Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Zhukov

.pdf
Скачиваний:
10
Добавлен:
29.03.2016
Размер:
3.43 Mб
Скачать

самой Ставки, Генштаба и командования фронтов. Велик груз ответственности перед народом, который возлагается на плечи тех, кому поручается эта работа.

Битва на Курской дуге и ее развитие планировалась, например, в течение трех месяцев весной 1943 года. Все последующие кампании — за 2—3 месяца до начала наступления.

Подготавливая кампанию, Ставка, не раскрывая ее сущности, обязательно знакомила командующих фронтами с их конкретными задачами, вытекающими из общего замысла предстоящих действий. Командующие войсками фронтов в соответствии с полученными указаниями разрабатывали, а затем представляли свои соображения по плану операции фронта в Генеральный штаб. Здесь они тщательно рассматривались, анализировались, корректировались, а затем вместе с командованием фронта докладывались Ставке.

Во многих случаях, продумывая ход вооруженной борьбы в предстоящих операциях. Ставка занималась решением не только оперативно стратегических, но и принципиальных тактических вопросов, например построением боевых порядков соединений, способами применения артиллерии, минометов, танков и т.д. Случалось решать даже некоторые конкретные тактические вопросы обстановки, когда они непосредственно касались хода боевых действий в ключевых пунктах фронта, армий, корпусов и дивизий, как это было, например, при обороне Сталинграда и там же в ходе контрнаступления.

Заблаговременное планирование строилось на полных и своевременных разведывательных данных, которые позволяли Ставке иметь точное представление о намерениях и состоянии противника.

Не менее необходимым был верный анализ общего военного положения и наших собственных сил и возможностей. Действующая армия, резервы людских ресурсов и материальных средств всегда стояли на первом месте в расчетах высшего военного руководства. Кроме того. Советский Союз вел коалиционную войну, поэтому замыслы и действия союзников по антигитлеровской коалиции также учитывались.

Существенным условием правильного планирования кампаний и стратегических операций являлось глубоко научное предвидение хода войны советским военным руководством. Опираясь на него, Ставка ВГК правильно назначала именно те силы и средства, которые обеспечивали быстрый разгром противника в операции и позволяли создать благоприятные условия для дальнейших действий.

О хорошо подготовленных, заранее спланированных операциях Советских Вооруженных Сил дают представление события 1943 года. Тогда, после блестящей Сталинградской битвы и изгнания вражеских войск с Северного Кавказа, последовали успешные операции под Острогожском и Воронежем с выходом на Курскую дугу. Это и позволило выпрямить фронт на московском направлении, что было тогда очень важно.

В результате разгрома ударной группировки немецко фашистских войск в битве под Курском, на успех которой гитлеровское главное командование возлагало большие надежды, мы создали для себя выгодную обстановку на всем советско германском фронте на протяжении всех дальнейших летне осенних операций 1943 года. Во всех этих операциях немецко фашистские войска понесли крупнейшие и невосполнимые потери в

людях, вооружении и боевой технике, и, что самое главное, резко снизился боевой дух немецко фашистских войск.

Несмотря на отсутствие второго фронта в Европе, фашистская Германия была поставлена советскими войсками перед лицом военной катастрофы. Чтобы эта катастрофа стала фактом, нужно было организовать и провести ряд новых сокрушительных ударов. Как известно, Ставка Верховного Главнокомандования организовала и блестяще их провела.

Действия советских войск оказали огромное влияние на военное положение на других фронтах Второй мировой войны. Именно благодаря победам Красной Армии наши союзники по антигитлеровской коалиции в это время успешно сумели провести операции в Сицилии и на юге Италии.

Поражения, понесенные вермахтом в летне осенней кампании 1943 года, окончательно подорвали доверие сателлитов фашистской Германии к гитлеровскому режиму. Начался развал фашистского блока. Для Советских Вооруженных Сил создалась еще более благоприятная стратегическая обстановка. Ставка ВГК умело использовала ее для подготовки операций 1944 года.

