Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
«Зеленая» энергия, как одно из основных направлений развития инноваций в энергетике» (курсовая работа).docx
Скачиваний:
13
Добавлен:
25.07.2018
Размер:
786.11 Кб
Скачать

2. Анализ роли «зеленой энергии» на рынке энергетических инноваций

2.1. Анализ инноваций рынка альтернативной энергетики за рубежом

Осознание того, что освоение собственного потенциала ВИЭ является едва ли не единственной возможностью снизить риски, связанные с высокой волатильностью цен на ископаемое топливо, и геополитические риски, обусловленные импортной зависимостью, побудило ряд государств предоставить политическую поддержку развития относительно новой «зеленой» индустрии.

Согласно прогнозов мировое потребление ВИЭ к 2040 г. достигнет почти 3 млрд. т. н. э., из которых на производство электроэнергии и тепла пойдет 2,7 млрд т н.э., включая 0,5 млрд т н.э. гидроэнергии. Использование ВИЭ для производства электроэнергии и тепла будет развиваться быстрыми темпами – прирост к 2040 г. составит 77%, данный прогноз продемонстрирован на рисунке 1.

Рисунок 1 – Прогноз объемов общемирового потребления ВИЭ (с разбивкой по видам) до 2040 г. [18]

На конец 2016 г. 145 странами мира были законодательно установлены индикативные цели, реализация которых направлена на достижение прогнозируемых долей ВИЭ в общем энергопотреблении, из них 138 сформировали государственные концепции управления развитием возобновляемой энергетики и внедрили регуляторные экономико-правовые механизмы, направленные на стимулирование «зеленой» генерации. Это стало мощным толчком к росту инвестиционной активности в сфере возобновляемой энергетики и способствовало динамичному введению в эксплуатацию новых генерирующих объектов. Как результат, «зеленая» энергетика постепенно меняет общемировую структуру генерации энергии.

За период до 2040 г. мировые инвестиции в строительство новых электростанций и инфраструктуры оцениваются в 19–20 трлн. долларов США. Из них на возобновляемую энергетику придется в среднем 32% всех инвестиций, около 6 трлн. долларов США, 22% которых будет инвестировано в КНР и 14% – в США, что продемонстрировано на рисунке 2.

Рисунок 2 – Региональная структура инвестиций в строительство новых электростанций для ВИЭ и других энергоресурсов [18]

В прошедшем 2017 г. возобновляемая энергетика окончательно утвердилась в качестве не просто самого быстрорастущего, а основного сектора энергетического рынка.

Ведущие позиции в мире по внедрению возобновляемой энергетики по состоянию на конец 2017 г. удерживали КНР, США, ФРГ, Великобритания, Франция, а наиболее привлекательными сегментами возобновляемой энергетики для финансовых вложений в течение последних лет остаются гелио- и ветроэнергетика. По окончанию прошедшего 2017 г. в эксплуатацию было введено более 150 ГВт новых мощностей солнечной и ветровой генерации [10].

Китай уже второй год подряд признается самой привлекательной страной для инвестирования в «зеленые» источники энергии – по данным ежегодного индексапривлекательности стран в области возобновляемых источников энергии (Renewable Energy Country Attractiveness Index) от аудиторско-консалтинговой компании «большой четверки» Ernst & Young. Доля «чистой» энергетики в стране превышает 35% (включая ГЭС). Индустрия ВИЭ в Поднебесной развивается очень стремительно, и они постепенно становятся основным способом обеспечения всей страны энергоресурсами [9].

Отчет американского Института энергетической экономики и финансового анализа (Institute for Energy Economics and Financial Analysis) отчетливо показывает, насколько явно Пекин стремится стать явным лидером производства энергии из возобновляемых источников. В опубликованных документах заявляется, что общие инвестиции Китая в проекты производства чистой энергии составили в 2017 г. более 44 млрд. долларов США, что существенно превосходит показатель 2016 г. – 32 млрд. долларов США. Некоторые эксперты считают, что КНР уже стала мировым лидером в новой энергетике, поскольку она добилась значительных преимуществ в данной области [27].

