Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лекции Ист. экон..doc
Скачиваний:
109
Добавлен:
26.02.2016
Размер:
963.58 Кб
Скачать

8 Экономическое развитие ссср в 1945–1991 гг.

8.1 Советская экономика после Великой Отечественной Войны

8.2 На пути к системному кризису экономики СССР в 1964–1985 гг.

8.3 «Перестройка» и крах социалистической экономики

8.4 Российский вариант перехода к рыночной модели хозяйствования

8.1 Советская экономика после Великой Отечественной Войны

Великая Отечественная война нанесла колоссальный удар по народному хозяйству СССР. Число погибших, по уточненным данным, составило до 27 млн. человек, а число раненых и искалеченных вообще не поддается сколько-нибудь точным подсчетам. В 1946 г. население СССР, составлявшее 172 млн. человек, едва превышало уровень 1939 г.

Сумма прямых потерь, нанесенных войной народному хозяйству, в 1945 г. была оценена в 679 млрд. руб., что в 5,5 раза превышало национальный доход СССР в 1940 г. В 1945 г. промышленность освобожденных от фашистской оккупации районов производила лишь 30% довоенной продукции. Наибольший ущерб был нанесен черной металлургии (по выпуску металла и добыче руды страна была отброшена более чем на 10–12 лет), нефтяной (отставание составило 15 лет), угольной, химической промышленности, энергетике и машиностроению.

В то же время общий уровень промышленного производства в 1945 г. по официальной советской статистике снизился лишь на 8% по сравнению с 1940 г. Этому способствовала невиданная по своим масштабам эвакуация. Было эвакуировано до 2,6 тыс. предприятий, из них более 1,5 тыс. крупных, тем самым началось ускоренное развитие восточных районов, где было введено в строй 3,5 тыс. крупных предприятий, особенно бурными темпами увеличивалось военное производство. В результате индустриальная мощь Урала выросла в 3,6 раза, Западной Сибири – в 2,8 раза, Поволжья – в 2,4 раза.

Колоссальные потери понесло сельское хозяйство. Было разорено до 100 тыс. колхозов и совхозов, 2,9 тыс. машинно-тракторных станций. Трудоспособное население деревни уменьшилось почти в 1,5 раза.

Полностью или частично было разрушено 1710 городов и поселков городского типа, более 70 тыс. сел и деревень. В результате было уничтожено или пришло в негодность более половины городского жилого фонда, около 30% домов сельских жителей, крова лишились до 25 млн. человек.

Положение в сельском хозяйстве и в социальной сфере было просто катастрофическим. Подавляющая часть населения страны буквально балансировала на грани выживания. В 1946 г. в результате неурожая и беспощадного выкачивания из деревни продовольственных ресурсов разразился страшный голод, охвативший до 100 млн. человек. От голода и болезней в 1946–1948 гг. умерло около 2 млн. человек.

Выбор экономической стратегии. Выбор экономической стратегии СССР, как всегда, определялся политическим курсом. В данном случае он зависел прежде всего от воли Сталина, соотношения сил в правящей элите, а также от международной обстановки и особенно ее интерпретации советским руководством.

Победа над фашизмом резко изменила международную обстановку. СССР стал не только полноправным членом, но и одним из лидеров мирового сообщества, его отношения с западными державами приобрели партнерский характер.

Выбор экономической модели развития. Уже в 1945–1946 гг. при рассмотрении проекта четвертого пятилетнего плана возникла дискуссия о путях восстановления и развития советской экономики. В эти и последующие годы выявился целый ряд руководителей различных рангов, выступавших за смягчение или изменение тех или иных аспектов советской экономической политики, более сбалансированное развитие народного хозяйства, некоторую децентрализацию его управления; подобные предложения высказывались также при выработке и закрытом обсуждении новой Конституции СССР и новой программы партии. Среди них были секретарь ЦК, первый секретарь Ленинградского обкома КПСС А.А. Жданов, председатель Госплана Н.А. Вознесенский, председатель Совета Министров РСФСР М.И. Родионов, первый секретарь Курского обкома КПСС П. Доронин и др. Последний предлагал реорганизовать колхозы, радикально изменив роль крестьянских семей и превратив их в основную структурную единицу.

Сторонники возврата к довоенной модели, среди которых были Г.М. Маленков, Л.П. Берия, напротив выступали за ускоренное развитие военно-промышленного комплекса. Первую крупную победу им удалось одержать при утверждении четвертого пятилетнего плана. Принятый в мае 1946 г. Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 гг. содержал весьма напряженные задания и в качестве основной задачи провозглашал: «Обеспечить первоочередное восстановление и развитие тяжелой промышленности и железнодорожного транспорта...» Предполагалось уже в 1946 г. «завершить послевоенную перестройку народного хозяйства» и в ближайшее время не только догнать, но и превзойти «достижения науки за пределами СССР».

