Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

M_SALVIA_DOC / Statya 5

.doc
Скачиваний:
19
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
710.66 Кб
Скачать

278. Понятие суда. «Этот пункт (...) следует понимать как тре­бование необходимости соблюдать процедуру, которая имеет судеб­ный характер, пусть и не обязательно одинаковый в каждом отдель­ном деле, где требуется вмешательство судьи» (Brannigan et McBride, 58).

279. Проверка судом заключения под стражу. Пункт 4 ста­тьи 5. «Суд повторяет, что п. 4 статьи 5 предоставляет каждому за­держанному или заключенному под стражу право возбудить судеб­ный процесс, имеющий целью проверку соблюдения процес­суальных и материально-правовых условий, необходимых для "правомерности" лишения его свободы по смыслу п. 4 статьи 5.

Если процедура, о которой говорится в п. 4 статьи 5, не обяза­тельно должна сопровождаться теми же гарантиями, которые преду­смотрены п. 1 статьи 6 для судебных процессов по гражданским и уголовным делам, нужно чтобы она имела судебный характер и пре­доставляла гарантии, соответствующие виду лишения свободы, о котором идет речь. Если речь идет о лице, заключение под стражу которого произведено на основании подп. с) п. 1 статьи 5, необхо­димо судебное заседание.

Кроме того, п. 4 статьи 5 требует, чтобы лицо, предварительно заключенное под стражу, могло в разумные сроки обратиться в суд, чтобы оспорить правомерность заключения его под стражу. Учиты­вая, что, с точки зрения Конвенции, подобное заключение под стражу может быть осуществлено на строго ограниченный срок, перио­дические проверки должны быть отделены друг от друга лишь ко­роткими периодами» (Assenov et al., 162).

280. Проверка законности заключения под стражу. Беспри­страстность «суда». Объективный критерий. «Что касается объ­ективного критерия, речь идет об определении того, существуют ли, независимо от личного поведения судьи, определенные, поддаю­щиеся проверке факты, способные вызвать сомнения относительно его беспристрастности. Особенно нужно учитывать в этом отноше­нии внутреннюю организацию суда, о котором идет речь, понимая, что простой факт того, что должностные лица заседают в виду их особого опыта, не может вызывать сомнения в независимости и бес­пристрастности суда. Речь идет о доверии, которое должны внушать суды демократического Государства гражданам, и особенно споря­щим сторонам. Так, подлежит отводу любой судья, в отношении ко­торого есть все основания опасаться нарушения беспристрастности. При высказывании о наличии в данном деле законного основания опасаться отсутствия у судьи беспристрастности точка зрения сто­рон, о которых идет речь, должна быть учтена, но она не играет ре­шающей роли. Определяющий элемент состоит в уяснении того, мо­гут ли считаться объективно оправданными опасения, о которых идет речь» (D. N. с. Suisse, 46).

281. Проверка законности заключения под стражу (помеще­ние в психиатрическую больницу). Независимость и беспристра­стность «суда». «Конечно, п. 4 статьи 5 Конвенции, который за­крепляет право "на рассмотрение правомерности заключения под стражу судом", не требует явно, чтобы этот суд был независимым и беспристрастным, и, следовательно, он отличается от п. 1 статьи 6, который говорит, в частности, о "независимом и беспристрастном суде". Тем не менее, Суд посчитал, что независимость является од­ним из самых важных составляющих элементов понятия "суда", ко­торое встречается во многих статьях Конвенции. Суд считает, что было бы немыслимо, если бы п. 4 статьи 5 Конвенции, который мо­жет касаться таких тонких вопросов, как лишение свободы "душев­нобольного" в смысле подп. е) п. 1 статьи 5, не рассматривал бы беспристрастность суда, о котором идет речь, в качестве фундамен­тального условия» (D. N. с. Suisse, 42).

назад

3. Суд: процедура

282. Понятие суда. Процедура. «Пункт 4 статьи 5 требует, что­бы применяемая процедура носила судебный характер и предлагала лицу, участвующему в деле гарантии, свойственные природе лише­ния свободы, которое обжалует это лицо; для того чтобы опреде­лить, предоставляет ли процедура достаточные гарантии, нужно принять во внимание особый характер обстоятельств, в которых она разворачивается» (Megyeri, 22).

283. Понятие суда. Процедура. «Судебные разбирательства, о которых говорится в п. 4 статьи 5, не обязательно должны сопрово­ждаться теми же гарантиями, которые предусмотрены статьей 6 п. 1 для судебных процессов по гражданским и уголовным делам. Тем не менее, важно, чтобы заинтересованное лицо имело доступ к право­судию и возможность быть выслушанным лично или через какую-либо форму представительства» (Megyeri, 22).

