Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Текст спецкурса.docx
Скачиваний:
58
Добавлен:
25.03.2016
Размер:
253.01 Кб
Скачать

4. Типология социально-технологического базиса мышления

общественно-материальная основа категориального мышления различается на три типа: на субъективный, объективный и универсальный (субъектный) в зависимости от строения производства, общественных отношений и сознания.

1. Производство имеет субъективное строение потому, что главным технологическим фактором выступают живые индивиды; оно включает ручной труд и инструментальный этап техники. Целью труда выступает потребительная стоимость, так как обмен еще не подчинил себе производство. Такая цель не содержит в себе установки на выход за рамки исходного пункта, на что указывает схема простого товарного производства (Т – Д – Т). Ориентация на потребительную ценность задает традиционное воспроизводство образа жизни, продуцирует узкие общественные, а значит и духовные формы, создает местного человека и местную социальность. субъективное строение присуще и общественным отношениям: в них доминирует личная зависимость и естественные общности, естественное право, традиции как регулятор поведения; идентичность тоже локальна. Субъективное строение присуще и мышлению, сознанию. Понятия носят эмпирический характер. Ценностное миропонимание доминирует над логическим, реальность берется, в первую очередь, в аспекте ее значимости по отношению к потребностям и интересам человека. Скрытые, невидимые связи истолковываются по образу и подобию субъективности человека. Рациональное мышление не освободилось от суггестии мифа. В сознании еще не сложился устойчивый способ мыслить и воспринимать реальность по схеме «объект – субъект», которая предполагает развитую систему посредников в отношении субъекта к природе и в отношениях между индивидами.

2. Производство имеет объективное строение, так как центр тяжести смещается с живого труда, на предметные органы (систему машин); оно включает технологическое применение науки и репродуктивный труд рабочих. Целью производства является прибавочная стоимость; эта цель всеобща, так как всеобща субстанция стоимости – труд. Схема производства (Д – Т – Д′) указывает на беспредельность, что ведет к универсализации общения. объективное строение свойственно общественным отношениям в форме вещной зависимости. Человеческая связь, естественные общности превращаются в побочные по сравнению с объединениями, которые выросли из экономических, производственных, политико-правовых процессов. Объединения людей скрепляются экономическими, технологическими, правовыми и политическими узами. Объективное строение присуще и мышлению, сознанию: объективный метод осознания реальности становится доминирующим; наука осознается как единственно верный способ ориентации в мире; логическое сознание берет верх над ценностным. Мыслительные процессы достигают высшей степени всеобщности, опосредствованности, рациональности, операциональности, конструктивности. Эталонными в науке становятся тексты с однозначными терминами, со строгой логической последовательностью, с прозрачной операциональностью и конструктивной значимостью понятий. Понятия должны быть доведены до операциональной осуществимости, ибо они не только отражают, но и служат проектами будущих продуктов. «Чудо» исключается из науки, так как оно разрывает строгую детерминацию в производстве и не переводимо на определенную операциональную последовательность.

3. Из объективного типа вырастает универсальное (субъектное) строение производства, общественных отношений и сознания. Капитал есть накопленный труд, и сам по себе он не имеет иного субстрата. Самовозрастание капитала, его выход за пределы достигнутого скрывают за вещной оболочкой креативное человеческое содержание, расширенную схему человеческого самообновления: продуктивно-творческие силы → их объективации → прирост и обновление этих сил.

Накопление капитала сменяется накоплением всеобщей идеальной предметности, представленной в культуре. Техногенное общество неизбежно сменяется креативно-антропогенным обществом самодеятельности, а престижность вещного богатства – личностной формой богатства, креативностью субъекта.

Производство средств жизни все более основывается на автоматизированной техносфере с наукоемкой техникой, которая предполагает и наукоемкий интеллект работников с научной подготовкой. Благодаря передаче технике интеллектуальной функции техносфера и работники подлежат постоянному обновлению. Меновые отношения сбрасывают загадочность товарной формы: за движением товаров субъекты видят движение своих собственных трудозатрат. На первый план выйдет не производство средств жизни (материальное производство), а культурное воспроизводство поколений, целостных индивидуальностей, поэтому социальная сфера общества будет главной (то, ради чего).