На данный момент в большей степени Китай по-прежнему полагается на уголь ввиду больших энергетических потребностей. Но ассортимент используемых страной источников энергии за последние годы расширился, и теперь в качестве ресурсов Китай полагается и на ВИЭ [25].

В тенденции развития китайской энергетики заметен существенный рост перехода на альтернативные виды энергии. Данный рост обусловлен в первую очередь тем, что страна испытывает высокий уровень загрязнения окружающей среды. В последние несколько лет правительство Китая предприняло серьезные шаги для изменения такого положения вещей, что привело в том числе к закрытию до 40% заводов, не соответствовавших новым стандартам по регулированию уровня выбросов вредных веществ в атмосферу.

Такими действиями, китайское правительство приводит в действие планы по уменьшению негативного воздействия на окружающую среду, усилению национальной энергетической безопасности и создания благоприятных возможностей для роста занятости населения в технологических секторах экономики.

В биоэнергетическом секторе, согласно прогнозов, в КНР потребление будет расти умеренными темпами с увеличением на 5% за прогнозный период. Данная прогнозируемая тенденция продемонстрирована на рисунке 3.

Рисунок 3 – Прогнозная динамика потребления биоэнергии в Китайской Народной Республике до 2040 г. [18]

В течение тринадцатой пятилетки (2016-2020 гг.) Пекин планирует инвестировать 360,7 млрд. долларов США в новые ВИЭ. Правительство страны предполагает, что уже к 2020 г. увеличится потребление солнечной энергии, будет развита гидроэнергетика, построены ВЭС и геотермальные поставщики энергии. Власти считают, что это поможет создать более 13 млн. рабочих мест в энергетическом секторе.

Из уже имеющихся результатов можно отметить, что активный переход на альтернативные источники энергии позволяет КНР уже второй год подряд сокращать объем эмиссии парниковых газов. В 2017 г. его удалось снизить на 0,7%, что является весьма заметным показателем прогресса, учитывая, что за предыдущие 10 лет Китай нарастил эмиссии парниковых газов на 75%.

Эксперты из Международного энергетического агентства (International Energy Agency) считают, что зависимость Китая от угля продолжит сокращаться, в то время как инвестиции страны в мировые проекты альтернативной энергии продолжат расти [25].

Как было указано выше – рынок «чистой» энергии находится в периоде бурного развития и в борьбе за большую долю этого рынка, Китай уже достаточно серьезно обогнал США. По данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (International Renewable Energy Agency), в мире насчитывается 8,1 млн вакансий в сфере новых источников энергии, из них 3,5 млн созданы в Китае, а в США – всего 800 тысяч.

Включая гидроэлектростанции (339 ГВт) и биоэнергетику (14,23 ГВт) в Китае производится 630 ГВт мощностей на основе ВИЭ. К концу сентября 2017 г. установленная мощность китайской ветроэнергетики достигла 157 ГВт, солнечной энергетики – 120 ГВт. Характерен тот факт, что суммарно этот показатель превышает установленную мощность всей электроэнергетики РФ, поскольку на начало 2017 г. общая установленная мощность электростанций ЕЭС России составила236,34 ГВт [28].

Только за первые три месяца 2017 г. в КНР ввели в эксплуатацию новые солнечные электростанции и домашние солнечные панели общей мощностью 7,21 ГВт. За этот период страна произвела21,4 млрд КВт/ч солнечной энергии, что примерно на 80% больше, чем в первом квартале прошлого года. Китай сейчас строит крупнейшую в мире солнечную электростанцию, состоящую из 6 млн. солнечных панелей, мощность которых составит не менее 2 ГВт.