284. Заключение под стражу. Обращение в суд. Недостаточ­ность процедуры и отсутствие периодической проверки законно­сти заключения под стражу. «Если верно, что п. 4 статьи 5 Кон­венции не влечет для судьи, рассматривающего жалобу на заключение под стражу, обязанность изучить каждый из аргумен­тов, выдвигаемых заявителем, гарантии, которые в нем преду­смотрены, были бы лишены своего смысла, если бы судья, опира­ясь на внутреннее право и практику, мог рассматривать как лишенные соответствия или не принимать во внимание конкрет­ные факты, на которые ссылается заключенное под стражу лицо и которые могут вызвать сомнение в существовании условий, необ­ходимых для "законности" лишения свободы по смыслу Конвен­ции» (Nikolova, 61).

285. Проверка законности заключения под стражу. Процес­суальные требования. «Суд повторяет, что в соответствии с п. 4 статьи 5 задержанные или заключенные под стражу лица имеют право на рассмотрение вопроса о соблюдении процессуальных и ма­териально-правовых требований, необходимых для "законности" лишения их свободы по смыслу п. 1 статьи 5 Конвенции. Процеду­ра, о которой говорится в п. 4 статьи 5, не обязательно должна со­провождаться теми же гарантиями, которые предусмотрены п. 1 ста­тьи 6 для судебных процессов по гражданским и уголовным делам, но она должна иметь судебный характер и предлагать лицу, участвующему в деле, гарантии, свойственные природе лишения свободы, которое обжалует это лицо. Для того чтобы определить, предостав­ляет ли процедура "основные процессуальные гарантии, применяе­мые в делах, связанных с лишением свободы", нужно принять во внимание особый характер обстоятельств, в которых она разворачи­вается» (Wloch, 125).

286. Понятие суда. Процедура. «Полностью письменный или состязательный процесс по рассмотрению жалоб был бы первопри­чиной медлительности, которую необходимо избегать в данном де­ле» (Neumeister, 24).

287. Проверка законности заключения под стражу: процеду­ра. Явка заинтересованного лица. «В областях, имеющих важней­шее значение, как лишение свободы, и подразумевающих, например, оценку личности и психического состояния заявителя, (...) справед­ливый характер процесса может требовать, чтобы лицо, о котором идет речь, присутствовало на судебном заседании» (Hussain, 59; Singh, 67).

288. Проверка законности. Процедура. «Мера по лишению свободы не обеспечивает совсем основополагающими гарантиями от произвола, если она принимается после судебного разбирательства, в котором не участвовали ни само заинтересованное лицо, ни его представитель» (Keus, 27).

289. Проверка законности заключения под стражу. Состя­зательный процесс. «В случае (...) когда может быть назначен дли­тельный период тюремного заключения или когда обстоятельства, относящиеся к личности или степени зрелости заключенного под стражу лица, важны для решения вопроса о его опасности, п. 4 ста­тьи 5 требует состязательного судебного процесса, обеспечивающе­го присутствие защитника и возможность вызвать в суд и допросить свидетелей» (Hussain, 60; Singh, 68).

290. Проверка законности заключения под стражу в уголов­ном контексте. Процессуальные требования. Равенство сторон. «Для лиц, заключенных под стражу в условиях, предусмотренных подп. с) п. 1 статьи 5, судебное заседание необходимо. В частности, процесс, касающийся обжалования заключения под стражу, должен гарантировать равенство сторон, прокурора и заключенного под стражу лица» (Wloch, 126).

назад

4. Особенности

291. Задержание. Судебный контроль. Природа жалобы. «Со­блюдение п. 3 статьи 5 не может быть обеспечено судебным рас­смотрением по типу того, которое требуется п. 4 статьи 5» (Aquilina, 53).

292. Проверка законности заключения под стражу (задержа­ние). Срок: 14 дней. Нарушение п. 3 статьи 5. Похожее рассмотре­ние в свете п. 4 статьи 5. «Независимо от знания о том, высказался ли, помещая лиц под предварительное содержание под стражей, единственный судья о законности их задержания, оно наступает только по окончании последнего либо спустя 12, даже 14 дней после ареста заявителей. Учитывая свое заключение относительно соблю­дения п. 3 статьи 5, Суд считает, что такой длительный срок не со­гласуется с понятием "незамедлительно"« (Sakik et al., 51).