В то время уже никто из союзников фашистской Германии и нейтральных стран не верил, что гитлеровский режим сумеет избежать полного разгрома. Но самое главное заключалось в том, что веру в гитлеровское руководство утратили даже те круги в Германии, которые привели Гитлера к власти и всемерно поддерживали его в последующие годы. Одурманенные угаром легких побед в первый период войны, многие в Германии поняли, что все годы фашистской власти они были в плену губительных заблуждений, что Германия не может противостоять Советским Вооруженным Силам, крепнущей антигитлеровской коалиции.

Возвратившись с Тегеранской конференции, Верховный Главнокомандующий сказал:

— Рузвельт дал твердое слово открыть широкие действия во Франции в 1944 году. Думаю, что он слово сдержит.

Как всегда в минуты хорошего расположения духа, И. В. Сталин неторопливо набил трубку табаком папирос “Герцеговина Флор”, чмокая губами, раскурил ее и, выпустив несколько клубов дыма, медленно прошелся по ковровой дорожке кабинета.

— Ну, а если не сдержит, — продолжал он, рассуждая вслух, — у нас хватит и своих сил добить гитлеровскую Германию.

Разговор этот в кабинете И. В. Сталина предшествовал совместному заседанию Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО и некоторых членов Ставки, которое состоялось в декабре 1943 года. Здесь были всесторонне рассмотрены вопросы военно политического положения страны. В связи с этим меня и А. М. Василевского вызвали с фронтов, где мы тогда находились как представители Ставки. Александру Михайловичу и его первому заместителю по Генеральному штабу А. И. Антонову Верховный Главнокомандующий поручил доклады о положении на фронтах.

На этом заседании был сделан главный вывод — советский народ, руководимый партией, добился военно экономического перевеса над врагом. Наше превосходство теперь

определяло дальнейший ход войны. Отсюда следовало, что мы должны были наметить пути, как это превосходство использовать наилучшим образом.

Ставка и Генеральный штаб подсчитали все наши возможности, сделали глубокий анализ состояния противника на всю стратегическую глубину фронта от Баренцева до Черного моря. Анализ показал, что перелом, достигнутый в ходе войны, открывает перед нами широкие перспективы.

Перевес в силах и средствах над врагом, наличие инициативы в руках Советских Вооруженных Сил, выгодное расположение войск, крупные людские и материальные резервы и другие благоприятные факторы позволили теперь по новому решать стратегические задачи на советско германском фронте. Героическая и бесперебойная работа советского тыла обеспечивала планомерное снабжение действующей армии всем необходимым. Теперь мы могли готовить и проводить крупные операции не на одном двух направлениях, а последовательно на всем стратегическом фронте. В то же время способность противника парировать эти удары значительно сократилась.

В узком кругу лиц, собравшихся затем в кабинете И. В. Сталина, Верховный поставил вопрос о новой форме проведения кампаний 1944 года. Предварительно он запросил мнение каждого из участников.

Совещание, как обычно, проходило без протоколов. Обсуждали, где именно следовало сосредоточить силы и средства для нового поражения основных сил противника и окончательного разгрома фашистского блока. Таких районов на всем стратегическом фронте оказалось десять. После обсуждения Верховный приказал Генеральному штабу подготовить предварительные расчеты для проведения ударов в этих десяти районах.

Как только был намечен основной замысел каждой операции и предварительно подсчитаны необходимые силы и средства, Ставка, как обычно, запросила мнение командующих тех фронтов, где намечались операции зимней кампании 1944 года. Когда предложения были собраны, в Генштабе развернулась широкая разработка всех операций. Параллельно шла полным ходом работа по подготовке резервов, их обучению и вооружению. Большой вклад внесли начальники центральных управлений Наркомата обороны и начальник тыла Красной Армии.

Верховный неустанно контролировал подготовку операций 1944 года. Он находил в себе силы и энергию всегда держать в поле зрения всестороннее обеспечение принятых решений, уделяя особое внимание танковым войскам, военно воздушным силам, артиллерии, организации партийно политической работы на фронте и в тылу.

Каждый период войны и каждая крупная операция имели свои характерные особенности. Отличительная особенность операций 1944 года— мощь ударов и их внезапность в разных районах стратегического фронта. Расчет был сделан на то, чтобы противник, маневрируя силами и средствами, везде и всюду опаздывал, чтобы он ослаблял плотность войск именно там, где был намечен наш очередной удар. Должен сказать, что предусмотрительность Ставки полностью оправдалась.