Исторически наиболее приоритетной отраслью для проведения НИОКР в сфере энергетики США являлась атомная энергетика. Например, в период с 1948 по 2016 гг. на НИОКР в атомной энергетике приходилось 48,5% всех расходов на НИОКР Министерства энергетики США (United States Department of Energy), что составляло 102,48 млрд. долларов США в ценах 2015 г., на НИОКР в сфере ископаемого топлива – 24,5%, на НИОКР в ВИЭ – 12,3%. Но в последнее десятилетие наметился существенный рост доли ВИЭ, и она составила 19,2% от расходов, что продемонстрировано на рисунке 4.

Рисунок 4 – Структура расходов на развитие энергетических технологий Министерства энергетики США, 1948-2016 г., % и млрд. долларов США в ценах 2015 г. [24]

Почти до конца 2000-х гг. инновационная политика США в сфере энергетики характеризовалась консервативностью. Американские организации, которые проводили исследования в сфере возобновляемой энергетики, были в значительной степени разрозненными, удаленными от рынка и сосредоточенными на устоявшихся направлениях исследований [22].

Энергетическая политика США стала серьезно меняться во время финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. В феврале 2009 г., был принят Закон о восстановлении экономики США и возобновлении инвестиций (AmericanRecoveryandReinvestmentActof2009), включавший большое число антикризисных мер в различных отраслях и предполагавший расходование 90 млрд. долларов США на «зеленую» энергетику, в том числе, на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в сфере ВИЭ.

Согласно прогноза, к 2040 г. США обгонят КНР по совокупному потреблению биоэнергии, что в нефтяном эквиваленте превысит 200 млн. т., данный прогноз продемонстрирован на рисунке 5.

Рисунок 5 – Прогнозная динамика потребления биоэнергии в Соединенных Штатах Америки до 2040 г. [18]

В 2014 г. был достигнут важный этап развития энергетики, при котором цена солнечной и ветряной энергии сравнялась с ценой киловатта, произведенного традиционным способом. Такие успехи в использовании «зеленой энергии» в США достигнуты благодаря щедрым субсидиям государства.

В 2016 г. в США на солнечные электростанции пришлось 29,5% всех новых мощностей – их доля впервые превысила долю новых мощностей газовых электростанций (29%). Еще 39% новых мощностей обеспечили ветроэлектростанции. При этом на новые угольные электростанции пришлось 0% новых установок, хотя еще в 2010 г. они занимали треть рынка. Таким образом, по итогам 2016 г. в США на ВИЭ приходилось около 70% новых мощностей [24].

Министерство энергетики США играет важную роль в инновационной системе страны поскольку оно регулярно разрабатывает и внедряет инновационные программы поддержки научно-исследовательской деятельности и инновационной активности в области возобновляемой энергетики, а также активно использует лучшие наработки других федеральных агентств, например, Министерства обороны США (Department of Defense).

Основной программой государственной поддержки инноваций и научных исследований в сфере солнечной энергетики США являются программа SunShot. Данная программа стартовала в 2007 г. и ее суть заключается в осуществлении поддержки для новых компаний направленной на преодоление технологических барьеров, а также поощрение привлечения частных инвестиций. Также она была направлена на сокращение периода между завершением лабораторных испытаний и созданием прототипа нового продукта, а также на ускорение процесса перехода к полноценному производству. С момента начала реализации программы были предоставлены государственные средства в размере 138 млн. долларов США, благодаря которым были привлечены 3 млрд. долларов США частных инвестиций. В ноябре 2015 г. программа SunShot Incubator была объединена с программами SunShot SolarMat и SUNPATH, предназначенными для финансирования проектов на других этапах их развития, в программу SunShot Technology to Market. Целью новой программы является поддержка радикальных инноваций в сфере солнечной энергетики.

SunShot Technology to Market финансирует коммерческие организации, которые разрабатывают продукты и решения, способствующие снижению стоимости солнечной энергии и снижению рисков интеграции солнечной энергии в энергетическую систему. Таким образом, программа направлена на повышение доступности и существенное снижение стоимости солнечной энергии. Планируется, что к 2020 г. благодаря программам SunShot стоимость электроэнергии, которая производится за счет энергии солнца, снизится до 0,06 доллара США за кВт/ч, в результате чего солнечная энергия станет полностью конкурентоспособной в сравнении с традиционной. В период 2010-2013 гг. уже удалось добиться существенных успехов: за эти четыре года стоимость солнечной электроэнергии, генерируемой электроэнергетическими компаниями, сократилась почти вдвое [24].