Культурное воспроизводство людей станет главным содержанием общественных отношений, и тем самым отношения между людьми станут непосредственно-общественными, без анонимности разного рода факторов, которые вступают между собой в особые надчеловеческие отношения. Рассеется товарный и политический фетишизм. Социальные институты примут адекватную форму – органов коллективной воли для самоорганизации и самоуправления граждан.

Ценностно-нейтральный стиль научного мышления, выросший из фабрично-заводского уклада, будет преодолен. объективное понимание реальности будет дополнено равноценным компонентом – ценностным пониманием и переживанием; разум и сердце – это два крыла духовного полета творческой индивидуальности, не изуродованной технической цивилизацией в одномерный логический интеллект.

Реванш аксиологического компонента в структуре мышления связан с тем фактором, что главным станет не производство средств жизни, а культурное воспроизводство целостных индивидов.

Субъектное строение социальности приводит в соответствие универсальную сущность человека с его существованием, ранее ограниченным как орудийным фондом, так и ставшей узкой стоимостной формой.

Предвидение К. Маркса о социокультурной динамике в целом верно: «отношения личной зависимости» (добуржуазные формы общества) → «личная независимость, основанная на вещной зависимости» (буржуа­зная социальность) → «свободная индивидуальность, основа­нная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллек­тивной, общественной производительности в их общественное достояние». Поэтапное преобразование социальной связи из ее вещной формы в человеческую общность при верховенстве нравственных императивов составляет глубинное содержание и смысл преобразования техногенной цивилизации в новую историческую ступень – культуру(дикость –варварство – цивилизация – культура). Разумеется, типология представлена в чистом виде, как и всякая научная абстракция.

Типология социально-технологического базиса объясняет, почему научный стиль мышления утверждается в 17 века (классический период науки) и почему в современных условиях гуманитарный компонент выходит на первый план в так называемый постнеклассический период науки.

Тенденции развития социокультурных основ логико-категориального мышления состоят в превращении техногенной цивилизации в антропогенное общество. Экономикоцентризм с его редукцией культуры до стоимостных показателей (максимум прибыли, минимум нравственности), социал-расизм в отношении к «неприспособленным», «постнравственая» и «постправовая» политика с позиций силы по отношению к государствам, защищающим национальную культуру и экономику, и другие факторы свидетельствуют о завершении цикла технологической цивилизации, и о необходимости утверждения новой ценностной доминанты для качественно иной социальности.

превращение социальной связи с ее прежними формами овещнения в человеческую общность откроют простор для реализации универсальных возможностей человека как культурно-исторического существа. Вектор исторического саморазвития заключается в самоосвобождении людей от природной и социальной стихии на тернистом пути восхождения к большей свободе большего числа людей, к духовному совершенству, к гармонии духа и природы, к осознанию единства человеческого рода.

XXI век станет по всей вероятности, переходом от техногенной цивилизации к культуре в процессе разрешения противоречий между:

▪ универсальной сущности человека и узкой стоимостной формой буржуазного производства;

▪ овещнением социальной связи и человеческой формой этой связи;

▪ трудом материальным и духовным;

▪ стоимостной формой богатства и личностной формой богатства;

▪ прибылью как целью капиталистического производства и нравственными императивами человеческой общности;

▪ капиталом в его вещной форме и «человеческим капиталом»;

▪ объективной необходимостью кооперировать трудовые усилия народов в разделении труда в глобальном масштабе и эгоизмом развитых стран направить эту тенденцию на обогащение лишь «золотого миллиарда»;

▪ стандартами технорационалистического мышления с его инженерными схемами организации социальности и ценностным сознанием и др.

Изменится сама формация мышления27. Тенденции культуры восстановят в правахаксиологический синтез, и мышление будет разумным, социально интегральным, понимающим социум на основе социальной связи как человеческой общности, на основе культурного воспроизводства целостных индивидуальностей. В такой общности первичным становится отношение «человек – человек» по отношению «человек – профессия – техника». Родовая природа человека получит адекватное осознание.