Особо сложные задачи при подготовке кампаний 1944 года возлагались на разведку всех видов. Она справилась со своими задачами, и картина состояния противника вырисовывалась достаточно полно.

Первый удар по гитлеровским войскам был нанесен под Ленинградом и Новгородом в январе 1944 года. В результате нашей победы под Ленинградом город был полностью освобожден от фашистской блокады. Советские войска освободили Ленинградскую и часть Калининской области и вступили на землю Эстонии.

Второй удар состоялся на Правобережной Украине. Он был очень сложным и представлял собой ряд крупных наступательных операций, проведенных в основном в феврале— марте 1944 года в районе Корсунь Шевченковского и на Южном Буге. Тогда немецкие войска были разгромлены и отброшены за Днестр. В итоге этого удара была освобождена вся Правобережная Украина. Советские войска вышли на рубежи, выгодные для последующего глубокого наступления в юго восточные районы Европы, на Балканы против Румынии, где господствовала пока что диктатура фашиста И. Антонеску, против хортистской Венгрии и других сил противника.

В апреле мае 1944 года Красная Армия нанесла третий удар в районе Одессы и Крыма. От гитлеровской оккупации были освобождены Одесса, Севастополь и весь Крымский полуостров.

Четвертый удар на Карельском перешейке и в районе Ладожского и Онежского озер привел к освобождению большой части Советской Карелии и предрешил выход Финляндии из войны на стороне Германии. Для немецко фашистских войск в Заполярье складывалась теперь крайне невыгодная обстановка.

Пятый удар был нанесен в июне августе 1944 года по немецким войскам группы армий “Центр” в Белоруссии, прикрывавшим основные и кратчайшие пути в Германию. Разбив наголову немецкие войска под Витебском, Могилевом и Бобруйском, наши вооруженные силы окружили и уничтожили более 20 немецких дивизий восточнее Минска. Преследуя врага, советские войска освободили Белоруссию, значительную часть восточной Польши и большую часть Литовской ССР. Сам противник оценил эти события как катастрофу немецких войск в операции “Багратион” в Белоруссии.

Шестой удар был нанесен 1 м Украинским фронтом в районе Львова. Войска Красной Армии форсировали Вислу и образовали крупный плацдарм за Вислой, западнее Сандомира. В то же время 1 м Белорусским фронтом были созданы южнее Варшавы два плацдарма: один — в районе Магнушева, другой — в районе Пулавы. Теперь советские фронты получили благоприятные условия для развития решающего удара — на Берлин.

Седьмой удар привел к окружению и разгрому немецко румынских войск в районе Кишинева—Ясс. Он завершился ликвидацией около 22 вражеских дивизий и выходом наших войск в центральные районы Румынии. В результате этого удара, принесшего освобождение Молдавской ССР, Румыния была выведена из войны и объявила войну фашистской Германии. Вслед за тем наш 3 й Украинский фронт и силы Черноморского флота вступили в Болгарию, где 9 сентября 1944 года произошла народная революция. Болгария вступила в войну на стороне антигитлеровской коалиции.

Восьмой удар имел место осенью 1944 года в Прибалтике. Вся Эстонская Советская Социалистическая Республика и большая часть Латвийской Советской Социалистической Республики были освобождены. Остатки разгромленных немецких армий оказались прижатыми к берегу Балтийского моря в Курляндии. 19 сентября Финляндия подписала соглашение о перемирии.

В октябре декабре 1944 года развернулись наступательные операции девятого удара между Тиссой и Дунаем в Венгрии. В результате этого удара Германия фактически лишилась своего последнего союзника — Венгрии. Красная Армия оказала непосредственную помощь Югославии в освобождении ее столицы Белграда.

Десятый удар состоялся в октябре 1944 года на крайнем северном участке советско германского фронта. Он завершился разгромом и изгнанием немецко фашистских войск из Советского Заполярья и северо восточной части Норвегии.

Крупнейшие победы советских войск в 1944 году явились лучшим свидетельством правильного метода стратегического планирования, принятого Ставкой Верховного Главнокомандования на данном этапе войны, красноречивым подтверждением глубины предвидения нашего высшего военного руководства. Главные силы противника понесли тяжелейшее поражение, а советские войска вышли на выгодные исходные рубежи для завершающей кампании войны.