В сфере ветроэнергетики в США действует Программа ветра (Wind Program) Министерства энергетики США. Ее целью является повышение надежности и доступности ветровой энергии через конкурсное финансирование НИОКР в сфере ветроэнергетики. В период с 2006 по 2016 гг. по Программе ветра были профинансированы ветроэнергетические проекты, связанные с тестированием, производственными технологиями и разработкой компонентов на общую сумму 160 млн. долларов США. По данным Министерства энергетики США, благодаря реализации Программы ветра, американским производителям ветротурбин удалось существенно повысить коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) ветротурбин. Так, до 1998 г. КИУМ составлял около 22%, а к настоящему времени он возрос до 33% [6, с. 31].

В рамках данной программы Министерство энергетики США осуществляло активное сотрудничество с отраслью. Благодаря Программе ветра компаниям отрасли удалось разработать ветротурбину мощностью 1,5 МВт, которая стала самой популярной в США – около половины всей установленной в стране мощности коммерческих ветроэлектростанций приходится на турбины данного типа, а также данная модель широко представлена на мировом рынке.

Косвенные меры поддержки инновационного развития сектора ВИЭ в США также имеют важное значение. Ключевой мерой поддержки возобновляемой энергетики в США являются налоговые кредиты и введение зеленых тарифов. Данные меры повышают общую привлекательность ведения бизнеса в сфере ВИЭ за счет образующейся экономии средств. Они увеличивают спрос на электроэнергию, произведенную за счет ВИЭ, а также способствуют увеличению масштабов использования возобновляемой энергетики. Еще одним итогом внедрения данных мер поддержки является тот факт, что разработка более мощного, надежного, эффективного и удобного в эксплуатации оборудования становится более привлекательной.

В качестве индикатора результатов научно-исследовательской и инновационной деятельности часто используется число выданных патентов. За период с 2000 по 2016 гг. число патентов в сфере альтернативной энергетики и контроля загрязнения окружающей среды, выданных Ведомством по патентам и товарным знакам США (United States Patent and Trademark Office), возросло более чем вдвое: с 2 тыс. в 2000 г. до 4,4 тыс. в 2016 г. В сфере ветровой и солнечной энергетики число патентов увеличилось соответственно в 10,5 и 12 раз. Таким образом, в последние годы в США возобновляемая энергетика стала привлекать гораздо больше государственных средств на проведение НИОКР и реализацию демонстрационных проектов, чем прежде, и стала более приоритетным направлением исследований в энергетическом секторе. Это в свою очередь способствовало повышению патентной активности [24].

В 2015 г. был принят «План чистой энергии», который предусматривалсущественное уменьшение углеродных выбросов в энергетическом секторе путем ограничения потребления каменного угля и усиления развития возобновляемой энергетики.

По утверждениям Агентства по защите окружающей среды США (United States Environmental Protection Agency), при всех убытках вышеуказанный план должен был окупиться и приносить ежегодный доход в 93 млрд. долларов США к 2030 г. Также предполагалось, что он позволит избежать тысячи случаев заболеваний и преждевременных смертей, вызванных загрязнением окружающей среды.

В 2015 г. благодаря административным и инвестиционным усилиям США снизили стоимость устройств для солнечной и воздушной энергетики. Общая сумма вложений в возобновляемую энергетику составилаболее 44 млрд. долларов США.

Количество рабочих мест в этой отрасли в США заметно возросло. Согласно федеральными данным, на 2016 г. занятость в этой сфере имело 800 тыс. рабочих, в то время как в традиционной энергетике – 1100 тыс. На тот момент уголь обеспечивал 30% производства электроэнергии в США, а на «зеленый» секторприходилосьуже 14%.