Какие тенденции современной социальной действительности служат основанием для перехода от вещной социальной связи к человеческой связи, от техногенной цивилизации – к культуре как ступени истории? В XXI веке существуют следующие новые тенденции, влияющие на мышление.

Во-первых, фактор саморазоблачения буржуазной техногенной цивилизации. В экономических отношениях постиндустриального общества первенство принадлежит уже не промышленному, а финансовому капиталу в международном масштабе, не продуктивной экономике, а «виртуальной», занятой манипуляцией курсом валют, ценными бумагами, финансовыми пирамидами. «Новые буржуа возвращаются к старой спекулятивно-ростовщической формуле: Д – Д′», минуя цикл производства28. Финансовым пирамидам в точности соответствуют те пирамиды мнимых значений, оторванных от предметов, которые навязываются постмодернистской философией29.

Суть современного кризиса прекрасно реконструировал Н. Стариков: Федеральная резервная система (ФРС) в США, как частное предприятие (!), бесконтрольно печатает доллары, ссужает их кому считает нужным, намеренно разоряет своих конкурентов в области финансов, чтобы стать монопольной финансовой инстанцией на планете, т.е. чтобы обирать все страны планеты с помощью долларов, не обеспеченных товарной массой. Вот такой скрытый финансовый паразитический общепланетарный колониализм!30

Новый естественный отбор либералов глобализма, заключает А. С. Панарин, грозит «новой бестиализацией человечества. Зверем уже сегодня запахло. И дорогу зверству расчищает так называемый либерализм, призывающий не вмешиваться в действие механизмов естественного отбора. От принципа минимального государства либерализм постепенно пришел к принципу “минимальной” морали и культуры – они тоже не должны мешать естественному рыночному отбору»31.

Бегство от созидательного творчества, от культуры в язычески разнузданную чувственность, в культ гедонизма, отключка от нравственных императивов в экономике и политике, двойные стандарты в международном праве, откровенный цинизм в попирании суверенитета государств, отстаивающих свои национальные интересы и др., все это печать увядания, деградации. Нравственность, совесть не отменят никакие либеральные идеологемы.

Абсолютным пределом для капитала является узость его экономической формы, сковывающей самодеятельность и самореализацию общественного человека. Дж. Сорос, один из крупнейших финансистов, пишет: «Мы можем выделить два вида ценностей: фундаментальные принципы, которых люди придерживаются независимо от последствий, и практическая целесообразность». «Пока капитализм остается победителем, стремление к деньгам перекрывает все другие общественные соображения». «Подлинные ценности невозможно измерить деньгами». Поэтому «между подлинными ценностями и рыночными ценностями существует пропасть. … Подлинные ценности достойны уважения как таковые»32.

Стоимостная форма продукта будет и в обозримом будущем. Благодаря стоимости можно устанавливать пропорции в обмене товарами. Однако превращение стоимости в самоцель производства, сведение полноты жизни и труда к стоимостному индикатору есть та уязвимая пята капитала, через которую капитал будет подвергаться эрозии, размыванию. На первый план выйдет не абстрактный, а конкретный труд. Стоимость сохранится в качестве учета трудовых затрат, а не как цель производства. А это обстоятельство является важнейшим в преодолении овещнения и социального фетишизма. Производство прибыли как цель, оценка социальной эффективности усилий людей только в деньгах – это социальная редукция, враждебная культуре и исторически преходящая форма хозяйствования, своего рода смута в общественном сознании.