На протяжении войны совершенствовались способы и возрастали средства влияния Ставки на ход событий. Перегруппировки сил и средств совершались все более искусно, взаимодействие фронтов, сухопутных войск с авиацией, флотом становилось все лучше и лучше. Наши операторы научились направлять войска к цели, назначая им целесообразные разграничительные линии и меняя их в случае необходимости.

Главным же средством внезапного для противника коренного изменения оперативно стратегической обстановки были и оставались на протяжении всей войны резервы Ставки. В главах этой книги, посвященных героической обороне Москвы, Сталинградской и Курской битвам, операции “Багратион” в Белоруссии и в других, читатель найдет описание конкретных обстоятельств использования стратегических резервов и увидит, что ввод их в сражение производился, как правило, массированно и на основных направлениях. Это и позволяло добиваться крупных результатов.

Ведь как бы ни были хороши замыслы и планы, изложенные на картах, они оставались бы простой бумагой, если бы не были обеспечены соответствующими силами и средствами. Успехи кампаний и операций находятся в прямой зависимости от того, насколько войска обеспечены резервами, вооружением, боеприпасами, горючим и другими материальными средствами, как поставлено дело лечения раненых и возвращение их в строй.

Формирование и подготовка резервов были далеко не простым и не легким делом. Для руководства и контроля за формированием резервов, запасными и учебными частями, для подготовки маршевого пополнения было образовано в 1941 году Главное управление формирования и укомплектования войск Красной Армии (Главупраформ) во главе с армейским комиссаром 1 ранга Е. А. Щаденко. В годы гражданской войны Ефим Афанасьевич был членом Революционного военного совета Первой и Второй конных армий. Это был требовательный человек и умелый организатор.

Главупраформ сосредоточил в своих руках вопросы комплектования и создания обученных резервов всех родов войск, кроме ВВС, бронетанковых войск и артиллерии, а также контроль за направлением пополнений из запасных и учебных частей фронтам действующей армии.

Обеспечением войск материальными средствами занималось Главное управление тыла. Деятельность организаторов и руководителей тыла достойна широкого освещения. Она была трудна и не всегда приметна, но вклад тыла Советских Вооруженных Сил в победу был велик и снискал себе глубокую благодарность советского народа.

После обращения И. В. Сталина 3 июля 1941 года к советскому народу и специального решения ЦК ВКП(б) в середине июля 1941 года “Об организации борьбы в тылу германских войск” всюду и везде, куда вторгались фашисты, начали активно действовать партизанские отряды, создаваемые и руководимые местными партийными организациями. Уже в 1941 году на оккупированных территориях развернули работу 18 подпольных обкомов, более 260 окружкомов, горкомов, райкомов и других подпольных партийных органов, свыше 300 горкомов и райкомов комсомола{52}. Боевая деятельность народных мстителей и тайный фронт подпольной работы стали фактором большого военно политического значения, который надо было умело использовать для ослабления и уничтожения врага.

Если в первый год войны в руководстве партизанским движением еще не было должной организованности и централизации, то в последующем Ставка управляла военными действиями в тылу врага уверенно и твердо. Это делалось через созданный при ней 30 мая 1942 года Центральный штаб партизанского движения во главе с секретарем ЦК КП(б) Белоруссии П. К. Пономаренко.

Пантелеймона Кондратьевича я знал очень давно. Твердый коммунист, он оправдал доверие партии и стал подлинным организатором деятельности народных мстителей.

Кроме Центрального штаба, были созданы республиканские и областные штабы партизанского движения, а при штабах фронтов — отделы по связям с партизанскими силами. В результате появилась реальная возможность направлять действия всех сил партизанского движения в интересах армии, координировать взаимодействие партизанских отрядов с операциями фронтов.

Общие задачи партизанским силам ставились ЦК ВКП(б) и Ставкой Верховного Главнокомандования. В соответствии с обстановкой они конкретизировались на местах парторганизациями и органами партизанского движения.