Однако во второй половине 2017 г. президент США Дональд Трамп отменил указы администрации своего предшественника о борьбе с климатическими изменениями, которые создавали ограничения для использования ископаемого топлива. Также было объявлено о сокращении выделения средств государственного бюджета, предусмотренных на развитие альтернативной энергетики в стране. Таким образом при сорок пятом президенте США была задекларирована ориентация на традиционные источники энергии. Однако стоит отметить, что сложившийся уровень экологии окружающей среды в США продолжает быть достаточно высоким, и, например, РФ или КНР для поднятия на такой уровень потребуется достаточно длительный срок.

По данным Франкфуртской школы – Центра ЮНЕП по финансированию проектов по климату и устойчивой энергетике (FrankfurtSchoolUNEPCollaboratingCentreforClimate&SustainableEnergyFinance), в 2016 г. США отстали от КНР по объему государственных расходов на НИОКР в сфере возобновляемой энергетики, а также по объему общих расходов государства и бизнеса на НИОКР в данном секторе. Так, в США в 2016 г. государство потратило на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в сфере ВИЭ вдвое меньше, чем в Китае, что продемонстрировано на рисунке 6.

Рисунок 6 – Расходы государства и бизнеса на НИОКР в сфере ВИЭ в США и Китае, 2016 г., млрд. долларов США [24]

Согласно экспертному мнению, указанному выше – Китай уже стал мировым лидером в новой энергетике, и США в ближайшее время будет непросто конкурировать с ним за технологическое первенство в ВИЭ.

Однако в целом, опыт США по управлению инновациями в секторе ВИЭ в последние годы можно считать успешным. Министерству энергетики США удалось существенно увеличить расходы на НИОКР в сфере ВИЭ и даже сделать ВИЭ более приоритетным направлением исследований, чем атомная энергетика, которая традиционно привлекала к себе больше всего внимания. И несмотря на захват Китаем лидерства в отрасли ВИЭ и сложившийся внутренний политический фон в Вашингтоне можно сделать вывод что, прогнозы развития электроэнергетики США менять не стоит, поскольку доля ВИЭ будет повышаться, а доля угля – падать.

Далее проанализируем тенденции и итоги внедрения инноваций на рынке альтернативной энергетики в некоторых государствах, являющихся членами Европейского Союза.

Германия – одна из самых богатых и успешных стран Евросоюза. Страна является одним из самых крупных потребителей электроэнергии и занимает по этому показателю пятое место в мировом рейтинге. Кроме того, ФРГ – третий в мире потребитель природного газа и четвертый – угольного топлива.

Немецкое правительство планомерно внедряет различные технологические новшества, которые помогают государству двигаться вперед. Уже несколько лет Германия постепенно отказывается от традиционных источников энергии в пользу возобновляемых.

Первая правительственная программа по внедрению ВИЭ в Германии была принята в 1989 г. и называлась «100 МВт ветра» («100 MW Wind»), так что уже в 1990 г. страна получала часть возобновляемой энергии, к 2011 г. мощность ветровых установок выросла до 29060 МВт. Впрочем, не остались в стороне и другие направления альтернативной энергии.

В 2009 г. Германия пережила настоящий подъём развития возобновляемых источников энергии, доля которых составила 10,1% в общей структуре энергопотребления страны. В 2011 г. доля ВИЭ составляла уже 12%, однако на этом руководство страны не собирается останавливаться.

Например, совсем недавно была подписана программа радикального пересмотра энергетической политики, предполагающая полный отказ от атомной генерации и сокращение угольной, снижение размера закупок природного газа из Российской Федерации и Норвегии, а в последствии и полный отказ от его потребления. Немецкое правительство планирует в ближайшие 12 лет увеличить вдвое долю солнца, ветра и биомассы в выработке электроэнергии в стране. Сейчас возобновляемые источники энергии обеспечивают 33% энергопотребления ФРГ, а к 2030-му данный показатель должен вырасти до 66%.

