Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

M_SALVIA_DOC / Statya 5

.doc
Скачиваний:
18
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
710.66 Кб
Скачать

225. Содержание под стражей: тяжесть правонарушения. «Только лишь существование серьезного подозрения в причастности к тяжким правонарушениям, являясь фактором, относящимся к делу, не оправдывает столь длительное предварительное содержание под стражей» (Van der Tang, 63).

226. Содержание под стражей: опасность побега. «Хотя тя­жесть наказания, которому может подвергнуться обвиняемый в слу­чае осуждения, может законно рассматриваться, как способная по­будить к бегству, несмотря на то, что этот страх уменьшается по мере того, как продолжается предварительное заключение под стра­жу, и на то, что вследствие этого уменьшается оставшаяся часть на­казания, которому может подвергнуться обвиняемый, возможности жестокого наказания не достаточно в этом отношении» (Wemhoff, 14; см. также В. с. Autriche, 44).

227. Содержание под стражей: опасность побега. «Если со­держание под стражей продолжается только из-за опасения, что об­виняемый скроется от правосудия, его, тем не менее, следует освободить из-под стражи, если он представит соответствующие гаран­тии» (Wemhoff, 15).

228. Содержание под стражей: опасность побега. Опасность побега не может оцениваться только на основании тяжести уго­ловных и гражданских санкций. «Другие обстоятельства, относя­щиеся, в частности, к характеристике заинтересованного лица, его моральному облику, месту жительства, профессии, его средствам, семейным связям, связям любого порядка со страной, в которой оно преследуется, могут либо подтвердить наличие опасности побега, либо уменьшить ее до такой степени, что предварительное заключе­ние под стражу не будет оправданным» (Neumeister, 10).

229. Содержание под стражей: опасность побега. «Опасность побега неизбежно уменьшается со временем, проведенным в заклю­чении под стражей, поскольку вероятное наложение срока предва­рительного содержания под стражей на срок лишения свободы, к которому лицо может быть приговорено, способно представить ему эту возможность как менее пугающую, и уменьшить вероятность побега» (Neumeister, 10; см. также Matznetter, 11).

230. Содержание под стражей: опасность побега. «Опасность побега не вытекает из простой возможности или легкости для обви­няемого пересечь границу (...): нужно, чтобы совокупность обстоя­тельств, в частности тяжесть возможного наказания, или особая не­переносимость заключения под стражу обвиняемым, или отсутствие прочных связей в стране, позволили предположить, что последствия и риски побега покажутся ему меньшим злом, чем дальнейшее тю­ремное заключение» (Stogmtiller, 15).

231. Содержание под стражей: опасность побега. «Подобная опасность должна оцениваться не только в свете тяжести наказания; но исходя из всех сопутствующих обстоятельств, могущих либо подтвердить наличие этой опасности, либо свести ее до такого ми­нимума, что предварительное заключение окажется неоправдан­ным» (Letellier, 43; Tomasi, 98; Yagci et Sargin, 52; Mansur, 55).

«В связи с этим следует принять во внимание, в частности, ха­рактеристику заинтересованного лица, его моральные устои, средст­ва, его связи с Государством, в котором оно преследуется, а также его международные контакты» (W. с. Suisse, 33).

232. Содержание под стражей: опасность побега. Поручи­тельство. «Если содержание под стражей продолжается только из-за опасения, что обвиняемый скроется от правосудия, его, тем не менее, следует освободить из-под стражи, если он представит соот­ветствующие гарантии, что не скроется от суда, например, внесет залог» (Letellier, 46).

233. Мотивы содержания под стражей: реальная опасность побега. «Если такой риск может существовать, когда отбываемым наказанием является наказание в виде лишения свободы с обяза­тельным трудом (...), опасность побега не может оцениваться только исходя из тяжести наказания» (Mutter с. France, 43).

234. Содержание под стражей: опасность тайного сговора. «Суд без труда понимает, что власти должны содержать подозре­ваемого в тюрьме, по крайней мере, в начале расследования, чтобы помешать ему создать помехи для этого расследования, особенно, когда речь идет (...) о сложном деле, требующем трудных и много­численных исследований. Однако обязательных требований рассле­дования не достаточно — даже в подобном деле — для оправдания такого заключения под стражу: обычно, опасность уменьшается со временем, по мере того как расследование проведено, свидетельские показания записаны и проверки выполнены» (W. с. Suisse, 33,35; тот же принцип, Clooth, 43).