Задачи партизанского движения в основном сводились к тому, чтобы создавать гитлеровцам невыносимую обстановку, уничтожать живую силу, военную технику и материальные средства врага, дезорганизовать работу его тыла, срывать мероприятия военных властей и административных органов фашистских оккупантов. Действия партизан укрепляли уверенность советских людей, оказавшихся на временно оккупированных территориях, в конечной нашей победе над врагом и вовлекали их в активную борьбу с захватчиками.

Война с партизанами приносила врагу большие потери, подавляла его моральное состояние, срывала перевозки и маневрирование войсками, что особенно губительно отражалось на проводимых немецко фашистским командованием операциях. Несмотря на зверские меры, применяемые с целью ликвидации партизан, силы народных мстителей день ото дня множились и крепли, росла жгучая ненависть к врагу и стремление советского народа скорее разгромить гитлеровских захватчиков.

Круг перечисленных задач партизан, их важность говорит о том, что партизаны могли действовать только организованно, целыми соединениями и отрядами. В осуществлении этих задач участвовали все партизанские силы и подпольные организации народных мстителей.

Повседневное руководство партизанскими силами на местах осуществлялось подпольными организациями нашей партии. Работу этих подпольных партийных организаций трудно переоценить. Активными помощниками партии стали подпольные комсомольские организации. Молодое поколение наше должно знать о героической работе, которую проводили коммунисты и комсомольцы, организуя и вдохновляя на борьбу с врагом советских людей, временно оказавшихся под пятой гитлеровцев.

Центральный штаб партизанского движения просуществовал до конца 1943 года. Когда в начале 1944 года большая часть советской территории была освобождена, он был расформирован и руководство партизанскими силами полностью перешло к партийным органам республик и областей.

Рассматривая вопросы политического и военно стратегического руководства войной, следует особо сказать о таких важных коллективных органах партии, как Главное политическое управление Красной Армии и Главное политическое управление Военно Морского Флота, Военные советы и политуправления фронтов и флотов. Роль их, как и всех партийно политических органов в обеспечении победы над германским фашизмом в годы Великой Отечественной войны, была огромна. Она заслуживает отдельного и подробного рассмотрения и анализа.

Задача эта в последнее время решается в ряде военно исторических работ. Однако давно назрела необходимость создания фундаментального научного труда, где была бы всесторонне исследована многогранная деятельность политических органов в годы войны. Особенно плодотворной работа Главпура Красной Армии стала тогда, когда во главе его в середине 1942 года встал видный деятель партии и государства, кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б) и Московского комитета партии Александр Сергеевич Щербаков.

И. В. Сталин с большим уважением и доверием относился к Александру Сергеевичу. Вплоть до 1945 года А. С. Щербаков был также начальником Советского информбюро. В период героической обороны Москвы в 1941 году А. С. Щербаков был одним из тех, кто умел зажечь в сердцах защитников столицы огонь жгучей ненависти к фашистам, стремившимся любой ценой овладеть Москвой.

Вся политическая работа в армии, руководство и влияние партии на солдатские массы проводились через политорганы, партийные и комсомольские организации непосредственно в частях и подразделениях. Командующие войсками, командиры всех степеней широко опирались на эту развитую систему партийно политической работы. На политорганах, партийных и комсомольских организациях лежала особая ответственность за состояние каждой воинской части и ее боеспособности. Они добивались того, чтобы коммунисты и комсомольцы в трудной и сложной боевой обстановке вели за собой бойцов, решительно боролись с проявлениями растерянности и неорганизованности. Партийно политические органы популяризировали боевой опыт, примеры мужества и отваги, инициативы и находчивости, взаимной выручки в бою. Политическая работа в

войсках все время совершенствовалась, давая положительные плоды, и имела огромное значение для достижения победы.

Деятельность Ставки неотделима от имени И. В. Сталина. В годы войны я часто с ним встречался. В большинстве случаев это были официальные встречи, на которых решались вопросы руководства ходом войны. Но даже простое приглашение на обед всегда использовалось в этих же целях. Мне очень нравилось в работе И. В. Сталина полное отсутствие формализма. Все, что делалось им по линии Ставки или ГКО, делалось так, чтобы принятые этими высокими органами решения начинали выполняться тотчас же, а ход выполнения их строго и неуклонно контролировался лично Верховным или, по его указанию, другими руководящими лицами или организациями.