293. Проверка законности заключения под стражу (задержа­ние). Срок: 14 дней. Нарушение п. 3 статьи 5. Похожее рассмотре­ние в свете п. 4 статьи 5. «Суд повторяет, что средство защиты должно существовать с достаточной степенью определенности, без чего будут нарушены доступность и эффективность, требуемые п. 4 статьи 5»

(...) «Отсутствие судебной практики свидетельствует о сущест­вующей неопределенности на практике вышеназванного средства защиты» (Sakik et al., 53).

294. Периодический судебный контроль за помещениями в психиатрическую больницу. «В силу п. 4 статьи 5 душевнобольной, помещенный в психиатрическое учреждение на неограниченный или продолжительный срок, имеет (...), в принципе, право, по край­ней мере, при отсутствии периодического и автоматического судеб­ного контроля, в разумные сроки обратиться в суд для того, чтобы оспорить "законность" — в смысле Конвенции — своего помещения в психиатрическую больницу, независимо от того, было ли оно предписано гражданским или уголовным судом или иным органом» (X. с. Royaume-Uni, 52; тот же принцип, Luberti, 31).

295. Периодический судебный контроль за помещением в психиатрическую больницу. «Подобный контроль, чтобы отвечать требованиям Конвенции, должен осуществляться в соответствии с материально-правовыми и процессуальными нормами национально­го законодательства и, кроме того, в соответствии с целью статьи 5: защита каждого от произвола, особенно в том, что касается срока» (Koendjbiharie, 27; Keus, 24).

296. Проверка законности заключения под стражу душевно­больного. «Психическое заболевание может быть причиной ограни­чения или изменения способа осуществления такого права, но оно не может служить оправданием нарушения самой сути этого права. Действительно, может возникнуть необходимость применения спе­циальных процессуальных гарантий для защиты интересов лиц, ко­торые в силу их психической неполноценности не способны сами делать это» (Winterwerp, 60).

297. Проверка законности заключения под стражу душевно­больного. Защита лица от произвола «подразумевает не только то, что компетентные суды рассматривают дело "безотлагательно" (...), но и то, что их решения следуют разумной частоте» (Herzcegfalvy, 75).

298. Проверка законности заключения под стражу душевно­больного. «Душевнобольной, помещенный в психиатрическое учре­ждение на неограниченный или продолжительный срок, имеет, в принципе, право, по крайней мере, при отсутствии периодического и автоматического судебного контроля, в "разумные сроки" обратить­ся в суд для того, чтобы оспорить "законность" — в смысле Конвен­ции — своего помещения в психиатрическую больницу» (Megyeri, 22).

299. Проверка законности заключения под стражу душевно­больного. «Может возникнуть необходимость применения специ­альных процессуальных гарантий для защиты интересов лиц, кото­рые в силу их психической неполноценности не способны сами делать это» (Megyeri, 22).

300. Проверка законности заключения под стражу душевно­больного. Процедура. «Пункт 4 статьи 5 не требует, чтобы лица, по­мещенные под наблюдение врачей как "душевнобольные", пытались сами, прежде чем обратиться в суд, найти себе юридического пред­ставителя» (Winterwerp, 66; Megyeri, 22).

301. Проверка законности заключения под стражу душевно­больного. «Лицо, помещенное в психиатрическую больницу за со­вершение уголовных правонарушений, но чье психическое рас­стройство не позволяет считать его ответственным, должно, кроме исключительных обстоятельств, пользоваться помощью юриста в последующих процедурах, относящихся к продолжению, приоста­новлению или окончанию его содержания в психиатрической боль­нице. Этот вывод продиктован важностью для лица ставки — его свобода. — совмещенной с самим характером его болезни — умст­венной отсталостью» (Megyeri, 23).

302. Безотлагательный судебный контроль за помещением в психиатрическую больницу. «Следуя принципам, которые вытека­ют из практики Суда, душевнобольной, принудительно помещенный в психиатрическую больницу на длительный или неопределенный период, имеет право, согласно п. 4 статьи 5, на обращение в суд в разумные сроки с требование о проверке "законности" — в смысле Конвенции — его заключения, так как мотивы, которые оправдыва­ли помещение в психиатрическую больницу в начале, могут исчез­нуть. Гарантируя задержанным и заключенным под стражу лицам обращение в суд, п. 4 статьи 5 закрепляет также право на безотлага­тельное получение. Считая с момента обращения, судебного реше­ния, касающегося правомерности их заключения под стражу и их освобождения, если лишение их свободы оказывается незаконным» (Musial, 43).