235. Содержание под стражей: опасность повторного со­вершения правонарушения. «Судья может разумно учесть тяжесть последствий преступлений или проступков, когда речь идет о при­нятии во внимание опасности повторного совершения этих правона­рушений в целях оценки возможности освобождения заинтересо­ванного лица, несмотря на вероятное существование подобной опасности» (Matznetter, 9).

236. Содержание под стражей: опасность повторного со­вершения правонарушения. «По мнению Суда, тяжесть обвинения может привести судебные власти к предварительному заключению подозреваемого под стражу в целях предотвращения попыток со­вершения новых правонарушений. Также необходимо, среди прочих условий, чтобы обстоятельства дела, и особенно прежняя деятель­ность и личность заинтересованного лица, делали опасность обосно­ванной, а меру адекватной» (Clooth, 40).

237. Мотивы содержания под стражей: опасение рецидива. «Что касается опасения рецидива, ссылки на прежнюю деятельность не достаточно для оправдания отказа в освобождении» (Mutter с. France, 44).

238. Срок предварительного заключения под стражу. Мотив содержания: безопасность заинтересованного лица. «Суд призна­ет, что бывают случаи, когда безопасность лица, о котором идет речь, требует его содержания под стражей, по крайней мере, в тече­ние некоторого времени. Тем не менее, это может иметь место толь­ко в исключительных случаях, зависящих от характера рассматри­ваемых правонарушений, от условий, в которых они были совершены и от контекста, в который они вписываются» (I. А. с. France, 108).

назад

с. Ведение процесса властями

239. Ответственность Государства. «Не вызывает сомнения (...), что, даже когда обвиняемый обоснованно предварительно со­держится под стражей (...) из-за требований публичного порядка, нарушение п. 3 статьи 5 может иметь место, если по какой бы то ни было причине процесс продолжается на протяжении значительного промежутка времени» (Wemhoff, 16).

240. Незамедлительность судебного разбирательства и над­лежащее отправление правосудия. «Хотя обвиняемый, заключен­ный под стражу, имеет право на то, чтобы его дело было преимуще­ственно рассмотрено особенно быстро, такая незамедлительность не должна идти во вред усилиям, прилагаемым должностными лицами для прояснения доказанных фактов, для обеспечения как защите, так и обвинению легкости в предоставлении их доказательств и пред­ставлении их объяснений, и для высказывания только по зрелом размышлении о существовании правонарушений и о наказании» (Wemhoff, 17; см. также Matznetter, 12).

241. Незамедлительность судебного разбирательства и над­лежащее отправление правосудия. «Особая быстрота, на которую находящийся в заключении обвиняемый имеет право рассчитывать при рассмотрении его дела, не должна мешать тщательным усилиям судей по исполнению их обязанностей с должной тщательностью» (W. с. Suisse, 42; Tomasi, 102; Van der Tang, 72).

242. Сотрудничество обвиняемого с властями, ответствен­ными за проведение расследования. Обвиняемый, заключенный под стражу, «конечно, не имеет обязанности сотрудничать с властями, но он должен учитывать значение того, что его позиция может по­влиять на ход расследования» (W. с. Suisse, 42).

243. Срок предварительного заключения под стражу. Крите­рий: ведение процедуры властями. «Особая старательность», которую должны проявлять последние. Сложные меры расследо­вания. Особая незамедлительность, на которую имеет право обви­няемый, заключенный под стражу, при рассмотрении его дела, не должна наносить вред усилиям, прилагаемым должностными ли­цами для старательного выполнения своих обязанностей. Заявления раскаявшихся в мафиозном контексте. «Хотя меры расследования, такие как допрос свидетелей и очная ставка, не являются исключи­тельными в уголовных делах, нельзя забывать о том, что процессы в отношении предполагаемых членов мафии или, как в данном случае, в отношении лиц, подозреваемых в поддержании этой организации внутри институтов Государства, оказываются особенно затрудни­тельными и сложными. Характеризующаяся жесткой иерархической структурой и очень строгими правилами, сильной политикой запу­гивания, основанной на правиле молчания и трудности установить личность ее приверженцев, мафия представляет собой вид преступ­ной власти, способной повлиять прямо или косвенно на обществен­ную жизнь и просочиться в институты Государства. Поэтому необ­ходимо проводить углубленное расследование, способное подорвать "организацию" благодаря разоблачению прежних "членов"« (Сопtrada, 67).

