимается не просто постепенное слияние двух структур, но и взаимодействие, взаимопроникновение, переплавка тех элементов феодализма, которые задолго до начала этого синтеза вызревали в недрах как рабовладельческого, так и общиннородового строя варваров (иначе говоря — "протофеодальных" элементов обеих систем).

В поздней Римской империи такие "протофеодальные" элементы проявлялись в развитии колоната, поселении части рабов на земельных держаниях, в росте крупного латифундиального землевладения и политической власти его виднейших представителей, в разложении полиса и начале упадка городов. В варварских обществах элементы будущего нового строя находили выражение в использовании рабов патриархального типа в качестве земледельцев, в углублении социального расслоения еще бесклассовых варварских обществ, в усилении власти военных рождей и королей, во все большем развитии дружинных отношений, подрывавших политическую систему военной демократии (подробнее об этом см. т.1).

Некоторые советские медиевисты полагали, что синтезпый путь развития, даже с определяющей ролью греко римского общественного строя, имел место в генезисе феодализма у всех народов Европы [4]. Однако если даже влияние этого мира доходило до варваров, живших за пределами бывшей Римской империи (например, в процессе христианизации или через ранее феодализированные народы), то подобное влияние было сильно искажено и варваризовано, утратив свои собственно античные черты.

Особенности синтезного процесса у разных народов определялись не только степенью воздействия на них греко-римских институтов, но и уровнем их собственного развития к моменту начала этого процесса. Вестготы, остготы, бургунды, давно жившие близко к границам империи, еще до массовых переселений на ее территорию, переживали последний этап родоплеменного строя и военной демократии. Близки к ним по уровню были и франки, однако несколько отстававшие в своем развитии, и южные славяне. Лангобарды, обрушившиеся на Северную Италию в VI в., англы, саксы и юты, завоевавшие в V—VI вв. Британию, бавары, тюринги, аламанны, германцы Скандинавии, венгры, западные и восточные, славяне ко времени распада Западной Римской империи и начала феодализации Византии сохраняли гораздо больше черт архаического общинно-родового строя.

Варварские народы, вступавшие на путь синтеза на более высоком уровне развития, легче и быстрее вовлекались в процесс феодализации и достигали завершения синтеза (там, где он имел место), чем те, у которых "протофеодальные" элементы были еще слабыми. Некоторые кочевые народы не смогли вступить в синтез с позднеантичным строем. Они феодализировались позднее в процессе взаимодействия с более развитыми варварскими народами. Синтез не мог завершиться и там, где взаимодействие римских и варварских "протофеодальных" элементов оказалось кратковременным, как это было в Остготском королевстве (см. ч.I, гл.2.). Роль позднеантичных общественно-политических отношений в процессе феодализации была особенно велика в Средиземноморской Европе. По мере продвижения к Северу и Востоку она все более сокращалась.

В процессе феодализации европейских народов нельзя не принять в расчет взаимодействий между самими варварами. В Галлии, например, кельты под покровом внешней романизации сохраняли еще многие черты варварского строя. Позднее — в VIII в. — завоевавшие Саксонию франки, у которых уже складывались феодальные отношения, способствовали ускорению этого процесса у более отсталых саксов. Уже вполне феодализированные нормандцы, завоевавшие Англию в 1066 г., способствовали завершению там генезиса феодализма. Южные славяне на Балканах втянули в этот процесс первоначально кочевой народ — протоболгар, восточные славяне на Руси, несколько позднее — в X—XII вв. — угро-финские, частично тюркские народы, оказавшиеся в сфере их влияния.

Предпосылки феодализационного процесса в виде зарождения "протофеодальных" элементов складывались еще в позднеантичном и разлагающемся общинно-родовом строе варваров, живших на территории империи и в соседних с ней областях. Самый же процесс феодализации общества начался уже в период раннего средневековья. В большинстве регионов Европы он прошел два этапа. Первый, более ранний характеризовался сосуществованием трех различных социальных структур: разлагающихся рабовладельческих отношений античного типа в синтезной зоне и тоже отмирающего патриархального рабства как в синтезной, так и в бессинтезной, разлагающихся первобытно-общинных структур, и нового, нарождающегося феодального уклада в регионах спонтанного развития. Поскольку в тех условиях феодальные отношения были более прогрессивны, чем все остальные уже отживающие социальные структуры, они, развиваясь, постепенно подчиняли их себе. На этом этапе особенно большую роль в развитии феодального уклада играли в Юго-Западной, Западной, Центральной, Северной, Восточной Европе варварские государства. Эти своеобразные сложные политические образования на данном этапе еще не являлись феодальными государствами в собственном смысле слова. В континентальной Западной и Юго-Западной Европе, а также в славянских государствах на Балканах в них причудливо сочетались элементы римской государственности с пережитками варварской военной демократии. В зонах бессинтезного развития в варварских королевствах государственная власть формировалась заново на основе разложения военной демократии и ее перерождения в классовое раннефеодальное государство. В Византии рабовладельческое государство постепенно перерождалось в феодальное. Однако во всех случаях государство уже на этом этапе защищало в первую очередь интересы высших слоев общества. В то же время, поскольку в руках варварских государств еще были сосредоточены основные земельные фонды и сохранялись массы свободных общинников, эксплуатация последних носила в основном государственный характер. Значительный фонд земель находился также в распоряжении Византийского государства, где большая часть крестьянства эксплуатировалась в основном посредством государственных налогов.

Второй этап генезиса феодализма характеризуется тем, что феодальный уклад становится ведущим. Оформляются основные классы феодального общества — крупные феодальные землевладельцы разного типа и зависимые крестьяне, постепенно поглощающие старые классы и социальные слои римского или варварского происхождения. Государство в это время приобретает уже феодальный характер, хотя и не вполне завершенный. На этом более позднем этапе феодализация общества развивается уже не только за счет королевских пожалований, но и за счет разорения масс свободных крестьян и втягивания их в зависимость от феодальных собственников земли, в том числе государства. Второй этап генезиса феодализма завершает складывание новой феодальной социально-экономической формации.

Руководствуясь выбранным выше критерием типологии генезиса феодализма, можно выделить в масштабах всей Европы несколько его вариантов. Один из них, примером которого является Византия, характеризовался сильным превалированием поздних греко-римских общественных отношений над варварскими и, что особенно важно, при континуитете греко-римской государственности и культуры.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.