На данный момент возобновляемая энергетика уже обогнала атомную энергетику, от которой Берлин решил полностью отказаться к 2022 г. За 2017 г. доля АЭС сократилась за год с 13% до 11,6%. А в декабре 2017 г., как подсчитал Международный экономический форум возобновляемых источников энергии в Мюнстере (Internationales Wirtschaftsforum Regenerative Energien in Münster), одни только ветрогенераторы (на суше и в море) произвели в два раза больше электричества (14,6 млрд. кВт/ч), чем все оставшиеся немецкие АЭС (7,2 млрд. кВт/ч). Столь впечатляющий результат в значительной мере обеспечили сильные ветра, сопровождавшие зиму и осень 2017 г [4].

В то же время в мае, июле и августе 2017 г. было много солнечных дней, особенно на юге ФРГ, а потому в эти месяцы, установленные в стране 1,6 млн. солнечных батарей, производили даже несколько больше энергии, чем ветрогенераторы, по оценкам крупнейшей энергетической компании страны «E.ON».

На Северном и Балтийском морях функционируют оффшорные ветропарки. По оценкам экспертов Института ветроэнергетики Общества имени Фраунгофера (Fraunhofer-Institut für Windenergie und Energiesystemtechnik) данные ветропарки устойчиво производят электроэнергию в течение 363 дней в году. Поэтому в сентябре 2017 г., правительства прибрежных федеральных земель и предпринимательские объединения обратились к правительству ФРГ с призывом разрешить до 2030 г. установку в территориальных водах страны ветрогенераторов суммарной мощностью как минимум в 20 ГВт, с последующим увеличением лимита к 2035 г. до как минимум 30 ГВт. Данные показатели фактически не идут в сравнение с мощностями каждой из семи продолжающих пока действовать немецких атомных электростанций, которые составляет порядка 1,3-1,5 ГВт [4].

Стоит отметить, что Германия и ее соседи в настоящее время столкнулись с необычной проблемой, которая заключается в том, что резкое увеличение использования зеленой энергии и генерации из возобновляемых источников энергии привело к проблеме избыточного количества такой электроэнергии, с которым трудно справиться. Избыток генерируемой электроэнергии затронул соседние страны, увеличив угрозу отключения и резких перебоев электропитания в случае резкого уменьшения поставок.

Германии пока сложно дается процесс финансирования инфраструктуры необходимой для транспортировки, произведенной из возобновляемых источников энергии.

Избыточная электроэнергия, произведенная в ФРГ, отправляется в Польшу и Чехию, две страны, которые вкладывают около 180 млн. долларов США для укрепления своих сетей от утечек немецкой энергии. Гигантский переизбыток увеличивает угрозу отключения электроэнергии [9].

Очевидно, что Германии необходима модернизация сети, которая смогла бы вместить избыточные мощности. Сетевые компании в Германии планируют инвестировать для такой модернизации сети и изменения существующих линий электропередачи высокого напряжения около 24 млрд. долларов США.

На рисунке 7 представлена установленная мощность всех объектов немецкой энергетики с разбивкой по видам энергии за 2017 г.

Рисунок 7 ­– Чистая установленная мощность производства электроэнергии (по видам) в Германии за 2017 г., ГВт [4]

Великобритания в 2017 году была европейским лидером по размеру инвестиций в возобновляемую энергетику третий год подряд, увеличив их на 2% до 26 млрд. долларов США.

Общая установленная мощность объектов возобновляемой энергетики в Великобритании растет экстенсивными темпами и составила 6055 МВт в 2007 г., 9535 МВт в 2010 г. и 33516 МВт в 2017 г.

В 2017 г. Министерство бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании (Department for Business, Energy and Industrial Strategy) представилоплан по трансформации энергетической системы королевства, предполагающий слияние общей энергосистемы и локальных устройствхранения энергии, что позволит более гибко управлять энергетическими ресурсами и сэкономить порядка 52 млрд. долларов США до 2050 г. Кроме того, была запущена правительственная программа, объявляющая о закрытии к 2025 г. всех угольных электростанций в стране [3].