Общественное богатство существует в трех формах – натуральной, стоимостной и субъективно-личностной. Труд, создающий реальное богатство (ценности для потребления и продуктивно-творческие силы человека) превратился в средство созидания богатства вообще, в созидание «сумасшедшей» (К. Маркс) формы богатства (финансовый капитал). Реальное богатство, оцененное рабочим временем, получает количественную – стоимостную оценку. Стоимостная форма богатства утвердилась как самоцель! Количественный параметр богатства взял верховенство над его качественным креативно-антропологическим содержанием. Подобно тому как количественный принцип формальной демократии доминирует над качественным, который присущ самоуправлению и народовластию. Но ведь стоимостные показатели вполне можно использовать как инструмент, как средство для реализации нравственных императивов – измерять эффективность производства людьми собственной жизни отношением производства к общественным потребностям, к целостному развитию индивидов, к реальным возможностям науки открывать глубинные закономерности «звездного мира».

При таком критерии эффективности на первый план выйдет не абстрактный, но конкретный труд, определяемый конкретными общими целями. Только конкретный труд может утвердиться как самоцель в силу его креативности по отношению к человеку. Тем самым изменится вся социальность, она обретет иные, ценностные критерии жизни и мышления.

Во-вторых, это факторы, создающие условия для сужения социальной опоры буржуазной социальности и для роста числа сторонников, требующих «смены курса». В области технологической происходит революция, сущность которой заключается в передаче интеллектуальных функций от работников технике. Как машинный базис революционизировал сам процесс производства, резко увеличил производительность труда, скорость создания потребительных стоимостей в единицу времени и явился основой новой экономической формы – производства прибавочной стоимости, а через производство капитала модифицировал все общественные отношения, точно так же передача интеллектуальной функции технике привела к автоматизации, к созданию информационно емких, научных технологий, которые проникают во все сферы общества – в производственную, экономическую, социально-образовательную, управленческую и др. Компьютерные сети локального и планетарного масштаба расширяют горизонт сознания, повышают долю самостоятельности в получении и обработке информации, убыстряют духовный обмен, внедряют инновационный подход в решении проблем, обновляют набор мыслительных схем и интенсифицируют мыслительные процессы, повышают производительность мышления. Главное состоит в том, что информационно-коммуникативная продукция быстро становится достоянием большинства и ломает принцип капитала: собственность на такую продукцию подвергается весьма легкой атаке в виде изготовления ее дубликатов, будь то программное обеспечение, фильмы, песни и др.

Как паровая мельница и двигатель внутреннего сгорания стали технологической «миной» для феодализма, так же интеллектуализация техники сметет узкую стоимостную форму капиталистического производства33.

С развитием информационной техники производственные и социальные процессы в определенным смысле становятся на «голову». Дело в том, что идеальное содержание общественных процессов, получив техническую основу для своего закрепления, совершенствования и обновления, обретает такое значение, которое оно ранее не имело. Идеальное содержание получает в информационной технике специальную разработку, совершенствование и прикладную форму для материализации. Роль идеального в опосредствовании процессов функционирования всех звеньев технических и социальных систем качественно возросла. Благодаря информационной технике идеальное превратилось в предмет особой специальной разработки, что ведет к быстрому обновлению интеллектуального содержания технологических и социальных процессов, к необходимости обязательной переподготовки кадров, к непрерывному их образованию, к необходимости поэтапного осуществления высшего образования для всех работников общественного производства.

Идеальное содержание в сознании совокупного субъекта становится исходным началом, с которого запускаются реальные процессы жизнеобеспечения и жизнеустройства, процессы обработки природы и процессы в отношениях между людьми. Сбывается мифологема Платона об «эйдосах» как о чистых формах-эталонах, организующих все сущее, по крайней мере, в социуме. Правота идеализма заключается в понимании атрибутивной роли идеального в жизни индивидов, одаренных сознанием и волей. Уже с середины ХХ века индустриальные технологии вытесняются производством информационной, наукоемкой продукции, эмпирическая подготовка работников – подготовкой научно-теоретической, главным становятся не мускульные усилия работников, а скорость реализации знаний, самым ценным товаром – «ноу-хау», а ведущей отраслью – «банки данных». «Индустриальная система техноцентрична, постиндустриальная – культуроцентрична»34. Возросшая роль идеального, знаний выражается в высокой стоимостной оценке инновационных научно обоснованных технологий, в переходе к «экономике знаний», предполагающей и «человека знаний».