ГКО и Ставка представляли собой два самостоятельных чрезвычайных органа, созданных решением Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР на период войны. Но так как И. В. Сталин возглавлял и Комитет и Ставку, то формальность обычно не соблюдалась. На совещания в ГКО часто приглашались члены Ставки и, наоборот, в Ставке, при рассмотрении важных вопросов, присутствовали члены ГКО. Совместная работа приносила большую пользу: не терялось время на изучение вопросов для проведения их в жизнь, и люди, входившие в состав этих двух государственных органов, всегда были в курсе событий.

Конечно, подобная практика работы Ставки и ГКО была физически очень тяжела для их членов, но в ходе войны об этом не думалось: каждый работал в полную меру своих сил и возможностей. Все равнялись на И.В. Сталина, а он, несмотря на свой возраст, был всегда активен и неутомим. Когда кончилась война и наступили дни сравнительно планомерного труда, И. В. Сталин как то сразу постарел, стал менее подвижен, еще более молчалив и задумчив. Минувшая война и все связанное с нею сильно и ощутимо отразились на нем.

Читатели первого издания моей книги не раз спрашивали меня, были ли ошибки в работе Ставки и И. В. Сталина как Верховного Главнокомандующего?

В тех разделах книги, где рассматриваются конкретные события войны, я рассказал о некоторых ошибках и просчетах в руководстве вооруженными силами, которые имели место. Выше я уже говорил, что с накоплением опыта ведения войны ошибки и просчеты умело исправлялись, их становилось все меньше и меньше.

И. В. Сталин внес большой личный вклад в дело завоевания победы над фашистской Германией и ее союзниками. Авторитет его был чрезвычайно велик, и поэтому назначение Сталина Верховным Главнокомандующим было воспринято народом и войсками положительно.

Конечно, в начале войны, до Сталинградской битвы, у Верховного были ошибки, которые бывают, как известно, у каждого. Он их глубоко продумал и не только внутренне переживал, а стремился извлечь из них опыт и впредь не допускать.

Опираясь на всестороннюю помощь ЦК и организаторскую деятельность партии на местах, горячий патриотизм советского народа, поднявшегося на священную войну с фашизмом. Верховный Главнокомандующий умело справился со своими обязанностями на этом высоком посту.

Очень хорошо сказал Михаил Шолохов в интервью газете “Комсомольская правда” в дни 25 летия победы над фашистской Германией: “Нельзя оглуплять и принижать деятельность Сталина в тот период. Во первых, это нечестно, а во вторых, вредно для страны, для советских людей, и не потому, что победителей не судят, а прежде всего потому, что "ниспровержение" не отвечает истине”.

К этим словам М. А. Шолохова вряд ли можно что добавить. Они точны и справедливы. Верховный Главнокомандующий сделал все возможное, чтобы Ставка, ее рабочий аппарат — Генеральный штаб и Военные советы фронтов стали подлинно мудрыми и искусными военными помощниками партии в деле достижения победы над фашистской Германией.

И. В. Сталин обычно работал в Кремле в своем рабочем кабинете. Это была просторная, довольно светлая комната, стены которой были обшиты мореным дубом. В ней стоял длинный, покрытый зеленым сукном стол. На стенах — портреты Маркса, Энгельса, Ленина. Во время войны появились, кроме того, портреты Суворова и Кутузова. Жесткие стулья, никаких лишних предметов. Огромный глобус помещался в соседней комнате, рядом с ним — стол, на стенах различные карты мира.

В глубине кабинета у закрытого окна стоял рабочий стол И. В. Сталина, всегда заваленный документами, бумагами, картами. Здесь были телефоны ВЧ и внутри кремлевские, лежала стопка отточенных цветных карандашей. И. В. Сталин обычно делал свои записи синим карандашом, писал быстро, размашисто, разборчиво.

Вход в кабинет вел через проходную комнату А. Н. Поскребышева и небольшое помещение начальника личной охраны Верховного Главнокомандующего. За кабинетом

— небольшая комната отдыха. В комнате связи стояли телеграфные аппараты для переговоров с командующими фронтами и представителями Ставки.