d. Поручительство

244. Степень и соразмерность поручительства. Забота «об определении размера гарантии, которую должно предоставить за­ключенное под стражу лицо, только в зависимости от суммы ущер­ба, который ему вменяется, не соответствует п. 3 статьи 5 Конвен­ции. Гарантия, предусмотренная этой нормой, имеет целью обеспечение не возмещения ущерба, а присутствия обвиняемого на судебном заседании. Таким образом, ее значимость должна быть оценена, главным образом, относительно заинтересованного лица, его средств, его связей с лицами, призванными служить поручите­лями, и, одним словом, относительно веры в то, что перспектива ут­раты или исполнения поручительства в случае неявки в суд подейст­вует на него как преграда, достаточная для избежания любой попытки бегства» (Neumeister, 14).

назад

IV. Пункт 4 статьи 5: Habeas corpus

---------Толкование------------

245. Лицо, лишенное свободы, имеет право на проверку «закон­ности» его заключения под стражу с точки зрения не только внут­реннего права, но и Конвенции, включая общие принципы, закреплен­ные в ней, и учитывая цель ограничений, которые разрешает п. 1 статьи 5.

Судебная проверка законности заключения под стражу, назна­ченная в уголовном контексте, подчиняется правилам, которые не­много отличаются от правил, которые применяются к лишению свободы в целом. Так, контроль может быть охвачен первоначаль­ным судебным решением, которым было предписано заключение под стражу, так как в этом последнем случае контроль, требуемый п. 4 статьи 5, уже инкорпорирован в решение суда.

Эта норма не гарантирует права на судебный контроль на­столько широко, чтобы суд имел право по всем аспектам дела под­менять усмотрение соответствующего уполномоченного органа власти своим. Тем не менее, судебный контроль должен быть дос­таточно широким, чтобы выносить решение о соблюдении тех ус­ловий, которые являются необходимыми для правомерности заклю­чения лица под стражу с точки зрения рассматриваемой нормы.

Конвенция предусматривает, что дело должно быть рассмот­рено судом, который может постановить об освобождении в слу­чае незаконного заключения под стражу. Кроме того, обращение в суд, о котором идет речь, должно быть несомненным, достаточ­ным для предоставления лицу, о котором идет речь, надлежащей защиты от произвольного лишения свободы.

Власть, призванная принять решение, должна быть судебной, т. е. независимой как от исполнительной власти, так и от сторон, участвующих в деле. Кроме того, она должна предоставлять про­цессуальные гарантии. В частности, заинтересованное лицо долж­но иметь возможность быть выслушанным лично или, в случае не­обходимости, через какую-либо форму представительства. Среди основных процессуальных гарантий фигурирует соблюдение прин­ципа равенства средств, одного из главных принципов, присущих судебному разбирательству с точки зрения Конвенции.

Рассмотрение судом правомерности заключения под стражу должно быть «безотлагательным». Это понятие не может быть определено абстрактно; оно должно оцениваться в свете обстоя­тельств дела. Идея в том, что каждый, кто оказывается лишен­ным свободы, должен иметь право на получение, относительно бы­стро, судебного решения об освобождении, если лишения свободы оказывается незаконным.

1. Общие положения

246. Статья 13 и п. 4 статьи 5: отличия. Статья 13 уста­навливает «требования менее строгие, чем требования п. 4 статьи 5, который должен рассматриваться как lex specialis в отношении жа­лоб по статье 5» (Brannigan et McBride, 76; тот же принцип, Chahal, 126).

247. Обжалование заключения под стражу и эффективное средство правовой защиты. «Согласно практике Суда, п. 4 статьи 5 представляет собой lex specialis по отношению к общим требовани­ям статьи 13» (Nikolova, 69).

248. Проверка законности по смыслу Конвенции. «"Правомер­ность" ареста или заключения под стражу", по смыслу п. 4 статьи 5, оценивается (...) с точки зрения не только внутреннего права, но и Конвенции, включая общие принципы, закрепленные в ней, и учи­тывая цель ограничений, которые разрешает п. 1 статьи 5» (Weeks, 57).