Однако прогрессировавший распад антигитлеровской коалиции, борьба с западными державами за раздел Европы и начало холодной войны способствовали окончательной победе сторонников централизации и развития ВПК, за спиной которых стоял Сталин. К ужесточению внутренней политики и развертыванию террора. Сталина подталкивали и личный опыт, и некоторые внутренние факторы, в частности голод 1946 г., способствовавший резкому ужесточению контроля государства над деревней, и обострение социально-экономической ситуации в городах (в том числе с отменой карточной системы и денежной реформой 1947 г.).

В 1947 г. Москва отказалась от участия в Плане Маршалла, направленного на экономическое возрождение Европы (западноевропейские страны получили по нему от США более 17 млрд. долл.), и приступила к насаждению в Восточной Европе откровенно коммунистических правительств и к «социалистическим преобразованиям». СССР, как и США, развернули усиленную подготовку к «большой войне». Это и определило экономическую политику последних лет сталинского Советского Союза. Страна не только вернулась к прежней модели экономики, но и жила буквально в предвоенном режиме.

Репрессии, не прекращавшиеся в период Великой Отечественной войны, после ее окончания стали нарастать. В результате послевоенной волны репрессий в тюрьмах, лагерях, колониях и ссылках оказались 5,5–6,5 млн. человек. Сфера лагерного, по сути рабского, труда была важнейшей, неотъемлемой частью советской экономики. Министерство внутренних дел стало крупнейшим хозяйственным ведомством. Руками заключенных сооружались многочисленные, крупнейшие объекты четвертой и пятой пятилеток в атомной, металлургической, энергетической промышленности, на транспорте.

Восстановление и развитие народного хозяйства. Перевод народного хозяйства на мирные рельсы проходил крайне болезненно.

Произошли изменения в управленческой структуре. В сентябре 1945 г. был упразднен Государственный Комитет Обороны, его функции перешли к Совнаркому. Некоторые военные наркоматы были ликвидированы или преобразованы в гражданские. В 1946 г. все они были переименованы в министерства. Система хозяйственных ведомств росла и изменялась. Система управления приобрела еще более бюрократический характер и была адаптирована к мирной жизни.

Конверсия, однако, была далеко неполной. Уже с 1947 г. спад в некоторых военных отраслях вновь сменился подъемом. В авиационной промышленности, например, к концу 1949 г. производство достигло уровня 1945 г. После войны была принята колоссальная 10-летняя программа развития судостроения. Хотя полностью она выполнена не была, к 1955 г. советский ВМФ имел кораблей основных классов в 2–3 раза больше, чем в 1945 г. Вместе с тем он по-прежнему оставался флотом преимущественно прибрежного действия.

Лучшие умы и ресурсы были брошены на создание новых видов вооружений: ракет, реактивной авиации, радиолокации, но прежде всего атомной бомбы. Уже в 1949 г. Советский Союз взорвал первое атомное устройство, а в 1953 г. создал водородную (термоядерную) бомбу.

Крупные успехи были достигнуты и в других сферах ВПК. В 1947 г. была создана первая советская баллистическая ракета дальнего действия. В 1953 г. удалось создать малогабаритный ядерный заряд, пригодный для размещения на ракетах. С этого же года в развитии военно-морского флота акцент был сделан на создание атомных подводных лодок. Таким образом, СССР обрел ракетно-ядерный потенциал.

По существу, к середине 50-х годов в СССР были заложены основы военно-промышленного комплекса, ставшего важнейшей, приоритетной частью экономики. Даже по официальной советской статистике, в четвертой пятилетке на укрепление обороноспособности было выделено 19,8% госбюджета (в первой пятилетке – 5,4%, во второй – 12,7% и за три года третьей – 26,4%).

Успехи в промышленности, военном деле базировались на жесточайшем административно-политическом нажиме на деревню, на откровенном ограблении крестьян. Нажим на деревню был сопоставим разве что с периодом массовой коллективизации, но теперь основные усилия партийных, советских, хозяйственных органов, а также милиции и госбезопасности были сосредоточены уже не на создании колхозов, а на беспощадном выкачивании из них продовольственных и денежных ресурсов. Нередко, выполнив государственный план поставок, колхоз оставался без хлеба. Виновными в такой ситуации оказывались председатели колхозов. В некоторых районах были осуждены до половины всех председателей колхозов. В целом по СССР в 1945 г. их было осуждено 5,8 тыс. человек, а в 1946 г. – уже 9,5 тыс. человек, в основном за раздачу зерна и сельскохозяйственных продуктов крестьянам и срыв государственных заготовок.