Правительство Великобритании видит развитие технологий хранения энергии как ключевой фактор, чтобы все большее количество энергии из частных возобновляемых источников могло поступать в общую сеть. Оно планирует инвестировать 350 млн. долларов США в исследование таких технологий и собирается внести поправки в законодательство, чтобы упростить и сделать более выгодными частные инвестиции в эту область.

Ветряные электростанции в стране занимают порядка 10%, а источники, работающие на солнечной энергии – всего 5% от всех работающих электростанций. Однако этим двум способам генерации энергии удалось значительно повысить свою эффективность. Объемы производства электричества возросли в шесть раз в сравнении с показателями 2010 г. Сейчас активно развиваются электростанции на биомассе, которые занимают 4% от общего числа предприятий. В связи с этими внедрениями Великобритания приблизилась к рекордно низкой отметке выбросов углекислого газа в атмосферу. Этот показатель за последние четыре года снизился на 56% [3].

Развитию возобновляемой энергетики во Франции также уделяется особое внимание. В соответствии со статистическим отчетом, выпущенным Международным агентством по возобновляемым источникам энергии (International Renewable Energy Agency), общая установленная мощность объектов возобновляемой энергетики во Франции составила 26541 МВт в 2007 г., 31717 МВт в 2010 г. и 44666 МВт в 2017 г.

Программа льготных тарифов, обязывающая Électricité de France (крупнейшая государственная энергогенерирующая компания Франции) покупать у производителей электроэнергию, которая произведена на основе «зеленых» технологий по твердому тарифу в 8,2% за киловатт-час в течение первых десяти лет с момента запуска генератора, была введена в республике в 2002 г. В 2010 г. последовали другие стимулирующие меры, последними из которых стали увеличение размера льготных тарифов и программа французского правительства, предусматривающая инвестиции в новые экологически чистые энергодобывающие технологии в размере 1,6 млрд. долларов США. Все эти меры принимались в том числе для того, чтобы к 2020 г. достичь запланированной для стран-членов ЕС доли энергодобычи из возобновляемых источников энергии в общем объеме ее производства не менее 23%.

На сегодняшний день Франция является четвертым по величине рынком ветряной энергии в Европе после Германии, Испании и Италии. Мощность имеющихся во Франции ветрогенераторов с 2002 по 2009 годы увеличилась в 32,7 раза, дойдя до 4850 МВт, что на 41% превысило показатели 2008 г.  Французские энергетики на этот счет имеют достаточно амбициозные планы, например, в 2007 г. на Гренельском форуме (Le Grenelle de l’environnement) было предложено довести мощность ветрогенерирующих станций к 2020 г. до 25 ГВт. 

Пока правительством Франции объявлены тендеры на строительство оффшорных ветряных электростанций в Нормандии, Бретани, Лангедоке и районе, которые будут включать до 600 турбин. Предполагается, что капитализация этого проекта составит около 12 млрд. долларов США.

Также Франция является одной из немногих стран, которые тестируют использование плавучих ветряных турбин. Технология использует кабели, прикрепленные ко дну океана, и может быть развернута в более глубоких водах, чем не плавающие морские турбины. Это помогает использовать глубокие океанские ветры, которые часто сильнее и более продолжительны, чем ветры на побережье. Недавно в стране была запущена такая первая плавучая ветряная турбина под называнием Floatgen. Она находится недалеко от западного побережья Французской Республики и согласно заявленным характеристикам она способна обеспечить электроэнергией до 5000 домов. Данный проект является первым у Франции из реализуемых в отношении энергии ветра на шельфе, а его стоимость проекта составила 29,5 млн. долларов США [26].

По данным на конец 2016 года, совокупная установленная мощность объектов солнечной энергетики во Франции составляла 4,7 ГВт (4,7% от общего количества произведенного электричества), это седьмое место по объему в мире послеФРГ,Италии, КНР,Японии,СШАиИспании.