249. Проверка законности. Связь между п. 1 статьи 5 и п. 4 статьи 5. «Последний фактически является отдельной нормой, и его соблюдение не вытекает eo ipso из п. 1 статьи 5; п. 4 распростра­няется на все случаи лишения свободы и предоставляет каждому право на судебную проверку законности задержания или ареста, безотносительно к тому, подпадают они в сферу действия п. 1 статьи 5 или нет» (De Wilde, Ooms et Versyp, 73).

250. Правомерность заключения под стражу. «Понятие "за­конности" ("правильности", "правомерности") в п. 4 статьи 5 имеет то же самое значение, что и в п. 1; поэтому лицо, подвергшееся за­держанию, имеет право на судебный контроль за решением о его заключении под стражу не только в свете требований внутреннего права, но и в контексте Конвенции, ее общих принципов и цели, которую преследуют ограничения, установленные в п. 1» (Chahal 127).

251. Проверка законности. Тесная связь между п. 2 и 4 ста­тьи 5. «Пункт 4 применяется как к лицам, лишенным свободы вследствие ареста, так и к лицам, лишенным свободы в результате заключения под стражу. Следовательно, нельзя лишать вторых пре­имуществ, предусмотренных в п. 2» (Van der Leer, 28).

252. Цель нормы. Лица, о которых идет речь. Эта норма «применяется к каждому, лишенному свободы, правомерно или нет» (Mande с. Royaume-Uni, 200).

253. Значение нормы. «Цель п. 4 статьи 5 состоит в том, чтобы гарантировать задержанным и заключенным под стражу лицам пра­во на судебный контроль за законностью меры, которой они таким образом подверглись (...). В том случае если решение о лишении человека свободы принято административным органом, то, без со­мнения, п. 4 статьи 5 обязывает Государств-участников предоста­вить задержанному право обращения в суд; но это не означает, что тот же самый принцип применяется, когда подобное решение при­нято судом. В последнем случае контроль, требуемый п. 4 статьи 5, уже инкорпорирован в решение суда (...)» (De Wilde, Ooms et Ver­syp, 76; Engel et al, 77; тот же принцип, Thynne, Wilson et Gunnell, 68; см. также Iribarne Perez, 30).

254. Значение нормы. «Безусловно, обязанность доставить кого-либо к "компетентному судебному органу", по смыслу п. 3, рассмат­риваемого в совокупности с подп. с) п. 1, может оказать определен­ное влияние на соблюдение п. 4. Если, например, она приводит к принятию "судом" решения, подтверждающего лишение свободы, судебный контроль за законностью, требуемый п. 4, уже инкорпори­рован в вышеназванное решение» (De Yong, Baljet et Van der Brink, 57).

255. Право на безотлагательное рассмотрение судом право­мерности заключения под стражу. «Следует оценивать в свете обстоятельств каждого дела, было ли соблюдено надлежащим обра­зом право каждого лица, закрепленное в п. 4 статьи 5, на безотлага­тельное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу» (R. M. D. с. Suisse, 42).

256. Проверка законности, осуществляемая органом, при­нявшим решение о лишении свободы. «Вмешательство одного органа удовлетворяет требованиям п. 4 статьи 5, но при условии, что последующая процедура носит судебный характер и предоставляет заинтересованному лицу гарантии, соответствующие характеру рас­сматриваемого вида лишения свободы» (De Wilde, Ooms et Versyp, 76; тот же принцип, Winterwerp, 57; Bouamar, 57).

257. Понятие «законности». «Статья 5 должна читаться как одно целое; ничто не дает основания считать, что в отношении одного и того же лишения свободы слово "законность" меняет значение, когда от подп. е) п. 1 переходят к п. 4» (X. с. Royaume-Uni, 57).

258. Проверка законности. Значение. «Совершенно ясно, что п. 4 статьи 5 не гарантирует права на судебный контроль настолько широко, чтобы суд имел право по всем аспектам дела подменять ус­мотрение соответствующего уполномоченного органа власти своим. Тем не менее, судебный контроль должен быть достаточно широ­ким, чтобы выносить решение о соблюдении тех условий, которые являются необходимыми, согласно Конвенции, для "правомерности" или "законности" заключения лица под стражу как душевнобольно­го, тем более что основания, оправдывавшие это заключение, могут исчезнуть» (X. с. Royaume-Uni, 57; см. также Van Droogenbroek, 49; Weeks, 59; Е. с. Norvege,50; Thynne, Wilson et Gunnell, 79; mom же принцип, Hussain, 57; Singh, 65; Chahal, 127).