303. Безотлагательный судебный контроль за помещением в психиатрическую больницу. Медицинская экспертиза. «В процес­се по проверке помещения в психиатрическую больницу сложность рассматриваемых медицинских вопросов является фактором, могу­щим учитываться тогда, когда речь идет об оценке соблюдения тре­бований п. 4 статьи 5 Конвенции. Сложность медицинских вопро­сов, какой бы исключительной она не была, не может, однако, освобождать национальные власти от соблюдения их существенных обязательств с точки зрения этой нормы» (Musial, 47).

304. Проверка законности заключения под стражу. Помеще­ние в психиатрическую больницу. Отсутствие беспристрастно­сти «суда». Роль и значимость эксперта, судьи-докладчика в суде. «Вопрос о беспристрастности с точки зрения объективного критерия возникает, когда суд должен оценивать доказательства, ранее пре­доставленные одним из его судей в форме экспертного заключения. Также Суд должен остановиться на опасениях, которые заявитель­ница могла испытывать в этом отношении в течение процесса» (D. N. с. Suisse, 53).

305. Проверка законности заключения под стражу. Присут­ствие адвоката. «Суд повторяет, что объем обязательства, выте­кающего из п. 4 статьи 5, не является одинаковым в любом случае, ни в отношении каждого вида лишения свободы (...). Тем не менее, он считает необходимым (...), чтобы заинтересованное лицо имело возможность не только быть выслушанным лично, но и право на эффективную помощь своего адвоката» (Воиатаг, 60).

306. Предварительно заключение под стражу и проверка за­конности. Сама природа предварительного заключения под стра­жу «требует коротких промежутков времени [между двумя заявле­ниями об освобождении], так как. с точки зрения Конвенции, речь идет о мере со строго ограниченным сроком (п. 3 статьи 5), посколь­ку она основана, в основном, на необходимости быстрого проведе­ния расследования. (...) Промежуток времени в один месяц кажется разумным» (Bezicheri, 21).

307. Предварительное заключение под стражу: заявления об освобождении и связь процессуальных этапов. «Существует очень тесная связь между оценкой необходимости заключения под стражу и последующей оценкой виновности, с тем, чтобы можно было не признать связи этапов в первом случае, тогда как закон требует ее во втором случае» (Lamy, 29).

308. Заявления об освобождении: процессуальные гарантии. «Возможность для заключенного под стражу лица "быть выслушан­ным лично или через какую-либо форму представительства" фигу­рирует в некоторых случаях среди "основных процессуальных га­рантий, применяемых в делах, связанных с лишением свободы" (...). Таков, в частности, случай, когда явка в суд заключенного под стра­жу лица может рассматриваться как средство обеспечения соблюде­ния равенства средств, одного из основных принципов, присущих судебному рассмотрению дела с точки зрения Конвенции» (Kampanis, 47).

309. Проверка законности заключения под стражу, являюще­гося результатом наказания в виде пожизненного лишения сво­боды. «В соответствии с п. 4 статьи 5 заключенные, отбывающие наказание в виде пожизненного лишения свободы, имеют право об­ратиться в суд, который рассмотрит вопрос о законности как их со­держания под стражей, в разумные промежутки времени, так и воз­можного тюремного заключения» (Wynne, 33).

310. Безотлагательность: жалоба, поданная в течение от­пуска судьи. «Конвенция принуждает Государств-участников орга­низовать их суды таким образом, чтобы они отвечали ее различным требованиям (...); на судебные органы ложится обязанность принять практические соглашения, требуемые, даже во время отпуска, для обеспечения старательного рассмотрения срочных вопросов; это, в частности, относится к случаю, когда речь идет о свободе лица» (Е. С. Norvege, 66).

311. Проверка законности заключения под стражу (п. 4 ста­тьи 5). Обращение к судье, рассматривающему неотложные во­просы, отвечающее требованиям Конвенции. «Свободное обра­щение во внутренний суд должно позволять контролировать соблюдение условий, которые нужно выполнить для того, чтобы заключение под стражу лица, страдающего психическим рас­стройством, было "правомерным" с точки зрения подп. е) п. 1» (Aerts, 54).

312. «Безотлагательная» проверка законности заключения под стражу. В частности, продолжительность медицинской экс­пертизы. «Суд признает, что в рамках рассмотрения заявления об освобождении сложность рассматриваемых медицинских вопросов является фактором, могущим учитываться тогда, когда речь идет об оценке соблюдения требований п. 4 статьи 5 Конвенции. Сложность медицинских вопросов, какой бы исключительной она не была, не может, однако, освобождать национальные власти от соблюдения их существенных обязательств с точки зрения этой нормы» (Баранов­ский, 72).