С ростом автоматизации производства на основе информационной техники работники все в большей мере, как предвидел К. Маркс, перестают быть непосредственными технологическими агентами производства, встают над ним в качестве контролеров и регулировщиков технологического процесса. Уменьшение занятости в материальном производстве ведет к изменению профессиональной структуры общества: происходит сокращение количества работников, занятых в сфере производства средств жизни и резко увеличивается количество работников в сферах культурного воспроизводства людей в социальной сфере общества (образование, наука, искусство, культурный досуг и др.).

Система образования уже сегодня определяет духовный, культурный, личностно-продуктивный и профессиональный потенциалы общества; качество образования непосредственно влияет на эффективность экономики, социальную стабильность, престижность тех или иных профессий, степень внедрения инновационных технологий. С ростом влияния человеческого капитала увеличивается значение образования, подготовки специалистов. Опережающая роль образования, т. е. живого интеллекта по отношению к интеллекту опредмеченному, становится очевидной. Общепризнанным фактом является «возрастание роли человеческого капитала, который в развитых странах составляет 70 – 80 процентов национального богатства, что в свою очередь обусловливает интенсивное, опережающее развитие образования, как молодежи, так и взрослого населения»35.

Капитал в переводе с латинского означает «главный». В экономике под капиталом понимается определенное экономическое отношение, выраженное как самовозрастающая стоимость на основе производства при посредстве обращения: т. е. капитал понимается в сугубо вещной форме, за которой человеческое измерение скрыто. Человеческое содержание капитала после Маркса заново открыли специалисты по культурной антропологии и этнологии, исследуя образования социума в чистом виде на примере архаичных обществ, не знающих рыночных отношений36. Они ввели понятиеколлективного символического капитала и доказали, что собственно человеческие связи образуют человеческий социум. Такой социум образуется на основе духовной собственности людей, – «тех ценностей, которые их объединяют без принуждения и которые они готовы сообща защищать»; коллективной памяти, деяний героев как образцов, а также габитуса как «способа согласования практик человека с заветами коллективной памяти, ставшими культурной нормой, с одной стороны, и коллективными целями и проектами – с другой»37.

А. С. Панарин весьма точно определил символический капитал как «социально мобилизованную духовность, выступающую как инструмент людского социального сплочения»38, единения вчеловеческую общность, где люди начинают производить как люди – производить не просто цемент, сталь или прибыль, а культурно воспроизводить полноту своей жизни во всем богатстве человеческой субъективности и взаимных отношений.

Интеллектуально емкие производства, виды продукции, системы управления обязывают к подготовке в массовом масштабе и «интеллектуально емких работников», для которых монополия на культуру, управление, образование станет нестерпимой, и такая монополия будет крошиться на кусочки. В нее будут проникать могучие тенденции коллективов, регионов, стран с установками культура.

Будет происходить медленное, но неуклонное преобразование техногенного основания общества в антропогенное: центр тяжести общественного производства сместится с производства средств жизни на социокультурное воспроизводство поколений. Противоречие между мотивом буржуазного производства и работниками с научно-теоретической, эстетической и правовой подготовкой разрешится в пользу труда, а не капитала. В конце концов, сработают религиозно-нравственые мотивации.

Сделаем выводы. Рациональный компонент мышления представлен логическим содержанием.

Логическое содержание мысли есть превращенная форма технологического процесса.

Принцип производства является решающим в понимании научного мышления.

Социально-технологический базис рационального мышления включает в свой состав технологическое отношение людей к природе и общественные отношения между людьми.

Технологии поставляют мышлению микросхемы, которые благодаря общению и общественным отношениям превращаются во всеобщие схемы мысли.

Три типа строения социальности объясняют своеобразие мышления в тот или иной период истории.

Литература

Гончаров С.З. Субъективная основа возникновения и развития мысли. Екатеринбург: Изд-во Рос.гос. проф.-пед. ун-та, 2008.

Гончаров С.З. Объективная основа возникновения и развития мысли. Екатеринбург: Изд-во Рос.гос. проф.-пед. ун-та, 2008.