259. Проверка законности. Значение. «Структура статьи 5, ко­торая должна читаться как одно целое, показывает, что в отношении одного и того же лишения свободы понятие "законности" в п. 4 име­ет такое же значение, как в подп. е) п. 1 (...). Следовательно, внут­реннее средство защиты, разрешенное в силу п. 4, должно позволять контролировать соблюдение требований, подлежащих выполнению для того, чтобы, с точки зрения подп. е) п. 1, задержание лица, стра­дающего психическим расстройством, было "законным"« (Ashingdane, 52; тот же принцип, Brogan et al, 65).

260. Проверка законности заключения под стражу. «Понятие "lawfulness" ("правомерность", "законность") в п. 4 статьи 5 имеет то же самое значение, что и в п. 1; поэтому лицо, подвергшееся задер­жанию, имеет право на судебный контроль за решением о его за­ключении под стражу не только в свете требований внутреннего права, но и в контексте Конвенции, ее общих принципов и цели, которую преследуют ограничения, установленные в п. 1» (Е. с. Norvege, 49).

261. Проверка законности заключения под стражу. «Пункт 4 статьи 5 предполагает наличие процедуры, соответствующей его требованиям, так чтобы не было необходимости начать другую про­цедуру для того, чтобы пустить ее в ход» (Hussain, 61; Singh, 69).

262. Проверка законности. Рассмотрение судом. «Обращение в суд, о котором идет речь, должно быть несомненным, достаточным для предоставления лицу, о котором идет речь, надлежащей защиты от произвольного лишения свободы». (Е. с. Norvege,60).

263. Заключение под стражу в рамках процедуры по высылке. «В п. 4 статьи 5 не содержится требование, чтобы внутренние суды были правомочны проверять, является ли решение о высылке, на основе которого осуществлено задержание, оправданным с точки зрения национального законодательства или Конвенции» (Chahal, 128).

264. Заключение под стражу и терроризм: использование конфиденциальной информации. «Суд признает, что, когда речь идет о национальной безопасности, использование конфиденциаль­ных материалов может оказаться неизбежным. Тем не менее, это не означает, что власти страны могут быть свободны от эффективного контроля со стороны национальных судов во всех случаях, когда заявляют, что дело связано с национальной безопасностью и терро­ризмом (...). Суд придает большое значение тому факту, что (...) в Канаде для дел такого рода создана более эффективная форма су­дебного контроля. Этот пример показывает, что существуют спосо­бы, которые позволяют, с одной стороны, учесть законные опасения, связанные с безопасностью, характером и источниками информа­ции, а с другой — обеспечить конкретному лицу достаточные про­цессуальные гарантии» (Chahal, 131).

265. Проверка законности. Безотлагательность. «Гарантируя задержанным и заключенным под стражу лицам судебное рассмот­рение, п. 4 статьи 5 также закрепляет их право, после начала этой процедуры, на безотлагательное получение решения о его освобож­дении, если лишение свободы окажется незаконным» (Van der Leer, 35).

266. Понятие безотлагательности. «Подобное понятие не может определяться абстрактно, а должно оцениваться в свете обстоятельств каждого дела, как и "разумный срок" в п. 3 статьи 5 и п. 1 статьи 6 (судебная практика)» (Sanchez-Reisse, 55).

267. «Безотлагательное» рассмотрение судом правомерно­сти заключения под стражу. «Суд напоминает, что, гарантируя задержанным и заключенным под стражу лицам судебное рассмот­рение правомерности лишения их свободы, п. 4 статьи 5 также за­крепляет право, после начала такой процедуры, на безотлагательное получение судебного решения, касающегося правомерности заклю­чения их под стражу и постановляющего об их освобождении, если лишение свободы окажется незаконным» (Baranowski, 68).

268. Проверка законности. Двойной уровень. «Пункт 4 статьи 5 не обязывает Государств — участников Конвенции ввести двойной уровень судебных органов для рассмотрения заявлений об освобож­дении. Тем не менее, Государство, которое располагает такой систе­мой, должно, в принципе, предоставлять заключенным под стражу одинаковые гарантии, как в апелляционной, так и в первой инстан­ции» (Toth, 84).