Простым колхозникам приходилось еще труднее. В результате развернутой государством кампании в 1946–1947 гг. площадь приусадебных участков крестьян была сокращена на 10,6 млн. гектар. В то же время в 1947 г. средняя норма выдачи зерна на трудодень была ниже уровня 1940 г. почти в два раза (4,2 центнера против 8,2 центнера). При этом в некоторых областях норма выдачи зерна на трудодень составляла менее 300 г, а в некоторых колхозах зерна крестьянам не выдавали вовсе. В последующие годы, несмотря на некоторое улучшение положения, доходы от колхоза составляли в среднем лишь 20,3% денежных доходов семьи крестьянина, а 27,4% колхозов в 1950 г. вообще не выдавали денег на трудодни. Даже учитывая некоторое повышение норм выдачи продуктов на трудодень, можно констатировать, что изнурительная, порой 15-часовая работа в колхозе не столько обеспечивала крестьян, сколько давала им право кормиться за счет собственного, сократившегося в размерах приусадебного участка (причем, по статистике, колхозник работал на приусадебном участке лишь 17% отработанного времени).

Таким образом, после некоторого «послабления» в годы войны в советской колхозной деревне восстановилась, причем еще в более жестком виде, чем в 30-е годы, система принудительного труда. Оставаясь основным «донором» сталинской экономики, деревня, тем не менее, оставалась «пасынком» в выделении государственных ресурсов и темпах восстановления. Не случайно в начале 50-х годов деревня только приблизилась к довоенному уровню, хотя по четвертому пятилетнему плану должна была его превзойти на 27%. Даже в середине 1953 г., по признанию Хрущева, поголовье крупного рогатого скота было на 3,5 млн. голов меньше, чем до войны. Урожайность зерновых даже в 1949–1953 гг. была заметно ниже, чем в 1913 г. (7,7 и 8,2 центнера с гектара). Среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства в 1950–1953 гг., по официальным данным, составляли 1,6%.

Отмена карточек в 1947 г. и конфискационная денежная реформа серьезно ударили по широким массам, сделав недоступными для них многие товары, продававшиеся по коммерческим ценам. В результате в 1947–1950 гг. цены на товары снижались пять раз. В дальнейшем этот процесс как бы оторвался от его предыстории и отложился в массовом сознании как сталинский курс на регулярное снижение цен. Деньги обменивались в масштабе 1 к 10. При этом пропорциональный обмен – 1 к 1 – производился для вкладчиков сберкасс, имевших вклад до 3 тыс. руб., для тех, кто имел вклад от 3 до 10 тыс., обмен шел 2 к 3, а для вкладов более 10 тыс. – 1 к 2. Наиболее пострадали от реформы крестьяне, которые сумели накопить за 1941–1946 гг. некоторые суммы, но держали их у себя, поскольку боялись заявлять о своих доходах.

Несмотря на постепенное увеличение номинальной, а отчасти и реальной зарплаты, даже в городах уровень жизни 1940 г. был достигнут только в 1951 г., а уровень 1928 г., который, в свою очередь, едва-едва приближался к уровню 1913 г., был достигнут только в 1954г. Крайне обострилась жилищная проблема.

Таким образом, политическое руководство СССР в послевоенные годы избрало наиболее сложный и ресурсоемкий вариант восстановления и развития советской экономики. Он предусматривал не только автаркическое развитие, с опорой на собственные силы, но и был отягощен курсом на максимальное форсирование тяжелой индустрии и ВПК за счет беспрецедентного ограбления деревни, сдерживания роста жизненного уровня населения, развития социальной сферы, легкой и пищевой промышленности. Реализация такого курса требовала не просто масштабного внеэкономического принуждения, но и массовых репрессий.

В послевоенные годы в СССР окончательно сформировался тоталитарный режим и был осуществлен возврат к чрезвычайной экономике предвоенного периода. В конце 40-х – начале 50-х годов, как и в годы первых пятилеток, первоначальные, весьма напряженные задания в дальнейшем еще более повышались, экономику и всю страну вцелом вновь побуждали жить в сверхнапряженном, почти фронтовом режиме. В сочетании с максимальным форсированием военного производства, развертыванием нового витка массовых репрессий внутри страны, резким обострением международной обстановки, включая продолжавшуюся войну в Корее, эти обстоятельства недвусмысленно свидетельствовали о подготовке Сталиным нового, глобального военного столкновения с США. Смерть Сталина 5 марта 1953 г. сорвала эти планы и резко изменила советскую экономическую стратегию. Вместо форсированной подготовки к атомному мировому конфликту новое политическое руководство вынуждено было выбрать экономическую политику, делавшую акцент прежде всего на решении внутренних проблем и исходившую из возможности длительного мирного сосуществования различных общественных систем.