Для обобщения в таблице 1 приведем динамику изменений объемов потребления ВИЭ (без учета гидроэнергетики) в рассматриваемых странах зарубежья. Данные основаны на основе валовой генерации из возобновляемых источников, включая ветровые, геотермальные, солнечные, биомассы и отходов. Также для большей информативности укажем темпы роста за период с 2007 г. до 2017 г.

Таблица 1 – Динамика изменения объемов использования ВИЭ (без учета гидроэнергетики) в рассматриваемых странах зарубежья за 2007-2017 гг. [31]

Наименование страны

КНР

США

ФРГ

Великобритания

Франция

Объем использования ВИЭ, млн. т. н. э.

2007 г.

2,5

22,8

11,7

3,1

1,4

2008 г.

3,5

24,8

15,2

3,3

1,9

2009 г.

6,4

29,7

16,5

3,8

2,3

2010 г.

11

33,9

17,2

4,5

2,8

2011 г.

15,9

39,3

18,9

5

3,4

2012 г.

22,8

45,7

23,8

6,5

4,4

2013 г.

29,4

51,7

27,2

8,1

5,5

Продолжение таблицы 1.

Наименование страны

КНР

США

ФРГ

Великобритания

Франция

Объем использования ВИЭ, млн. т. н. э.

2014 г.

42,3

60,2

29

11

5,8

2015 г.

50,8

67,2

32,1

13,3

6,5

2016 г.

64,4

71,5

38,1

17,5

7,9

2017 г.

86,1

83,8

37,9

17,5

8,2

Темп роста 2017 г. к 2007 г., %

3444

367,5

323,9

564,5

585,7

Из таблицы видно, что в целом использование ВИЭ в рассматриваемых странах имеет положительную динамику, объем потребления ВИЭ возрастает, следовательно, пока развитие идет по вышеуказанным прогнозам. Особняком стоит Китай, его темпы роста в отрасли возобновляемой энергетики за прошедший период по-настоящему поражают.

На рисунке 8 представлен график использования ВИЭ по мировым регионам за 2017 г.

Рисунок 8 – Использование ВИЭ по регионам за 2017 г., % [31]

Из данном графике видно, что за прошедший год наибольшим объемом использования ВИЭ отметился Азиатско-Тихоокеанский регион, что составило 34,4% или 144,5 млн. т. н. э., при этом в большей мере свой вклад сделал Китай (20,5%; 86,1 млн. т. н. э.). Далее с незначительным отставанием идет регион Европы и Евразии, объём использования ВИЭ в котором составил 34,3% или 144 млн. т. н. э., а набольший вклад в данный показатель внесен Германией (9%; 37,9 млн. т. н. э.) Великобританией (4,2%; 17,5 млн. т. н. э.), Испанией (3,7%; 15,5 млн. т. н. э.) и Италией (3,6%; 15 млн. т. н. э.). Третье место по использованию ВИЭ занимает Северная Америка (23,1%; 97,1 млн. т. н. э.), наибольший вклад внесен США (20%; 83,8 млн. т. н. э.).

На рисунках 9, 10 отображено использование возобновляемых источников энергии по регионам за период с 1996 г. по 2017 г. в млн. тонн нефтяного эквивалента и в процентном соотношении соответственно.

Рисунок 9 – Потребление возобновляемых источников энергии по регионам за период 1996-2017 гг., млн. т. н. э. [31]

Рисунок 10 – Доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии по регионам за период 1996-2017 гг., % [31]

Возобновляемые источники энергии в производстве электроэнергии (за исключением ГЭС) в 2017 г. выросли на 14,1%, что несколько ниже среднего темпа роста, сложившегося за рассматриваемый период (16,1%), однако является самым большим приростом в расчете на нефтяной эквивалент (52,9 млн. т. н. э.). Порядка 60% роста обеспечено Азиатско-Тихоокеанским регионом, в котором Китай, как уже было отмечено стремится стать лидером этой отрасли и уже смог обойти по показателям внедрения США [31].