269. Значение п. 1 и п. 4 статьи 5. «Сам по себе факт не уста­новления какого-либо нарушения требований п. 1 статьи 5 не лиша­ет Суд обязанности проверить соблюдение п. 4; речь идет о двух разных нормах, и соблюдение одной не обязательно означает со­блюдение второй» (Kolompar, 45).

270. Периодический контроль заключения под стражу. «Тол­кование п. 4 как исключающего возможность проверки законности такого содержания только на том основании, что первоначальное решение принималось судом, противоречило бы целям и задачам статьи 5. Сам характер рассматриваемого типа лишения свободы, по-видимому, требует контроля, проводимого через разумные про­межутки времени» (Winterwerp, 55; тот же принцип, Iribame Perez, 30).

271. Право на безотлагательное рассмотрение судом право­мерности заключения под стражу. Множество возможных средств защиты. «Суд должен реально учитывать не только средст­ва защиты, предусмотренные в правовой системе Договаривающей­ся Стороны, о которой идет речь, но и контекст, в котором они на­ходятся, а также личное положение заявителя» (R. M. D. с. Suisse, 47).

назад

2. Суд

272. Понятие суда. «Из предмета и цели статьи 5 и терминоло­гии ее п. 4 ("recours", "proceedings") следует, что, создавая такой "суд", его необходимо наделить, поскольку речь идет о лишении свободы, основными процессуальными гарантиями. Если таковая процедура отсутствует, то Государство не может быть освобождено от обязанности предоставить заинтересованному лицу возможность прибегнуть ко второму органу власти, который обеспечит все гаран­тии надлежащего судебного разбирательства» (De Wilde, Ooms et Versyp, 76).

273. Понятие суда. «Этот термин означает только, что власть, призванная принять решение, должна быть судебной, т. е. независи­мой как от исполнительной власти, так и от сторон, участвующих в деле; он никак не относится к последующей процедуре» (Neumeister, 24).

274. Понятие суда. «Конвенция в нескольких своих статьях ис­пользует слово "суд". Это делается для того, чтобы выделить один из определяющих элементов гарантии, предоставляемой лицу в со­ответствии с рассматриваемыми статьями (см. дополнительно к ста­тье 5 п. 4, статью 2 п. 1, статью 5 п. 1 а) и b) и статью 6 п. 1). Во всех этих случаях речь идет об органах, для которых характерны не толь­ко общие основные признаки, из которых наиболее важным является независимость от исполнительной власти и сторон в деле (...), но также и процессуальные гарантии. Однако формы судебного разби­рательства, требуемого Конвенцией, не обязательно должны быть идентичными в каждом деле, где требуется вмешательство суда. Для того чтобы определить, обеспечивает ли судебное разбирательство достаточные процессуальные гарантии, необходимо учитывать осо­бый характер обстоятельств данного судебного дела» (De Wilde, Ooms et Versyp, 78; тот же принцип, Х. с. Royaume-Uni, 53; Weeks, 61).

275. Понятие суда. Пункт 4 статьи 5уточняет, что «суд» «не обладает простыми консультативными полномочиями, а компетен­тен в принятии решения о "правомерности" заключения под стражу и в постановлении об освобождении в случае незаконного заключе­ния под стражу» (Weeks, 61).

276. Понятие суда. «Судебные разбирательства, о которых говорится в п.4 статьи 5, не обязательно должны сопровождаться теми же гарантиями, которые предусмотрены п. 1 статьи 6 для судебных процессов по гражданским и уголовным делам (...). Тем не менее, важно, чтобы заинтересованное лицо имело доступ к правосудию и возможность быть выслушанным лично или через какую-либо фор­му представительства, без чего оно будет лишено "основных про­цессуальных гарантий, применяемых в делах, связанных с лишением свободы"» (Winterwerp, 60).

277. Проверка законности заключения под стражу. Условия, которые должен выполнить «суд». «Согласно практике Суда, если судебное разбирательство, о котором говорится в п. 4 статьи 5, не обязательно должно сопровождаться теми же гарантиями, которые предусмотрены п. 1 статьи 6 для судебных процессов по граждан­ским и уголовным делам, нужно чтобы оно имело судебный харак­тер и предоставляло гарантии, соответствующие виду лишения сво­боды, о котором идет речь» (D. N. с. Suisse, 41).

Соседние файлы в папке M_SALVIA_DOC