313. Проверка законности заключения под стражу в виде тюремного заключения за долги, которое следует за исполнением основного наказания. Неплатежеспособность заинтересованного лица. «Только после судебного приговора может быть осуществлено право заявителя на "обращение в суд" с тем, чтобы было принято решение о законности содержания под стражей в виде тюремного заключения за долги. В действительности, речь идет о лишении сво­боды, правомерность которого зависит от платежеспособности зая­вителя, обстоятельства, которое может измениться со временем» (Soumare, 38).

314. Проверка законности заключения под стражу в виде тюремного заключения за долги. «Суд повторяет, что он квалифицировал тюремное заключение за долги как наказание, рассматривая его с точки зрения статьи 7 Конвенции, и что его следует считать заключением под стражу за полным исключением, по смыслу п. 4 статьи 5, периода, следующего за исполнением основного наказа­ния» (Soumare, 38).

назад

V. Пункт 5 статьи 5: Компенсация

-------Толкование--------

315. Посягательство на одну из гарантий, предусмотренных статьей 5, обязательно влечет обязанность для Государства воз­местить причиненный в результате такого посягательства ущерб.

Статья 5 устанавливает в этом случае настоящую матери­ально-правовую норму. Следовательно, нужно чтобы лицо могло обратиться во внутренние суды в силу предусмотренной для этой цели регламентации с заявлением о возмещении ущерба в связи с лишением свободы, произведенным с нарушением положений ста­тьи 5. Тем не менее, Государствам-участникам не запрещено под­чинить предоставление компенсации определению заинтересован­ным лицом ущерба, причиненного в результате нарушения.

316. Право на компенсацию на основании лишения свободы, не соответствующего статье 5. «Пункт 5 статьи 5 гарантирует исполнимое право на компенсацию только жертвам ареста или за­ключения под стражу, произведенного с нарушением статьи 5» (Benham, 50).

317. Право на возмещение ущерба, причиненного заключением под стражу, не соответствующим статье 5. Объект права. «Суд повторяет, что п. 5 статьи 5 гарантирует исполнимое право на возмещение только жертвам ареста или заключения под стражу, произведенного с нарушением статьи 5» (Steel et al, 81).

318. Право на компенсацию и справедливое удовлетворение. «Статья 5 п. 5 и статья 50 находятся на разных уровнях, хотя они обе занимаются проблемами компенсации в рамках Конвенции.

Первая устанавливает материально-правовую норму: фигурируя среди "нормативных" статей раздела 1 Конвенции, она гарантирует личное право, соблюдение которого возлагается, прежде всего, на государственные власти; это подтверждается использованием при­лагательного "enforceable" в английском тексте. Статья 50 закрепля­ет правило компетенции: включенная в раздел IV Конвенции, она прямо наделяет Суд полномочием предоставить "потерпевшей сто­роне" справедливое удовлетворение при определенных условиях. Одно из этих условий состоит в существовании решения или нацио­нальной меры, противоречащей "обязательствам, вытекающим из (...) Конвенции", и ничто не указывает на то, что нарушение одного из первых четырех пунктов статьи 5 не учитывается в этом отноше­нии. Хотя п. 5 статьи 5 устанавливает, что "каждый, кто стал жерт­вой" такого нарушения, "имеет право на компенсацию", из этого никоим образом не следует, что Суд не может применить статью 50, когда он установил нарушение п. 3, например; из этого следует, не более того, что при осуществлении широкой компетенции, которую ему предоставляет статья 50, он должен принять во внимание, наря­ду с прочими обстоятельствами, материально-правовую норму п. 5 статьи 5» (Neumeister, Art. 50, 30).

319. Право на компенсацию: условия осуществления. «Пункт 5 статьи 5 оказывается применимым, как только можно тре­бовать компенсации в результате лишения свободы, произведенного с нарушением п. 1,2,3 или 4. Государствам-участникам не запреще­но подчинить предоставление компенсации определению заинтере­сованным лицом ущерба, причиненного в результате нарушения. В сфере п. 5 статьи 5, как и статьи 25, качество "жертвы" понимается даже при отсутствии ущерба, но нет места "компенсации" без вреда, материального или морального» (Wassink, 38).

320. Право на компенсацию на основания заключения под стражу. Применимость: обращение к принципам. «Суд повторя­ет, что п.5 статьи 5 оказывается применимым, как только можно требовать компенсации в результате лишения свободы, произведен­ного с нарушением п. 1, 2, 3 или 4. Право на компенсацию, преду­смотренное в п. 5, предполагает, что нарушение одного из ее пунк­тов было установлено государственным органом или органами Конвенции» (N.C. с. Italic, 49).

содержание

Соседние файлы в папке M_SALVIA_DOC