Работники Генштаба и представители Ставки развертывали карты на большом столе и стоя докладывали Верховному обстановку на фронтах, иногда пользуясь записями. И. В. Сталин слушал, обычно расхаживая по кабинету медленным широким шагом, вразвалку. Время от времени он подходил к большому столу и, наклонившись, пристально рассматривал разложенную карту. Изредка он возвращался к своему столу, брал коробку папирос “Герцеговина Флор”, разрывал несколько папирос и медленно набивал трубку табаком.

Стиль работы, как правило, был деловой, без нервозности, свое мнение могли высказать все. Верховный ко всем обращался одинаково — строго и официально. Он умел внимательно слушать, когда ему докладывали со знанием дела. Сам он был немногословен и многословия других не любил, часто останавливал разговорившегося репликами — “короче!”, “яснее!”. Совещания открывал без вводных, вступительных слов. Говорил тихо, свободно, только по существу вопроса. Был лаконичен, формулировал мысли ясно.

И. В. Сталин требовал ежедневных докладов о положении дел на фронтах. Чтобы идти на доклад к Верховному Главнокомандующему, нужно было быть хорошо подготовленным. Явиться, скажем, с картами, на которых имелись хоть какие то “белые пятна”, сообщать ориентировочные или тем более преувеличенные данные было невозможно. Он не терпел ответов наугад, требовал исчерпывающей полноты и ясности.

У Верховного было какое то особое чутье на слабые места в докладах или документах, он тут же их находил и строго взыскивал за нечеткую информацию. Обладая цепкой памятью, он хорошо помнил сказанное и не упускал случая довольно резко отчитать за забытое. Поэтому штабные документы мы старались готовить со всей тщательностью, на какую только были тогда способны.

При всей тяжести положения на фронтах, особенно в начале войны, когда еще не был окончательно отработан ритм жизни в боевых условиях, к чести руководящего состава Генштаба, я должен сказать, что в целом в Генеральном штабе сразу же установилась деловая и творческая обстановка, хотя напряженность работы в те дни достигла крайних пределов.

На протяжении всей войны я не терял ни личной, ни служебной связи с Генштабом, который немало помогал мне во фронтовых делах, при подготовке и осуществлении операций. Генштаб, как правило, квалифицированно и оперативно разрабатывал проекты директив Верховного Главнокомандования, строго следил за выполнением его указаний, руководил работой штабов фронтов, армий, объединений всех видов вооруженных сил и родов войск, авторитетно докладывал большие и важные вопросы Ставке Верховного Главнокомандования.

Свои суждения по важным вопросам И. В. Сталин во многом строил на основе докладов представителей Ставки, посылавшихся им в войска, из выводов Генерального штаба, мнений и предложений командования фронтов и специальных сообщений.

Непосредственно общаться с И. В. Сталиным мне довелось, начиная с февраля 1941 года, когда я начал работать в должности начальника Генштаба. О внешности И. В. Сталина писали уже не раз.

Непримечательный с виду, И. В. Сталин во время беседы производил сильное впечатление. Лишенный позерства, он подкупал собеседника простотой общения. Свободная манера разговора, способность четко формулировать мысль, природный аналитический ум, большая эрудиция и редкая память заставляли во время беседы с ним даже очень искушенных и значительных людей внутренне собраться и быть начеку.

И. В. Сталин не любил сидеть и во время разговора медленно ходил по комнате, время от времени останавливаясь, близко подходя к собеседнику и прямо смотря ему в глаза. Взгляд у него был острый и пронизывающий. Говорил он тихо, отчетливо отделяя одну фразу от другой, почти не жестикулируя. В руках чаще всего держал трубку, даже потухшую, концом которой любил разглаживать усы. Говорил с заметным грузинским акцентом, но русский язык знал отлично и любил употреблять образные сравнения, литературные примеры, метафоры.

Смеялся И. В. Сталин редко, а когда смеялся, то тихо, как будто про себя. Но юмор понимал и умел ценить остроумие и шутку. Зрение у него было очень острое и читал он без очков в любое время суток. Писал, как правило, сам от руки. Читал много и был широко осведомленным человеком в самых разнообразных областях знаний. Поразительная работоспособность, умение быстро схватывать суть дела позволяли ему просматривать и усваивать за день такое количество самого различного материала, которое было под силу только незаурядному человеку.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.